Белла.

Всё, что я чувствовала, когда вернулось сознание, – чудовищная, необъятная, затмившая весь мир боль. Я не могла думать, я могла только мечтать о смерти. «Убейте меня! Я не могу больше выносить ни секунды этой боли!»
Спустя, казалось, вечность ко мне пришло осознание того, кто я и что происходит со мной: я становлюсь вампиром. Значит, Карлайл сумел остановить Эдварда вовремя.
Эдвард!
Его имя направило мои размышления в другое русло. Как он? Помогла ли моя кровь оживить его? Если верить моим воспоминаниям , было похоже, что помогла. Я видела, как он открывал глаза, как пил мою кровь. Помнила его стон, когда он, прокусив кожу на моей руке, сделал первый глоток - это был стон наслаждения. А потом я уже не осознавала ничего, кроме боли. Он жив и этого достаточно, чтобы оправдать всю боль, что я терплю, но лучше - пусть убьют меня сейчас, ведь когда я очнусь, я не смогу быть с любимым. Я должна отдать его другой– таков наш с Джейн уговор, такова была цена его жизни. Я помню и выполню её условие, пока не знаю как – сейчас главное вынести эту боль.

Прошла ещё тысяча маленьких мучительных вечностей, и я поняла, что процесс превращения завершается, боль почти отступила, и я слышу все окружающие меня звуки. Кто-то дышит рядом. Эдвард? Каким-то образом я понимаю, что это не он, это женщина. Скрипнула дверь, ещё кто-то вошел в комнату:

- Челси, господин зовет тебя. Я посижу с Беллой, - прозвучал ненавистный голос Джейн.

Видимо Челси подчинилась и ушла. Джейн наклонилась ко мне и прошептала:

- Я знаю, ты всё слышишь, так что слушай внимательно. Ты ведь помнишь наш уговор? Думаю, помнишь. Исполни всё, как договаривались – теперь он мой, ты сама отдала его мне. Знаешь, мне почти жаль тебя и вот мой совет: когда очнешься, сделай вид, что потеряла память – так бывает при обращении. Редко, но бывает. Я попрошу Челси помочь тебе, ведь актриса ты никудышная, но помни - его жизнь в твоих руках. Тебе не надо объяснять, как действует мой дар - ты видела достаточно казней, чтобы понимать, что это можно делать долго и мучительно, а можно адски мучительно, но быстро – никто не успеет меня остановить, даже Аро. Я убью ЕГО без жалости, без сомнений – если он не достанется мне, то и тебе счастья не видать. Поняла? Скоро, через пару часов ты уже встанешь с этой кровати. Будь осторожна, не рискуй жизнью МОЕГО любимого, - и злобно хихикая, она вышла из комнаты.

По крайней мере, теперь я уверена, что Эдвард жив. Мне хотелось умереть, но это теперь невозможно.
Одним усилием я открыла глаза. Я лежала в незнакомой комнате на узкой кровати с балдахином. Чувствуя легкость во всем теле, я неуловимо села, затем также неуловимо, не успев подумать, молниеносно встала. В растерянности от новых ощущений, звуков и запахов, я стояла посреди комнаты и привыкала к новому вампирскому восприятию мира. Всё вокруг было новым, ярким и одновременно с этим – таким же, как раньше, но чуть изменившимся. Непривычно. Открылась дверь и вошла Челси, я смотрела на неё, удивленно подмечая, как она изменилась для моих глаз, и не знала, как правильно среагировать. Джейн права, проще всего сделать вид, что у меня амнезия, но я плохая актриса. Выбора нет – от моего актерского мастерства зависит жизнь Эдварда. Я должна справиться и самое время начать.

- Белла, ты уже очнулась! Как ты себя чувствуешь? – обрадовано воскликнула подруга, однако, на всякий случай, не приближалась ко мне. - Я понимаю, ты растеряна, но не бойся, скоро ты привыкнешь, мы тебе поможем.

Как я должна реагировать на неё, если бы забыла всё? Новорожденные вампиры всегда агрессивны, я знала это. Я должна шарахнуться, напасть или… Господи, как я буду притворяться, если ничего не понимаю?

