Эдвард.

Добравшись на машине до замка, где обосновались Вольтури, я замер на пороге и оглянулся. Было ранее утро. Солнце только начинало золотить макушки домов, и всё вокруг дышало покоем и умиротворением. Ничто не указывало на близкое присутствие рядом вампирского королевского двора. Люди Вольтерры безмятежно жили, любили друг друга, рожали детей, мечтали о счастье и не знали, что этим покоем и благополучием они обязаны тому, что рядом с ними свили себе гнездо бездушные кровожадные монстры. Вольтури зорко охраняли от вампиров свой город, охота в стенах которого была строжайше запрещена. Ещё раз оглядев прекрасный старый город, которому суждено стать моей могилой, я с грустью вспомнил свою покинутую семью. Всё-таки я эгоист, даже не попрощался с ними, зная, сколько горя принесет им моя добровольная смерть. Надеюсь, Элис увидит, как я сожалею об этом, но по-другому было нельзя, они бы начали спорить, уговаривать, Эсми упала бы в обморок, и у меня не хватило бы сил вынести ещё и это. Всё, чего я хочу – скорее забыться в смерти, ведь каждая минута жизни мучительна для меня. Простите меня и прощайте!
Без сожаления повернувшись спиной ко всему миру, я решительно двинулся во мрак подземелья.
Найти место сбора клана было не сложно по запаху, зная, что у вампиров, питающихся традиционным способом, он особенно интенсивен. Я легко мог бы ориентироваться и по их мыслям, зазвучавшим в моей голове сразу, как только я переступил порог замка, но слушать их кровожадные мечты о долгожданном завтраке было крайне неприятно, и я постарался заблокировать их с самого начала. Вскоре я уже стоял у дверей, ведущих в тронный зал. Там я увидел двух вампиров: первый был рослым, с телосложением Эммета, другой – маленьким, хрупким блондином.
- Кто ты, и почему явился без приглашения? Как вообще узнал, где нас искать? – недовольно спросил меня блондин бесцветным голосом.
- Я, Эдвард Каллен, сын Карлайла, который является другом Аро, пришел просить о милости. Доложите вашему господину о моём приходе.
- Хм, ожидай здесь, - Он скользнул за дверь, и мы остались стоять в полумраке коридора вдвоём с великаном.
- Меня зовут Феликс. Я типа охранника и вышибалы в одном лице, - добродушно пробасил он, - а этот невоспитанный высокомерный малявка – Алек. Он что-то вроде доверенного лица Аро, короче в каждой бочке затычка. Ха-ха-ха, - Феликс заразительно рассмеялся, чем ещё больше напомнил мне Эммета. Я нервно усмехнулся, чтобы не обидеть его, но на самом деле мне было не до шуток: сейчас решится моя судьба. Согласится ли Аро выполнить мою просьбу, или мне придется провоцировать его на казнь? От моих размышлений о возможных вариантах нарушения правил Вольтури меня отвлек вернувшийся Алек.
- Господин ждёт тебя.
Я вошёл в зал.
Полумрак помещения рассеивался только первыми лучами восходящего солнца, проникающими через цветные стеклянные витражи, расположенные на куполообразной крыше. Время проходило мимо этого замка, не затрагивая Вольтури - они выглядели такими же, как их изобразил художник на картине Карлайла почти полторы сотни лет назад. Аро подошел и заинтересованно воскликнул:
- Какой невероятный сюрприз! Сын моего дорогого друга Карлайла. Я недавно вспоминал о нём. Как он поживает? Расскажи, будь добр.
- Карлайл в полном порядке, живет в Америке.
- Он послал тебя к нам? – поинтересовался старый вампир.
- Нет, он не знает о моём визите и, если честно, вряд ли одобрил бы его, - отрицательно мотнул головой я.
- Что же, интригующее начало. Продолжай.
- Я приехал самовольно. Просить о милости. О смерти.
Все с интересом посмотрели на меня.
- О смерти? Но, прости наше любопытство, почему? От чего столь странное решение?
- Я бы предпочёл не рассказывать об этом. Это нелегко и не всем понятно. Прошу, просто дайте мне это, и я буду вечно благодарен вам за эту милость.
- Ай-яй-яй,- воскликнул Аро, - а потом приедет Карлайл и будет упрекать меня в импульсивности. Нет. Мы не можем просто так принять столь важное решение, может это сиюминутное разочарование в вечности. Мы должны узнать причины.
Я слышал в его мыслях сомнения. Да, были такие случаи, когда он отговаривал разочаровавшихся в своём существовании и наполнял их жизнь новым смыслом искусственно - они оставались служить ему, - но меня такое решение моей проблемы совершенно не устраивало. Я не хотел ничего забывать, я не хотел больше существовать в этом бессмысленном мире. Идея оставить себе сына Карлайла, спасти его от смерти очень нравилась старейшине вампиров, а ещё он хотел знать, есть ли у меня дар.
