Мне показалось, что я так и не пошевелилась до того момента, пока рядом со мной не появился Джейкоб. Не знаю, как уж он меня нашел, едва ли, коротко брошенное название бара, могло сильно ему помочь.

Я стояла, подперев спиной холодную стенку, и смотрела в одну точку. Он быстро выбрался из машины и подошел ко мне.

- Белла? Все в порядке?
Я усмехнулась, едва заметно, одними уголками губ и посмотрела на него. Самый глупый вопрос за последнее время. Все настолько не в порядке, что захотелось истерично рассмеяться.

- Я только что говорила с врачом, проводившим вскрытие отцу, - безжизненным тоном сообщила я. – Он подтвердил, твои слова, что его убил вампир. Не напрямую, конечно, но догадаться было не трудно. Теперь я хочу услышать твою версию.

Он лишь коротко кивнул.
- Мне жаль, что так вышло, - его голос был настолько полон сочувствия, что я на секунду увидела в его лице поддержку. – Только давай не здесь.

- Мне без разницы, где, - отчеканила я, не разжимая челюсти. – Просто расскажи все, что знаешь.
- Поехали, - скомандовал он и осторожно взял меня под руку.

Я послушно села с ним в машину, дверь хлопнула и мы двинулись по шоссе. Я сидела, устало подперев голову рукой, и безразлично следила за дорогой, за яркими бликами от фонарей на лобовом стекле и сгущающейся темнотой. Пока мы ехали, я немного пришла в себя, прохладный ветерок из окна, приятно обдувал лицо, отгоняя жар. Разум продолжал пульсировать пустотой, в висках стучали невидимые молоточки, но в целом, состояние приблизилось к нормальному.
Наконец, мы остановились, и вышли у небольшого кафе. Джейкоб галантно придержал дверь, пропуская меня вперед. Мы разместились за столиком, он внимательно на меня посмотрел, поинтересовавшись:

- Есть хочешь?

Только сейчас я вспомнила, что за целый день ничего не ела, но отрицательно покачала головой, будучи уверенной, что не смогу съесть ни кусочка. Он сидел передо мной – загорелый, уверенный в себе и внимательно смотрел на меня своими темными глазами. И снова я не увидела в них ни насмешки, ни тайной радости, только сосредоточенность и сочувствие.

Повисла долгая пауза, каждый думал о своем, я витала в своих мыслях, оценивая сложившуюся ситуацию и решая, что делать дальше. Как назло, кроме единственного вопроса «Почему» в голову ничего не приходило.

- Что ты узнала? – нарушил он молчание. Я взглянула на него, словно увидев впервые. Я уговаривала себя, что это всего лишь вынужденная процедура, осталось только выдержать этот разговор и все закончится. По крайней мере, кончится пытка словами, когда каждая следующая фраза, больше похожая на острейшее лезвие, резала внутри новыми фактами. Я попыталась собраться и облечь мысли в слова.

- Давай, начнем с другого, что известно тебе? – медленно начала я, постепенно набирая обороты и уверенность в голосе. - Почему ты решил, что к этому причастен Эдвард? Как ты оказался на кладбище? Почему до сих пор жив? И, что вообще происходило и происходит в этом гребанном Форксе?

Я сама не заметила череды вопросов, вдруг вылившейся из меня мощным потоком. Один раз я уже сделала ошибку, не выяснив все до конца, за что сейчас расплачивалась. Больше такого не повторится.

- В этот день я видел Каллена у дома твоего отца. Он говорил тебе, что приезжал в Форкс?

- Нет, не говорил. Что еще ты видел? – голос, едва заметно дрожал, но я упрямо выговаривала каждый звук, будто от этого зависело мое будущее. Сердце заходилось в беспорядочных ударах, и казалось, что вот-вот оно замолчит навсегда, но я продолжала дышать, слышать, видеть и чувствовать, и ничто не могло остановить эту пытку.