Я зарычала на неё и, шарахнувшись к стене, приняла защитную позицию.

- Тихо, тихо, я не причиню тебе зла. Белла, успокойся, не нервничай. Позволь мне помочь, - продолжила успокаивать меня Челси, пытаясь применить свой талант.

- Ты кто? – Пропела я, удивившись звучанию своего голоса, как будто колокольчики звякнули на ветру.

- Я - Челси, твоя подруга. Ты не помнишь меня? – Настороженно спросила вампирша.

- Нет, я тебя не знаю, - я потерла виски и, отчаянно взглянув на неё, продолжила, срываясь на истерику, - я ничего не помню! Кто ты? Почему у тебя такие красные глаза? Что со мной произошло? Кто я? Почему ты называешь меня Беллой?

- Не помнишь? Успокойся, я не буду больше спрашивать тебя ни о чем. Сейчас позовем Аро, и он всё объяснит тебе, - испуганно пробормотала подруга.

- Никого не надо звать! Оставьте меня в покое, отпустите меня! – Закричала я. Вот так и буду истерить и кричать, может отстанут.

Она торопливо вышла и через несколько минут вернулась с заинтересованным Аро, следом за ним тенью скользнула Джейн.

Он долго разглядывал меня, задавал вопросы, а Джейн смотрела с угрозой. Потом Аро стал объяснять мне всё, что я должна была знать, мне не трудно было своим новым совершенным вампирским умом запомнить то, что я «должна знать» и не путать с тем, что я «забыла». Я старалась, тем более, что мне ясно дали понять – если я буду неадекватно себя вести, меня просто уничтожат. Когда он закончил с объяснениями, Джейн подошла ко мне и, дружелюбно улыбаясь, представилась:

- Меня зовут Джейн, если хочешь, я рада буду помочь тебе осваиваться в новой жизни. Аро, может быть, попросить Челси для начала помогать Белле контролировать свои эмоции? Пусть глушит все её чувства до тех пор, пока наша новорожденная сама не научится владеть ими, ей будет легче.

Аро, явно удивленный её неожиданным дружелюбием, пристально посмотрев на Джейн, протянул ей свою руку. Джейн подошла и позволила прочитать свои мысли. Он долго молчал, затем, лукаво улыбнувшись, согласился:

- Хорошая мысль, дорогая. Челси, блокируй и приглушай все, абсолютно все эмоции Беллы – она не контролирует их и может навредить себе или окружающим. Белла, ты должна быть готова к тому, что незнакомые вампиры будут обращаться к тебе так, как будто знают тебя, хотя мы постараемся всех предупредить. Старайся реагировать на всё спокойно, иначе, как бы мне не было жалко …, - он не договорил, но его мысль и так была понятна.

- Сейчас я направлю к тебе Карлайла, - в моих глазах мелькнула паника, - не пугайся, он врач и не обидит тебя, просто поговорит и осмотрит – мы должны понять, почему ты ничего не помнишь. Будь умницей, - с этими словами они с Джейн и вышли.

Я вздохнула с облегчением. Мне нужно время прийти в себя и приготовиться к самой сложной встрече с Карлайлом и, конечно, с Эдвардом. Чёрт, я даже не могу узнать, всё ли с ним в порядке? Почему, если всё прошло удачно, его не было со мной, когда я очнулась? Я уверена, он бы хотел этого. Надеюсь, Карлайл что-нибудь скажет мне или придёт вместе с ним. Я решила надеяться на лучшее.

Лежа на кровати, я пыталась сосредоточиться и выработать план действий. Как мне вести себя так, чтобы любимый не догадался, что я всё помню? Я собирала все свои силы для того, чтобы казаться равнодушной, зная, что едва увижу его, как сразу же сойду с ума от радости и желания обнять его.

Челси не мешала мне, тихо сидя в кресле и сканируя мои чувства. Что бы она там не воспринимала, она молчала и не мешала мне готовиться к продолжению моей игры, игры одного актера.

Я так задумалась, что не заметила, как рядом со мной оказался Карлайл. Я вздрогнула и отшатнулась.

- Извини, не хотел напугать тебя.

