Эдвард.

Я открыл глаза и, ничего не понимая, уставился в темный каменный потолок. В сознании проносились невероятные картины, и я не мог понять, насколько они реальны: вот я вижу Беллу на поляне, отступающую от оскалившегося на неё вервольфа. Я хочу броситься к ней, защитить, но меня крепко держат Феликс и Алек, я бьюсь в их руках, пытаясь разорвать их каменные объятия. Ещё мгновение и Белла погибнет у меня на глазах в пасти огромного волка. Как она оказалась здесь? Что за черт, притащил её в самое опасное в этом полушарии место!

Я был зол.

Я был взбешен.

Я был испуган.

Я был бессилен!

А потом, вдруг они меня отпустили, и я успел загородить её собой в последний момент. Я убил это чудовище, мне хватило сил, многократно преумноженных страхом, яростью и любовью, но когда я шагнул к Белле, чтобы обнять, успокоить, меня охватила невероятная слабость и в голове пронеслись подслушанные обрывки мыслей Джейн и Алека: «Укус вервольфа – яд для вампира». Я что, умру? «Прости Белла, я люблю тебя!» Затем вокруг была только кромешная тьма, в которую я погружался всё глубже и глубже, теряя счет времени, потому что в этом небытии вообще не было такого понятия, как время. Мне казалось, что прошла целая вечность.

Вдруг я почувствовал аромат, невообразимо сладкий, единственный для меня во всем мире, и я сразу узнал его – это аромат её крови, а затем различил и её терпкий вкус на языке. Моё тело пронзила дикая боль, мышцы свело страшной судорогой и, повинуясь инстинкту, я вонзил свои зубы в мягкое теплое тело и стал жадно, захлебываясь, пить этот божественный нектар, в своих руках я держал её слабеющее тело, едва осознавая себя от острого наслаждения. Как же долго я мечтал об этой минуте, она моя, я всё сильнее сжимал невесомое тело девушки, я слышал, как ломаются её хрупкие кости, но не мог заставить себя остановиться. Я выпью её до последней капли, она умрет, исчезнет, мне хотелось плакать от бессилия, но я не знал, как мне остановить себя. Монстр ликовал, наконец-то вырвавшись на свободу, он победил, я убил свою единственную любовь – вампир оказался сильнее влюбленного человека, живущего во мне. Будь я проклят за это, проклят, проклят…

Я вскочил на ноги. Неужели я действительно убил свою любимую? Не может быть! Я с грохотом скинул на пол всё, что было на столе, опрокинул стул, сорвал со стены какую-то картину и швырнул на пол, ища способ выплеснуть нахлынувшее на меня отчаяние. Дверь открылась и в комнату вбежал Карлайл. Отец? Откуда он здесь взялся?

Карлайл с опаской посмотрел на меня и вдруг, раскрыв объятия, шагнул прямо ко мне:

- Эдвард, я так рад, что ты очнулся, что ты жив! Я так боялся, что всё напрасно, ведь прошло уже больше суток, а ты больше не подавал признаков жизни, я подумал, что тебе не хватило её крови, и процесс восстановления до конца не завершился. Всё в порядке? Как ты себя чувствуешь?

Я смотрел на него, наверное, безумными глазами:

- О чем ты говоришь, отец? Чьей крови мне не хватило? Где Белла? С ней всё хорошо? – меня затрясло от ужаса.

Карлайл рассказал мне всё, что я пропустил: о горе Беллы, когда все решили, что я погиб; о древней легенде, которую откопала в библиотеке Кая Джейн; о решении Беллы спасти меня и о последней сцене в малом зале.

- Мы пытались отговорить её, но времени искать другую, подходящую девушку уже не было, а она настаивала. Я пообещал вовремя остановить тебя, чтобы ты не убил её. Это было практически невозможно – когда ты стал пить её кровь, ты мгновенно стал сильным, как новорожденный вампир и, видя, что ты неосознанно убиваешь её, мы с Феликсом и Аро стали оттаскивать её от тебя. Ты сопротивлялся, ты дрался, как безумный, боюсь, мы сломали ей несколько костей и чуть вообще не убили. Я не думал, что это будет так хм… сложно. Потом Белла начала превращаться и её унесли, а ты, как только тебя оторвали от неё, сразу опять погрузился в оцепенение и вот почти сутки не шевелился. Я уже начал терять надежду.