- Позволь мне прочитать твои мысли и убедиться в их обоснованности, тогда мы сможем принять решение, - вежливо попросил он, протягивая мне руку.
Я не мог отказать, это было сродни приказу. Неохотно вложив свою ладонь в его ждущую руку и прикрыв глаза, я замер, машинально читая свои мысли в его голове, заодно оценивая его реакцию на них. Меня словно заново погрузили в пучину моей боли, и я задыхался, утопая в ней. Сознание того, что он видит каждую мою мысль, каждое желание, каждую мечту, разъедало мой мозг изнутри. Он глубже проникал в мои воспоминания, переворачивая едва осевшую горечь разлуки, страстную тоску и боль. Боль, снова боль... Я глухо застонал, когда увидел расставание с Беллой, потом известие о её гибели. Моё отчаяние. Моё решение.
Он увидел причину моей просьбы и пытался понять.
- Все это из-за обычного человека? – удивился Аро.
Потом почувствовал её запах через моё обоняние и пришёл в восторг.
- Какая сила воли! Какой необычный дар, - он увидел мой дар читать мысли. Я замер, у меня перехватило дыхание. Пожалуйста, перестаньте эту пытку воспоминаниями. Я больше не вынесу.
- Так причиной всему Белла? - И тут я в шоке широко распахнул зажмуренные глаза. В его мыслях я увидел воспоминание о Белле, вот только оно не было моим. Деметрия. Девушка была в нашем доме, когда он нашел её. Опять из-за меня. Во всем опять виноват я. Они никогда бы не нашли её, если бы не я. А дальше вихрем закружились воспоминания Аро о встрече с ней, она была здесь, она ещё здесь. Она жива! Но как это возможно? Я схожу с ума? Нет?
Теперь я задыхался от нахлынувших эмоций, мелкая дрожь охватила моё тело с пылающей головы до вмиг ослабевших ног. Конечно, я видел всё подробно, но мой мозг не способен был осознать увиденное. Я видел её испуганное лицо, её крики, слёзы. Мои кулаки сжались, а зубы скрипнули. Видел Челси, сидящую у её постели. Я схватился за голову, стараясь остановить круговерть мыслей в ней, зацепиться за какую-то одну и взять себя в руки, но не мог. Аро терпеливо ждал, держа меня за руку и с наслаждением читая этот фейерверк в моей душе, чем усугублял положение, дублируя его для меня в своих мыслях.
Наконец-то я немного овладел собой и хрипло прошептал:
- Это правда? Она здесь? Она жива? Я могу увидеть её?
Аро прекрасно видел, что я готов жизнь отдать за один взгляд на неё.
- Ну, Эдвард, я, конечно, понимаю тебя. Ах, любовь так прекрасна, но, к сожалению, она так изменчива. Мало ли, может Белла забыла тебя, и не стоит ворошить её воспоминания. У нас и кроме тебя тут есть подходящие парни.
В мыслях я увидел Деметрия, обеспокоенно склонившегося над потерявшей сознание Беллой. Рычание вырвалось само собой, но его попытки посеять сомнение во мне не удались, я тут же увидел в его мыслях недавний разговор с Челси, где Белла рассказывала обо мне, о нашей любви.
- Да, от тебя ничего не скрыть! Как же удобно читать мысли на расстоянии. Ну что, твои планы изменились? Теперь тебе не хочется умирать?
- Да, у меня теперь немного другие желания.
- Но с ними придется подождать, - строго сказал Аро, - как видишь, мы её не обижали и не собираемся. Так что торопиться защищать её необходимости нет. Сходи на охоту, успокойся, подумай, приготовься к встрече, а там посмотрим. Кстати, у меня есть условие.
- Я согласен.
- Да, конечно, ты уже знаешь! Как же это удобно! Так что раз ты теперь будешь одним из нас, привыкай подчиняться правилам. Я вижу твоё намерение спасти Беллу от обращения и увезти отсюда. Забудь. Иначе ты вообще не увидишь её.
- Аро, прошу, не будь жесток. Ты видишь, что я понимаю невозможность этого, но запретить себе мечтать пока не могу. Но я подчинюсь любому твоему требованию. Ты знаешь это.
- Надеюсь. Вот и докажи своё благоразумие, иди, поохоться. Ты слишком давно голодаешь. Ты же не хочешь рисковать жизнью Беллы. Мы тут вообще-то бережём её. Иди и возвращайся. У меня к тебе ещё есть разговор.
