Элис уже несколько месяцев не находила себе места. После того злополучного звонка в дом Беллы, она и правда пыталась оставить все так, как есть, но у нее это не получалось. Сердце постоянно сжималось от предчувствия опасности, голова раскалывалась от боли, Джаспер старался изо всех сил, но из-за ее эмоций мучился тем же самым.
- Джаспер, ты не мог бы оставить меня одну, - попросила она, и нежно погладила его по спине.
- То есть? - уточнил он, немного удивленный ее просьбой.
- Я вижу как ты устал, мне тебя жалко, может тебе лучше побыть в гостиной?
- Эл, что за глупости? - фыркнул он. - Если ты не забыла, то в гостиной постоянно торчит Эдвард. Вот его эмоции, это действительно нечто!
- А ты думаешь Эдвард поступает правильно? - пожалуй впервые спросила она Джаспера.
- Я не знаю, - пожал он плечами. - Я не могу забраться в его голову, но если судить по его эмоциям, то он просто пытается убедить себя в правильности своего решения. Мучается, но не собирается отступать с намеченного пути. Он похоже действительно не думает возвращаться к Белле.
- Не понимаю, - помотала Элис головой. - Не понимаю, и если честно не хочу понимать, что творится у него в голове. Но я правда рада, что нам с тобой не предстояло делать такого выбора!
- Я тоже, без тебя бы я не жил.
Сказав это, он притянул к себе девушку, и нежно ее поцеловал. Его руки заскользили по ее телу, но она словно окаменела. Джаспер оторвался от ее губ, и уставился в стеклянные глаза.
Видение накрыло Элис совершенно неожиданно, нет, конечно она думала о Белле, но когда Джаспер ее поцеловал, она не смогла удержаться и непроизвольно заглянула в будущее подруги.
«Белла бежала по какому-то огромному городу… она взбиралась по высокой железной лестнице… Белла стоит на самом краю крыши огромного здания, ее руки разведены в стороны на подобие креста, ее рот открывается, будто она что-то говорит, и в тоже мгновение делает роковой шаг, чтобы спрыгнуть с крыши…»
Видение оборвалось так же неожиданно как и началось. Элис испуганно уставилась на Джаспера, и уткнулась лицом в его плечо.
- Что такое? Что ты видела? - взволнованно спросил он.
- Белла…
- Что с ней? Ну же Элис, не молчи!
- Я видела как она спрыгнула с крыши, - взвыла Элис, и обняв его за шею затряслась всем телом.
- Успокойся! Прошу тебя, успокойся, - умолял он ее.
Элис тут же вскочила с кровати, и вытащив из шкафа чемодан, стала быстро бросать туда всю одежду свою и Джаса.
- Что ты делаешь? - удивился он.
- Джаспер, мы с тобой едем в Форкс! Плевать на этого остолопа, скажем всем, что решили скататься во Францию, никто не удивиться! Я должна знать, что там происходит!
- А как же Эдвард, думаешь он позволит?! - прищурился он.
- Плевать на него, он ведет себя словно собственник! Тем более ему сейчас все безразлично, уже которые сутки пялиться в окно, так что он вообще ничего не заметит!
- Хорошо, - с улыбкой согласился Джаспер, уже представив, что чем дальше отсюда они уедут, тем ему будет легче. - Я закажу билеты!
Сказав это, он быстро поцеловал Элис, и вышел из комнаты.

* * * *

Казино «Эльдорадо»! Как же хорошо, что она так вовремя вспомнила о нем. Дыхание уже сбивалось, в боку начало колоть, но энтузиазма у нее не убавилось. Когда она подбежала к зданию в почти тридцать метров высотой, то улыбнулась такой широкой улыбкой, что некоторые посмотрели на нее как на сумасшедшую. Заходить внутрь не было нужды, Джеймс не собирался играть в рулетку. Еще по дороге в Вегас, когда он сказал, что его любимое казино «Эльдорадо», ей стало интересно, чем же оно так ему приглянулось. Белла думала, что он скажет будто там отличные игровые автоматы, лучшая рулетка, покер или что-то в этом роде, но ответ оказался другим. Оказывается ему в этом казино нравилось то, что оно стоит чуть в стороне от центра города, и при этом располагается на возвышении. Джеймс утверждал, что с крыши того здания, открывается самый великолепный вид на город. Оставалось только одно, найти нужную дверь, и как-то забраться на крышу.
Сегодня все будто складывалось в ее пользу, она быстро нашла черный вход, и с трудом открыв тяжеленную стальную дверь, чуть не упала. Лестница на крышу естественно оказалась самой наипоганейшей, какую только можно представить. Ее каблуки постоянно проваливались в зазоры лестницы, подол платья несколько раз зацепился за щербатые перила, но она совершенно не обращала на это внимания, и упорно карабкалась вверх. Дверь была распахнута, она вылезла на крышу, и облегченно вздохнула, когда увидела, что Джеймс действительно здесь.
Он мгновенно почувствовал ее запах, повернул голову, окинул Беллу безразличным взглядом, и опять уставился на город. Ходить по не совсем ровной крыше в туфлях было очень неудобно, но она направилась прямиком к нему.
- Джеймс, - произнесла она вставая рядом, и неуверенно ему улыбнулась.
- Чего ты пришла? - грубо спросил он. - Вали обратно!
Она отрицательно покачала головой, и встав на самом краю крыши, тоже стала смотреть на город.
- Я знаю, что ты злишься на меня, и мне очень погано от этого! Но…
- Мне все равно, какого тебе! Я сказал уматывай отсюда! Завтра я отвезу тебя обратно в твой поганый городок, и можешь хоть до скончания жизни ждать своего ублюдка!
