Да, день обещает быть веселым. Эммет не простил Джасперу проигрыш в споре «об осьминоге», и намеревался отыграться. Боюсь представить, что будет?
Тут дверь открылась, и вошел Джейкоб. Я набросилась на него с поцелуями, а он, гаденыш, и не сопротивлялся. Я начала мысленно его раздевать и, когда уже добралась до того момента, что в реальности хотела сорвать с него рубашку, послышался крик с первого этажа:
- Держите свои мысли под контролем! Мне не интересны подробности вашей личной жизни! - орал на весь дом Эдвард.
Мы с Джейком переглянулись и прокричали.
- Не читай наши мысли! - и засмеялись. Послышался смех семьи. Я взяла Джейка за руку, и мы спустились вниз, а параллельно я поставила щит на себя и Джейка.
У меня должок Эммету. Пока Томпсы были здесь, Эммет предложил мне спарринг, а я совсем забыла про Ника. Вот Эммет теперь радуется, блин. И теперь я должна выполнить его желание.
Все Каллены сидели в кругу. Им было интересно, что придумал Эммет. Даже папа сидел с непонимающим видом. Неужели Эммет научился скрывать мысли от папы?
- Так Ренесми Карли Каллен, приступим, - загадочно начал мишка, - я спрашиваю! Ты отвечаешь.
Я кивнула. Зря...
- Когда вы первый раз...кхм... сломали кровать, - нашелся Эммет. Мое лицо вытянулось, и я раскраснелась. Каллены с интересом смотрели на меня. Пришлось ответить:
- В семь лет, - теперь вытянулись лица семьи. Папа... его лицо - это что-то.
- Но ведь в воспоминаниях тебе было тринадцать?
- Тогда нас мама застукала, - сказала я краснея.
- А когда вы первый поженились? - в шоке спросил Эм.
- В четырнадцать с половиной лет, - да, надо было взять фотоаппарат.
- Как? - бросила в пустоту Элис. Ее взгляд остекленел.
- Эл, что слу... - папа осекся. Я взяла его за руку и увидела... пустоту.
Вдруг в зал ворвались Эмбри, Ли и Сет. Выглядели они ужасно. Волосы Ли были мокрыми и липкими, с травой и землей. Их одежда была влажной оттого, что они, видимо, переплывали реку. И глаза... Они были бешенными. Оборотни дышали быстро – похоже, они очень торопились сообщить нам что-то.
- Там... это... в общем... - задыхаясь, начал Сет. Ли его перебила:
- Когда мы охраняли границу, - начала та и глубоко вздохнула, - то наткнулись на след. Он вел с океана через границу к вам. След очень странный. Это был один вампир, но к запаху примешивались земля, кровь, гарь, трава и запах нескольких десятков других вампиров. Так что узнать запах не получится. Судя по дороге, это направляется к вам сюда, - закончила Ли, пока Сет и Эмбри пытались отдышаться.
В комнате повисла тишина.
- Пойдемте, - сказал Карлайл, и мы выбежали из дома.
Мы прибежали на поле. Ли, Сет, Эмбри и Джейкоб сели чуть впереди Калленов, как бы защищая.
И вот из леса вышла... девушка.
На ней были порванные джинсы, штанины которых обрывались выше колен. Все в грязи и крови. Какая-то порванная футболка. Тоже в пятнах от грязи и крови. Ее волосы сбились в комок от грязи, крови, листьев и еще чего-то. Черные как ночь, безумные, жаждущие крови глаза. И от вампирши разило столькими запахами других вампиров.
Каллены застыли в шоке.
Но! В этой девушке было что-то знакомое. И тут я поняла что. Несмотря на жажду во взгляде, она смотрела на меня с такой любовью. Верхняя губа была пухлее нижней. На шее (как я вообще это заметила?) была царапинка в форме сердца, такая же, как я когда-то сделала маме. Она была на горле чуть правее и ниже уха.
Как? Как такое может быть? Она ведь... мертва! Или нет?
Вместо роя мыслей, которые были у меня в голове и которые превращались в вопросы, я прошептала лишь одно слово:
- Мама...