- Извини, я не правильно выразился. Он пришел к нему вечером, они общались, а на утро Чарли нашли мертвым. Сделай выводы.

- Я сделала, – заверила я, справляясь с бурей в душе. - Ты дождался пока он от него выйдет? Может быть, что-нибудь слышал?

Из за злости переполнявшей меня, наша беседа больше походила на допрос с пристрастием.
Если уж мне суждено все узнать именно так, то я приму это с высоко поднятой головой. Как бы то ни было, ни один из них не увидит, что творится у меня внутри.

Он покачал головой, положив перед собой скрещенные руки и доверительно спросил:

- Нет. А ты когда-нибудь видела, как вампиры убивают людей? Поверь, это дело трех секунд и ни грамма звука.

- Почему ты не помог ему?

- Думаешь, я знал, что он на это решится? – повысил голос он и подался чуть вперед. – Да, у меня даже мысли не возникло, что он задумает убить твоего отца, я понял только все на утро и успел сто раз пожалеть, что не остался и не проверил намерения твоего кровопийцы.

- Кто еще из вампиров остался в Форксе?

Он тяжело вздохнул.

- Никого, Белла. После того, как Каллены уехали, в Форксе не осталось ни одного вампира. Я понимаю, тебе тяжело в это поверить, но это правда, единственный кто мог убить твоего отца, это Эдвард.

- Ни черта ты не понимаешь, - отрезала я. – А я уже не знаю, чему мне верить, для этого и встретилась с тобой. Кстати, напомни, почему я должна верить тебе?
- Чарли был другом моего отца, - жестко произнес он. – И мне не безразлична его судьба.
- А друзей вы не трогаете?

Он чуть поморщился от моего саркастичного тона и откинулся назад, снова одаривая тяжелым взглядом. Я мужественно его выдержала, не отводя глаз.

- Что ты вообще знаешь о том, что происходит в Форксе?
- Немного, кроме того, что шайка оборотней и вампиров убивают ни в чем неповинных людей.
- Это правда, - подтвердил он. – Но никто никогда не будет трогать местных.
- Я не в счет, - горько усмехнулась я.

- Поэтому я и хотел тебе помочь. Каллен не остановился ни перед чем, он держал тебя в лесу, вопреки всем правилам и договорам, так что я не сильно удивился, когда он добрался и до твоего отца. Ведь он мог тебя тогда отпустить, с их средствами это ничего не стоило, и никто бы ничего не узнал. Но он так не поступил, он хотел привязать тебя любыми способами, даже такими.

Я до боли прикусила нижнюю губу и тут же почувствовала соленый привкус крови. Удивительно, как страшно и коротко звучит все то, что я сделала смыслом своей жизни. Как емко описана моя глупость и слепая вера в то, что у нас могло быть все хорошо, что он совсем не такой, каким казался вначале. Убийцей.

- Не слишком надежный метод, - меня передернуло, но я через силу улыбнулась.
- Но ведь сработал, - резонно заметил он. – Белла, ты бы никогда ничего не узнала, схема всегда действовала безотказно, у шерифа немало связей, он может прикрыть любое преступление.

Я снова принялась изучать узоры на скатерти, водя по ним пальцем и пытаясь скрыть свою нервозность. Впервые, когда я услышала подтверждение слов Джейкоба, меня охватила обида, едкая, горькая, но простая обида маленького ребенка, которого обманули, предав его мечты. Но за обиду, словно за звенья большой цепи, зацепилась досада, затем злость, затем гнев, ярость, и, наконец, ненависть. В результате, я была скованна по рукам и ногам колючими чувствами, действующими на меня как наркоз, дающими говорить, но не позволяющим ощущать всю тяжесть случившегося.

- Ты же не случайно оказался на кладбище? – вдруг сменила тему я.

Он помолчал, обводя взглядом кафе.
- Нет, не случайно. Я знал, что вы приехали и ждал случая, чтобы встретиться с тобой наедине. Думал, что тебе станет интересно узнать подробности.