Карлайл опять обнял меня, а я сидел в шоке от услышанного. Я ломал Белле кости! Я пил её кровь! Я дрался с отцом из-за этого! Я настоящее чудовище! Обхватив голову руками, я застонал. Как я буду смотреть ей в глаза? Я всё-таки сделал это, убил Беллу, украл её душу.

- Сынок, не кори себя, ты был без сознания, ты не понимал, что делаешь. Всё будет хорошо, поверь. Белла просила тебя не переживать – это её решение.

Я поднял на него измученные глаза:

- Карлайл, это не её решение, это опять из-за меня, как же я ненавижу себя сейчас! Но хватит обо мне. Где Белла? Отведи меня к ней, я хочу быть рядом, когда она очнется.

Карлайл замялся, и моё сердце охватило мучительное предчувствие, что на этом наши беды не закончились. Пока он подбирал слова, пытаясь что-то объяснить мне, открылась дверь и вошел Джаспер. Увидев меня, он радостно заулыбался.

- Что-нибудь узнал о Белле? – с ходу спросил его отец, - Я как раз пытаюсь объяснить Эдварду, что происходит.

- Нет, ничего нового, они не пустили меня к ней. Аро настаивает, что это небезопасно. Челси пообещала, что как только Белла очнется – она сообщит нам.

- Почему вас не пускают к Белле? Что там не так? – я не мог больше ждать их объяснений, - Я пойду и убью каждого, кто посмеет остановить меня.

- Эдвард, не надо, ты только наломаешь дров, остановись, тебя всё равно не пустят. С Беллой всё более-менее в порядке, меня пускают к ней один раз в день. Проблема в том, что её превращение идет как-то странно. Она не кричит от боли, не бьется в судорогах, она лежит и молчит, как будто … спит. Сначала мы подумали, что это яд оборотня, передавшись ей, остановил процесс превращения, но нет, процесс идет, это становится очевиднее с каждым часом, сердце бьется быстрее, чем обычно, изменения уже видны. Аро не допускает к ней никого, кроме меня и Челси, боясь нетрадиционности процесса, никто не знает, как она поведет себя очнувшись. Подожди, не горячись, осталось подождать какие-то сутки и всё станет ясно.

- Отец, как ты думаешь, с ней всё будет нормально? – испуганно спросил я, - Я никогда не прощу себе, если что-то пойдет не так.

- Думаю, да. Скорее всего, её неподвижность, действительно, объясняется небольшим количеством яда оборотня, ведь мы видели, как он действует на вампира ты был неподвижен, как будто мертв. Но у Беллы бьется сердце, и превращение идет в нормальном ритме, я думаю, всё закончится хорошо, потерпи.

Прошел ещё один день, я метался в своей комнате, как дикий зверь в клетке. Не видеть её, знать, что она страдает где-то рядом, и не иметь возможности помочь или хотя бы быть с ней – всё это сводило меня с ума.

Узнав, что я очнулся, Аро сразу же вызвал меня к себе.

- Эдвард, ты в порядке? Мы так рады, что ты опять с нами. Да, с вами, Калленами не соскучишься. Скоро, надеюсь, и прекрасная Белла присоединится к нам. Стоило столько сопротивляться неизбежному? Хотя в твоем случае стоило, иначе мы бы вряд ли успели найти такое чудесное противоядие, - хихикнул он. - Ах, как я люблю, когда всё так хорошо заканчивается!

- Спасибо, за добрые слова, господин, - довольно холодно ответил я, - у вас тут тоже есть талантливые затейники, которые не дадут заскучать.

Мой взгляд уперся в Джейн, я не забыл её интриги против нас с Беллой и пытался прочитать её мысли, но она довольно умело блокировала их, без конца повторяя ту самую легенду – мне было трудно слушать её. Затем она начала вспоминать, как вела себя Белла после моей мнимой гибели, от этого стало ещё хуже – видеть её слёзы и горе было мучительно больно, и я сам постарался отгородиться от мыслей помощницы Аро. Она с самодовольной улыбкой смотрела на меня.

- Ну, что же, раз ты вполне оправился, приступай к своим обязанностям, - спокойно пригласил Аро. Я понимал, что это приказ и склонил голову, в знак повиновения.

Весь день я провел рядом с ним, и это хоть немного отвлекало меня от мучительно долгого ожидания. К вечеру официальные приемы закончились, и я ушел в свою комнату, стоял у окна и смотрел на луну, мечтая о Белле, когда в дверь тихонько постучали.

- Войдите, - пригласил я, и в комнату тихо проскользнула Челси. Она была взволнована.

- Эдвард, всё завершилось, Белла пришла в себя. Но… понимаешь… она ничего не помнит. Ничего и никого.

