Нью-Гэпшир, Конкорд. 20 лет спустя.

Ну вот он и вернулся. Больше двадцати лет Эдвард прожил на Аляске в семье Тани. Все это время он боролся с самим собой и со своими дикими желаниями. То ему хотелось бросить все и кинуться на поиски Беллы, чтобы доказать ей, что только он способен любить ее достаточно сильно. Иногда же он наоборот начинал ненавидеть ее, а желание убить Джеймса, становилось его навящевой мечтой. Столько лет он терзался и разрывался на части, но наверное всего года два назад смог осознать, что это был ее выбор, и она выбрала не его. Он смог наконец осознать свою ошибку совершенную много лет назад. Ему нельзя было бросать ее, нельзя было лгать ей, Эммет был прав, «Любовь - не терпит лжи, даже если это ложь во благо»! Теперь ничего не изменить, нельзя повернуть время вспять, и нельзя дважды войти в одну и ту же реку.
Ему в который раз вспомнились слова Розали о том, что он должен научиться на собственных ошибках, чтобы его будущие отношения не разлетелись вдребезги. Вот только будут ли они? Найдется на всем свете еще одна девушка, которую он сможет полюбить так же отчаянно, которая станет центром его вселенной, и которой, он уже совершенно точно уверен, никогда не будет лгать…

В каком бы городе Каллены не жили, их дома всегда были верхом комфорта и изысканности, вот и в этот раз Эдвард не заметил особых отличий, прошел в светлую гостинную, и понял что у него возникает чувство, будто он никогда и не покидал свою семью. У большого панорамного окна стоял его любимый рояль белого цвета. Он подошел к нему словно к давно забытому другу, и провел пальцами по черно-белым клавишам. Эдвард сам не заметил, как начал наигрывать колыбельную, которую когда-то сочинил для Беллы. Он настолько увлекся этим занятием, что не сразу услышал работающий звук мотора.
Сначала он подумал, что вернулся кто-то из семьи, но тут же отмел от себя эту мысль, когда услышал влажное и невероятно манящее сердцебиение. Нет, он совсем не хотел почувствовать у себя во рту вкус этой крови, ему наоборот хотелось прижаться ухом к этой груди, и бесконечно слушать эту жизнь. Он перевел взгляд на дверь, и увидел как в дом очень медленно, словно воришка, прокрадывается какая-то девушка.
На ней были одеты узкие светлые брюки, и довольно свободная туника небесно-голубого цвета, которая не столько скрадывала ее великолепную фигуру, сколько подчеркивала высокую красивую грудь и тонкую талию. У нее были длинные, щоколадного цвета волосы, а на глазах были одеты солнцезащитные очки. «Интересно, и зачем ей очки, если небо довольно хмурое и того гляди пойдет дождь?» удивился Эдвард, но решил не выдавать себя раньше времени, и понаблюдать за гостьей.
Не смотря на то, что на ней были обуты туфли на высоком каблуке, она двигалась с какой-то хищной и животной грацией. Если бы не ее сердцебиение, он бы обязательно подумал, что эта девушка вампир. А что она собственно говоря здесь делает?
- Эй, есть кто-нибудь дома? - тихо позвала она, а когда не услышала ответа, облегченно вздохнула, и достала из кармана мобильный телефон.
Такого просто не может быть! До этого момента Эдвард искренне считал, что прекраснее Беллы в его жизни никого не будет, но теперь всем его вниманием и всеми его мыслями владела эта незнакомка. Ее голос был просто прекрасен, запах неповторим, и что самое удивительное, ему даже не хотелось ее укусить, как это было например с Беллой.
- Алло, Джас, - произнесла девушка в телефон, уже не так осторожно, и Эдвард услышал чистые ноты ее голоса. - Помоги мне пожалуйста!
- Ну и что ты опять натворила? - Эдварду не составило проблем услышать знакомый голос брата в мембране телефона девушки.
- Сделай пожалуйста так, чтобы гризлик на меня не злился!
- И как я по твоему это сделаю? - раздался ехидный и довольно веселый голос Джаса.
- Ну я же знаю, что ты можешь, эти твои штучки с эмоциями! Спаси меня, а то гризлик опять на меня обидится, и не будет со мной играть! - почти взмолилась девушка, и Эдвард понял, что у нее довольно близкие отношения со всей его семьей, если она позволяет себе называть Эммета, гризликом, а Джаспера, ласкательно Джасом.