- Я думала Эдвард тебя убил, - снова невпопад заметила я, не понимая даже сама собственной логики. Мозг работал, в каком то, автономном режиме, не подчиняясь мне.
«Лучше б убил», - всплыла на поверхности сознания фраза, до того ясная, что я четко поняла, что именно этого мне бы и хотелось. Хотелось для того, чтобы не сидеть сейчас здесь и не слушать рассказы индейца.

- Ты даже об этом не в курсе? – удивленно протянул он. – Если б тогда один из нас погиб, то война обеспечена. Нет, между собой мы никогда не затеваем разборок, стремясь решать все мирным путем. Они не заходят на нашу территорию, мы на их, все давно решено и не подлежит обсуждению.

- Ну, а кто из вас сильнее? – задумчиво поинтересовалась я, разглаживая многострадальную скатерть.
Джейкоб усмехнулся.

- Вообще-то мы созданы, чтобы противостоять друг-другу, так, что силы примерно равны.
Меня удивила твердость в голосе, с которой он все это говорил, так повелительно, так достоверно, ничего не скрывая и не жалея меня. Хотя я и не ждала от него ничего другого, кроме голых фактов. Я прокрутила еще раз в голове весь разговор, обдумывая следующий вопрос. Что еще я могла узнать?

-А теперь последний вопрос, и твой предельно откровенный ответ. В чем твой интерес?
- Должен же я хотя бы одному из Свонов помочь, - без промедления ответил он и тут же добавил. – Все никак не верится?
Вернее было бы сказать, что мне не хотелось верить. До сих пор. Не смотря ни на что.
- Я дура, да?
Вышло жалобно и как-то печально.
Он пожал плечами, вроде, как, не отрицая, но и не соглашаясь.
- Ты с ним разговаривала об этом?
Я покачала головой.

- Так поговори, - заявил он, от чего сердце предательски заныло. Если он блефовал, то очень умело, не боясь даже моей встречи с Эдвардом. Я пока не могла придумать причину для того, чтобы Джейкоб обманывал меня, но его уверенность говорила о многом. – Спроси его обо всем, поделись всем, что знаешь. Я уверен, ему нечего на это будет ответить.

Я задумалась над его предложением. Оно не лишено смысла. Видя мои сомнения, Джейкоб продолжил:

- Если ты боишься, я могу пойти с тобой. Если что пойдет не так, я всегда сумею вмешаться, и подтвердить свои слова. Мне нечего скрывать, и я не лгу тебе, все, что я сегодня сказал, я могу повторить Каллену в лицо. Я его не боюсь, а ты узнаешь правду.

Мы смотрели друг другу в глаза – пристально, недоверчиво, будто каждый из нас принимал для себя какое-то решение. В его взгляде действительно не было страха, только твердая уверенность и решимость, а где-то в глубине скромное сострадание. И за это сострадание мне немедленно захотелось ударить его по лицу.

- Возможно, позже, - наконец, выдавила я из себя, чувствуя, что на большее сегодня не способна. – А сейчас я должна убраться из города, мне нужно во все вникнуть и потом уже решить, что делать дальше.

- Как знаешь, – пожал плечами он. – Только, неужели ты думаешь, что он тебя не найдет?
- Я что-нибудь придумаю, - ровно произнесла я и поднялась. Какого черта я делюсь своими планами с кем-то? Моя жизнь, мои проблемы, и разберусь я с ними сама. Конечно, его замечание не осталось без внимания, и в глубине души, я знала, что спрятаться от Эдварда не получится, по крайней мере, надолго, но и это я обдумаю потом, когда останусь одна и переварю всю информацию.

- Его сестра в два счета вычислит тебя, - любезно напомнил он об Элис и посмотрел на меня снизу верх, всем своим видом указывая на свою правоту. Я растеряно опустилась обратно на стул.
- И как мне быть?

