Белла.

Уже полдня мы спорили с Эдвардом о моем участии в охоте.
- Я не смогу спокойно сидеть на месте, зная, что ты там рискуешь жизнью! У тебя здесь нет друзей, тебе никто не станет помогать! – кричала я.
- Мне не нужна будет помощь. Мы, скорее всего, никого даже не найдем. Вервольф хитёр и знает, что Кай охотится на него, поэтому, едва почуяв наш запах, спрячется. К тому же я надеюсь поймать пару оленей по дороге, ведь я уже давно не охотился, а Аро не выпускает меня за пределы замка, - терпеливо уговаривал меня любимый.
- Зачем они берут тебя с собой? Ты ведь не охотник! У меня плохое предчувствие. Я пойду с тобой! – упорствовала я.
У меня действительно было предчувствие. Я видела дурные сны, и сердце сжималось от страха и тревоги. Но Эдвард был уверен в себе и беспечен, как всегда.
- Пойми, милая, я не могу отказаться. Это приказ. Я бы остался, лишь бы ты не нервничала, но у меня нет возможности выбирать!
- Это всё злючка Джейн подстроила, зачем ты был так пренебрежителен с ней. Она говорила, что будет мстить, – шептала я в отчаянии, глотая слёзы.
Эдвард сделал удивленное лицо и спросил:
- Это что-то новенькое! Ты же сама ревновала меня к ней. Ты хочешь теперь, чтобы я был с ней поласковее?
Да, я ревновала его, так как не могла не заметить, какой фурор среди женского населения замка произвело появление Эдварда. Все бессмертные кокетки оживились и начали бессовестно флиртовать с ним прямо при мне, явно показывая, что не воспринимают меня, как соперницу. Больше всех старалась Джейн, и Эдвард в довольно грубой форме отшил её.
- Конечно, нет! Ну, разве немного… - сдаваясь, пробормотала я.
- Если бы я хоть раз дал ей повод подумать, что нечто подобное возможно, было бы ещё хуже – она вообще бы не отстала, - серьёзно глядя в мои глаза, сказал он.
- Ну почему ты такой красивый, почему все женщины так упорно хотят тебя? – простонала я.
- Ты, правда, хочешь, чтобы я попытался ответить на твой вопрос? – самодовольно ухмыляясь, промурлыкал он. - Это будет немного нескромно с моей стороны, но я попытаюсь.
И он, приблизившись вплотную, всем телом слегка прижал меня к стене, одновременно проводя губами от основания шеи до виска. Голова моя закружилась, колени подогнулись, и я учащенно задышала, смущаясь от такой своей явной реакции на его действия.
- Ты всё ещё не понимаешь, почему нельзя давать им надежду? Всё ещё хочешь, чтобы я был добрее к другим женщинам? – спрашивал он, провокационно целуя мою кожу за ухом, плавно переходя на шею и плечо. Собрав волю в кулак, я пробормотала: «Ну, нельзя быть таким высокомерным и холодным, ведь их можно понять - такая красотища рядом, а нельзя ни потрогать, ни попытаться завладеть!» На это Эдвард ответил страстным поцелуем, шепча: «Тем более, зачем зря обнадеживать, ведь мне нужна только ты. Я вижу только тебя. Хочу только тебя. Моё сердце принадлежит тебе, и это навсегда». Против таких вселяющих уверенность слов и не менее убедительных поцелуев нельзя было устоять. Голова моя окончательно отключилась, и я с не меньшей страстью прильнула к его губам, прижимаясь к его ледяной груди и мечтая о продолжении. Потеряв всю свою волю, забыв все свои претензии, я пропищала: «Нет, ты принадлежишь мне, ты должен быть только моим! Никому не отдам!»
- Вот теперь – правильный ответ, - прошептал мне прямо в губы Эдвард и, неожиданно подхватив, унес на кровать. Моё сердце окончательно сошло с ума, когда я вдруг очутилась лежащей на спине, а Эдвард, склонившись надо мной, не переставая, целовал моё лицо, шею, плечи... Его руки гладили и ласкали меня, но я хотела большего. Простонав от наслаждения, я стала расстегивать пуговицы его рубашки, на этот раз меня не остановили. Вот она скинута с плеч, и я провожу рукой по идеально гладкой великолепной груди, Эдвард, судорожно вздохнув, со страстью снова приникает к моим губам.
- Белла, остановись. Нельзя, - через мгновение всё же шепчет он.
- Не могу. Я люблю тебя. Я хочу тебя. Сейчас. Останови меня сам, если можешь, - ответила я, прижимаясь ещё крепче и закидывая свою ногу на его бедро.
Он сильно вздрогнул и с глухим стоном снова впился в мои губы, от этого звука я совсем потеряла голову. Но через секунду всё закончилась: Эдвард оказался у окна и, отвернувшись от меня и закрыв глаза, оперся о подоконник, пытаясь восстановить дыхание. Меня охватило такое разочарование, до боли, до слёз. Он нужен мне. Я не могу так. Хотелось биться головой о кровать и плакать и выть от бессилия и злости на судьбу.
