Эдвард.

Когда я понял, что что-то идёт не так? Наверное, сразу, как только прошел шок от потери Беллы.

Тогда, сразу после первой после обращения встречи, вернувшись в свою комнату, я не знал, как мне воспринимать случившееся. Сначала я не мог думать разумно, было просто очень больно и тоска заполняла мою душу до краев. Я так ждал этого дня и вот остался ни с чем, опять один, с разбитым сердцем. Я сидел, отдавшись своим страданиям, и терял драгоценное время. Когда я немного свыкся со своей болью, пришло осознание того, что Белла жива, она здесь. И я без борьбы должен отступить? Нет!
Наверное, решил я, надо подождать, дать ей время вспомнить или попробовать заново завоевать её.
Но как-то так выходило, что у меня не оказалось возможности проводить с ней хоть какое-то время: то Аро меня от себя не отпускал, то Белла уезжала куда-то с Хайди и Деметрием, поэтому слишком поздно до меня дошло, что всё одно к одному складывалось не в мою пользу. Беллу окружили вниманием, и Аро настоял, чтобы Хайди занималась с ней раскрытием её таланта – как выяснилось, это был щит и она училась управлять им по своему желанию, а так же её обучали выталкивать его полностью и закрывать ещё кого-нибудь рядом с собой. Ясно было, что Аро готовил её в свои телохранители.

Было ошибкой пускать события на самотёк. Когда я увидел её за руку с Деметрием, стало ясно, что только я не смирился с её потерей памяти, остальные наоборот решили воспользоваться моментом. Мне было невыносимо больно видеть их вместе, смотреть, как она улыбается ему, как он обнимает её за талию и она доверчиво приникает к его плечу. Хотелось подскочить к ненавистному сопернику и разорвать его на куски, но я останавливал себя тем, что это ничего не решит. От того, что я убью в принципе невиноватого парня, Белла не станет моей. Я читал его мысли и видел, что инициатива исходила от неё, а он просто радовался своему неожиданному счастью, вцепившись в этот шанс бульдожьей хваткой. Я страдал, глядя на них и, собирая все силы своей души, пытался не сойти с ума от ревности и горя. Во всем был виноват только я сам: сначала беспечно допустив, чтобы интриги Джейн смогли осуществиться, затем промедлив, выжидая… и вот результат - она с другим.

Не только Деметрий решил воспользоваться новым положением дел. Джейн увидела в нашем с Беллой нечаянном разрыве свой шанс и теперь всячески доставала меня. Она, видя моё недовольство новыми отношениями Беллы со своим коллегой, не раз коварно нашептывала, что я зря жду, память не вернется к ней и если уж в новой Белле я не вызываю тех же чувств, что и раньше, то не стоит и пытаться их пробудить. Она старалась отвлечь меня и настойчиво приглашала на вечернюю трапезу к себе в комнату. Я понимал, чего она хочет, но не мог, да и не хотел ей это дать. Сначала она пыталась воздействовать на меня по-хорошему, но скоро раскрыла свои истинные намерения, когда я в очередной раз дал понять, что меня не интересуют её довольно прозрачные предложения.

- Я рада, что она не с тобой. Теперь мы с ней дружны, а ты такой холодный, скучный, правильный, ты - не мужчина. Ни один нормальный парень не отказался бы утешиться с красивой девушкой. Поэтому Белла и забыла тебя – ты не оставил в её теле память о себе. Вот Деметрий уж не растеряется и станет для неё настоящим мужчиной. Я уверена, что он уже был с ней, так как видела его утром, выходящим из её комнаты.

Я тогда взбесился и чуть не избил счастливого соперника, мотивируя свое поведение тем, что он пользуется её амнезией и втирается в её доверие. Мы даже сцепились и, если бы не Карлайл, драки было бы не миновать. Он оттащил меня, а Деметрий кричал мне вслед, что та Белла, которая сейчас с ним, настоящая, а та, что была со мной, умерла навсегда и я не имею права вмешиваться в их отношения. Всё, что я мог себе позволить, - это в бессилии громить мебель в своей комнате, от которой вскоре остались только одни опилки.

Сама Белла вела себя со мной достаточно ровно. Когда я попытался поговорить с ней, заставив выслушать рассказ о наших прошлых взаимных чувствах, она совершенно спокойно восприняла всё это, погладила по щеке и сказала:

- Эдвард, мне очень жаль, что я всё забыла. Ты очень красивый парень, очень милый и сексуальный, но ты не в моем вкусе. Я не могу обманывать тебя, говоря, что хотела бы вспомнить о нашей любви, нет, я счастлива в отношениях, которые у меня складываются с Деметрием, не мучь себя, отпусти, забудь, а лучше уезжай. С глаз долой - из сердца вон. Всем так будет легче, - закончила она, отводя глаза.