- Оставайся со мной, - предложил он, чуть наклоняя голову набок. Я смотрела на него и не могла поверить своим ушам, но Джейкоб тут же пояснил. – Она не видит будущее, связанное с оборотнями, пока ты будешь со мной, он тебя никогда не найдет. Ты сможешь думать ровно столько, сколько тебе понадобиться.

- Спасибо, я еще в своем уме, - произнесла я, понимая всю абсурдность его предложения.
Вдруг он схватил мою руку и потянул на себя.

- Дура, - прошипел Джейкоб. – Наши отцы знали друг-друга с детства, Чарли не задумываясь бы отпустил тебя в резервацию, точно зная, что волос с твоей головы не упадет, пока ты будешь находиться на нашей территории. У тебя есть два варианта: либо ты отправляешься со мной, все обдумываешь и принимаешь решение безопасно все узнать, - он подчеркнул слово «безопасно». – Либо идешь на все четыре стороны и дожидаешься, пока твой дружок тебя найдет, но тогда выяснить правду тебе не удастся никогда.

Я долго на него смотрела, ища подвох в словах, но как ни старалась, найти не смогла.
- Ладно, - наконец, выговорила я. – Поехали.

Мы приехали в резервацию за полночь. Я зябко поежилась, когда вышла из машины. Ночная прохлада окутывала с ног до головы, пробираясь под одежду и обжигая кожу. Мелкий гравий под ногами тихо шуршал, обозначая каждый наш шаг, но больше в темноте я так и не смогла ничего разглядеть. Он открыл дверь, и мы зашли в дом.

Неприятное чувство, что я делаю что-то не так, не покидало меня, но отступать было поздно.
Джейкоб взял меня за руку и несильно сжал в знак поддержки, но я осторожно высвободила ладонь. Он не настаивал, а лишь молча кивнул. Мне не нравились чужие прикосновения, так касаться мог только один человек, либо никто.

Он расстелил мне кровать в одной из комнат, и прежде, чем прикрыть за собой дверь, тихо прошептал:

- Все наладится.

Ночью, лежа на узкой кровати, я глотала соленые слезы, нескончаемым потоком льющиеся из моих глаз. Они жгли и разъедали кожу, и никак не могли прекратиться. Подтянув ноги к груди, и уткнувшись лицом в мокрую подушку, я едва сдерживала рвущиеся наружу рыдания. Сон никак не хотел приходить, и как я не старалась уйти о реальности, она каждый раз меня догоняла и настигала своей безобразной сущностью. Мысли в голове путались, переплетались в один невыносимый клубок, и мне никак не удавалось извлечь из него необходимую нить. Темнота взрывалась перед глазами тысячами искр и кружилась вокруг меня с неимоверной скоростью.

«Ну, же, остановись» - умоляла я. – «Дай мне обо всем подумать».

Но взять вожжи взбесившегося сознания у меня так и не получилось. Образы, фразы, слова кружили где-то совсем рядом, но связать их в одно целое не представлялось никакой возможности. Я хватала их, чтобы понять, осознать, но они вырывались и не поддавались контролю.

Вдруг я почувствовала, как кто-то провел мне по щеке, вытирая слезы. Я резко отвернулась, прошипев:

- Уйди.
- Белла, Белла. Успокойся, - голос Джейкоба. Совсем рядом.
- Уйди, сказала, - уже громче произнесла я, сжав зубы.

Он тихо поднялся, я услышала шорох одежды и удаляющиеся шаги. Я не пошевелилась, восстанавливая дыхание. Данное событие, миновав мыслительные процессы, не оставило не единого следа в моем восприятии, так словно я существовала отдельно, а весь остальной мир - особняком, и для нас не было точек соприкосновения.

