Как ни странно разговор с Аро сложился проще, чем мы ожидали. Он радостно поприветствовал нас и без лишних вопросов принял в свою свиту.
- Как приятно видеть тебя улыбающимся, Эдвард, - по-отечески похлопав моего парня по плечу, сказал он. - Ты знаешь, всё в твоих руках. С сегодняшнего дня ты станешь моими ушами. Белла, не обессудь меня, но Эдвард всегда должен присутствовать на всех церемониях и встречах. Приходи с ним, если, конечно, не будешь спать. Вскоре, когда станешь вампиром, тебе и из-за этого не придется с ним расставаться.
Радовался нашему совместному присоединению только один Аро. Было очевидно, что большая часть его подчиненных недовольны нашим сближением с их господином, но боятся высказываться вслух, только Джейн скривила губы и метнула на нас взгляд, полный ненависти. Эта не отстанет!
Время шло. Эдвард действительно почти всё время проводил с Аро, так как тот решил, пользуясь случаем, проверить мысли всех своих подчиненных. Повелитель разговаривал с ними, а Эдвард стоял рядом, читая мысли, и старый хитрец, держа его за руку, узнавал всё в подробностях. Я сопровождала любимого почти всегда, хотя это мешало и отвлекало его от «работы», но нам было всё равно. Только ночью ему приходилось оставлять меня спать в нашей комнате, хотя это очень нервировало нас, но по-другому не получалось. Подозреваю, что Аро вызывал Эдварда к себе так часто специально, чтобы не дать нам побыть вдвоем и чтобы я уставала и не высыпалась. Я мужественно всё переносила: главное, любимый был рядом.
Как оказалось, самая страшная опасность поджидала нас с другой стороны. С каждым днем глаза Эдварда становились всё черней и ему всё сложнее было справляться со своей жаждой. Аро несколько раз предлагал ему человеческую кровь, но мой вампир был непоколебим. Ему невероятно сложно было сдерживаться - слишком давно он не был на охоте, но из каких-то своих соображений старый интриган не отпускал его.
Я уже не помнила, когда он нормально целовал меня. Теперь он мог позволить себе только легкое прикосновение к губам - прямо издевательство какое-то! - да и это было так редко, что я была в отчаянии. Однако понимая, как Эдварду тяжело, не провоцировала его и терпела отсутствие ласки молча. Раздражение накапливалось и вскоре могло выйти из-под контроля.
Чтобы как-то отвлечься от жажды, мы старались больше общаться с другими, благоприятно настроенными к нам жителями замка Вольтури. Челси давно стала нашей частой компаньонкой, да и Феликс иногда заходил поболтать. Остальные держались особняком. Например, Деметрий общался только со мной и только в отсутствие Эдварда. Я чувствовала его симпатию, но, когда приглашала его к нам, всегда получала отказ.
- Я не хочу, чтобы твой парень копался в моей голове. Вряд ли ему понравятся мои мысли, – однажды пояснил он. После этих слов я покраснела и перестала приглашать, ни словом не обмолвившись любимому. Но однажды вечером не сдержалась и всё же рассказала Эдварду о нашем с Деметрием разговоре, на что он отреагировал глухим рычанием.
- Что такого я сказала? – удивилась я.
- Ты – ничего, - пробормотал он, пытаясь казаться спокойным, - но если твой друг думает, что, находясь на расстоянии, он мешает мне читать его мысли, то глубоко заблуждается. Я слышу их и они мне неприятны.
- Ты ревнуешь? – лукаво спросила я.
Несчастный кивок был мне ответом.
- Глупый, я люблю только тебя и никто больше мне не нужен.
Эдвард подошел ко мне и долго смотрел в глаза, затем нежно провел рукой по щеке и вздохнул.
- Как бы я хотел, чтобы этого было достаточно, и я мог быть нормальным для тебя.
Я прижалась к его груди, уверяя, что счастлива и так; он крепко обнял меня и долго стоял молча, целуя мои волосы.
На этом все разговоры о Деметрии между нами прекратились, но я видела, что Эдвард ничуть не успокоился.
Джейн вообще избегала нас и всё шепталась по углам со своим братом Алеком.
Так мы и жили, казалось бы, счастливо, но в постоянной тревоге, ожидая срыва.