Открыта дверь тебе, я жду,
В одну из пепельных ночей
И твои руки обовьет
Змея железных обручей.
Один лишь шаг до высоты,
Ничуть не дальше до греха,
Не потому ли в этот миг
Ты настороженно тиха.

Группа «Пикник»

Редкий в этих местах, алый закат разлился по лиловому небосклону, окрашивая рваные края молочных облаков пунцовыми бликами. И словно в насмешку над природой, да и над всем происходящим, с неба кружил прозрачный снег. Пушистые снежинки падали на землю, издавая унылое шипение. Я бесшумно продвигалась по лесу, не замечая колючих веток кустарника, то и дело настойчиво пытавшихся меня оцарапать. Что теперь мне до этих глупых угроз леса?

Чем ближе я подходила к дому Калленов, тем сильнее меня охватывала тревога. Даже самые смелые и глупые предположения уже не казались таковыми, а напротив набирали все большую силу. Ощущение того, что я делаю это против своей воли, нервировало и угнетало, но сопротивляться не было никакой возможности. Достигнув цели, я замедлила ход, и обвела внимательным взглядом знакомый особняк. В нем ничего не изменилось. Он, словно замер во времени, не подозревая о том, что вокруг него поломалась ни одна жизнь. Статный, ухоженный дом надменно следил черными глазницами окон за происходящим, и будто усмехался. Я ответила ему презрительной усмешкой и осмотрелась по сторонам.

Чуткий слух был напряжен до предела, на предмет обнаружения посторонних звуков в многоголосой тишине, но ничего так и не привлекло моего внимания. Предположения одно за другим сменялись в моей голове, приводя в смятение.

Еще по пути сюда, я перебрала в уме массу вариантов, кто бы это мог быть, но в действительности боялась только одного. Эдвард. Я мечтала и молила, чтобы это был не он. Сколько раз я планировала нашу встречу, продумывала до мельчайших подробностей разговор, каждое слово, каждый жест. Но только не сейчас. Не сегодня. Сегодня я не смогу. Едва я представляла, что снова увижу его, и земля уходила из под ног. Хрупкий баланс моей жизни тут же нарушался, грозя смести все то, чего я добилась за последнее время. Меня пугало мое отношение к нему. Абсурдностью, невозможностью, нереальностью. И главное, отсутствием четких границ между плохим и хорошим, ненавистью и любовью. Так не бывает. До спазмов, до боли, до истерики.

Я знала, что меня ждет встреча с вампиром. Запоминать и различать запахи, было так же легко, как и слышать миллионы звуков. Всего лишь единожды встретившись с Викторией, я навсегда усвоила запах вампира, и никогда бы не перепутала ни с чем другим. Смахнув снежинки с лица, я ступила на террасу и приблизилась к тяжелой входной двери. Каждый шаг отдавался гулким эхом от настила и распространялся плотным звуком по воздуху. Я остановилась, несмело дотронувшись до ручки, но прежде, чем открыть, несколько секунд постояла, затаив дыхание. Каждое движение давалось с огромным трудом, будто я вмиг растеряла все свои способности. Темнело. Пепельная ночь неторопливо опускалась на землю. Я обернулась, посмотрев вдаль на дымчатое небо, на котором зажигались первые огоньки робких звезд. Все вокруг замерло, ожидая продолжения. Продолжения ждала и я, и чем больше ждала, тем страшнее мне становилось. Нет, страха как такого я не испытывала. Видимо, став вампиром, я напрочь лишилась гормона, отвечающего за это чувство. Адреналин больше не вырабатывался в моей крови, не заставлял активней работать мозг, не повышал тонус мышц. Можно сказать, что я и так постоянно находилась в этом состоянии. Состоянии готовности.