Оглядевшись вокруг, я увидела, что Челси куда-то вышла, и мы с Карлайлом остались наедине. Я старательно гасила эмоции, оставляя только любопытство – тут мне очень помог опыт, который я приобрела ещё в Форксе, когда старалась скрыть от Чарли глубину своих переживаний из-за разрыва с Эдвардом. Как давно это было, словно в прошлой жизни. Столько разных событий произошло с тех пор.

- Карлайл? Аро сказал, что ты врач и осмотришь меня. Может быть, ты объяснишь, почему я ничего не могу вспомнить?

- Это странно, может быть, так подействовал яд оборотня, который попал в твою кровь при укусе. У меня есть дочь, Элис, она тоже после обращения ничего не помнила и лишь случайно мы потом узнали, что это из-за того, что в человеческой жизни она была душевнобольной.

- Я была сумасшедшей? – Вскрикнула я.

- Нет, нет, Белла, ты была абсолютно нормальной и очень милой девушкой. Мы все очень любим тебя, жаль, что ты этого не помнишь. Твое право выбрать, хочешь ты, чтобы мы тебе всё рассказали или попытаешься вспомнить сама.

Нет, только не это! Я не вынесу рассказов о самой себе, нужно срочно отказаться.

- Карлайл, я подумаю над твоим предложением, но, скорее всего, я не буду торопиться и попробую вспомнить сама. Если что-то будет нужно, я спрошу у тебя, ты не против?

- Конечно, нет, обращайся в любое время, буду рад помочь, - он протянул руку и погладил меня по запястью.

Нашу беседу вдруг прервал шум, крики, и в комнату ворвался мой любимый. Как же он великолепен в моём новом восприятии! Я не думала, что его совершенные черты могут быть ещё идеальнее, ещё прекраснее. Как же я соскучилась по нему! Чувства хлынули бурной рекой и я испугалась, что не смогу справиться с собой. Как же мне правильно реагировать? В голове я твердила себе, как мантру: «Это незнакомый очень красивый парень. Ты видишь его впервые, ты восхищена его внешностью, тебе любопытно его поведение, но не более того».

Эдвард облегчил мне задачу, подтолкнув к действию, резко одним прыжком приблизившись вплотную. Меня окутала волна его восхитительного аромата, но я помню, как реагируют новорожденные на неожиданный контакт – агрессией, нападением.

В секунду я скрутила его и повалила на пол. Моё сердце стонало от такого обращения с любимым, но я выигрывала время, чтобы привести чувства в порядок и надеть на лицо холодную вежливую маску. Я обнимала его, но не так, как мне хотелось бы. Сердце сжалось от радости, что он живой и невредимый, здесь, рядом со мной, но пришлось взять себя в руки, и я поспешно поставила его на ноги. Как же удивительно ощущать эту невероятную силу! Я, всегда самая слабая и жалкая, запросто подняла его, как маленького ребенка. Он во все глаза смотрел на меня, потрясенно разглядывая, восхищаясь, ужасаясь… Я видела, как ранит его моя холодность. Ну и что дальше? На помощь неожиданно пришел Карлайл, уводя Эдварда. Я теряла последние силы, глядя в его полные отчаяния глаза, он видел, что потерял меня. Его боль ранила меня. Как хорошо, что рядом нет ни Джаспера, ни Челси – они бы почувствовали моё смятение и раскрыли ложь. Когда они вышли за дверь, я рухнула без сил на колени и, уткнувшись в диван, завыла от бессилия и мучительной боли в груди. Вбежала Челси и меня накрыла отупляющая волна спокойствия. Это плохо помогало, мозг четко анализировал произошедшее, и перед глазами стояло перекошенное отчаянием лицо любимого. Теперь так будет всегда, я своими руками должна буду разрушать своё счастье. Единственный выход – быстрее убедить Эдварда, что больше я не буду с ним никогда, а для этого мне нужно у него на глазах выбрать себе нового мужчину.
«Пора познакомиться с Деметрием», - подумала я и зажмурилась в ужасе, представив, что придется пережить мне, глядя на страдания Эдварда, когда он узнает, что его любимая отдала себя другому.