Голоса усиливались, не оставалось сомнений, что говорящие находились сразу за дверью. Я попыталась подняться, чтобы хоть немного рассмотреть, что происходит снаружи, но веревки сильно усложняли все мои перемещения и сковывали действия.
Вдруг дверь распахнулась, и на пороге появился огромный по своим габаритам смуглый парень. Я вскрикнула от неожиданности. Места в помещении стало значительно меньше. Я, не отрываясь, смотрела на пришедшего - чуть раскосые черные глаза, массивная челюсть, четко очерченные скулы, явно индеец из резервации, находившейся рядом с нашем городком. Его лицо мне показалось смутно знакомым, но чтобы покопаться глубже в воспоминаниях не оставалось времени.
- Я тебя предупреждал, - зарычал он, не отрывая взгляда от меня. – Это нарушение всех пунктов договора.
- Убирайся и не лезь, куда тебя не просят, - прошипел в ответ Эдвард, появляясь за его спиной. На индейца это не возымело никакого действия. Он продолжал смотреть на меня острым, как нож взглядом, и уголки его губ дрогнули в подобие улыбки.
- Привет, Белла! Помнишь меня?
Вопрос прозвучал настолько обыденным и несвоевременным, что я даже не нашлась, что ответить.
- Ну, конечно, - ничуть не смутившись, продолжил он. - Ты же никогда не запоминаешь тех, кто тебе неинтересен.
- Джейкоб, - выдохнула я его имя, мгновенно активизировав свою память.
- Значит, не все потеряно, - его улыбка стала шире, но взгляд оставался холодным и оценивающим. - Не сладко тебе здесь пришлось.
Его замечание чуть обнадежило меня, но, в общем и целом, ничуть не успокоило. Если он пришел мне помочь, то почему то не спешит хотя бы для начала освободить, а лишь смотрит задумчивым взглядом. Все мольбы о помощи, готовые уже было сорваться с моих губ, застряли в горле, так и не будучи произнесенными.
Он наклонил голову чуть набок и, словно, нехотя произнес:
- Если о ней узнает стая, у нее не останется шансов.
- Но стая до сих пор не знает. - резонно заметил Эдвард.
- Ты должен ее отпустить.
Я честно пыталась понять, о чем они говорят, но мне это никак не удавалось, будто они прибыли с другой страны или планеты и говорят на совершенно незнакомом мне языке. Единственное, что я усвоила, так это то, что они знали друг друга, а следовательно, ждать помощи - только впустую тратить и без того расшатанные нервы.
Я перевела взгляд на Джейкоба. Я знала его в детстве, в то самое далекое время, которое перестало для меня существовать, а вместе с ним и все его обитатели. В этом он прав. Он был сыном хорошего друга отца, а значит, не представлял никакого для меня интереса. Но как бы там не было, привычный мир рушился у меня на глазах, превращаясь в груды обломков.
Меня вывел из размышлений яростный рык Эдварда.
- Нет. Ты сам знаешь, к чему это приведет, ее нельзя отпускать.
Индеец пожал плечами.
- Сделай ей документы, пускай уезжает в другую страну и забудет все. Она это умеет.
- Никто не станет так рисковать.
- Если я хоть что-то понимаю... то никто и не знает... Или..
- Элис знает.
- Черт! - выругался он и резко развернулся к Эдварду. - Тогда зачем ты оставлял ее в живых?
И этот туда же, похоже, я со своей жизнью, только всем мешаю.
Джейкоб минуту помолчал, а потом выдал то, что не совсем мне понравилось.
- Отдай ее мне.
Я переводила взгляд с одного на другого, в отчаянии ожидая решения. Не сказать, что я была в восторге от нынешнего своего положения, но то, что меня ждало дальше пугало не меньше. Сложись все по другому, я бы с превеликой радостью отправилась куда угодно со своим забытым знакомым, если бы... Если бы все сложилось не так, сейчас я уже не видела своего спасения в этом огромном индейце, а наоборот, чувствовала не меньшую угрозу. А еще мне не нравилось затянувшееся молчание, это могло означать только одно, что я имею все шансы, сейчас отправиться в неизвестном направлении.
- Нет, - наконец, вынес свой приговор Эдвард.
Но Джейкоб и не думал сдаваться.
- А давай, спросим у нее, - он кивнул в мою сторону.- Хочет ли она остаться с тобой?
- Я хочу домой, - тут же возвестила я о своем желании.
Эдвард проявлял невиданную выдержку, словно и вправду, размышлял над моим предложением.
- Послушай ее Каллен, она не хочет здесь оставаться. Пускай, она пойдет со мной.
