… Едва придя в сознание, я попросила отвести меня к Эдварду. Деметрий привел меня в главный зал, где на возвышении лежало тело любимого. Я села возле него и снова погрузилась в своё горе. Но меня оторвали от этого занятия звуки барабана и шум собравшейся толпы. Я подняла голову и увидела, что Аро смотрит на меня и собирается что-то сообщить.

- Что происходит? Что вы хотите сделать? – неуважительно, даже немного грубо вскричала я.

- Это необходимо, Белла, - не объясняя, кивнул он.

-Нет, - я огляделась по сторонам и увидела, что весь зал пышно украшен траурными венками и лентами.

Аро произнес небольшую речь и закончил её словами, обращенными ко мне:

- … Белла, мы понимаем твоё горе и постарались оказать все возможные почести Эдварду, тем более он сын моего старого друга Карлайла. Но крепись - церемонию необходимо завершить и мы не можем больше тянуть!

Только тут я заметила, что тело любимого обложили какими-то сухими, сильно пахнувшими растениями и Аро, подойдя к его ногам, протянул руку в царственном жесте и, щелкнув серебряной зажигалкой, поджег эти веточки.

Я, не помня себя, рванулась к нему, но поняла, что с двух сторон меня удерживают Деметрий и Джейн. Они сжигают его, а я должна стоять и смотреть на это? Чудовища!

Я начала сходить с ума, глядя, как языки пламени, громко треща, уже лижут одежду любимого, постепенно разгораясь, поднимаются над ним и скоро охватят целиком: его прекрасное лицо, тело, весь он превратится в пепел. Мой Эдвард превратится в пепел! Как возможно пережить такое? Вдруг возле уха я слышу тихий смешок Джейн и её противный голос шепчет:

- Давай же, Белла, вперед!

И в тот же миг я понимаю, что ничто не удерживает меня на месте – я лечу к погребальному костру и начинаю, судорожно рыдая, разбрасывать горящие веточки и голыми руками тушить сгоревшую местами одежду. В шоке я не чувствую боли от ожогов, но у меня ничего не получается, и огонь продолжает разгораться. Языки пламени вместо того, чтобы тухнуть, почему-то прилипают к моим рукам, плечам и уже касаются моей шеи, лица. Почему же они не кажутся горячими, почему они обжигают холодом? Где же все, неужели мы так и погибнем в этом ужасном холодном пламени?.. Ну и пусть, зато мы вместе. Я открываю рот, чтобы закричать, но меня как-будто что-то душит, и я не могу сделать даже глоток воздуха. Грудь разрывается от нехватки кислорода…

… и я сажусь на своей постели, прижимая руку к горлу. Мои глаза встречаются с обеспокоенным взглядом сидящего рядом Деметрия. Это его холодные руки в попытке успокоить меня обжигают льдом мою разгоряченную бредом кожу. Он гладит меня по голове, по шее, по щекам и шепчет:

- Успокойся – это всего лишь сон. Тшш!

- Так это всё сон. О, Господи, - я начинаю плакать, - мне приснилось… мне снилось, что Эдвард умер, и его сжигали на костре… а я никак не могла потушить этот противный огонь, – бормотала я и вдруг замолчала, наткнувшись на его печальный взгляд.

- А где Эдвард? И почему ты здесь со мной?

Он молчал, и меня затрясло от страшной догадки:

- Это не сон, это правда? Эдвард умер и вы сожгли его?

- Нет, Белла, это не всё сон. Извини - Эдвард правда умер, но его не сожгли…, - попытался объяснить он. До меня с трудом, как сквозь вату, доходило понимание случившегося. Он всё-таки умер - моя боль вернулась ко мне, мгновенно накрыв с головой, с силой ударив в грудь, останавливая трепещущее сердце.

- Что с ним сделали? – хрипло спросила я.

- Ничего страшного, его положили в малом зале и стараются понять, из-за чего наступила гибель.

- Можно мне к нему? – вскинулась я.