Черт? Да что происходит? Кто эта девушка? Может Эммет бросил Роуз и завел себе подругу-человека? Абсурдность этого предположения заставила его усмехнуться, мир должен сойти с ума, чтобы этот «гризлик» бросил свою «снежную королеву».
- И что же ты натворила? - тем временем поинтересовался Джаспер.
- Я врезалась на его новеньком джипе, - воскликнула она. - Он опять на меня обидится, ведь это уже его пятая тачка! А Роузи скажет, что это кащунство, так обращаться с машинами! Джас, спаси меня!!!
- Ты неподражаема, ну хорошо, я попытаюсь их успокоить! - засмеялся Джаспер, и отключился.
Роузи? Ему кажется, или в этом доме и правда твориться нечто непонятное?! Розали позволяет этой девушке называть себя Роузи?! Что за бред здесь творится? Эта девушка новый член их семьи?! Эдвард решил больше не мучаться вопросами, и стал медленно подходить к девушке. Он думал, что она его не услышит, но когда он почти вплотную подошел к ней, она резво отскочила в сторону, и уставилась на него в упор.
- Черт! Эдвард, ты меня напугал! - укоризненно воскликнула она, чем окончательно вогнала его в ступор. - Нельзя же так подкрадываться?! Хотя гризлик и Джас постоянно любят меня так пугать!
- Мы знакомы? - уточнил он, понимая, что есть в ее образе что-то неуловимо знакомое, но в тоже время такое неизвестное.
- Ну я тебя знаю, а вот ты меня похоже нет! - улыбнулась она, и не торопясь снимать очки, представилась. - Я Карли. Живу с твоей семьей уже двадцать лет.
Отлично, значит она знает, что они вампиры, но кто она?
- Я не знал, - настороженно протянул он, и попытался сквозь темные стекла рассмотреть ее глаза. - Ты не хочешь снять очки? Сложно разговаривать с человеком, когда не видишь его глаз, к тому же на улице довольно пасмурно.
- О, я совсем забыла, просто уже привыкла что без них на улицу лучше не выходить, - засмеялась она, и быстро их сняла. - А линзы просто терпеть не могу!
Он уставился в ее красивые хоть и налитые кровью глаза, и понял, что его затягивает глубокий и безвылазный омут. Такого с ним не происходило никогда раньше, эта девушка была просто невероятна, к тому же он совершенно не слышал ее мыслей. «Неужели я так быстро влюбился в нее?» пронеслась шальная мысль в его голове, и он услышал как немного быстрее забилось ее сердце. Ее алые глаза распахнулись чуть шире, а кончики пальцев задрожали. «Надо что-то сказать»!
- Так ты вампир? - ляпнул Эдвард первое, что пришло ему в голову.
Он думал девушка обидиться, но она лишь улыбнулась, и смогла взять себя в руки.
- На половину вампир, на половину человек, - вежливо ответила она.
- Но… ты питаешься… человеческой кровью? - осторожно спросил он, все еще боясь, что этот ангел может обидеться.
- Ты про цвет моих глаз? - уточнила она.
- Да, - согласился он.
- Нет, я так же как и все вы питаюсь животными, а глазоньки мне достались в наследство от мамы и папы! - засмеялась она.
Эдвард расслабился. Это чудо на него не обиделось, и кажется даже не заметило того, какие бестактные вопросы он ей задал. Хотя, если она давно живет с ними, то должна уже привыкнуть, Эммет и раньше не отличался особым тактом, вряд ли изменился теперь!
И только сейчас его словно молотом по голове огрело. Она живет с ними уже двадцать лет, и эти знакомые черты лица, и глаза доставшиеся в наследство от мамы и папы, и на половину вампир, на половину человек, да она дочь Беллы и Джеймса! Эта мысль взорвала его разум. От Беллы у нее были только такие же волосы, глаза (за исключением цвета), и полная непроницаемость мыслей, а вот от отца ей досталась красивая улыбка, и судя по движениям, невероятное чутье и инстинкты ищейки.
- А твои родители, Белла с Джеймсом, тоже живут здесь?
Абсурд! Чтобы Джеймс стал вегитарианцем? Да никогда!
- Нет, папа с мамой предпочитают другую жизнь, они жить не могут без азарта и постоянных охот. Мне не раз доводилось видеть как они загоняют своих жертв, - буквально пела Карли. - Хоть это и жестоко, но это настоящее искусство.
Эдвард с некоторой грустью подумал о том, что Белла стала настоящим охотником, такой же как и Джеймс, но не испытал такого уж большого разочарования как раньше. Теперь это не его любимая Белла, это другой человек, которого он по-настоящему не знает, и просто не может любить.