- Нет, - его голос превратился в сталь, настолько острую, что можно было без труда резать любой подручный материал. Между бровей пролегла складка, глаза зло сверлили индейца.
- И что дальше? - усмехнулся Джейкоб. - Ты зашел слишком далеко в своих играх.
- Она моя и останется со мной, - твердо заявил он.
Я только тяжело вздохнула. С каким бы удовольствием, я бы убралась подальше от них обоих. Только дали б мне волю, я б уехала на другой конец света, в Африку или Антарктику, если понадобиться, лишь бы не видеть больше никого.
Вдруг, что-то изменилось, воздух задрожал и заструился. Я коротко взглянула на Джейкоба и замерла, его очертания стали расплывчатыми и потеряли плавность линий. Мне показалось, что я успела всего лишь один раз моргнуть, и тут вместо индейца, передо мной появился огромный волк. Я ошарашенно смотрела на появившегося зверя. Из груди вырвался выдох вперемешку со стоном.
- О, Боже! – прошептала я, и вскрикнула, когда волк сделал шаг ко мне. Внутри все похолодело, под местным наркозом.
- Не подходи к ней, - эхом отозвался Эдвард и встал между нами.
Чтобы не было до этого, но сейчас я была рада находиться за спиной Эдварда, потому что на то, чтобы свыкнуться с мыслью о существовании оборотней, нужно время, которым я не обладала, а по сему, меня больше привлекал вампир, с которым я уже смирилась.
Я подтянула ноги ближе к себе, насколько это было возможным и попыталась отодвинуться как можно дальше.
- Уходи, - тихо произнес Эдвард. Его руки сжались в кулаки настолько сильно, что костяшки пальцев побелели. – Сейчас же.
Ответом ему было яростное рычание. Рядом с огромным оборотнем, с трудом верилось даже в сверх способности вампира.
«Один из них, меня точно сожрет» - только и успела подумать я, как волк спружинив на лапах, резко рванул вперед. Я услышала, как клацнули острые зубы, и вот уже Каллен отлетел в сторону, ударившись спиной о стену над камином. Я заорала во всю силу легких. Стена разлетелась на мелкие куски и осыпалась мне на голову. Почти потухший огонь в камине, искрами рассыпался по полу и заиграл повсюду маленькими языками пламени.
Я в отчаянии зажмурила глаза и заскулила, пытаясь хоть немного увернуться от летевших на меня осколков. Вокруг то и дело доносились глухие удары, лязганье и шум. Я спрятала голову в коленях, чтобы как можно меньше слышать и видеть, что там происходит. Сердце бешено колотилось, но в душе я хотела, лишь одного – чтобы они переубивали друг друга, и я осталась одна. Со всем остальным я справлюсь, а вот с монстрами я в любом случае проиграю.
Стало жарко, я чуть приоткрыла глаза, и увидела вовсю бушующее пламя. Огонь быстро распространялся по деревянному строению, облизывая тонкие рейки отделки и немногочисленную мебель. Дышать стало трудно. Я задергалась, пытаясь освободиться, вцепилась зубами в веревки, чтобы хоть немного ослабить узлы, но ничего не помогало.
- Развяжите меня! – в отчаянии закричала я, приближаясь к порогу паники. – Пожалуйста! Господи! Хоть кто-нибудь, освободите меня!
Огонь охватил уже весь дом, с треском обрушивались уцелевшие после драки балки.
Глаза слезились и щипали.
- Эй! Пожалуйста! Мне дышать нечем! Пожалуйста! – Горло саднило, дым обжигал легкие.
Я перевернулась на бок и заревела от бессилия.
- Кто-нибудь, помогите… - я уже не кричала, а просто тихо поскуливала.
Вдруг я почувствовала на лице холодные ладони.
- Белла, Белла! Ты меня слышишь?
Я с трудом кивнула. Надо мной, склонившись сидел Эдвард и осторожно гладил по щекам.
- Послушай меня, - прошептал он, быстро развязывая веревки. – Пожалуйста, никуда не уходи, подожди меня снаружи. Только не убегай. Белла, прошу тебя, только не убегай.
Я снова кивнула, с ужасом наблюдая, как сзади появляется огромная фигура волка. Я едва успела откатиться и вскочить на ноги. Повторять дважды мне не пришлось. Я бросилась на выход. Ударив ногой в уцелевшее стекло, я вылезла через окно на свежий воздух, и надрывно откашливаясь, побежала прочь.
«Да, чтоб вы все передохли!»
Я бежала, не оглядываясь, мне было все равно куда, лишь бы подальше отсюда. О том, чтобы остаться не могло быть даже и речи, того, что я увидела, хватило для того, чтобы твердо решить попытаться покинуть это место еще раз.