Они продолжали сидеть в ресторанчике, Белла заказала какое-то блюдо для отвода глаз, и бесцельно ковыряясь палочками в еде, не знала с чего начать. Чем дольше она продолжала молчать, тем больше разыгрывалась фантазия Джеймса. А что если она хочет уйти от него? Что если хочет быть с этим чертовым Алеком?
Он буквально возненавидел этого вампира, после того, как почувствовал вкус его поцелуя на губах Беллы. В тот момент он еле удержался от того, чтобы не прибить его, а Белла продолжала вести себя так, как будто ничего и не произошло. Неужели она так и не догадалась, как он узнал об их поцелуе? Ведь это было так очевидно.
Джеймс продолжал рассматривать Беллу самым внимательным взглядом, пытаясь понять, о чем она думает. Может быть именно в этот момент она сидит и думает об Алеке? Нет, такие мысли становятся просто невыносимыми, а молчание Беллы окончательно сводит его с ума.
- Черт, Белла! - прошипел он, отставил в сторону тарелку с отвратительно пахнущей едой, и взяв ее за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. - Ну что ты молчишь? Ты хотела поговорить, так говори!
В ее глазах мелькнуло удивление, она не понимала причины его так стремительно ухудшегося настроения. Белла видела как в его глазах сверкнула ярость, и не сумев удержаться, слабо улыбнулась.
Когда на ее губах появилась улыбка, он удивился, и разжав пальцы сжимающие ее подбородок, откинулся на спинку стула.
- О чем ты хотела поговорить? Если это как-то касается наших с тобой отношений, то лучше не тяни. Говори как есть.
Правая бровь Беллы удивленно проподнялась, и она мгновенно поняла причину его изменившего настроения. Ревность. Она сквозила в каждом его слове, в каждом действии. Конечно она была бы не против поиграть на его нервах, но сейчас было не время и не место, ей действительно надо было сказать ему очень важную вещь.
- Джеймс, я хочу поговорить о нашей дочери, - произнесла она.
Джеймс до этого изображавший безразличие, удивленно посмотрел на Беллу, и решил уточнил:
- О Карли?
- У нас всего одна дочь, - усмехнулась она, наблядая за тем, как ревность постепенно отступает, и на его лице появляется неподдельное удивление. - Конечно о Карли.
- А что с ней не так? - удивился он. - То есть… я не понимаю! Ты сказала, что так дальше продолжаться не может? Надо что-то решать? Чего я по-твоему не замечаю?!
Когда он понял, что ее серьезный разговор ни как не касается этого проклятого Алека и их отношей, он заметно расслабился. Но вот то, что она решила поговорить о Карли, действительно его удивило. Что она могла видеть такого, чего не заметил он? Тем временем Белла, подперла голову рукой, и опять стала чертить на столешнице узоры. Она волновалась, и он не понимал причин ее встревоженности.
- Джеймс, мы с тобой ужасные родители, - произнесла она грустно, и ее лицо немного исказилось.
- Почему?
- Неужели ты не замечаешь самого очевидного? Карли с нами несчастлива.
- Да что за бред ты несешь? - усмехнулся он, расслабляясь еще больше. - Как наша дочь, которую мы любим, может быть несчастлива с нами? С чего вдруг такие упаднические мысли?
- Ее что-то гложет, но она просто нам не говорит. Я в этом абсолютно уверена.
- Белла, ты хорошая мать, я хороший отец, а Карли самая лучшая в мире дочь! У нее есть все, чтобы она не попросила и о чем бы не подумала! Она знает, что мы сделаем для нее абсолютно все! Так с чего ты решила, что она несчастна?
- Ох Джеймс, - вздохнула она с легкой улыбкой на лице. - Все же как-бы долго ты не жил на свете, ты был и остаешься истинным мужчиной!
Он перегнулся через стол, и медленно поцеловал ее в мочку уха, немного его покусывая и щекоча языком. Белла на мгновение закрыла глаза, и услышала его страстный шепот.
- Не думал, что для тебя это проблема, - его голос сводил ее с ума, и она с трудом отклонившись от него, постаралась прийти в себя.
- Боже, ты сводишь меня с ума! - пробормотала она. - Но я же говорю с тобой на серьезную тему!
Джеймс с сожалением отстранился от нее, и мотнул головой.
- Белла, мне кажется, что ты сильно преувеличиваешь! Ты просто что-то неправильно поняла, вот и все! Я уверен, Карли хорошо с нами!