Ну почему всё так сложно, ведь мы так любим друг друга.
Медленно я взяла себя в руки, вспомнив, что любимому гораздо тяжелее и больнее. Ему ведь приходится бороться не только со своими желаниями, но и сопротивляться моим, да ещё терпеть обжигающую жажду, даже просто находясь со мной в одной комнате. А тут... и подумать страшно, что ему приходится испытывать такие муки из-за меня. Я не должна усложнять его жизнь. Может быть, после охоты ему станет легче быть рядом. Я подожду.
- Прости, - виновато прошептала я, - вернись, я больше не буду так себя вести. Я буду паинькой.
- Так я тебе и поверил. Вообще-то я сам начал первым и получил по заслугам, - облегченно засмеялся Эдвард.
Он медленно подошел ко мне и лег рядом, обняв рукой за талию.
- Спи, завтра трудный день. Я буду рядом, а утром, перед тем как уйти на охоту, разбужу тебя, - сказал он, целуя меня в лоб. Я не стала спорить, но осталась при своем мнении. Завтра я попробую попроситься с ними ещё раз. Тяжело вздохнув, я прижалась к нему и провалилась в глубокий сон. Если бы я знала, что это наша последняя ночь вместе, я бы не сомкнула глаз ни на минуту.

Эдвард.
Она спит, как ангел, а мне не дают покоя мысли о завтрашнем дне. Завтра я наконец-то буду за пределами этих зловонных катакомб, насквозь пропахших кровью и страданиями людей. Последние недели были настоящей пыткой для меня, несмотря на присутствие Беллы рядом. Хотя кого я хочу обмануть: именно из-за её присутствия.
Жажда итак была нестерпима, учитывая, что остальные вампиры постоянно приводили людей, и запах человеческой крови сводил меня с ума, а тут ещё Белла всегда рядом, такая ароматная, теплая, желанная. Как вынести это? Но и избегать её я не мог. Мы одни в этом враждебном мире, и я её единственная защита. Конечно, я понимал, к чему меня подталкивает Аро: Белла должна стать вампиром, и всем от этого станет легче, но не мне. Я буду стараться не показывать, как мне больно и тяжело. Я смогу. Только бы Белла не была такой же упрямой и не требовала поцелуев слишком часто. Но я и сам еле сдерживал в себе влюбленного мужчину. Жажда её прикосновений, поцелуев была едва ли меньше жажды крови, но я должен был сдерживаться, так как с каждым днем всё больше рисковал её жизнью, находясь настолько близко с ней.
Поэтому я так ухватился за идею с охотой на вервольфов, там я найду себе пищу и отсрочу неизбежное. Конечно, я слышал мысли Джейн и Алека обо мне, но они старались скрыть их, думая при мне о всякой ерунде, так что я уловил только суть: яд вервольфа опасен для вампиров, но в чем эта опасность, я не смог услышать. Так же я видел их план подставить меня под зубы одного из них, но зная это, я смогу быть осторожным. Я усмехнулся их наивности, да скорее мы вообще не встретим их в лесу. Вервольфы не так глупы и не полезут к нам в ловушку. Так что я не обманывал Беллу, говоря ей, что скорее просто поохочусь в лесу на местных травоядных и вернусь, я действительно так считал. Измученный борьбой со своей жаждой и несбыточными мечтами о побеге, я не стал вникать в их многочисленные изменчивые планы погубить меня, считая всё это незначительным и нелепым. Возможно, зря я был так беспечен и недооценивал женское коварство и мстительность?
Другое дело, что эта парочка замышляла что-то против моей девушки, и я никак не мог понять что именно, слишком быстро они меняли решения. Сначала они хотели взять её на охоту в качестве приманки, хотя бы из-за этого я не подпущу Беллу и близко к охотникам. Затем передумали и решили поссорить нас из-за Деметрия – с этим я разберусь, когда вернемся с охоты. В любом случае я услышу на что они решились и нарушу их планы.
Занятый такими мыслями я не заметил, как наступило утро и пора было идти на охоту. Я разбудил Беллу нежным поцелуем, жадно вдыхая её аромат: «Любимая, мне пора».
Она тут же обхватила меня теплыми руками и притянула к себе. Её лицо было таким милым, сонным и теплым, что сердце защемило в груди, а в висках застучало от нахлынувших разом эмоций. Чувствуя, что теряю над собой контроль, я мягко отстранился.
- Потерпи ещё чуть-чуть, - прошептал я, целуя её нежную ладошку, - я вернусь, и всё будет хорошо.
- Угу, так я и поверила, вот когда я стану, такой же, как ты, точно не отвертишься, - проворчала Белла и, недовольно вздохнув, разжала руки.
Я только обреченно вздохнул и, ещё раз чмокнув любимую в лоб, вышел из комнаты, оставляя её сидеть на кровати, такую очаровательную и беззащитную. В тот момент я не знал, что оставляю её так надолго, может быть навсегда…