Я осторожно открыла дверь и сделала шаг внутрь. Длинные тени от деревьев за окном бросали причудливые узоры на пол, играясь и извиваясь в скупом лунном мерцании. Не смотря на отсутствие света, взгляд сразу же выхватил из темноты его фигуру. Эдвард стоял посреди гостиной и смотрел на меня. Едва стоило мне зайти, как он сделал одно резкое движение навстречу, но тут же замер. Как и всегда от него волнами исходила уверенность и… Я напряглась, пытаясь уловить его настрой. Нет, не злость, но было что-то другое, что-то, что накаливало и без того напряженную обстановку. Я отступила назад, отказываясь верить своим глазам. Сердце тут же напомнило о себе резкой болью в районе груди. Сколько бы я не готовила себя к встрече с ним, в действительности, я тут же потеряла дар речи, пытаясь заглушить нахлынувшие эмоции. В мгновение все барьеры, что я выстраивала против Эдварда, рухнули под взглядом его золотых глаз. Между нами в воздухе молочной пеленой струился лунный свет. Секунды замедлили свой бег, пока окончательно не остановились. Я застыла не в силах пошевелиться и отвести взгляд. Внутри все замерло вместе со временем.

- Я боялся, что ты не придешь, - тихо произнес он. Его потемневший взгляд медленно скользил по моей фигуре, словно обводя линии тела. Я задержала дыхание, усиленно стараясь взять себя в руки. Как я могла так ошибиться, думая, что во мне осталась только ненависть? Это было так же далеко от истины, как солнце от земли. Один его голос – низкий, вкрадчивый, бархатный, взрывал во мне фонтан эмоций. Осознание того, что я готова исполнить его любое желание, вызвало во мне приступ ненависти. К себе, к нему. Укрощение самой себя набирало обороты и вышло на новый уровень.

- Как ты это сделал? - процедила я, стараясь усмирить вулкан чувств накипевших внутри. Его четкий силуэт мерцал в свете луны, делая гладкую кожу еще бледнее. – Как ты сделал так, чтобы я вернулась?

Он ответил не сразу, но когда его слова достигли моего сознания, я почувствовала слабость в ногах, и чтобы не показать этого, ухватилась за стену.

- Я никогда тебя не отпущу, - усмехнулся он. Нагло. Уверенно. Как всегда. – Ты и сама этого не хочешь.

Сколько бы я ни старалась не смотреть на него, взгляд упорно возвращался к идеально выточенным чертам его лица. В отличие от меня, он даже не пытался скрыть своей заинтересованности, внимательно меня разглядывая. На секунду в его глазах зажглось восхищение, которое в последствие сменилось досадой и едва заметным сожалением. Мои пальцы судорожно сжались в кулак. Я была не в силах оторвать взгляда от линий его губ, вспоминая их вкус. В памяти всплыли слова Элис об остроте чувств у вампиров, и сейчас я находила им безусловное подтверждение. Возможно, смерть одного из нас, действительно была бы выходом.

- Ты уже это сделал, - я вернула ему его же усмешку и прошла вглубь гостиной. – Первый раз, когда убил отца, а второй раз в лесу.

- По поводу первого – вопрос остается открытым, - в его глазах заплясали злые огоньки, но он быстро справился с собой, лишь плотнее сжав челюсти. Я сделала еще шаг в сторону, и снова с его стороны неуловимое движение, словно он едва сдерживает себя в попытке быть ближе. И снова ровный, равнодушный вопрос. – Ты знаешь, что я хотел тогда тебя убить?

- Знаю, я хотела того же, - согласилась я, вспоминая как не могла вынести даже мысли о том, что мы никогда не сможем быть вместе. Ничего не изменилось. Стоило мне увидеть Эдварда, его глаза, губы, растрепанные темные волосы, и внутри словно рассыпались тысячи осколков, раня своими острыми краями.

- Ты верна своим желаниям? – произнес он одними губами и медленно приблизился ко мне. Я следила за его плавными движениями, уговаривая себя бежать, но не смогла и двинуться с места. Не могла и не хотела. Расстояние между нами стремительно уменьшалось. Я как завороженная смотрела в его золотые глаза, чувствуя, как сбивается дыхание.

- Да, - не смотря ни на что, мой голос прозвучал твердо. – Я ведь теперь могу тебя убить…

