- Джеймс, может хватит уже думать об этой ненормальной семейке, и их закуске? - пропела Виктория, и стала перебирать пальчиками его короткие волосы. - А зачем ты подстригся?
Из его горла вырвалось глухое рычание. Виктория тут же замолчала, но продолжала его ласкать. В последние месяцы Джеймс стал очень злым, постоянно о чем-то думает, и ни как не отвечает на ее призывы к ласке.
- Джеймс, ну забудь о них, - протянула она, и выгнувшись легла ему на колени.
- Не могу, - рыкнул он, и уставился в стену.
Она смотрела на него с плохо скрываемой злостью и раздражением.
- И что ты собираешься делать? - закипела она, и спрыгнув с его колен, стала расхаживать по комнате.
- Тебя это не касается, - отрезал он стальным голосом, и поднявшись с кресла, направился к двери.
- Ты куда? Что все это значит? - взвизгнула и встряхнула своими рыжимы кудрями.
- Это значит то, что я сказал! Тебя больше ни в коей мере не касается то, что я делаю, когда и с кем!
- Джеймс! - воскликнула она пытаясь его остановить.
Его глаза тут же превратились в узкие щелочки, он мгновенно оказался рядом с ней, и схватив за горло, поднял в воздух. Она жалобно зарычала, но он только сильнее сжал пальцы руки, и стал с наслаждением наблюдать за тем, как она беспомощно барахтается в его стальной хватке, тщетно стараясь вырваться.
- Заткнись! Не смей больше ничего мне говорить, - прорычал он сквозь зубы, и испепелил ее таким взглядом, что она испуганно замолчала и замерла в его руке. - Ты во всем виновата! Ты испортила мне всю игру! Где ты была? Ты должна была отвлекать всю его семью, но ты не смогла сделать даже этого!
- Джеймс, наплюй на эту игру, мы придумаем что-нибудь новое! Более захватывающее!
- Я сказал хватит! - встряхнул он ее, и со всей силы швырнул в стену. - Можешь делать все, что хочешь, но уже без меня!
- Ну почему ты так помешался на этой девчонке? - завизжала она. - Ты просто бредишь ею! И не надо говорить, что это как-то относиться к Калленам, или просто к твоей злости, что все сорвалось! Все совсем не так, ты уже и минуты не можешь прожить, чтобы не бумать об этой Белле!
Имя этой девчонки она буквально выплюнула, ее лицо исказилось от ненависти и боли. Джеймс мгновенно оказался рядом с ней, и буквально вдавил ногой ее лицо в пол.
- Джеймс, я люблю тебя! - застонала она. - Я все сделаю для тебя, ты же это знаешь!
- Ты даже не представляешь, как жалко ты сейчас выглядишь! Виктория - ты полное ничтожество! Мне не нужна твоя любовь, преданность и прочее, что ты можешь предложить! Ты стала мне неинтересна, к тому же часто подводишь!
Перестав втаптывать ее в деревянный пол, он развернулся и направился к двери, он чувствовал на своей спине ее взгляд, но даже не удосужился повернуться и уж тем более попрощаться.
Дом в котором они находились несколько дней располагался в одном из густых лесов Канады. Он вышел на улицу, глубоко вдохнул лесной воздух и улыбнулся. Белла Свон. Это имя ласкает его слух, и кажется заставляет его мертвое сердце биться. У этой девчонки огромнейший потенциал, он увидел это еще при их первой встрече на поле, где все они играли в бейсбол. Сначала она была просто приманкой, пешкой, чтобы подразнить Эдварда и превратить его в настоящего зверя. Тогда ему пришлось сбежать, но в этот раз такого не произойдет. Теперь Белла не будет пешкой, она будет одной из главных фигур в его игре, чтобы морально убить Эдварда, и сломать его. Ему нужен лишь маленький шанс, чтобы она усомнилась в своем возлюбленном, всего один крохотный шансик, и жизнь этого вампира, уже никогда не будет прежней!
Настроение Джеймса стремительно поднималось, он знал, что на этот раз все точно выгорит, и больше не будет ни чьих смертей! Нет, он больше не будет пытаться убить Беллу, теперь все будет так, как хочет именно он, и больше ему никто не помешает.

* * * *

Колени Беллы дрожали, лес окружавший их стал раскачиваться. В ее висках громко стучала кровь отдаваясь гулом и дикой болью в затылке. Перед глазами неожиданно запрыгали мелкие черные точки, горло пересохло, и она не могла выдавить из себя ни слова.