- Ты с ними в ссоре? - опять довольно бестактно поинтересовался он.
- Нет конечно, я их очень люблю, и они любят меня. Но такая жизнь которую предпочла я, претит им, это не в их характере! Мы видимся два раза в год, они всегда приезжают навестить меня. В рождество и день рождение, они уехали буквально неделю назад, теперь мы увидимся с ними только через пол года, но я благодарна им за то, что они разрешили мне самой сделать выбор.
Эдвард и Карли проболтали до самого возвращения родных, и все больше он понимал, что эта девушка заставляет подниматься в его душе, какие-то незнакомые и теплые чувства. Даже к Белле он не испытывал такого.

* * * *

С Карли было легко, Эдварду не приходилось бороться со своей жаждой, и желанием впиться в ее горло. Время пролетало все быстрей, дни, недели месяцы, они сблизились еще больше, а во время очередной совместной охоты не смогли удержаться, и буквально набросились друг на друга, в порыве страсти сдирая одежду. Она полностью отвечала его чувствам, а он заражался от нее весельем и вечным энтузиазмом горящим в глазах.
С каждым днем все быстрее приближался месяц, когда приедут ее родители. Эдвард волновался словно мальчишка, Джеймс с Беллой явно не будут в восторге, когда узнают об их отношениях, он уже в мельчайчих деталях представлял весь тот кошмар который здесь начнется, а уж с их инстинктами жестоких охотников, кровопролития явно не избежать.
Карли была вполне спокойна, она знала, что родители ее поймут и как всегда примут самостоятельный выбор дочери, ведь она действительно любит Эдварда.
А вот Элис лишь загадочно улыбалась и напевала в голове всякий бред, чтобы Эдвард лишний раз не влезал в ее мысли.
- Элис! - в очередной вечер не выдержал Эдвард. - Я же взорвусь от неизвестности, что ты видишь?!
Она хотела еще немного помучить брата, но когда увидела лихорадочный блеск в его глазах, сдалась.
- Успокойся Эдвард, я уже позвонила Белле и обрисовала ей ситуацию, она обещала поговорить с Джеймсом, и хоть немного его успокоить. Он будет просто в бешенстве.
- Ты уверена, что это было правильное решение? Может стоило подождать, пока они приедут?
- Эдвард, не будь идиотом! Они охотники и с их взрывными характерами, лучше предупреждать обо всем заранее. Белла конечно не была в восторге, но кое как смогла принять эту новость, а вот Джеймса придется успокаивать! Он боготворит Карли, и думаю тебе не надо объяснять очевидности того факта, как он тебя ненавидит.
Да уж, ту ошибку которую он умудрился тогда совершить, ему не забудут никогда. И уж тем более этого никогда не забудут Джеймс и Белла. В этот момент в комнату впорхнула веселая Карли, и рухнув на диван рядом с Эдвардом, звонко его поцеловала.
- Ты в отличном настроение, любимая, - заметил он с улыбкой. - Хорошие новости?
- Отличные, - радостно ответила она, и обвив его шею одной рукой, второй стала перебирать столь любимые бронзовые волосы. - Сейчас звонила мама, она сказала, что через неделю они приедут! Ты бы знал, как я счастлива!
- Скучаешь по маме? - улыбнулся он, с нежностью рассматривая любимое лицо, и искрящиеся от счастья глаза, которые больше походили на рубины.
- По папе, - улыбнулась она. - Я его просто обожаю! Он всегда встает на мою сторону когда я спорю с мамой, и это он обучил меня всему тому, что я умею. Уверена, ты ему понравишься!
- Я тоже в этом уверен, - улыбнулся он, а Элис лишь нахально улыбнулась, когда увидела какое мученическое выражение принимает его лицо.
А Карли ничего и не заметила, она была полностью поглощена приездом родителей. Поэтому одарив Эдварда страстным поцелуем, убежала на верх в их комнату.
- Да уж, неповезло тебе, она в отце души не чает, - ухмыльнулась Элис. - Настоящая папина дочка. Но не переживай, лет пятьдесят, и он тебя примет!
Еле сдерживая смех она тоже выпорхнула из комнаты, оставляя Эдварда на едине со своими мыслями. Да у него и выбора никакого не остается. Он любит Карли, Карли любит его. И если для того, чтобы быть вместе ему придется вновь бороться с Джеймсом, он это сделает. Но на этот раз он точно не совершит своей прежней ошибки. Больше он никогда не будет решать за двоих, и их счастье не рухнет.