- То есть хочешь сказать, что я слишком впечатлительна? - хитро прищурилась она.
- Ну да, - согласился он.
Белла поднялась из-за стола и направилась к выходу. Джеймс расплатился за еду к которой они так и не претронулись, и вышел вслед за ней. Белла быстро быстро направилась в сторону отеля, совершенно не обращая внимания на довольное лицо Джеймса шагавшего рядом с ней.
Подойдя к отелю, она остановилась, повернулась к нему, и пристально посмотрела в глаза.
- Я докажу тебе, что я права, - ухмыльнулась девушка, и обняв его за шею, положила голову на плечо. - Сейчас ты собственными глазами убедишься в том, что это не мое воображение, а суровая реальность.
- Ну хорошо, - кивнул он головой, и поцеловав ее потащил в отель.
Портье вежливо кивнул им головой, но они не обратили на него ни какого внимания, и вошли в лифт. Буквально за пару минут вознеслись на последний этаж, и вошли в номер. Их дочь не спала, она сидела на широком подоконнике, и с самым грустным выражением лица всматривалась в толпы людей, никогда не засыпающего мегаполиса.
Карли было всего два с половиной года от рождения, но выглядела она на все пять лет. Ко всему прочему у нее была довольно развитая речь, и разум почти десятилетнего ребенка. Белла многозначительно посмотрела на Джеймса, он пожал плечами и подойдя к дочери, сел рядом с ней. Белла встала у нее за спиной, и стала гладить Карли по голове, заплетая длинные волосы в косу.
- Доброе утро, принцесса, - улыбнулся Джеймс, и не зная, что сказать еще, вопросительно посмотрел на Беллу.
Она закатила глаза, а затем улыбнулась и кивнула головой, подбадривая его.
- Милая, мы с мамой немного озадачены, - произнес он, наблюдая за нахмуренным лобиком дочери. - Тебя что-то тревожит?
- Я вас люблю, очень-очень, - ответила Карли, и прижала ладонь к оконному стеклу. - Вы самые лучшие родители на свете!
- Детка, мы тоже тебя любим, - тут же произнесла Белла. - Но ты так и не ответила на наш с отцом вопрос. Тебя что-то расстраивает?
- Вы можете обидеться, - еще тише ответила она.
Джеймс зарычал от досады. Вот черт, Белла оказалась права! И как он этого раньше не замечал? Неужели их дочери настолько плохо с ними, что она даже боится сказать об этом?
- Мы не обидимся, - произнесла Белла. - Мы же любим тебя, и мы сделаем для тебя все, что ты только захочешь! Ну же, Карли, рассказывай!
Девочка развернулась лицом к родителям, прижалась спиной к стеклу, и внимательно посмотрела сначала в алые глаза отца, а затем в такие же глаза матери. Родители внимательно смотрели на нее, и собирались выслушать все, что она скажет. Карли знала, что ее слова причинят им боль, но по-другому она просто не могла.
- Я не хочу больше переезжать из города в город и из страны в страну, - тихо произнесла она, и набравшись смелости, продолжила говорить все, что ей было не по душе. - Мне хочется ходить в школу, хочется завести друзей. Мне надоело, что мы живем в каждом городе не больше пары недель! Мам, пап, мы живем в Токио всего неделю, и я вижу как с каждым днем, это все больше начинает надоедать вам!
- Детка, но по-другому просто нельзя, - недоумевающе протянула Белла, и Карли заметила, как лица ее родителей вытянулись от непонимания и сожаления. - Если мы будем долго жить в одном городе, то люди могут понять, кто мы! Нам же надо чем-то питаться, а постоянные убийства и пропажи себе подобных будут их настораживать!
Белла объясняла все это дочери, а в ее голове тем временем зародилась совсем другая идея, и она поспешила ее озвучить.
- Но знаешь, если тебе хочется постоянства, то мы можем уехать в Вольтерру. Аро будет рад…
- И не только Аро, - злобно фыркнул Джеймс. - Уверен, твой Алек тоже был бы в восторге!
Белла посмотрела на мужа укоризненно, и покачала головой.
- Джеймс, мы сейчас говорим о проблемах нашей дочери! И к тому же Алек не мой, хватит меня к нему уже ревновать! - высказавшись она посмотрела на Карли, и улыбнулась. - Правда нам придеться завязать с охотой, но свежие полуфабрикаты в виде людей, поступают в Вольтерру без перебоев.