Утро ворвалось в сознание серым призраком, не принеся с собой никакого облегчения. Я так и не сомкнула глаз, глядя всю ночь в потолок, пока он не начал светлеть, отдавая всеми оттенками серого и возвещая о смене времени суток. Тем временем память воспроизводила ускоренную обратную перемотку событий вчерашнего дня, которые выкристаллизовывались в моем мозгу, подобно крошечным ледяным кубикам. Больше всего хотелось поверить, что все это было просто дурным сном, который вот-вот рассеется. Но сколько бы я не ждала просветления, оно так и не пришло. Я на всякий случай провела рукой по волосам, потом по гладким простыням, соотнося себя с действительностью, и только после этого, позволила себе осторожно дотронуться, словно боясь обжечься, до событий и фактов прошедшего дня.

Появился Джейкоб, одарил меня внимательным взглядом, но, сохраняя нейтралитет, предпочел промолчать, остановившись на коротком приветствии. Где-то в глубине души, я была благодарна ему за это, потому как, он, как и все остальное, остался за пределами моего аудирования и визуализации.

И примерно в этот момент, я решила, что, чего бы мне это не стоило, но я должна расставить все точки над «i» и поговорить с Эдвардом. До конца дня, я тщательно взвешивала свое решение, борясь со страхом перед предстоящим разговором. Именно страхом, боялась услышать от него подтверждение, но еще больше отрицание. Но душа настойчиво требовала разобраться с этим раз и навсегда.

Вечером, когда небо потемнело и наполнилось сочными синими оттенками, я, ничего не говоря Джейкобу, взяла телефон, вышла на улицу и быстро набрала знакомые до боли цифры. Он ответил почти сразу.

- Да.

Это все. Холодно. Ровно. И без грамма эмоций. А чего я ждала? Тревоги?

Его голос перевернул все внутри меня и, казалось, туже натянул пружину в районе солнечного сплетения. Я сглотнула.

Дыхание перехватило, сердце учащенно забилось, отдавая тяжелыми ударами в висках. Время, словно расслабилось и вдруг потянулось в долгом зевке. Эдвард не добавил ни слова, хотя без сомнения знал, что это звоню я.

- Завтра в десять я буду у твоего дома, - сообщила я и сама удивилась, насколько твердо это прозвучало.

- Немедленно. Я хочу видеть тебя здесь немедленно, - после некоторой паузы произнес он, не добавив в голос не единой интонации. То, как он это сказал, не предвещало ничего хорошего, и именно это, заставило меня упрямо повторить:

- Завтра. В десять, - я сжала телефон с такой силой, что хрупкий пластик треснул.

Он ничего не ответил и тут же отключился, оставив после себя гулкую тишину в трубке. Я несколько секунд смотрела на телефон, будто соображая, что сейчас произошло.

- Ты звонила ему? – я не сразу заметила, что Джейкоб стоит рядом со мной и внимательно следит за развитием событий. Я подняла на него глаза и коротко кивнула.

- Да, и у меня будет к тебе просьба.
- Все еще хочешь, чтобы я пошел с тобой?
- Разумеется, - я старательно собирала обрывки мыслей после разговора. – Завтра, в десять у дома Калленов. Сможешь?
- Без проблем, - усмехнулся он. – И в чем просьба?

Я замолчала, подбирая слова для правильного выражения своей мысли.

- Завтра мы поговорим, и… - каждое слово давалось с трудом, словно прежде, чем вылиться в звук, оно преодолевало невидимое препятствия. – И, если он признается… Я … не хочу, чтобы Эдвард оставался в живых.

Я посмотрела ему в глаза, без тени сомнения, в надежде, что он не откажется. Для себя я давно все решила, и как бы это безжалостно не прозвучало, хотела я именно этого. Если Эдвард действительно убил отца, я никогда с ним не останусь, но и ни с кем другим он не будет.

Выражение его лица не изменилось, и только морщинки вокруг глаз приняли какой-то новый изгиб.

- Я так и хотел поступить, но решил пожалеть тебя и ничего не сказал.
- Пусть будет так, - рассеяно произнесла я. – Пусть будет так.