Как? Как такое возможно? Еще пару недель назад все было хорошо, они праздновали ее день рождение, и даже попытка Джаспера напасть на нее, уже как-то постепенно выветрилась из ее головы. Она простила его, простила его в тот же самый вечер. Как ни странно, но она могла понять его, всю их семью, всех кроме Эдварда, который сейчас говорил ей эти ужасные слова.
Его слова пригвоздили ее к земле. Как он мог сказать ей, что ее память словно сито, и она все забудет? Как он мог сказать, что больше не любит ее, и что никогда не любил? Почему его слова о том, что он притворялся и о том, что она ему не пара, так сильно ранять ее? Да все потому, что она его любит! Действительно любит!
- А как же твои воспоминания? - прохрипела она, и всеми силами пыталась удержать слезы, которые и так уже градом катились по ее щекам.
- Я то конечно не забуду, но мне подобные… мы умеем отвлекаться, - как ей показалось с усмешкой произнес он. - Прощай Белла!
- Подожди! - еле выдавила она из себя, и попыталась заставить свои онемевшие ноги двигаться.
Нет, он не стал ждать, не стал говорить что-то еще, он просто развернулся к ней спиной, и скрылся среди деревьев. Пару секунд она словно статуя стояла ошарашенная среди леса, а зетем сорвалась с места и побежала за ним. Тело ее не слушалось, ветки хлестали по лицу, слезы застилали глаза, но она бежала вперед. За ним. Она надеялась, что он остановиться когда услышит ее, она словно обезумевшая лиса гналась за смыслом своей жизни, который отбросил ее как надоевшую куклу. Его слова про то, что устал притворяться рядом с ней, таранили ее воспаленный мозг.
Ее неуклюжесть дала о себе знать, причем в самый ненужный момент. Она запнулась ногой за какой-то выступающий корень, и рухнула на землю, больно ударившись головой. С неба стали падать тяжелые капли дождя, она закрыла глаза, и заскулила как побитая собака, по другому она даже идумать о себе не могла. Ну как? Как в такой прекрасный день, могло случиться столько дерьма?
Ей хотелось умереть, скончаться в этом лесу, на этих проклятых лопухах, и больше никогда не видеть этой поганой жизни!
Сколько времени прошло? Она не знала, но спустя какое-то время она стала слышать крики людей, которые выкрикивали ее имя. Ею ищут, но ей было на все глубоко плевать. Неожиданно рядом послышались какие-то еле слышимые звуки. Другой человек бы ни за что не принял их в расчет, но она поняла, что это вампир. Эдвард, он все таки вернулся. Счастье затопило все ее существо. Она простит, простит за то что уехал от нее, за то что так жестоко бросил, и за те насмешливые слова, что он говорил. Она почувствовала, что к ее лицу прикоснулись холодные пальцы, а затем послышался насмешливый голос.
- Ну вот мы и снова встретились, Белла, - а затем раздался низкий грудной смех. - Белла Свон, я тебя нашел.
Она не могла понять, кто же это? Но явно ни кто-то из Калленов, они бы не стали с ней так говорить, и подобного тона она не слышала даже от Розали.
В нем было все, и насмешка, и радость долгожданной встречи, и желание, и невероятный восторг, как будто у кого-то исполнилось самое заветное желание, заключавшееся во встрече с ней. Так говорят только хищники, так говорят только убийцы преследующие своих жертв. Она затряслась от страха, она могла открыть глаза, но боялась это сделать.
Теперь сдесь нет Эдварда, нет никого из той семьи, которую она считала своей, и никто больше не сможет защитить ее от этого монстра. Нет, она не будет бояться. Это же просто подарок сьбы, настоящее счастье! Если это и правда тот, о ком она думает, то он подарит ей забвение о котором она так мечтает. Он убьет ее.
Стоило ей это осознать, как она нашла в себе силы и храбрость, чтобы открыть глаза, и встретить свою смерть лицом к лицу.
Его черные глаза смотрели на нее в упор, на губах была такая широкая улыбка, что она видела все его острые как бритва зубы.
- Вот мы и встретились, - прорычал он с такой страстью, что она содрогнулась.
Лишь бы он убил меня, лишь бы убил и не мучил, я не выдержу пыток.
- Джеймс, - хрипло выдохнула она, и через силу ухмыльнулась. - Вот ты и нашел меня.