- Да, конечно. Аро разрешил тебе делать всё, что захочешь, права на тело Эдварда признали полностью за тобой.

Тело… Как страшно звучит, невероятно, невыносимо. Теперь его тело принадлежит мне. Боль затопила меня до самой макушки, мешая дышать, мешая жить. Немного взяв себя в руки, я встала и, двигаясь, как зомби, пошла в малый зал.

А дальше я просто смотрела на луну и знала, что его больше нет. Я вспоминала то время, которое мы провели вместе и шептала страстные признания, увы, они опоздали навсегда. Как вынести эту муку, эту пустоту? Он лежит передо мной, такой же прекрасный, как всегда, такой любимый и родной, но больше никогда эти изменчивые глаза не посмотрят на меня с любовью и желанием, никогда эти губы не улыбнутся мне самой сногсшибательной кривоватой улыбкой, эти руки не обнимут меня с такой нежностью, как мог обнимать только он… Зачем мне жить без него? Он ждет меня там, на небе, я всегда верила, что его ослепительно прекрасная душа попадет в рай, но как бы и мне последовать за ней? Может, мне разрешат хоть иногда видеть его издалека, ведь для меня рай только там, где есть он. Я задыхалась от переполнявших меня чувств и слезы полились таким потоком, как будто я ещё и не плакала вовсе. Мысли кружили в голове, перемешиваясь с воспоминаниями, и я уже начала терять грань между действительностью и мечтами. Если бы всё вернуть, спасти его, я бы всё отдала, всё … Теперь ничто не держит меня в этом мире, кроме… Да! Вдруг меня осенило: не я виновата в смерти Эдварда – эта мысль скользнула в мою голову и застряла в ней, нарушая спокойное заунывное течение остальных. Кто-то должен ответить за это, хотя месть не вернет жизнь моему любимому, я не могу оставить это безнаказанным, а потом я попрошу Аро убить меня, я не вынесу больше этой черной тоски и боли. Вытерев слезы, я последний раз поцеловала безучастные губы и, не сдержавшись, рыдая ещё раз, покрыла поцелуями всё его лицо.

- Прощай, любимый, встретимся на небесах. Я приду к тебе, - нежно прошептала я и, на секунду прижавшись губами к его руке, которую я всё это время судорожно сжимала в своей, вышла.

Бредя по катакомбам, я заблудилась. В абсолютной темноте нащупывая себе путь руками, я кралась вдоль стены и, обламывая ногти, только таким образом удерживала себя в вертикальном положении. Один раз я даже провалилась в какой-то колодец, больно стукнувшись коленом о скользкие камни, но, почуяв дуновение ветра и устремившись за ним, я вдруг услышала голоса. Равнодушно отметив про себя, что нужно попросить их отвести меня к Аро, я подошла к замаскированной двери.

Говорила Джейн:

- Нет, я ни за что не расскажу ей, что знаю противоядие. Пусть всё закончится так, как я планировала.

- Но так нельзя, ты должна помочь! Посмотри на неё, она так убивается. Ты же женщина, у тебя что, нет сердца? Или ты никогда не любила? – возбужденно шептал Деметрий.

- Любила… Его. Этот гордец отверг меня из-за этой дурнушки и поплатился, а ты теперь хочешь, чтобы я спасла его для неё. Ты сошёл с ума. Я не такая благородная, как ты, «пожертвовать своими чувствами ради счастья любимой». Бред. По мне, так лучше пусть не достанется никому! А на неё мне плевать.

- А если бы он был твой, ты спасла бы его сейчас?

- Черт, спасти его сейчас может опять-таки только она. Но время идёт и скоро уже будет поздно, предупреждаю, не вмешивайся не в своё дело.

Я видела, как Деметрий вышел, громко хлопнув дверью - этот звук вывел меня из шока. Мне казалось, что голова моя сейчас взорвется! Эта дрянь знает, как оживить Эдварда и молчит. Я убью её. Распахнув дверь, я вломилась в её комнату, в ярости забыв, что вряд ли смогу ей чем-то навредить.