Но я был упрям:

- Я никогда не отступлюсь от тебя, Белла. Однажды я уже совершил такую ошибку, больше этого не повторится. Ты забыла о нашей любви, но это не значит, что и я должен забыть. И если я сейчас сдамся, то я предам не только свою любовь, но и тебя, ведь ты любила меня, ты готова была умереть за меня. Я не предам твою любовь ко мне, я буду бороться, тем более без тебя я не вижу смысла жить на этом свете. Пусть Аро казнит меня за неповиновение, мне всё равно.

Она как-то странно посмотрела на меня и, тяжело вздохнув, ушла. Теперь по возможности она старалась избегать встреч со мной и, когда ей захотелось совершенствоваться в игре на рояле, а Аро предложил ей меня в учителя, она резко отказалась.

Одна моя часть поверила, что всё кончено, и я навсегда потерял Беллу. При мысли об этом меня охватывало такое черное отчаяние, что я, сжав зубами подушку, глухо стонал у себя в комнате, позволяя сердцу выплакивать невыносимую боль. Другая часть не верила и продолжала бороться. Это приносило ещё больше боли от невозможности добиться любимой и заставляло меня ходить за ней по пятам, смотреть на все их поцелуи и объятия с Деметрием, заставляло караулить по ночам под дверью её комнаты. Только вцепившись в колонну пальцами так, что в ней остались глубокие дыры, я смог удержать себя на месте, когда однажды увидел соперника, выходящим от неё утром. Карлайл смотрел на мои мучения с сочувствием и несколько раз пытался уговорить уехать хотя бы на время, но я не мог. «Я нужен ей, я не верю здесь никому и не оставлю её без защиты в этом змеином гнезде», - упрямо сжав зубы, твердил я и продолжал следовать за любимой печальной тенью.

Долгожданная помощь пришла неожиданно, когда вернулся из отъезда Джаспер. Он, выслушав мою историю, поудивлялся и сказал:

- Попробуй разбудить в ней память. Это должно быть что-то, что только ваше, только твоё.

И я старался. Я подсовывал вещи, которые должны были что-то для неё значить. Вечерами я выплескивал свои чувства, играя её любимые мелодии. Особенно часто, полюбившуюся всем колыбельную, когда-то написанную для неё, а брат пытался разобраться в чувствах, которые она при этом испытывает.

- Эдвард, я не могу разобраться в чувствах вокруг. Слишком много лжи и интриг, но я абсолютно уверен в двух: Белла что-то чувствует к тебе, когда ты играешь на рояле её колыбельную. Я чувствую, что Челси изо всех сил глушит любые её эмоции, и иногда я улавливаю отблеск боли и тоски; а во-вторых, в её отношениях с Деметрием нет любви, нет страсти, лишь спокойная симпатия, что ли. Ну, может, физическое влечение, но не более.

В конце концов, Белла перестала посещать эти музыкальные вечера, и мне нужно было искать что-то другое. Я продолжал ходить за ней по пятам, хотя в этом мне здорово мешала новая подруга Беллы – Джейн. Она использовала практически все способы, чтобы соблазнить меня, но я видел её злое сердце и старался быть очень осторожным, так как боялся, что за мои отказы она навредит моей любимой. Всё это сводило меня с ума, я желал одну, а другая не давала мне прохода и всячески старалась скомпрометировать меня в глазах первой. Последней каплей стало, когда Джейн пришла вечером в мою комнату в неглиже и, скинув последнюю часть своей нехитрой одежды, предстала совершенно обнаженной, я так растерялся, что не успел среагировать. Она подошла ко мне, пока я судорожно искал джентельменский повод отказаться от такого откровенного предложения, и стала страстно целовать, одновременно, гладя меня по груди и срывая рубашку – это вывело меня из ступора и я, перехватив её руки, спросил:

- Джейн, зачем ты так поступаешь со мной? Ведь я говорил тебе не раз, что между нами ничего не может быть, что я люблю другую. Я не хочу быть грубым с тобой, но ты меня вынуждаешь. Что мне сделать, чтобы ты поверила, наконец, что между нами ничего не будет?

Её глаза злобно блестели в темноте, мне было почти стыдно так вести себя с девушкой, какой бы ведьмой она не была. Тут распахнулась дверь и вошедшая Челси. Увидев эту довольно недвусмысленную сцену, она пробормотала: «Извините, что помешала», - и выбежала с удивлением и разочарованием на лице. Джейн сразу как-то сдалась и прошипев: «Ты ещё пожалеешь об этом», - вмиг скрылась из моей комнаты, прихватив свой халатик.

Я остался один в растерянности и расстроено понял, что всё опять было подстроено, и Челси расскажет Белле об увиденном. Черт, почему из-за своей нерешительности я попадаю в такие глупые ситуации? Злость охватила меня. Все играют со мной в какие-то игры, а я как безвольный ребенок ничего не предпринимаю – пора действовать, я буду бороться за любимую, я узнаю, что тут происходит.