Лицо Карли исказилось от боли, она еле сдержала так и наворачивающиеся слезы, и сцепила пальцы рук в замок.
- Ну почему вы так неуважительно и презрительно говорите о людях? Вы же тоже когда-то были такими, тоже когда-то жили среди них, у вас были семьи, друзья…!
- Детка, та жизнь осталась в прошлом! Теперь мы стали другими, мы вампиры, и ты такая же, - ухмыльнулся Джеймс. - Это наша природа, они просто наша еда. Нет, я не спорю, есть хорошие, положительные и добрые люди, но подавляющая масса этого скота, ни чуть не лучше нас! Мы убиваем чтобы питаться, а они ради наживы и порой ради обычного удовольствия. К тому же я полюбил твою маму, когда она была еще человеком!
После этих слов Джеймс насмешливо посмотрел на Беллу, она зарычала в ответ, и еле смогла удержать серьезное выражение лица. Нет, сейчас нельзя срываться, рядом дочь, хотя как же ей хотелось именно сейчас наброситься на него, и содрав всю одежду… Так, стоп! Что за мысли? Сейчас у них как ни как серьезный разговор, и не время думать о сексе!
- Но вы с мамой все равно очень жестоки с людьми, - грустно произнесла Карли, обращаясь к Джеймсу. - И вы тоже убиваете ради развлечения!
Лица Беллы и Джеймса исказились от ее слов, а когда Карли поняла, что разбила в пух и прах весь их образ жизни, и буквально в глаза высказала, что недовольна жизнью рядом с ними, то крепко обняла отца и разрыдалась.
- Простите меня, простите! Я знаю как вы любите меня, но я так же понимаю, что другой образ жизни будет просто пыткой для вас! Я не знаю что делать!
Белла и Джеймс посмотрели друг на друга в полном шоке. Они и не представляли себе, что их дочь настолько сильно мучается рядом с ними.
- Детка, ну прости своих непутевых родителей, - нежно заворковала Белла. - Хочешь мы все сделаем так, как ты хочешь? Если мы не можем ехать в Вольтерру, то мы можем постараться жить по-другому. Обоснуемся в каком-нибудь городе лет на десять, ты пойдешь в школу, заведешь друзей…
Карли продолжала слушать нарисованную мамой картину их предполагаемой жизни, и чем дольше Белла говорила, тем тяжелее становилось у девочки на сердце. Она видела нескрываемое призрение к такой обыденной и скучной жизни, которое как в зеркале отражалось на лицах ее родителей. Девочка понимала, что ее родители совсем не такие по своей природе. Белле и Джеймсу нужен постоянный азарт, увлекающие и щекочущие нервы игры, им нужен постоянно бурлящий в крови адреналин. Ну не может ее вечно красивая, энергичная и страстная мама быть курицей-наседкой, а уж представить Джеймса в роли сверхположительного и правильного джентельмена, который будет радостно болтать с соседями и готовить им воскресный барбекю… это казалось чем-то невероятным и идущим вразрез с ее представлениями.
Карли любит своих родителей именно такими, какие они есть. Да, пусть они жестоки, любят дикие забавы, ни во что не ставят человеческую жизнь, и предпочитают жизнь кочевников, но других родителей ей и не надо!
- Я так не хочу! - простонала она перебивая маму, и все больше прижимаясь к отцу, с тоской посмотрела в глаза Беллы. - Это будете уже не вы. Я же понимаю, как противна и неприемлема будет для вас такая жизнь. Я чувствую себя самой неблагодарной девочкой на свете, вы даете мне абсолютно все, а мне этого недостаточно!
- Но мы можем попробовать, - неуверенно протянула Белла.
- А люди? - с еще большей тоской произнесла Карли. - Вы же не можете их не убивать? Я вот тут подумала…
- О чем?
- Может нам попробовать питаться кровью животных?
Сказав это, Карли сжалась от страха и неуверенности, что могла ляпнуть что-то не то. Она почти с ужасом и тревогой наблюдала за тем, как лицо мамы исказилось от отвращения, а тело отца передернулось в самом пренебрежительном жесте.
- Прости детка, но для нас это просто непосильно, - произнес Джеймс. - Не думай, что мы с мамой не пробовали, но животная кровь просто ужасна на вкус, и не идет ни в какое сравнение с человеческой.
Карли тут же поникла, когда поняла, что даже если уговорит своих родителей жить по-другому, то все равно не будет счастлива, слишком велико их отвращение к такой жизни.