- Тварь! Как ты можешь так поступать? – я налетела на неё, больно стукнувшись о её каменное тело и колотя по нему руками, - Сейчас же говори, что нужно делать.

Она с жестокой усмешкой, скрутила мне руки за спину так, что на глазах выступили слёзы.

- А ты ещё и шпионишь? Нахалка! Никогда я не позволю тебе узнать эту тайну!

Она швырнула меня на каменный пол и, сверкая глазами, рассмеялась:

- Ну, давай, умоляй меня, проси. Мне будет приятно видеть, как ты унижаешься.

- Я прошу, тебя, - шептала я, поднимаясь на колени, - я сделаю всё, что ты скажешь. Я буду твоей рабыней всю свою жизнь, ты можешь выпить мою кровь, я…, - тут я вспомнила их недавний разговор с Деметрием, - можешь забрать его себе, только пусть он будет жив. Джейн, пожалуйста, скажи, что он не умер, что его ещё можно спасти.

Она, ухмыляясь, смотрела на меня, ей доставляли удовольствия мои страдания, моё унижение.

- Что ж, последнее предложение мне нравится. Я готова рассмотреть его, но только на моих условиях. Ты отдашь его мне, но я не дура, он не пойдет ко мне, если ты будешь рядом. Ты сама бросишь его, например, после обращения, это можно будет легко объяснить. Покажешь ему своё новое увлечение, хотя бы, - она хитро улыбнулась, - несчастного Деметрия, он давно на тебя слюни пускает. Думаю, он не откажется воспользоваться случаем!

Я не хотела думать, как это будет выглядеть, сейчас я готова была на всё, я согласилась бы жизнь отдать, а тут такая малость…

- Я согласна, на всё согласна, всё будет, как ты хочешь.

- Хорошо, но мне правда не хочется, лучше бы он умер, Эдвард так прекрасен в смерти. Я бы поставила его в своей комнате вместо статуи и любовалась вечность, - улыбаясь какой-то садистской улыбкой, пропела Джейн, затем нахмурившись, продолжила, - что ж, Изабелла, слушай внимательно, тут всё как в настоящей страшной сказке, есть такая легенда – вампира может спасти от яда оборотня только кровь совершеннолетней девственницы, добровольно отданная ему. Скажи мне, что ты девственница, не разочаровывай меня, дорогая. Ведь так?

Моё сердце забилось в надежде, я спасу его, я отдам ему свою кровь и он оживёт!

- Как это можно сделать? Набрать кровь в шприц?

- Нет, дорогая, - зашлась безумным смехом Джейн, - я сказала: «добровольно отданная» - он должен тебя укусить. А вот выживешь ты или нет - легенды об этом умалчивают. Знаю только, что ему до полной смерти осталось каких-то восемь часов. А потом, хоть искупай его в крови самой Богородицы, он не воскреснет. Решайся! Жить тебе или умереть. Жаль только, что если ты умрешь, Деметрий останется ни с чем, - тихо прошептала она мне в ухо, - но он-то и не узнает, чего лишился!

В этот момент в комнату неожиданно вошла Челси:

- Джейн, Аро зовет вас с братом в зал, у нас важные гости. Белла, тебя это тоже касается, пойдем, - взяв меня за руку, она склонилась ниже и прошептала, - там приехали отец и брат Эдварда. Ты с ними, кажется, знакома?

Карлайл? Эммет или Джаспер? Как они сюда попали? Может быть, Элис послала их? Жаль, что они опоздали… Как мне смотреть им в глаза, ведь я не смогла уберечь Эдварда.

- Джейн, я согласна, скорее, пожалуйста. Скажи это Аро сейчас, пусть он разрешит, - горячо зашептала я, вцепившись в её рукав.

Сладко улыбнувшись, Джейн молча высвободила свою одежду из моих цепких пальцев и вышла.