Я увидел в его мыслях интерес к моей семье, а именно к таланту Элис. «Видеть будущее, я только мечтал, сомневаясь, что такой талант существует, и вот узнаю, что могу его получить! Кстати, не очень-то надейся на её помощь, у нас тут очень сильный щит. Никто не может проникнуть через него. Элис тебя не увидит».
Я согласно кивнул, теперь мне стало понятно, почему Элис не видела Беллу и меньше всего хотел, чтобы сестрёнка появилась здесь. Пусть лучше не видит ничего и думает, что я мёртв, как и Белла. Аро, хотел было прочитать мои мысли, но передумал и сделал мне знак удалиться, тогда Алек, дернув меня за рукав и злобно что-то прошипев, кивком головы приказал следовать за ним.
***
Я вышел из катакомб в указанном Феликсом месте, где к самым стенам города подступал густой лес. Глубоко вдохнув в себя напоенный лесными ароматами воздух, я громко выдохнул его и только сейчас осознал себя опять живым. Она здесь! У меня опять есть смысл жизни. Я забыл обо всем и засмотрелся на восходящую луну, мечтая о Белле и о скорой встрече с ней. Я уже видел, как проведу рукой по нежной щеке, вдохну упоительный аромат её кожи, зароюсь лицом в копну её каштановых волос, утону взглядом в её ласковых шоколадных глазах, почувствую пламя её нежных губ на своих, и с головокружительной сладостью её поцелуев в меня вольётся тепло жизни. Я прошепчу ей тысячу раз: «Я люблю тебя! Я твой навсегда», - и она поверит мне.
Я опять глубоко втянул в себя воздух, надеясь уловить её неповторимый запах, но вместе с ароматами лесных трав и деревьев, нагретых южным солнцем, моё обоняние уловило еле заметный аромат животного, и это напомнило мне о цели моей прогулки. Охота! Мне необходимо сделать нашу встречу максимально безопасной. Аро был прав, я слишком давно не ел, в таком состоянии я опасен даже для самого «невкусного» человека, поэтому упоминать о влиянии на меня такого восхитительного аромата как у Беллы даже и не стоило. Утолить голод оказалось делом достаточно сложным: здесь не было такого количества животных, как в лесах Форкса и Канады, а половину из тех, которых мне посчастливилось выследить, я упустил из-за своей рассеянности, слишком сильно отвлекаясь на мысли о своей любимой. Но хватит глупых мечтаний, утолим голод сердца позже. Мне нужен план действий.
Я сел на поваленное дерево и стал думать о более конкретных вещах. Как спасти Беллу от участи вампира, которая теперь казалась неизбежной? Аро не отпустит её живой. Предложить ему взамен себя? Так ведь я и так полностью в его власти. Хитрец знает, что может сделать со мной всё что захочет, пока Белла в его руках. Обмануть его невозможно, ведь он видит каждую мысль в моей голове, все мои планы побегов. Даже если нам удастся убежать, есть же Деметрий и он найдет меня, где бы я ни спрятался. Меня, но не Беллу. Я помогу ей убежать из Вольтеры, а потом пусть спрячется где-нибудь сама, без меня. Но как же мне отпустить её на этот раз? Ещё более беззащитную, чем раньше? Смогу ли я? После всех переживаний я не очень-то полагался на свою силу воли. Боюсь, во второй раз такого испытания мне не выдержать. Черт! Я опять думаю о себе, хотя именно я виноват во всех её бедах. Я должен думать о её благе и ради неё пожертвовать собой, тем более долго страдать мне не придется: Аро точно должен будет казнить меня за похищение и побег.
А если она не захочет со мной бежать? Эта мысль пришла ко мне неожиданно и больно укусила, подобно ядовитой змее, в самое сердце. Вдруг она не против стать вампиром? Я никогда до конца не знал, что происходит в её голове. Ведь на свете столько людей, готовых пойти на всё ради бессмертия. Вдруг от меня ей нужно было только это? Что же, хорошо бы всё выяснить и, если это так, то попробовать ещё раз отговорить Беллу. Вдруг на этот раз она прислушается к моим доводам? Или пусть её мечта исполнится? Я уже не был столь уверенным в правильности своих суждений по отношению к Белле. Мои страдания сделали меня лояльнее во всех вопросах, касающихся её выбора. Я готов принять всё, только бы она была счастлива, лишь бы была со мной.
Я схватился за голову. С чего я взял, что она останется со мной? Сможет ли она простить меня, да и захочет ли? Вокруг предостаточно желающих помочь ей с бессмертием: Деметрий, Алек, сам Аро. Что же мне делать? Конечно, нужно поговорить с Беллой, и тогда всё выяснится, только бы Аро со своей любовью к интригам не принуждал меня идти против своих чувств.
Так ничего и не придумав, а только ещё больше растравив душевную рану, я повернулся в сторону старого города с вновь вспыхнувшей надеждой на встречу.