Мы рассаживаемся по машинам и едем домой. Почему-то я чувствую себя так, будто действительно вернулась домой.

В доме Калленов ничего не изменилось, всё по-прежнему, как будто они никогда и не уезжали. Оказывается, узнав о моей гибели и исчезновении Эдварда, вся семья вернулась сюда и ждала сначала известий о сыне, а потом возвращения уехавших на выручку к нам Карлайла и Джаспера. Мы долго сидим, разговаривая, в гостиной. Рассказывая свои приключения и вызывая у слушателей то вздохи сожаления, то ужаса, то умиления. Подлость Джейн и Аро бесит Розали и Эммета, ему очень хочется применить свою недюжинную силу по назначению… а защита замка от всех видов воздействия настораживает Элис.

Потом все просто радуются счастливому воссоединению семьи. Как я и предполагала, Эммет счастлив, угадав в Феликсе равного по силе, и тут же предлагает посоревноваться.
- Слава Богу, теперь у нас дома не будет вонять человечиной, - лукаво улыбаясь, говорит Розали, и я понимаю, что это её способ показать своё отношение к моему превращению в вампира.
Карлайл и Эсми умиляются, глядя на своих детей, и я ловлю растроганный и благодарный взгляд мамы Эдварда, она считает, что нужно благодарить меня за счастье её сына. Не нужно! Это мне хочется кричать от счастья и задушить всех в благодарственных объятиях, так как я по-прежнему не понимаю, чем заслужила любовь Эдварда и любовь всех членов его замечательной семьи.

Тут к нам подскакивает Элис и, радостно пританцовывая, говорит:
- Ну, давай, братик, не тяни! Сделай это прямо сейчас, а то опять упустишь момент и будешь сомневаться следующие полвека. Спроси её!

Эдвард бросает на сестру яростный взгляд, но как можно злиться на такого эльфа? Он тут же расплывается в улыбке и ворчит:
- Ты всегда стараешься испортить самый красивый и романтический момент, вредина!
- Не испортить, а предвосхитить – я просто вижу, что если ты не сделаешь это прямо сейчас, то всё растянется очень надолго. Не томи, пожалуйста.

Эдвард смущенно улыбаясь, вытаскивает неизвестно откуда взявшуюся бархатную коробочку и, протягивая мне, говорит:
- Элис и так уже прозрачно намекнула, так что ей осталось только сказать за меня самые важные слова. Но это она всё же доверила мне. Белла, ты знаешь, я люблю тебя и давно мечтаю назвать своей. Мои чувства искренни и глубоки, я мечтаю разделить с тобой вечность и обещаю сделать самой счастливой. Это кольцо моей матери, и надеюсь, ты примешь его вместе с моим сердцем, – опускаясь на одно колено, он взволнованно продолжает: - Будь моей женой перед богом, людьми и…нелюдями…

Я зачарованно смотрю на его смущенно трепещущие ресницы и не могу произнести ни слова. Он не выдерживает паузы и поднимает на меня взгляд – янтарные глаза светятся тревогой, но, встретившись с моими, мгновенно плавятся от счастья… Он прямо в душе прочитал мой ответ, но всё же нужно озвучить его и для других:
- Я очень люблю тебя Эдвард. Я согласна. – Это всё, на что хватает моего дрожащего голоса, но и это взрывает гостиную бурными аплодисментами.
Эдвард притягивает меня в свои объятия, и мы целуемся на глазах у всех.

- Ну, наконец-то это произошло! - воскликнул Эммет. - Теперь у Эдварда будет чем заняться ночами вместо того, чтобы подслушивать под дверью нашей спальни.
- Ты уверен? – ухмыляется Розали. - Ты думаешь, они знают о том, что происходит между мужем и женой после свадьбы? Они же оба такие правильные, что, скорее всего, постеснялись посмотреть в интернете хотя бы один порно-ролик!

Эммет притворно ужаснулся:
- Ты хочешь сказать, что у них ничего ещё не было? Господи, и они не будут заниматься сексом до свадьбы? Белла, забирай свои слова обратно, пока не поздно, зачем тебе этот хладнокровный кусок мрамора? Ты навеки останешься девственной при моем благопристойном братишке.
- Элис сколько займут приготовления к свадьбе? – невозмутимо спросил, чуть отстранившись от меня, любимый.
-Ну, месяца в два я уложусь, - задумалась коротышка.
- Мы ведь потерпим, любимая? – проворковал мне в ухо Эдвард.
- Нет, - застонал здоровяк, опускаясь в кресло и сгибаясь пополам, - я не могу на это смотреть! Мой организм бы не выдержал такого издевательства.

