Я открыла глаза и первое, что мне пришло в голову это то, что на сегодня моя миссия выполнена и больше ничего я уже сделать не смогу. Даже, если бы за окном начался конец света, меня это не смогло бы взволновать. Острая апатия и серая действительность навалились тяжелым грузом в районе груди и как следует прижали своей массой.
Тоска - ноющая, глубокая, изматывающая, как зубная боль...
Печаль - едкая, прочная, острая, как игла...
Уныние - с плотностью, как у закаленной стали...
Все это тугим клубком сплелось у меня внутри и разъедало как серная кислота. Хотелось выть, вцепившись зубами в простыню, хотелось забиться в самый дальний угол и, спрятав голову в колени, рыдать до икоты.
Я закрыла глаза и попыталась снова уснуть, но не тут то было, реальность, будучи редкостной стервой, вцепилась в меня мертвой хваткой и не хотела отпускать.
Воспоминания о вчерашнем дне вспыхивали короткими обрывками и гасли, словно спички под проливным дождем. А у меня не было никакого желания, хоть немного их воскресить. Я хорошо помнила все события приключившиеся со мной вчера: и безрассудный побег из магазина, и Каила, и кокаин, и Эдварда... и его гнев, и его глаза... Но... Пока это все не переросло в чувство вины, я предпочла не возвращаться мыслями в прошлое.
Плюнув на идею заснуть и, собрав волю в кулак, я поднялась и поплелась в ванну. Включив на полную мощность холодную воду, опустилась на пол и извернувшись, сунула голову под струю. От обжигающего холода на душе чуть отлегло. Но вместе с наступившим просветлением, пришло осознание того, что когда-нибудь придется спуститься вниз и встретиться с ним. И если бы не мое подавленное и тоскливое состояние, я бы выбрала весь остаток жизни провести в этой комнате, заколоченной на все входы и выходы, нежели выйти к нему.
Я не спеша покинула ванну и, стараясь не шуметь, осторожно открыла дверь в коридор. Привычное отсутствие звуков разрывало барабанные перепонки. Я сделала неуверенный шаг, сердце заходилось в истерике, то ли от страха, то ли от последствий бурно проведенного вчерашнего дня. Я уже хотела было вернуться назад, как вдруг...
- Подойди ко мне, - услышала я его голос, наполненный холодными стальными нотками, отчетливо прозвучавшими в тишине. От одной интонации мне захотелось попятиться. Я замерла.
- Я сегодня не настроен повторять дважды, - размеренно заметил он, чеканя каждый слог. - Спускайся.
Деревянные ступеньки тихо заскрипели, когда я босыми ногами, очень медленно, пересиливая себя, начала свое движение вниз. Каждый мой последующий шаг был неуверенней предыдущего.
Он сидел на диване, расслаблено откинувшись на спинку и без особого интереса следил за моим не простым продвижением. Его лицо ничего не выражало, но глаза...
Лестница осталась позади, прижимаясь спиной к стене, я совершила еще один шаг и остановилась.
- Если я сам подойду к тебе - будет хуже, - предупредил он, заметив мою остановку.
Я сжала зубы и приблизилась к нему, оставив между нами пару метров на случай отступления.
Он решил проблему быстро, резко поднявшись, подхватил меня на руки и сел обратно. Я даже вдоха не успела сделать, как оказалась у него на коленях.
- Я хочу, - вкрадчиво начал он, скользя ладонью по моей спине. - Что бы ты мне кое-что пообещала...
Я выпрямилась, насколько это было возможным, но он даже не обратил на это внимания, лишь сильнее прижимая к себе. Я чувствовала, как его рука замерла в районе шеи, он запустил пальцы в мои волосы, поглаживая затылок, а потом резко сжал кулак.
- Отпусти! Больно, - взвыла я и попыталась вырваться.