- Нет, Джеймс! Ты совсем не понимаешь! Я не думала о нем, ну то есть думала, но я думала о том, что ненавижу его!
- Мне плевать на то, что ты думаешь, что ты делаешь, и с кем вообще хочешь быть на самом деле! - зло зарычал он. - Я что, неясно выразился?!
- Значит тебе наплевать на меня? - с легкой улыбкой на лице спросила она. - Я так не думаю, потому-что если бы тебе было наплевать, ты бы так не бесился! Я не хочу тебя потерять, ты дорог мне, я только сейчас это поняла! Мне больше никто не нужен!
Джеймс ничего не ответил, но он видел, что ее слова совершенно искренние. Она действительно чувствует то, что говорит. Неожиданно Белла посмотрела вниз на трассу, по которой на невероятной скорости пролетали машины, развела руки в стороны, и закрыла глаза.
- После того как Эдвард бросил меня, я думала, что моя жизнь кончена, - произнесла она, и опять улыбнулась. - Когда же в моей жизни появился ты, то я поняла, что жизнь только начинается. Джеймс, я знаю, что ты убиваешь людей, я знаю, что ты садист и настоящий монстр, но ты показал мне и вторую часть себя, которую так старательно прятал в своем сознании. Ты можешь быть другим. Не хорошим, не добрым, не мягким и не покладистым, просто другим! Понимаешь! Ты не такой, как все!
Открыв глаза она повернула голову, и посмотрела в удивленные глаза Джеймса. Сказав это, она сделала всего один шаг, и он с ужасом наблюдал, как она, будто в замедленной съемке, начинает падать с крыши.
Он быстро метнулся к тому месту где она стояла всего секунду назад, и еле успев схватить ее за руки, поднял обратно на крышу.
- Ты что, сдурела? Совсем с ума сошла?! Ты же человек, легко могла разбиться! Дура! - заорал он.
- Не могла, - помотала она головой, и вплотную подошла к нему.
- Думаешь всемогущая?! - продолжал злиться он.
- Нет, я просто знала, что ты не позволишь мне упасть, - улыбнулась она.
Джеймс уставился на нее как на умалишенную, но увидел в глазах лишь чистый восторг, и нескрываемое счастье. Блядь, да ведь она действительно доверяет ему на столько, чтобы доверить собственную жизнь. Это приятное открытие вскружило ему голову, и он обняв ее за талию, притянул к себе.
Их губы слились в жадном поцелуе, а уже в следующее мгновение она почувствовала, как он прижимает ее к кирпичной стене.
- Прости меня, - нежно прошептала она.
- А ты меня, - рыкнул он, и резко поднял ее ноги.
Белла с силой сжала колени, и скрестила ноги у него на пояснице. Как же она его хотела! Она запустила пальцы в его волосы, и прижалась к нему еще сильнее. Он покрывал поцелуями ее шею и грудь, короткое платье задралось до самой талии, и она всем телом чувствовала холод его кожи. Их поцелуи были голодными и страстными, сдерживаться больше не было сил, он рывком сорвал с нее трусики, и стал ласкать ее рукой.
- Ты тоже другая, - прошептал он, и впился губами в ее шею. - Совсем другая, не такая, как при нашей первой встрече.
- Ты открыл меня настоящую, теперь мы оба другие, - прошептала она в ответ, и схватившись руками за пряжку его ремня, стала быстро расстегивать его джинсы.
- Тебе это нравиться? Не жалеешь, что стала другой? - усмехнулся он, лаская ее бедра.
- Ни капли, теперь я могу почувствовать вкус жизни, настоящей жизни…
- И я тебе все покажу, я открою перед тобой весь мир, - прошептал он, и буквально впечатавшись в ее бедра, резко в нее вошел.
Белла задрожала от мгновенной боли, но холод его тела приглушал ее. Она чувствовала только его. Это было необычное ощущение, такая близость была ей чужда, но невероятно приятна. Белла приложила максимум усилий, и разорвав на нем рубашку, услышала как пуговицы горохом покатились по крыше. Другой рукой обняв его за шею, она притянула его к себе, и стала неистово целовать, иногда прикусывая собственные губы.
- Как же я тебя хочу, - прошептала она. - Никогда и никого я так не хотела!
Перед ее глазами прыгали черные точки, голова кружилась, но она каждой клеточкой тела чувствовала огонь желания который пожирал их обоих. Она чувствовала только его тело, только его обжигающе холодное дыхание, и видела только его абсолютно черные глаза, в которых все отражалось словно в зеркале. Она все больше прижималась к нему, ей было мучительно больно от желания почувствовать его еще ближе, еще глубже в себе, но кажется, это было невозможно, он уже и так полностью заполнял ее.
Их движения были дикими, порывистыми, неконтролируемыми, но самыми манящими на свете. Каждым резким движением он буквально впечатывал ее в шершавую кирпичную стену, от чего ее платье рвалось, и на спине оставались царапины. Но ей нравилась эта грубость, нравилось его довольное рычание вырывающееся из горла. Это был настоящий коктейл из необузданности, чувственности, желания и боли. Их тела стремились друг к другу, она все сильнее сжимала его ногами, и все крепче обнимала за шею. Будь Джеймс человеком, он бы давно задохнулся. Он входил в нее, все сильнее и все резче, а она захлебывалась от чувств которые ее переполняли. Только сейчас она поняла, что начала по-настоящему жить только рядом с Джеймсом, а все прежнее было лишь жалкой пародией, обычным существованием, ничуть не похожим на настоящую жизнь. Она была счастлива, и тоже самое она видела в его глазах.