Мое безумие длилось несколько дней. В первую очередь я решила больше не вспоминать об Эдварде, в теории это казалось очень просто, но как показала практика - безуспешно. Навязчивые мысли то и дело возвращались в голову, подкидывали яркие образы воспоминаний, настойчиво перенося в прошлое. Я отвлекалась, убивая, но даже этого было не достаточно.

Расправившись с очередной пумой, я устало откинула мертвое животное и вдруг замерла, осмотревшись. Понимание, что я не одна пришло слишком поздно, когда уже из темноты стройных стволов деревьев, появилась Виктория и, довольно улыбаясь, произнесла:

- Техника на высшем уровне.

- Давно ты здесь? – холодно уточнила я, и, отряхнувшись, подошла ближе. События последних дней так закрутили в своем водовороте, что я совершенно о ней забыла, и вот, нежданно-негаданно, она вернулась. Не сказать, что сейчас я была очень рада ее видеть, все мои мысли занимал другой вампир и целенаправленное его оттуда вытеснение. Но для разнообразия круга общения сойдет и Виктория. Я одернула футболку, и внимательно на нее посмотрела, ожидая ответа.

- Достаточно, - она пожала плечами. – Тебе нужно быть осторожней, к тебе слишком легко подойти незаметно.

Я фыркнула.

- Кого мне боятся? – еще совсем недавно, я безоговорочно вслушивалась в каждое ее слово, теперь же ее нравоучительный тон действовал на нервы.

Виктория, словно почувствовав мое раздражение, сменила тактику и звонко рассмеялась. В два шага, приблизившись ко мне, она доверительно положила мне руку на плечо и непринужденно пропела:

- Способная девочка. Всегда приятно, когда надежды с лихвой оправдываются. Я и не надеялась встретить тебя в прекрасной форме, да еще и в приподнятом настроении. Ты готова выйти в город?

Я была готова на все, лишь бы хоть немного разбавить свои мысли и внести что-то новое в собственную жизнь.

- Вполне, - уверенно ответила я, смотря в ее алые глаза.

- Хорошо, - по слогам протянула она, не отводя взгляда. – Но я по-прежнему, за тебя не отвечаю. Если ты переоценила свои силы – удерживать и останавливать не буду. Идем.

С этим словами она резко развернулась и пошла быстрым шагом. Я усмехнулась ей вслед, невинно поинтересовавшись:

- Зачем тогда тебе это надо?

Виктория обернулась.

- Мы могли бы стать приятельницами, я люблю заводить друзей, даже, если они мне совсем не нужны.

Я пошла рядом с ней.

- Я не очень поняла, ты только что сказала, что тебе скучно?

Виктория и бровью не повела на мое замечание.

- Если тебя это интересует, то – да.

Я по достоинству оценила ее прямоту. Быть игрушкой в чьих-то руках, я уже почти привыкла. По крайней мере, на данном этапе эта дружба была мне выгодна, а раз так, почему нет. Не сказать, что меня устраивало положение дел, но откровенность, с которой она это сказала, вселяла надежду на честную игру.

Я предприняла попытку развеять туман неопределенности и узнать хоть немного о своей новой приятельнице.

- У тебя есть семья?

Виктория замедлила шаг, искоса на меня посмотрев.

- Семья у вампира? Нет, я одна, и ничуть не жалею. Одиночество - это свобода, - хмыкнула она. - Никаких обязательств, сама за себя.

Мне понравились ее слова. Вот только я от них была слишком далека, даже если я буду в одиночестве, я никогда не почувствую свободу, по той простой причине, что моя свобода принадлежит Каллену, вместе с сердцем и чувствами. Но делиться своими соображениями на этот счет, я не стала, лишь коротко кивнув ей в ответ.

- Ну, а у тебя кто-нибудь остался? - в свою очередь поинтересовалась она, после минутного молчания. В ее голосе не было и намека на интерес. Можно подумать, что она задает вопросы лишь для поддержания разговора, и то, настолько неохотно, что даже не пытается это скрыть.