Мои последние слова утонули в настойчивом поцелуе. Я даже не заметила, как быстро он ко мне приблизился. Короткий вдох, и я оказалась зажатой в кольце его сильных рук. Я сделала слабую попытку вырваться, но его ладони крепко удерживали меня за талию, не давая возможности пошевелиться. Эдвард отчаянно покрывал мое лицо короткими поцелуями, не обращая внимания на сопротивление. Я всем телом чувствовала его отчаяние и решимость, в то время как, как в душе разжигался ответный огонь. Мои истосковавшиеся по его ласкам губы чуть приоткрылись, и он тут же воспользовался предложением. Из его горла вырвалось сдавленное рычание, когда пальцы скользнули под одежду. Эдвард подхватил меня за талию и, чуть приподняв, прижал к себе, от этого жеста, остатки моих сумбурных мыслей улетучились, словно их и не было. Я опьянела от его близости. Именно так. Именно так всегда и было. Не смотря ни на что, я не смогла ответить, так как хотелось бы ему, но и не посмела отстраниться. От него исходил такой мощный порыв силы что голова шла кругом. Его горячие прикосновения тут же отозвались десятками воспоминаний о нашем совместном времяпрепровождении. Не к месту пришли мысли о том, как страстно он умел любить, каким мог быть нежным и ласковым, даря невыносимое наслаждение. Я даже не успела увернуться, на мгновение, погрузившись в воспоминания.

- Так сделай это, - прошептал он, улыбаясь одними уголками губ всего в миллиметре от моего рта. Его ладони скользили по моей спине, пробуждая огонь желания. В глазах горела страсть, перемешанная с болью. Теперь я точно знала, что эта пытка не только для меня, Эдвард чувствовал, то же самое. Каждый из нас старался сделать больнее другому, только от того что не в силах справиться со всепоглощающим чувством. Он наклонился ко мне, проведя языком по изгибу шеи, поднялся выше, исследуя контур губ. Он чуть ослабил хватку, теперь его руки не так яростно удерживали меня. Эдвард отстранился, заглянув мне в глаза. – Я расскажу как. Это просто.

Я не слышала его слов, они растворялись на его губах. Таких знакомых, сладких, настойчивых. В его поцелуях, оставляющих после себя привкус фруктов. Они растворялись от его прикосновений – резких, требовательных, без намека на нежность. Я медленно подняла руки и положила ему на плечи. Пальцы задрожали от прикосновения к его гладкой коже. Всего одно движение. И конец. Навсегда. Игра на грани фола, но она стоила свеч.

«Ненавижу, ненавижу» - повторяла я про себя, удерживаясь, чтобы не ответить на его ласки. Я воскрешала в мыслях, все, что он сделал, молила о пощаде, сопротивлялась до последнего. И проиграла.

- Не могу, – выдохнула я, откидывая голову назад.

- Я тоже не смог, - короткий поцелуй там, где когда-то бился пульс. Ниже. Ниже.

- Ты бросил меня… в лесу… одну… - напомнила я, хотя сама была близка к тому, чтобы забыть.
Эдвард, едва касаясь, целовал мои губы, прижимая сильнее к себе.

- А ты бы хотела, чтобы я остался? – его голос наполнился хрипотцой, от которой последние сомнения рассеялись, и я, запустив пальцы в его волосы, со всей накопившейся страстью, прильнула к нему.

- Нет, но с каких пор ты начал прислушиваться к моим желаниям? - прошептала я.

- С тех самых, когда ты перестала понимать, чего в действительности хочешь.

Но я не сдавалась в поисках причин моей к нему ненависти.

– Ты обратил меня.

- Это бы все равно когда-нибудь произошло.

- Мне грозила опасность, - мой голос становился все тише и тише, теряя былую уверенность.

- Тебя бы никто не посмел и пальцем тронуть.

- Ты врешь…

Он не дал мне договорить, продолжая целовать, прижал к стене. Я послушно обнимала его, наслаждаясь исходящим от него запахом. Как я могла? Как я могла забыть, что он для меня значит? Как я могла забыть, что он способен свести с ума? Еще секунду, я просила у Всевышнего еще секунду, чтобы в последний раз, перед тем как уйти, насладиться им. Впитать сладкие мгновения до конца, запомнить прикосновения его рук и нежность губ. Теперь все было по другому. Не так как раньше. Каждое прикосновение, как разряд, пробуждающий животные инстинкты, каждый поцелуй, как прыжок с высоты, от которого захватывает дух. Мои руки потянулись к его рубашке, нервно расстегивая пуговицы. Разум вел отчаянную борьбу с сердцем. С моим холодным сердцем, которое безрассудно любило Эдварда. И ни один довод логики не был услышан мною, и ни одно обвинение не нашло отклика в душе.