- Нет, - прошипел он, обхватывая свободной рукой и без труда со мной справляясь, удерживая в одном положении. Беспомощном. - Больно - вчера было мне, а тебе - немного неприятно.
Он потянул, собранный в кулак хвост, чуть назад. Я запрокинула голову, чтобы скинуть давление на волосы.
- Пообещай мне, - продолжил он, склоняясь надо мной. - Что больше никогда ты не будешь принимать наркотики.
- Отпусти, - упрямо процедила я, охрипшим голосом.
- Ты... Никогда... Больше... Не Будешь... Принимать... Наркотики... Обещай мне это, Белла! - четко выговаривая каждый звук, повторил он.
- Да, не вопрос. - язвительно усмехнулась я, игнорируя ноющую боль в затылке. - Обещаю. Руки убери.
Он тут же меня отпустил, я вскочила и побежала обратно в комнату, но его слова догнали меня на пол пути.
- ТЫ знаешь, чем отличается реальный мир от того, что ты вчера себе напридумывала? - как ни в чем не бывало спросил он. - Все не так, как есть на самом деле.
Я резко обернулась.
- Не тебе мне морали читать, - выдохнула я, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на крик. - По крайней мере, мне было хорошо.
- Настолько хорошо, что ты стала предлагать себя? Это только мне была оказана такая честь или твои предложения распространялись на всех?
Я не стала дослушивать его, взлетев по лестнице. Ворвавшись в комнату, я быстро одела кроссовки и куртку и побежала вниз. Единственным желанием было немедленно уйти отсюда. Как можно дальше и как можно скорее. Перепрыгивая, через ступеньки, я спустилась, и не глядя на него, направилась к выходу.
- Белла, стой, - краем глаза, я увидела как он резко поднялся и направился ко мне.
Я развернулась, сунув руку в карман, достала пистолет и направила на него.
- Не вздумай ко мне приближаться!
Он остановился и усмехнулся.
- Вряд ли этим ты сможешь причинить мне вред.
Я согласно кивнула.
- Я поставлю вопрос по другому, - я перевела дуло себе на висок. Сталь обожгла ладонь, пальцы занемели от напряжения.
Возможно, если бы не мое поганое настроение с самого утра, и не эта вселенская тоска, и не его слова, я никогда бы не решилась на нечто подобное, но... только не сегодня. Не сегодня, когда обида и злость на себя, на него, на жизнь в целом захлестывала с головой, не сегодня, когда мне, как никогда раньше хотелось причинить боль ему, чтобы хоть не много реабилитироваться в собственных глазах.
- Ты не выстрелишь, - холодно произнес он, но остался стоять на месте.
- Хочешь проверить? - я щелкнула предохранителем и передразнила его слова, сказанные ранее. - Я сегодня не в настроении, так, что дважды предупреждать не буду. Даже, если мне просто покажется, что ты пошевелился - я нажму курок.
Блеф. Я не была уверенна, что сделаю это, а он не был уверен, что не сделаю.
- Откуда у тебя пистолет? - одними губами спросил он.
Я вытянула вперед свободную руку и пошевелила безымянным пальцем.
- Зачем? - тихо выговорил он, на секунд закрыв глаза. Тонкие черты лица исказились от боли.
Я закусила нижнюю губу, опасно балансируя на самом краю истерики. Если бы он сказал, что-нибудь обидное, наорал, отреагировал как-то по другому, мне было бы проще, но только не так... Только не так... Я перевела дыхание.
- Мне оно не нравилось.
- Что ты хочешь?
- Правду, - выпалила я. - Я хочу услышать всю историю с самого начала.
- Я и так тебе все расскажу, - он протянул руку. - Отдай пистолет.
- Нет, - я вжалась в стену и сильнее прижала дуло к виску. - Мне так спокойней.
Он опустил руку и глубоко вдохнул, золотистые глаза потухли. На какое то мгновение мир замер, как на фотографии, а потом полился его голос - ровный, размеренный, бархатный, обволакивающий.