Честно говоря, я еле смогла скрыть разочарование, затопившее всё моё существо. Неужели Эммет прав и Эдвард настолько хладнокровен и спокоен? Страстно влюбленные женихи так себя не ведут…особенно в наше время!

Мне вдруг стало невыносимо грустно, и бушующее в моих венах желание обернулось ядом, отравляющим душу. Но я постаралась скрыть свои истинные эмоции, согласно кивнув и уткнувшись в грудь любимого. Кроме всего прочего, было очень неловко обсуждать всё это при всей семье.
- А почему бы всей семьей не поехать на охоту? – вдруг рассеянно теребя свои волосы, предложил Эдвард. Видимо, его тоже смущало всеобщее обсуждение наших отношений.

Элис вдруг как-то странно хрюкнула и кинулась целовать Джаспера.
- О-о, всех настропалили, а сами в кусты, - ухмыльнулась Розали,- Ну давайте, поможем вам отвлечься до свадьбы. Я не против, давно по-настоящему не охотилась.
- Да, - подхватила Эсми, - мы так давно не охотились всей семьей! Поедемте куда-нибудь подальше!
- Чур, кто первый добежит до нашего озера - тот самый сильный, - обрадовался Эммет.

Эдвард тут же воодушевился и стал вместе со всеми обсуждать предстоящую охоту. Я, с трудом затолкав разочарование вглубь души, попыталась с кислой улыбкой присоединиться к всеобщим сборам, и у меня почти получилось. Всё-таки стать нормальным вампиром мне не удалось. Всё же для них действительно главное - жажда крови, а вот я так и осталась больше всего на свете желать моего Эдварда. Видимо, это мой дар, и я пока промолчу об этом, иначе Эммет вообще никогда не заткнётся.

Через пару часов все были готовы и стали рассаживаться по машинам. Мы с Эдвардом и Элис с Джаспером должны были ехать на «вольво».

Любимый замешкался в нашей комнате, и мы выходили последними. Все уже уехали, и лишь «вольво» с Джаспером за рулем поджидало нас во дворе. Я направилась к выходу, зная, что Эдвард идёт следом, когда сильные руки подхватили меня и развернули к себе:
- Куда собралась, красавица? – прошептал любимый в мои губы, соблазнительно покрывая легкими поцелуями мой подбородок и скулы.

Дыхание привычно перехватило, и мысли разбежались кто куда:
- Ммм… ну, на охоту…
- А я надеялся, что есть вещи, которые привлекают тебя сильнее беготни по лесу за оленями в компании жизнерадостных качков и кровожадных девчонок…
Я совсем растерялась:
- Но это была твоя идея… ты сам подбил всех ехать поохотиться…
- Да, всех… но я не говорил, что и мы поедем с ними… можем же мы передумать…
Мои мозги окончательно превратились в желе. Дыхание прервалось, и смысл его слов стал доходить до меня.
- Так мы не едем? Мы остаемся здесь? Совсем одни?
В подтверждение моим словам раздался звук отъезжающего «вольво». Элис увидела, что мы не собираемся ехать… Значит, Эдвард придумал это специально?
- Неужели ты боишься, что нам будет скучно? – соблазнительно прошептал он мне на ухо, - Неужели ты на самом деле поверила, что я могу променять общение с тобой на какую-то охоту?
- Но ты сказал, что… ну… до свадьбы…
- Ах, вот о чем ты думаешь, моя наивная, нетерпеливая девочка… Ты переоцениваешь мои возможности, мою выдержку и явно недооцениваешь силу моей любви к тебе. Белла, я не могу больше ждать ни минуты… и теперь, когда между нами нет преград… я сгораю от любви и страсти… - С этими словами он прижал меня ещё крепче к себе и стал целовать так безумно и горячо, что я вспыхнула восхитительным пламенем в его руках и повисла на его шее, отвечая на страстные поцелуи, ловя каждую искру его эмоций. Любимый подхватил меня на руки и с нечеловеческой скоростью утащил в спальню. Слова больше были не нужны, их заменили ласки, стоны, вздохи. Я не замечала ничего вокруг, всё затмили его глаза, губы, руки. Мы так долго шли к этой минуте, так долго желали её, и вот она настала… Мир замер, вслушиваясь и восхищаясь мелодией нашей любви.