Я услышала вздохи. Остановилась, все еще просматривая историю болезни нового пациента. Так, нужно поднимать голову - это уже не прилично.
Я сделала еще два шага, замерла и, не поднимая головы, начала говорить:
- Здравствуйте, доктор Каллен, я Рене... - я подняла взгляд и застыла, - Уау, как вас много!
На меня с каким-то непонятным удивлением смотрела семья доктора. Три девушки: первая - высокая блондинка с внешностью фотомодели. "Задавака", подумала я. Вторая - "метр в кепке" с ежиком на голове, очень похожа на "Маленького эльфа". А третья - тонкое лицо с высокими скулами и волны светлых кудрей. Она полнее, чем остальные. Мама.
Мама... Нет! Забыли.
Первый парень, на которого упал мой взгляд, оказался высоким и накачанным. "Большая глыба". Он стоял и улыбался. Мне показалось, что даже новость о конце света ему не испортит настроение. Второй молодой человек в отличие от остальных стоял спокойно, и его настроение можно было угадать только в поднятых вверх уголках губ.
Будем его звать "Спокойный", с сарказмом подумала я.
А, вот доктор Каллен: светлые волосы, такие же золотистые глаза, как у всех остальных членов его семьи, бледная кожа...
Мама... Черт, зачем эта семейка вообще сюда приехала? Они так напоминают мне маму...
А вот еще один представитель Калленов: бронзовые волосы, очень похожие на мои, бледная кожа, золотые глаза. Он так на меня смотрел...
"И че смотрит, я ему не кунсткамера, чтобы меня разглядывать. Мне Джейка хватит".
Парень улыбнулся.
"Не, он точно псих".
Парень улыбнулся еще шире. Я заметила, что за нами наблюдает вся его семья.
"Его надо посадить в психиатрическую больницу. Надеть смирительную рубашку и не снимать. Что лыбится? У меня там связи: две недели назад я вылечила главврача психушки. Правильно говорят: Мир - психушка, все мы - психи, а Бог - психиатр".
Парень неслышно для человека рассмеялся. Его я буду называть "Психом".
- Псих, - чуть различимым шепотом произнесла я.
Его семья начала смеяться и улыбаться: похоже, они все-таки узнали мое мнение о нем.
Вдруг по непонятной причине мамин щит закрыл мои мысли.
Когда она уходила, то каким-то образом отдала мне частичку своего щита. И теперь у меня есть часть ее способностей - никто из вампиров не может прочитать мысли, а также воздействовать на меня, как это делают Джейн и Алек (из маминых воспоминаний). Когда я думаю о мифических созданиях - оборотни, вампиры, вурдалаки - щит закрывает меня от воздействия извне.
Тут я поняла, что мы уже минут пять молчим:
- Вы - доктор Каллен, - я знала ответ, но никогда не мешает уточнить. Он кивнул, - Рада знакомству. Я - Ренесми Карли Свон, - у всех присутствующих глаза выпали из орбит. Ну, он еще не знает, что я скажу дальше... - И я ваша начальница, - я ослепительно улыбнулась и протянула руку. Всё. Их челюсть в свободном полете! Вдруг мой щит перестал действовать.
Он пожал руку. Теплая.
- А это, я так полагаю, ваша семья? - я оглядела всех по очереди: с "мамы" до "психа". - Пойдемте в мой кабинет, там и познакомимся.
Я провела их по коридору и открыла дверь. Вслед за мной семья Калленов зашла в мой, ну то есть в мамин... в НАШ кабинет. Я увидела, что мамина фотография свалилась с полки, наверное, от порыва ветра.
Я подбежала к фотографии и подняла ее. Погладила стекло и поставила карточку на стол. Когда я обернулась к Калленам, то увидела, что их шокированные взгляды, не отрываясь, смотрели на мамину фотографию, где она была запечатлена с красными глазами.
Слова про фотошоп застряли в горле.
Я села за стол и жестом попросила всех последовать моему примеру. Карлайл и Эсми выбрали два стула с другой стороны стола, а дети устроились на диване возле стены. Все они изучали фотографии моей мамочки, развешанные по стенам.
- Кто это? - спросил Карлайл, показывая на фото Беллы.
- Это... - я посмотрела на них нерешительно, - моя... мама.
ВСЁ!
Мне придется вправлять им челюсти...