Через несколько часов мы остановились у входа в больницу. Я попыталась самостоятельно выбраться из машины, но мужчина опередил меня, подхватил на руки и понес внутрь. Мы подошли к стойке регистрации, и он опустил меня на ноги, придерживая на всякий случай за плечи.
- Я нашел ее на дороге без сознания в тридцати милях отсюда.
Медсестра – полноватая женщина средних лет окинула меня быстрым профессиональным взглядом.
- Срочно несите ее в приемный покой, - приказала они и снова посмотрела на меня. – Говорить можешь?
- Со мной все хорошо, - тут же сообщила я. При этих словах меня чуть качнуло в сторону. – Просто немного устала.
- Фамилия?
- Свон. Изабелла Свон, - с трудом выговорила я. прикидывая как бы удержаться в вертикальном положении.
Повисла секундная пауза.
- О, Боже, - выдохнула медсестра почти беззвучно, - Так это ты пропала две недели назад? Бедный ребенок! Немедленно отведите ее в палату! Доктор Каллен сейчас же подойдет к тебе для осмотра.
Я почувствовала, как по позвоночнику потекла струйка раскаленного льда. Уши, словно заложило ватой, а мир пошел плясать вокруг меня. Сердце панически забилось. Будто издалека, я услышала слова медсестры:
- Мы немедленно сообщим твоему отцу, что ты в больнице.
- Нет! – настолько резко вскрикнула я, что женщина подпрыгнула на месте, но потом, взяв себя в руки, я уже более спокойно добавила. – Я прекрасно себя чувствую. Великолепно. И в состоянии добраться до дома.
Я попятилась, собираясь немедленно уйти.
- Это шок, - медсестра выскочила из-за своего укрытия и схватила меня за руку. – Успокойся. Я понимаю, ты многое пережила, - она красноречиво посмотрела на сопровождающего меня мужчину. – Отведите же ее, бедняжка не в себе, я сделаю успокоительное.
Я замерла, смотря на них как загнанный зверь. Не для того я проделала такой длинный путь, чтобы в конце концов вернуться к тому, от чего же ушла.
- Все будет хорошо, - тихо произнес мужчина, беря меня под руку и крепко удерживая,- Это простой медицинский осмотр. Тебя проверят, и если все в порядке сегодня же отпустят.
Он говорил со мной ласково, как с маленьким ребенком, вытягивая по слогам слова, при этом мягко, направляя в сторону приемного покоя.
Я собралась с мыслями, раздраженно кивнула головой и позволила себя увести, но стоило нам завернуть за угол и оказаться в узком длинном коридоре, я резко вывернулась из его рук и прошипела.
- Спасибо за помощь, но мне ничего не надо. Правда, - моей убедительности не было предела.
Я отошла на безопасное расстояние, и примирительно вытянув руки ладонями вверх, добавила:
-Пожалуйста, мне надо позвонить. Дайте мне мелочи. Просто дайте мне пару центов.
Мужчина удивленно посмотрел на меня.
- С тобой точно все в порядке? – переспросил он, копаясь в карманах.
- Абсолютно, - утвердительно кивнула я, в нетерпении, протягивая руку.
Он сунул мне в ладонь доллар и недоверчиво покачал головой.
- Спасибо, - крикнула я, и со всех ног бросилась по коридору.
Усталость как рукой сняло. Если б мне сейчас потребовалось пробежать олимпийский марафон, я бы без труда это сделала. Я неслась по длинным коридорам в поисках запасного выхода. Наконец, в очередной раз, завернув за угол и спустившись по лестнице, я уткнулась в стеклянные двери. Створки приветливо разъехались, и я оказалась снаружи больницы.
Улица встретила меня оживленным гвалтом проносящихся машин. Я огляделась, прикидывая в какую сторону двигаться дальше. Заметив на другой стороне дороги неприметное кафе, я быстрым шагом направилась туда. Заказав, у официанта кружку черного кофе, я, обжигаясь, залпом его выпила. Напиток приятно разлился по горлу, возвращая силы и разгоняя остатки усталости. Приведя мысли в относительный порядок, я попросила у бармена телефон и дрожащими пальцами набрала номер дома. Трубку взяли на втором гудке.
- Алле, - услышала я голос отца. В горле застрял комок, столько надежды прозвучало в этом одном единственном слове.
- Папа! Это я Белла, - непрошенные слезы потекли по щекам, я вытерла их тыльной стороной ладони и шмыгнула носом. Слова звучали глухо и с надрывом. Я собралась, чтобы не тратя времени, быстро сообщить заготовленные заранее фразы.
- Белла? – прошелестели на другом конце провода. Я никак не могла узнать в этом бесцветном голосе своего отца.
- Да, папа, это я! Я жива, не волнуйся. Я скоро буду дома.
- Белла, ты где? – вскрикнул Чарли, но я уже повесила трубку.
Слезы крупными каплями ударились о края пустой чашки и собирались маленьким озерцом на дне. Я на автомате поднялась со своего места и, не видя ничего вокруг, вышла на улицу. Мне оставалось зайти лишь в одно место, и я могла возвращаться домой.

