От Эдварда.

- Ты должен объяснить, - прошептала Белла. Я снова вздохнул и... До меня дошло!

Я вспомнил, как узнал про то, что Белла спрыгнула с обрыва. Все, что происходило со мной, пока я мне не сказали, что она жива.

"Я бежал. Боль была не выносимой. Беллы нет. Беллы больше нет. Я остановился на опушке и сел по-турецки. Я не мог бежать. Мне было больно.
- Эдвард, - рядом со мной стояла Элис. - Посмотри! - Она показала видения где... Белла была жива.
- Она жива?! - облегчение накрыло меня волной..."

После этого я выслеживал Викторию. И потерял ее где-то в Риме. А в лесах, когда я охотился, меня атаковала вампирша...

"Еще чуть-чуть и... Кто-то напал на меня сзади, испугав зверя, которого я выслеживал.
Меня перевернули и взяли рукой за горло. Эта... Девушка???
- Кто ты? - спросила. Мысленно она уже представляла меня с красными глазами, потому что мои глаза были закрыты. Я открыл их, и увидел, что передо мной стояла красивая девушка с золотистыми глазами.
- Вегетарианец? - с сомнением сказала девушка.
- Да, - уверенно сказал я, лежа на спине. "Как вегетарианец? Я слышала о семье вампиров. Точнее о двух семьях, которые тоже пьют кровь животных. Северный клан - Денали. И Олимпийский клан - Каллен."
- Я Каллен. Эдвард Каллен.
- Хм, похоже. Извини, - она слезла с меня. - Еще раз прости... Эдвард, - вампирша улыбнулась. Я отмахнулся.
- Я не понимаю. А откуда ты знаешь, о чем я думала... а точно у одного из вампиров чтение мыслей, у второго предвидение, и у кого-то управление эмоциями? - я кивнул. – Кстати, я Афрода.
Девушка предложила пройти к ней в дом, и мы пробежали четыре мили, (прим. автора: 6,44 км) до того, как наткнулись на двухэтажный особняк.
- Ты живешь одна? - спросил я.
- Нет с учениками, - в ее голове появились картинки: вампиры, люди и оборотни. Я непонимающе посмотрел на нее. Она улыбнулась и села за стол.
- Я расскажу свою историю. Ты - свою. Как я сказала, меня зовут Афрода. Сколько мне лет точно, не знаю, но считай так. Я была рождена за тринадцать лет до основания Рима, - мои глаза стали большими. Ведь Рим был основан в семьсот пятьдесят третьем году до нашей эры. То есть ей сейчас примерно две тысячи семьсот семьдесят шесть лет. Ничего... - Да! - Афрода улыбнулась. - Рим основал мой двоюродный брат Ромул. Наши отцы разошлись по местам, - она вздохнула. - До двадцати лет я прожила с Ромулом и моим младшим братом Тибром. Затем Тибр взбунтовался и решил покинуть Рим. Я с ним. Ромул хотел нас остановить, но он нас любил, поэтому отпустил. Никто не знал о том, что мы с Тибром и наш отец вообще существуем. В истории мы остались белым пятном. Если бы мы этого не сделали, то надо было бы указать, куда делись наши тела, но об этом потом. Между прочим, я и Тибр помогали составлять историю Рима. Когда мы путешествовали, то случайно наткнулись на какого-то оголодавшего вампира. Он нас обратил. Мне было тогда, да и сейчас, двадцать три года, а Тибру - семнадцать лет. Он примерно твоего возраста. Сейчас он с учениками на охоте в Африке. Об учениках тоже потом, - предупредила она, увидев мой открытый рот.
- Пятьсот лет назад я нашла la tua contante (прим. автора: я даже свой домашний телефон не помню, а это конечно да!), но не выпила - сдержалась, - а двести шестьдесят семь лет одиннадцать месяцев пять часов двадцать четыре минуты и сорок пять секунд назад я нашла свою любовь, - в ее мыслях всплыл образ парня. Что? Не может быть... Я вскочил:
- Твой парень... Твой парень, - я был поражен до глубины души!
- Ну, да, - неловко сказала Афрода...
- А как ты с ним познакомилась? - в трансе спросил я.
- Ну... Однажды мы с Тибром были в Италии, и Аро очень заинтересовался нами, предложил пожить недельку, погостить. Там я встретила его... - она снова подумала о нем. Черт возьми!!! - У Вольтури мы не остались, но его Аро отпускать не хотел - слишком ценен дар. Но месяц назад он, наконец, ушел, - по окончанию рассказа у нее на лице появилась счастливая улыбка.