Неожиданно атмосфера в комнате сгустилась, Карли подняла голову, и увидела как родители смотрят друг на друга, словно безмолвно разговаривая.
- Что? Я сильно обидела вас? Простите, наверное это был самый глупый разговор с моей стороны!
Белла тут же вытерла ее слезы, присела рядом с Джеймсом, и еще раз на него посмотрев, перевела взгляд на дочь.
- Милая, все это не так уж и глупо! Мы не отрицаем, есть вампиры, которые могут жить и, что самое главное, живут такой жизнью как ты мечтаешь, но просто мы с твоим отцом не готовы на такой подвиг. Прости, но мы видимо самые большие эгоисты на всем белом свете, если даже для тебя, нашего сокровища, не можем отказаться от любимых привычек.
Карли с нетерпением всматривалась в лица родителей, ожидая продолжения.
- Лично мне известно два клана вампиров, которые живут именно такой жизнью, которую ты описала, - произнесла Белла. - Один из них семья Денали, они живут на Аляске и я о них практически ничего не знаю, а вот второй клан…
Белла хотела продолжить, но на мгновение остановилась когда услышала недовольное рычание Джеймса.
- Ты же не хочешь предложить нам уехать к Калленам? - скептически спросил он.
- Ну мы с тобой можем и не жить с ними, - согласилась она, и тут же продолжила. - Но почему бы Карли не попробовать тот образ жизни, о котором она говорит? Тем более Карлайл приглашал нас к себе!
- А кто такие Каллены? - тут же заинтересовалась Карли, и Джеймс понял, что просто не сможет отказать дочери, если она захочет пожить с той семьей.
Сдавшись, Джеймс ухмыльнулся, рухнул на кровать, и дал молчаливое согласие на то, чтобы Белла все объяснила их дочери.
- Они все вампиры, - начала рассказывать Белла. - Карлайл врач, он работает в обычной больнице, Эсми его жена, она просто прекрасная женщина, настоящая заботливая мать семейства. У них есть дети, Розали с Эмметом, и Элис с Джаспером. Просто так про них не расскажешь, но Элис наверное самая энергичная девушка которую я когда-либо встречала, у Джаспера богатое боевое прошлое, он даже когда-то пытался убить меня, но потом мы помирились и стали друзьями.
После этих слов Белла с Джеймсом рассмеялись, а Карли посмотрела на них ошарашеным взглядом. Она думала, что мама и папа никогда не простят тех, кто пытался их убить, но оказывается она их просто до конца не знает.
- А Розали и Эммет? - с энтузиазмом поинтересовалась Карли.
- Розали самая красивая, стервозная и эгоцентричная девушка на свете, но потом мне представился шанс узнать ее поближе, и я поняла, что она очень добрая и способна на настоящуюю дружбу, - когда Белла рассказывала о Розали, то Карли с удивлением заметила, как отец еле сдерживает рычание и его глаза злобно сверкают. - Ну а Эммет, о нем даже и расказать нельзя, его надо просто увидеть, это настоящий «большой брат», его шутки всегда балансируют на грани приличия, и он обожает заключать пари.
- Мам, ты так говоришь о них, как будто давно их знаешь!
- Ну да, знаю, - пожала плечами Белла. - И самое главное, они ведут вполне человеческую жизнь, и питаются кровью животных. Ну что, хочешь попробовать с ними пожить?
- А можно?! Ну то есть вы мне разрешите?! Они меня примут?! - тут же обрадовалась она.
Белла повернулась к Джеймсу, и выгнув одну бровь, широко ухмыльнулась.
- Ну, что скажешь, милый? Мы позволим нашей любимой и единственной дочери, попробовать другую жизнь?
- Ну она же любимая, - ухмыльнулся он в ответ. - А любимым мы позволяем все! Насколько я знаю, они живут где-то в Детройте, недалеко от озера Эри.
- Откуда знаешь? - удивилась Белла.
Джеймс предпочел ничего ей не отвечать, только хитро улыбнулся, и взял в руку трубку телефона.
- Ну что, мне заказывать нам билеты до Мичигана?
Он выжидающе посмотрел на Беллу и дочь. Карли счастливо улыбнулась, и согласно кивнула головой.
- Отлично, - пробормотал он, и стал набирать номер портье, чтобы тот заказал им билеты. - Мы возвращаемся в Америку. Чудесно, только об этом и мечтал.