Я сидела второй час в кабинете шерифа, и в который раз пересказывала свою историю. Мой голос становился тише, постепенно затухал, пока вконец не перешел на шепот. Шериф Джеймс Браун внимательно меня слушал, записывал, сочувственно кивал головой, но в его глазах сквозило… нет, не недоверие, а неприступное нежелание слышать, что я говорю.
Я начала путаться, упускать детали и терять терпение. От уверенных интонаций не осталось и следа. Я слышала свои собственные слова и сама же в них не верила. С большим опозданием, я поняла, что все произошедшее выглядит больше бредом, чем правдой… И как я могла понадеяться, что мне кто-то поверит? Зачем я сюда пришла? На, что рассчитывала? Мысли бурлили в голове, рассредоточивая внимание. Сожаление, обида до слез, злость на саму себя – все это большим плотным комком ворочалось во мне, не давая дышать.
Наконец, я не выдержала и произнесла, с трудом подбирая слова:
- Я понимаю, Вы мне не верите, все это звучит абсурдно…
- Нет-нет, - резко прервал меня шериф, отложил ручку в сторону и внимательно на меня посмотрел. – Продолжай. Тебя связали и оставили одну в лесу… И что было дальше?
Я как китайский болванчик уже начала было снова пересказывать, но вдруг остановилась.
- Еще раз?
- Нам нужно как можно больше деталей, - невозмутимо ответил он, поглаживая поля своей шляпы. – Продолжай.
- Забудьте, - выпалила я. – Забудьте, что я сюда приходила.
Я вскочила и забегала по комнате.
- Мисс, Свон. – осадил он меня. – Совершенно преступление, и уж теперь то, забыть об этом я точно не смогу. Так, значит, Вы утверждаете, что вас похитил вампир?
От меня не укрылась легкая насмешка в его голосе.
- Нет, не утверждаю, - процедила я, застыв на месте.
- Хорошо, - терпеливо кивнул он. – Вашим друзьям удалось спастись?
- Их убили.
- Вампиры?
- Нет, я не знаю, кто это был.
- Как Вам удалось сбежать?
- Я уже рассказывала, - заорала я, ударив кулаком по столу. Тонкая стопка бумаги вздрогнула, пару листов спикировало на пол. – Я могу идти???
На шерифа моя вспышка не произвела никакого впечатления. Он посмотрел на меня исподлобья, и кивнул.
- На сегодня, я думаю, мы закончили. Я прошу Вас, не покидать пока город.
Я уже было собралась покинуть кабинет, но в дверях резко затормозила и обернулась.
- Что?
- Ваших друзей так и не нашли, - холодно заметил он, раскрывая перед собой папку.
- Они мертвы!
- Тем более.
Внутри все похолодело от осенившей меня мысли.
- Вы думаете, что это я их? – дрожащим голосом уточнила я.
- Нет, конечно, нет, - он попытался мне улыбнуться. – Но город, пока лучше не покидать. Ваш отец ждет Вас снаружи. Всего доброго.
В своей жизни я сделала много ошибок, но, пожалуй, это была роковая.
Я на негнущихся ногах развернулась и вышла. Только, что на пепелище моей жизни станцевали зажигательный танец, и растоптали окончательно, чудом уцелевшие осколки. Я то думала, что все закончилось, и мне осталось лишь перемолотить в памяти жуткие воспоминания, а оказалось, мой кошмар продолжается, лишь сменились действующие лица.
В коридоре я попала в объятья отца. Он крепко обнял меня, и замер в таком положении на несколько секунд, прижав мою голову к своему плечу. А я стояла, не в силах вымолвить ни слова. Я была в ступоре, я была в шоке, я потерялась среди обрушившейся реальности.
- Белла? С тобой все хорошо?
Я не ответила.
- Белла, скажи мне! – он легко меня встряхнул, попытавшись заглянуть мне в глаза.
- Я хочу домой.
Он словно слепую, повел меня к машине и усадил на переднее сиденье, то и дело, бросая встревоженные взгляды. Я смотрела в одну точку, через силу заставляя себя шевелиться.
Дома я первым делом залезла в ванну, и только там позволила себе разреветься. До истерики, до икоты, до разрывающей головной боли. Обмотавшись полотенцем, я спустилась вниз, в гостиную. Чарли невидящим взглядом смотрел в телевизор, на шум моих шагов, он обернулся. Я тихо подошла, и опустилась рядом, положив голову к нему на колени.
Я хотела сказать что-нибудь ободряющее, но в голову ничего не шло. В голове вообще ничего больше не осталось. Одна пустота.
- Все наладиться, - прошептала я, закусывая нижнюю губу, чтобы слезы снова не полились по щекам. – Все обязательно наладиться. Я люблю тебе, пап.
Чарли погладил меня по волосам неуверенным жестом.
- Да, - бесцветным голосом подтвердил он, - Я тоже тебя люблю.
Так мы просидели всю ночь, а на утро за мной пришли.