Я замер в растерянности, какой-то холодный ком образовался в моей груди.

- Совсем никого?

- Совсем.

Я метнулся к двери, Челси пыталась меня остановить, что-то кричала вслед, но я её не слушал. Довольно они держали меня на расстоянии, я хочу видеть её своими глазами, немедленно. Я влетел в главный зал и закричал Аро:

- Пустите меня к ней! Вы не можете больше прятать её от меня!

- Тише, Эдвард, не кричи, ты напугаешь её. Она и так сильно нервничает, с ней сейчас Карлайл, если ты можешь пообещать, что будешь вести себя спокойно, то я разрешу тебе … познакомиться с ней. Да-да, познакомиться, ведь она совсем никого и ничего не помнит, - пристально глядя на меня, спокойно произнес Аро.

Я стал дышать через нос, пытаясь успокоиться, прошло около двух минут, Аро подошел и взял меня за руку. Он с интересом наблюдал за мной, в его глазах отражалось восхищение.

- Ах, какое самообладание, я очарован твоей способностью испытывать и сдерживать такие сильные эмоции. Я вижу, ты готов, ну что ж ступай, посмотри на неё. Хмм, теперь она действительно прекрасна.

Он махнул в сторону боковой двери и я, не сказав ни слова, исчез за ней. Промчавшись по небольшому коридору, я очутился в уютной круглой комнате, в ней на диване сидел Карлайл и спокойно беседовал с девушкой. От двери я видел только её спину и темные распущенные волосы, но сердце подсказало мне, что это ОНА.

- Белла! – радостно выдохнул я, одним движением пересекая комнату и вмиг оказываясь в шаге от неё.

Неуловимым движением она вскочила и, не успев опомниться, я оказался на полу, прижатым лицом к каменным плитам, с заломленными назад руками. Я замер в ужасе – она действительно не узнала меня. Она напала на меня!

- Стой, Белла, отпусти его, он не сделает тебе ничего плохого – это Эдвард, мой сын, - торопливо остановил её Карлайл.

- Извини, я не специально, - смущенно пропела она, легко поднимая меня с пола (!!!) и ставя на ноги, - просто он так неожиданно приблизился и я… это получилось как-то само собой.

Я, наверное, походил на идиота, глядя на неё во все глаза. Как же непривычно смотреть на настолько изменившегося любимого человека. Вместо хрупкой, слабой, нежной человеческой девушки передо мной стояла ослепительно красивая, ловкая, сильная, но одновременно такая же нежная и на вид хрупкая хищница. Когда она извинялась, мне показалось, что сейчас мой любимый румянец зальет её щеки, на мгновение своей неуверенностью и смущением она до боли напомнила прежнюю Беллу, мою Беллу. Но вот оно главное различие – эта Белла не была моей, в её ярко алых глазах было любопытство, смущение, интерес, но не было главного, что я так привык видеть в её ласковом взгляде – не было прежней любви ко мне, без неё они были практически неузнаваемы. Сейчас, глядя в её прекрасные равнодушные ко мне глаза, я осознал, что произошло непоправимое. Белла стала вампиром и вместе с этим стала совсем другой, что-то неуловимо изменилось в её мозгу, именно та часть, что раньше делала её не такой как все и позволяла любить меня, не смотря ни на что. Она стала независимой и ничего от меня не желающей, она перестала быть моей любимой. Так или иначе, но я всё-таки потерял её.

Я с размаху сел на диван, так как мои колени подгибались, как будто я был обычным человеком. Боюсь, потрясенное выражение моего лица до сих пор было достаточно глупым.

- Пойдем мы с тобой обсудим то, что произошло, - сказал Карлайл, положив руку мне на плечо. - Я только немного поясню Белле твое поведение, на неё и так много всего сегодня свалилось.

- Белла, ты многого не помнишь, поэтому должна извинить нас. Мой сын и ты, у вас были, скажем так, определенные отношения и ему нелегко принять тот факт, что ты его не узнаешь. Давайте немного отложим все разговоры, дадим всем время прийти в себя, а затем решим, как быть дальше, - сказав это, он двинулся к двери.

Белла согласно закивала, настороженно разглядывая меня. Я не мог спорить, я был полностью уничтожен, мне оставалось только последовать за отцом. У выхода я остановился, чтобы ещё раз заглянуть в её глаза. В них был испуг, восхищение и ещё какие-то непонятные мне чувства, но ни капли узнавания. У меня не было выбора, я смирился и покорно ушел за Карлайлом.