- Так вот об учениках: Я с Тибром долго путешествовала и находила других не знающих о своих способностях вампиров, оборотней, ну и полукровок. Сейчас у нас семья, - она подпрыгнула, взяла альбом с фотографиями и начала показывать мне. - Это сестры-близнецы Кеседи и Милинда. Они полуоборотни - полувампиры. Ужасно похожи. Это Джеймс, парень Кеседи, и он вампир. Им это, кстати, вообще не мешает, - небрежно бросила Афрода. - Это Нора и Крейг. Еще одна парочка, - на фото была девушка с золотыми и парень с небесно голубыми глазами. Под одним глазом красовался синяк. - Нора - вампир, а Крейг - полувампир. Это Анита и Энтони. Брат и сестра. Они оборотни. Керолл, девушка Энтони, полуоборотень. Ну, и Дори, вампир. Сейчас они придут и расскажут тебе свои истории.
Тут в дверях появился он! Афрода подпрыгнула:
- Деметрий! - Афрода кинулась в его объятья.
- А он что здесь делает? - спросил Деметрий, разглядывая меня.
- Он охотился, а я на него напала, - смущено сказала вампирша. Деметрий пару секунд был в шоке, а потом... захохотал.
- Да, на тебя это похоже, - сказал он и повел ее наверх. Что они там делали мне даже говорить стыдно…
- Привет, - услышал я, знакомый голос. Алек. Я повернулся и увидел его в дверях, в обнимку с той самой Дори. - Слышал, как на тебя Афрода напала. Не сломала ничего? А то она боевая, - сверху послышалось шипение. Алек хихикнул. - На меня один раз напала, и кости таза сломала... - его прервал Деметрий:
- Сам виноват!.. - затем звуки поцелуев и хихиканье Алека и Доры.
- Привет, - ко мне подскочила Дора. Её взгляд упал нам фотоальбом. - Значит, как меня зовут, ты знаешь, - я кивнул. - Вот и отлично! - я повернулся к Алеку.
- Я где твоя сестра - фурия? Вы же вроде вместе ходите, - с ухмылкой спросил я. Алек и Дора захихикали.
- Что?! Я фурия?! Это Я - фурия, - в дверях стояла взлохмаченая Джейн в обнимку с Тибром. О-па, они тоже ушли от Вольтури. - Ну, я тебе, - вдруг она успокоилось, что меня безмерно удивило.
Тут в комнату вошли остальные члены семьи. Две близняшки... Только с разной длинной волос. Мелинда и Кеседи. Затем девушка с длинными черными волосами, Анита. Следом темнокожая девушка с длинными каштановыми волосами, Керолл. Рядом с ней парень, Энтони. Затем, легко покачивая бедрами, шла рыжеволосая девушка, Нора. За ней, смеясь, и толкая друг друга, шли Крейг и Джеймс. Они все расселись по диванам. Некоторые, например, Джеймс и Кеседи сели на пол. Ну, а точнее, Кеседи находилась не на полу, а на коленях своего парня.
Все улыбались. Афрода и Деметрий тоже спустились
- Ну, - сказала Нора, - я так полагаю, Афрода рассказала тебе кто мы, и как нас зовут. Теперь ждем твоего рассказа. Хотя, наверно, для начала надо рассказать наши истории... - она задумалась.
- Все началось с Мелинды и Кеседи, - начал Тибр. - Их мы нашли семьсот тридцать два года назад. Затем нашли Джеймса, - он покосился на парочку сидящую, на полу, - дальше в семью влилась Дори, а затем, Анита и Энтони, Крейг и Керолл. Нора у нас появилась недавно, - подвел итог Тибр.
Дальше последовали истории
- Наша мама была оборотнем, а папа вампиром, - начала Мелинда. - На одном сражении за территорию, а мы жили на юге, и ты сам понимаешь, что там и сейчас идут войны, - это напомнило мне Марию и Джаса. - Наши родители умерли, но перед сражением мама оставила нас в лесу под пнем, чтобы мы не умерли.
- Я там тогда охотилась, - вставила свое слово Афрода, - им было всего четыре года.
Затем Анита и Энтони...
- Наша мама, - начала Анита, - была человеком, отец - оборотнем. Отец бы альфой в стае. Когда мама была беременна мной - я на три года младше Энтони - у отца случилась стычка с одним членом стаи. Ренделом. В его первой стае его недолюбливали, поскольку он все время стремился к превосходству. В этой тоже не все понимали и "поддерживали". А также Рендел был самым сильным. Сильнее нашего отца, учитывая, что он Альфа. Тогда Рендел напал на отца и приказал ему отказаться от места вожака. Отец отказался и тот его убил. Стая не смогла пережить потерю и распалась. Когда мне исполнилось десять, мать умерла. Мы с Энтони бродяжничали, некоторые добрые женщины кормили нас и одевали, но длилось такое существование не долго. Мы работали, и когда Энтони стукнуло восемнадцать, он обратился. В мои восемнадцать я тоже обратилась, а потом мы нашли Афроду вместе с Тибром, близняшками и Джеймсом.
Дальше Джеймс:
- У меня все просто. Пошел в лес с друзьями, мне так казалось, что они мне друзья. И оставили она меня на растерзание льву. Все!
Потом Нора:
- У меня тоже ничего особенного! Моя мама - оборотень, отец - человек. Умерли в авиакатастрофе где-то в Англии. Потом меня обратил вампир. Хотел полакомиться, но не получилось.
Следующей заговорила Керолл:
- Мой отец оборотень. Он запечатлился на маме и отказался от превращений. Моя мама не знала этого. Она забеременела мной. В десять лет я обратилась, потому что меня обидели. Когда же я рассказала родителям, что я обратилась в волка, мама посмотрела на меня как на умалишенную, отец же - со страхом в глазах. Мама хотела сдать меня в психиатрическую больницу, а отец... - она запнулась, - в общем, я сбежала из дома. Я жила в обличии волка рядом со своей семьей. У моих родителей родились еще три ребенка, и ни один из них так и не обратился, - с грустью в глазах закончила Керолл.
Самая грустная и страшная история была у Дори:
- В семье я младшая. Родители не очень меня хотели. У них был точный план: один единственный сын - а я все испортила. Родители всем нутром показывали, что я им не нужна. Когда моему старшему брату было девятнадцать лет, они дали ему денег на колледж, а мне сказали, чтобы я сама зарабатывала. Последней каплей стало то, что...
В общем, на свое восемнадцатилетние я уехала в поход, а когда приехала, в своей комнате обнаружила девушку. Когда она меня увидела, завизжала. На крик прибежали родители и брат. Отец выставил меня за дверь и сказал, что я уже совершеннолетняя, и должна сама зарабатывать. После этого я пришла на квартиру бабушки. Мама, моей мамы. Она ненавидела себя за то, что воспитала такую дочь и просила у меня прощения, а после ее смерти я узнала, что квартира завещана мне. Квартиру продала и уехала. Где-то в Новом Орлеане меня обратили, а потом я нашла ребят и Алека, - Дори прижалась к Алеку.
- Теперь твоя очередь, - сказала Афрода. Я приготовился рассказать клану о нашей семье и истории про Беллу….
Через три долгих и мучительных для Эдварда часа….
- Ааа… - все девочки рыдали навзрыд, как тринадцатилетние школьницы после просмотра Титаника.
- Как ты мог… - плакала Нора…
- Зачем…а…ты… с ней…ТАК… поступил, - рыдала Мелинда. Кеседи вытирала платком слезы и кивала, соглашаясь с сестрой. Вот из кухни выше Алек с пятой коробкой с носовыми платками. Он покачал головой и усмехнулся "Девушки!" - думал он, ухмыляясь. Но он также переживал за ревущую Джейн и точно такую же Дори…
- Так, - на грани потери самоконтроля сказала Афрода, - нам с Эдвардом нужно на охоту, - не дождавшись ответа, она схватила меня за руку, и мы убежали в лес. - Это так печально, - сказала она, садясь на камень возле реки. - Но… - она запнулась. Я понял, что она хочет, сказать и задохнулся.
Увидев это, она кивнула головой:
- Да, у меня есть дар. Я могу тебе помочь. - Она начала меня умолять, видя мое отрицание. - Это будет ваша последняя встреча. Она будет думать, что это всего лишь сон. Но это будет реально. Только в другом измерении, - она запнулась, подбирая слова, - Она может даже этого не вспомнить, поскольку это сон… но… ты… Ты будешь помнить и чувствовать.
Понимаешь… На себе я пробовала и знаю что будет, а пары «Человек-Вампир» у меня в экспериментах не было… но… это не важно…Давай! Самое главное, ты станешь человеком там! Пожалуйста, - Афрода испытующе на меня посмотрела.
- Ладно, - сдался я.
- Ура, - Афрода запрыгала как маленькая девочка…
- Вот так, - я рассказал всю историю Белле. Она стояла в шоке.
- Но почему ты этого захотел? - она, что не понимает? Я взял ее лицо в ладони.
- Белла, ты помнишь, что я тебе говорил, - я слышал ее мысли, поскольку щит был слабым. "Нет! Помню все. Даже те слова в лесу. Нет! Не вспоминать". Эти слова навсегда отпечатались в моей памяти.
- Белла, я ушел от тебя, что бы ты смогла жить настоящей жизнью… Я не знал, что все… ТАК получится, - я осекся. - Ты ведь все равно добилась своего. Стала… вампиром. По… Почему ты не отказалась от Несси тогда?..
- Потому что я люблю ее, - тихо сказала Белла, а затем поглядела в мои глаза, - как и ее глупого отца, - она сократила расстояние между нашими лицами и прижалась ко мне губами…