Я вошла в зал и увидела стоящих около Аро Карлайла и Джаспера. Они тоже повернулись к нам, и Карлайл, шагнув мне навстречу, вдруг обнял и прижал к себе.

- Белла, я так рад, что с тобой всё в порядке! Но скажи мне, что с Эдвардом? Где он?
Джаспер лишь сдержанно улыбнулся и кивнул.

Они ещё ничего не знают! Слова приветствия застряли комом в моем горле и слёзы снова хлынули по щекам. Я не могла сказать им о смерти сына, о предполагаемой смерти…

Неожиданно Аро пришел мне на помощь.

- Карлайл, друг мой, я не успел тебе сказать… мужайся. С твоим сыном произошел несчастный случай, он защищал свою девушку и умер от укуса оборотня. Он погиб, сражаясь, как настоящий мужчина, ты можешь гордиться своим сыном.

Глаза Карлайла в шоке раскрылись? и сотни вопросов застыли на губах. Опережая их, Аро продолжал:

- Я понимаю твою скорбь, но мы постараемся помочь тебе.

- Как это произошло, ведь вампиры бессмертны? Где он сейчас? Вы сожгли его? – потрясенно выкрикнул отец Эдварда.

- Нет, что ты, это произошло только вчера, мы пытаемся понять, что на самом деле случилось, и ты, мой ученый брат, можешь нам помочь. Я покажу, где лежит его тело, мы постарались оказать ему все возможные почести.

Карлайл поднял на меня глаза, я видела его боль, его горе и не могла дышать, только потянулась и обняла его за вмиг сгорбившиеся плечи, утешая.

- Аро, что тут происходит? – раздался ангельский голос Джейн. - Кто-то умер?

- Джейн, это не повод для шуток. Приехали родные Эдварда, и мы только что сообщили им о его гибели, они убиты горем, - удивленно глядя на неё, пояснил Аро.

- Вы поспешили их расстроить, мой господин, как жестоко! Но я исправлю это недоразумение, ведь их сын не умер, он лишь отравлен и есть способ вылечить его, я нашла противоядие…

Все присутствующие, кроме меня, уставились на неё в изумлении. Я же отвернулась, закусив губу и гневно сжав кулаки.

- Ну, говори же, Джейн, не играй нашими чувствами, - заволновался Карлайл, кинувшись от меня к ней, - скажи, как приготовить противоядие, и я и вся моя семья будем благодарны тебе вечность.

Джейн смотрела на меня и наслаждалась своим звёздным часом, не спеша, с улыбкой Джоконды мечтательно стала рассказывать:

- Я нашла древнюю румынскую легенду, в которой говорится, что вампира, укушенного оборотнем, может воскресить лишь одно – кровь совершеннолетней девственницы, которую она добровольно отдаст для его спасения. Конечно, в наше время трудновато будет найти такую зануду, но попробовать надо, тем более время поджимает – осталось чуть более семи часов. Потом будет поздно и яд навсегда обратит укушенного в неподвижную статую.

Все молчали и только я, не выдержав напряженности момента, закричала на весь зал:

- Я! Я отдам свою кровь, я спасу его! Я могу!

Вампиры вздрогнули и теперь все взгляды обратились на меня. В глазах Карлайла засияли звезды, он вздохнул с облегчением, но почти сразу же нахмурился.

- Белла, я не могу просить тебя об этом, Эдвард не позволил бы мне. Мы поищем другой вариант.

Феликс тихонько хихикнул.

- Надо же – девственница, фи-и, я был лучшего мнения об Эдварде! Да он просто лопух!

После этих слов мои щеки запылали румянцем, но я не обращала ни на кого внимания.

- Карлайл, сейчас уже нет времени выбирать, нужно действовать, ведь это всего лишь легенда, она может быть ошибочной, с каждой минутой он всё ближе к смерти. Это моя кровь, моё решение, я всё равно стану вампиром, пусть это произойдет ради спасения вашего сына.

- А если он не сможет остановиться? Он убьет тебя, Белла, ведь Эдвард сейчас без сознания и мы не знаем, что будет, когда он очнется, - задумчиво качал головой Карлайл, - и тогда всё будет ещё хуже. Он не сможет с этим жить, мы уже проходили через это.

- Вы попробуете остановить его, вас много, Феликс очень сильный – вы сможете, а если нет, пусть так – без него я жить всё равно не буду. Это моё решение.

Джаспер не выдержал.

- Мы должны попробовать, Карлайл, хуже не будет. Белла согласна рискнуть. Мы остановим его вовремя и она станет вампиром, так будет лучше для всех – похоже, в этом её судьба.

Тут вмешался довольный Аро, было очевидно, что он наслаждается каждой минутой развернувшегося перед ним представления:

- Раз Белла решила, так тому и быть. Давайте не будем терять время и пройдем в малый зал, к Эдварду.

Больше спорить никто не стал. Через несколько минут все переместились в малый зал, и Аро задумчиво ходил взад-вперед.

Карлайл и Джаспер гневно следили за его передвижениями.

Аро покряхтев, остановился:

- Не легенда, а прямо бред какой-то, но это может оказаться очень интересно. Кровь девственницы! Хм, давайте обсудим детали.

Карлайл, я и Аро стали совещаться и распределять обязанности. Любопытных удалили из зала, по моей просьбе вышла и крайне возмущенная Джейн, так как я ей совсем не доверяла.

- Ну что, приступим? С Богом!

Я медленно подошла к Эдварду, ласково провела рукой по его лицу, приветствуя. Как же я уже соскучилась по нему, затем поцеловала в губы.

- Я люблю тебя. Я спасу тебя. Если я умру – не вини себя, пожалуйста, значит, такая у меня судьба и нам не суждено быть вместе. Живи, просто живи в память обо мне, - с этими словами я протянула дрожащую руку Карлайлу, он уверенно сделал небольшой надрез на запястье, и я поднесла её к устам любимого. Все так замерли, что даже мне было слышно, как капли крови падают на его губы.

Мы впились глазами в лицо лежавшего перед нами вампира и старались найти хоть какой-то признак оживления, хоть какое-то изменение. Прошло несколько мучительно долгих минут. В комнате было слышно только моё прерывистое дыхание, остальные предусмотрительно не дышали. Кровь по-прежнему крупными каплями падала на его губы, не производя никакого эффекта, у меня уже от солоноватого тошнотворного запаха начинала кружиться голова. Джейн обманула меня, хотела вскрикнуть я, и даже открыла для этого рот, как вдруг Эдвард сильно вздрогнул, по его телу прошла мучительная судорога, глаза широко распахнулись и закрылись снова. Опять тишина. Я ниже опустила руку, так, что она прижалась к его нижней губе, нежно положила ладонь на щеку - пусть он почувствует тепло человеческого тела. Я нагнулась и хотела сказать ему что-нибудь ласковое, как вдруг он, не открывая глаз, молниеносно схватил меня за руку и глубоко вонзил в неё зубы. Было очень больно, слёзы сами покатились из моих глаз, но я готова было терпеть любую боль, только бы это помогло! Эдвард жадно, как последний раз, пил мою кровь, но мне было не страшно, не противно, это было завораживающе красиво, казалось, что он страстно, до боли целует моё запястье.

Голова стала кружиться сильнее, яд уже полыхал в крови и сознание мутилось.

«Ты мечтал об этом столько времени, наслаждайся любимый», - было моей последней мыслью. Потом я услышала чьи-то голоса: «Остановите его. Он убивает её. Скорее, да помогите же мне…», - затем всё стихло.