- Ты все помнишь, - зарычал он, прикусывая мочку уха. Эдвард опустил ладонь ниже талии и с силой прижал к себе. Я коротко выдохнула, почувствовав его желание. – Ты захотела уйти, и я дал тебе уйти. Ты захотела мне не верить, я позволил тебе и это. Но я никогда не разрешу тебе забыть меня. Ты принадлежишь мне.

- Отпусти меня, - прошептала я, но слова расходились с действиями. Я говорила одно, а сама не переставала его целовать. Минутное блаженство накрыло меня с головой. Это был максимум того, что я могла вынести. – Я готова простить тебе все, только скажи, что ты не убивал отца.
Он на мгновение замер, его руки застыли в районе застежки моих джинс. Наши взгляды встретились. Он смотрел долго внимательно, то и дело, останавливаясь взглядом на губах.

- Я этого не делал, - размеренно произнес он и отпустил меня, отходя назад.

Я подавила вздох разочарования, от того, что больше не чувствовала его. Но зато разум тут же включился в работу и я медленно выговорила.

- Докажи. Я не верю тебе.

Эдвард осторожно провел указательным пальцем по моей щеке, захватил выбившуюся прядь волос и заправил за ухо.

- А ты еще не придумала мне оправдания?

Насмешка, прозвучавшая в его голосе, быстро выбила из меня остатки страсти. Мышцы сжались в пружину, и я низко зарычала. Прыжок, и я набросилась на него, но Эдвард тут же перехватив мои запястья, ловко вывернул мне руки, и прижал спиной к себе.

- Ненавижу, - заорала я, брыкаясь. Не настолько сильно, чтобы действительно вырваться.

- Мне так не показалось, – рассмеялся он, целуя в шею. На мгновение по телу вновь пробежала знакомая дрожь, но теперь я быстро с ней справилась.

- Не трогай меня, - прошипела я, наклоняя голову вперед, чтобы избежать его прикосновений.

- Остаться не хочешь? – промурлыкал он мне на ухо. Его ладони беспечно путешествовали по моим бедрам и задержались на талии, в то время, как язык изучал линии шеи.

- Нет, - я почти сорвалась на крик.

- Тогда уходи.

Он резко отпустил меня и подтолкнул к выходу. Я лишь на мгновение обернулась, чтобы встретиться с его холодным взглядом, и быстро пошла к дверям. Но на пороге остановилась, и коротко бросила:

- Никогда больше не зови меня.

Эдвард на секунду закрыл глаза. Черты его лица исказились, но он кивнул.

- Как скажешь.

Проклятья едва не сорвались с моих губ, но я вовремя прикусила язык. Разумом я понимала, что так продолжаться не может. Сомнения терзали мою душу. Я ухватилась рукой за дверной косяк, и пустым взглядом уставилась в прозрачную темноту. Силы окончательно покинули меня. Я выдохнула и резко обернулась. Он стоял в той же позе, не двигаясь, безупречный в свете луны. Такой близкий и далекий, желанный и недоступный.

- Так будет лучше, - с трудом выговорила сквозь плотно сжатые зубы. – Каждый сделал свой выбор.

Он покачал головой.

- Ты не сможешь без меня, так же, как и я без тебя, - сколько боли и безнадежности в голосе. Я содрогнулась от одной только мысли об этом. И от того, как это было близко к истине.

- Есть вещи, которые невозможно забыть и простить даже став вампиром, – с горечью произнесла я и отступила назад. Ветер с улицы окутал меня своим холодным дыханием. Глаза защипало от слез, которые никогда уже не смогут быть выплаканными.

- Мне жаль, что ты не научилась мне верить.

- Возможно, в этом не только моя вина.

Я сделала еще шаг назад, бросив на него последний взгляд, и быстро скрылась в темноте. Былая ярость тут же вернулась ко мне. Я словно отмерла, избавилась от наваждения, и начала трезво мыслить. Где-то на задворках сознания, билось желание плюнуть на все и вернуться, но я только ускоряла бег. Я бежала от него, от себя, и от неразберихи, что творилась у меня в душе. Я жалела, что он не убил меня там, в лесу, тогда бы он навсегда избавил от муторного чувства внутри груди. Но впереди у меня была вечность, и от этого факта мне становилось нехорошо.

Чтобы отвлечься, я начала охоту. Самую беспощадную и жестокую за все время моего существования в ипостаси вампира. Я убивала, чтобы немного приглушить свою боль и забыть хоть на мгновение его лицо.