- Нет, - безразлично ответила я. Было приятно вот так идти рядом, и не притворяясь во взаимной заинтересованности, равнодушно перебрасываться словами. Я не особо нуждалась в ее дружбе, испытывая лишь благодарность за своевременно оказанную помощь. Если б она сейчас развернулась и ушла, я бы не сильно переживала. Уверенность в себе росла с каждым днем, прочно укрепляясь в сознании.

- Неужели, ни друзей, ни подруг?

- Нет, - упрямо повторила я, оглядываясь по сторонам. – Тем более, после обращения, та жизнь стала, как в тумане, и я не уверенна, что хочу что-то прояснить.

Кажется, это была вполне достойная отговорка, в чем-то я даже не солгала. Первое время, воспоминания действительно были мутными и расплывчатыми, но мой разум быстро справился с поволокой, изъяв из подсознания самое главное, задвинув остальное на дальние полки.

- Да, так бывает. Было б что-то важное, ты непременно это запомнила бы, - Виктория быстро на меня посмотрела, словно ища подтверждения своим словам, но я непринужденно шагала рядом, не давая не единой подсказки. – Добро пожаловать в новую жизнь.

Я промолчала. Ее слова задели за что-то живое внутри, резанув острыми краями. Для меня не было новой жизни. Как бы мне ни хотелось не оборачиваться на прошлое, мысленно я всегда возвращалась к тому периоду, когда была счастлива. Была. А теперь нет. Я вся осталась там, и пока не могла вернуться на исходную точку, чтобы все начать с нуля.

Продолжать разговор не хотелось, меня вполне устраивала установившаяся между нами тишина. Виктории такой расклад, похоже, тоже пришелся по душе, так, что мы быстро нашли равновесие в порциях разговора, и все последующее время двигались молча.

Наконец, среди редких просветов деревьев показалась трасса с оживленным потоком машин. Виктория подмигнула мне, надев солнцезащитные очки, надежно скрывающие ее красный цвет глаз, и протянула мне вторую пару.

- Некоторые вещи нужно всегда иметь при себе, - коротко бросила она, и поправила волосы. – И придержи на всякий случай дыхание.

Мы вышли на обочину и остановились. Я тут же набрала в легкие побольше воздуха и замерла, ожидая ответной реакции организма. Однако пока близость людей вызывала лишь легкий дискомфорт.

Она осмотрелась по сторонам и подняла руку, ловя попутку. Я молча наблюдала за ней, в который раз восхищаясь грациозностью движений девушки. Ее трудно было не заметить – яркая, статная, с великолепной фигурой и копной огненно-рыжих волос. Не удивительно, что почти сразу рядом с нами остановилась машина. Она наклонилась к опустившемуся боковому стеклу, и призывно улыбнулась водителю.

- Проваливай, - ангельским голоском пропела она, одним резким движением распахнув дверь автомобиля, и выдернула мужчину из салона. Тот даже не успел оказать сопротивление, кубарем покатившись под откос. Виктория быстро села за руль, и недовольно посмотрела на меня.

- Ждешь особого приглашения?

Оправившись от шока, я послушно уселась на переднее сиденье, и захлопнула за собой дверь. Салон насквозь пропах человеком, с примесью запаха кожаной фурнитуры, пластика, резины и бензина. Я маленькими порциями вдыхала кислород, тщательно следя за своей реакцией. Не смотря на заметное жжение в горле, я абсолютно спокойно на это отреагировала. Сейчас казалось странным, что когда-то этот запах чуть не свел меня с ума. Неприятно, но терпимо. Разобравшись с собой, я бросила косой взгляд на Викторию. Та, не обращая внимания на холодный встречный ветер, опустила до конца стекло, сделала по громче музыку и стремительно разгоняла машину по трассе. Рыжие волосы жили отдельной жизнью, развиваясь от потока воздуха, врывающегося в салон, и струились в пламенном вихре. Тонкие изящные ладони непринужденно касались руля, без труда управляя автомобилем. Она, едва заметно улыбалась, чуть пританцовывая в такт музыке. Поведение моей новой приятельницы вызывало во мне странные противоречивые эмоции. Восхищение на грани с омерзением.

Чтобы хоть немного отвлечься, я спросила:

- Куда мы едем?

Виктория даже не посмотрела в мою сторону, пожав плечами.

- Куда хочешь, можно поехать в Сиэтл, Портленд, Порт-Анжелес, - перечислила она, сразу же уточнив. - Маленькие городки я не люблю, там мало места для развлечений, а остальное на твой выбор.

- Мне все равно, - тут же заявила я, отворачиваясь.
- Мне тоже. У тебя дом есть?
- Есть квартира в Портленде, но я не хочу туда возвращаться.

Ее лицо оставалось бесстрастным.

– Значит, с городом мы определились, поедем в Портленд, – кивнула она.

Решения давались ей без труда и усилий. Виктория своей непосредственностью была похожа на порыв ветра, удачное созвучие букв, времени, обстоятельств, и она легко определяла нужное направление. Стоило мне произнести, что-то про Портленд, как она тут же решила отправиться именно туда. Уверенна, скажи я, что ни разу не была в Лас-Вегасе, и она, не моргнув глазом, переменила бы свой путь.

К вечеру мы были в Портленде. Прежде, чем выйти из машины, Виктория придержала меня за руку, заглянув в глаза. Она ничего не сказала, просто с минуту молча смотрела, словно сканируя. Я спокойно выдержала ее взгляд, пытаясь мысленно внушить ей, что за меня не стоит волноваться. Подозреваю, что за ее показной холодностью, где-то глубоко скрывалось беспокойство. Правда, пока я не могла понять за кого именно – за меня или за себя.

Она выскользнула из машины и осмотрелась по сторонам. Я последовала за ней. Ее взгляд задержался на яркой вывеске гостиницы.

- Сними здесь номер, никуда не выходи и жди меня. Деньги есть?
Я кивнула.
- Хорошо. А я пока устрою нам праздник. Наше знакомство не мешало бы отметить.
Я не имела понятия, о чем она говорит, поэтому поспешила уточнить:
- Что за праздник?
- Тебе понравится.

Оставив свою новую приятельницу на улице, я направилась к стеклянным дверям, и уже через десять минут открывала тяжелым медным ключом номер люкс на верхнем этаже. Вновь оказаться среди цивилизации было невыносимо приятно. Я медленно прошлась по комнатам, включая везде свет. Задерживаясь у каждого предмета мебели, я осторожно проводила ладонью по гладким поверхностям, словно видя впервые в жизни. Включив телевизор, я долго и с наслаждением переключала каналы, вслушиваясь в каждое произнесенное слово, затем прошла в ванну, и на всю мощность открыла краны с водой, с интересом наблюдая за журчащей струей. Наверное, со стороны я напоминала маленького ребенка, по неосторожности оставленного на ночь в магазине игрушек. Мне нужно было непременно всего коснуться, потрогать, покрутить, исследовать. Любой предмет вызывал во мне интерес, и я дотошно его изучала, открывая для себя новые ощущения, запахи и цвета.

Теперь в моем распоряжении имелось нескончаемое количество минут, которые я могла тратить, как мне заблагорассудится. Никакой усталости, никакого сна. Даже само время приобрело какой-то иной формат. Если раньше оно жестко исчислялось часами, днями, ночами, неделями, месяцами, то теперь все границы были стерты. Какая разница, какой сегодня месяц, если впереди их бесконечное множество. Я в задумчивости присела на диван. Бесконечное множество месяцев, проведенных в тоске, с чувством утраты и одиночества. Я бездумно смотрела в голубой экран телевизора, всеми силами сопротивляясь данной перспективе. Мысли хаотично бурлили в голове, смешиваясь в один тугой клубок. Я осторожно вытягивала из него по ниточке, стараясь найти нужную. Было среди них что-то, что не давало покоя. Сегодня я совершенно спокойно вернулась в город, находилась среди людей и ни на кого не бросалась. Я больше не нуждаюсь в изоляции и могу свободно передвигаться. А значит, я могу приехать в Форкс, чтобы…

Совсем слабая надежда зажглась внутри, настолько слабая, что я даже боялась о ней подумать и мысленно приблизиться.

Теперь я могла бы, ничего не опасаясь, снова вернуться в Форкс, найти шерифа и попытаться узнать у него детали происшествия. Ведь Джейкоб говорил, что он был в курсе и даже сам все устраивал.

Ведь вдруг…

Вдруг… Эдвард сказал правду, и он действительно этого не делал.