Все началось с магазинчика родителей Майка Ньютона, в который я устроилась подработать. Я тогда жила в Форксе в доме отца. Мама вышла замуж, и я покинула Флориду, чтобы дать ей возможность путешествовать вместе с Филом, ее новым мужем. Я переехала в Форкс, начала учиться в форкской школе. Я была довольно замкнутой и скромной девушкой, но здесь меня приняли очень хорошо. У меня появились хорошие друзья – Майк, Тайлер, Эрик, Бен, Анжела, Джессика и даже индейцы из резервации, куда я ездила вместе с Чарли к его друзьям Билли и Гарри.

Родители Майка владели магазином спорттоваров и были сильно увлечены пешим туризмом. Майк стал приглашать меня в совместные походы. Моя жизнь в Форксе, несмотря на приличное количество друзей, разнообразием не отличалась. Мне было скучно, и я в конечном итоге согласилась.

Походы сблизили нас. Майк оказывал мне знаки внимания, однако очень долго между нами ничего не складывалось. По большому счету, никто в школе Форкса не тронул мое сердце. Тайлер был нагловатым и немного пугал меня. Бен начал встречаться с Анджелой. Майк был хорошим парнем, но он очень нравился Джессике, и я не хотела обидеть подругу, тем более меня Майк не интересовал. Был еще мальчик из резервации, Джейкоб Блэк, проявляющий ко мне нешуточный интерес, но он был младше меня на два года и казался мне неловким подростком. Однако именно его я выделяла среди мальчиков больше других.

Джейкоб стал мне отличным другом. С ним мне было легко. Мы могли часами говорить на любые темы без какого-либо смущения. Мы гуляли по огромному пляжу Ла-Пуш, держась за руки, но это ничуть не напрягало меня, и никогда не создавало ощущение неловкости, потому что Джейк был мне как брат – любимый брат.

Я бывала в резервации каждые выходные – это стало традицией. Чарли и Билли уходили в ночь рыбачить, и я оставалась в доме Билли ночевать, вместе с Джейкобом. Билли поручал сыну заботиться обо мне, хотя на самом деле именно я была старше. И именно я заботилась о том, чтобы приготовить ужин и накрыть на стол. Следила, как мать за непослушным ребенком, чтобы Джейк не наделал глупости. Я была ответственной.

Но с Джейкобом я очень быстро переставала себя чувствовать таковой. Он был настолько простым и непосредственным, что я невольно «заряжалась» его энтузиазмом, превращаясь на время из взрослой в обычного подростка. И мне, черт возьми, нравилось это.

Ночами мы подолгу болтали друг с другом вместо сна, иногда проводили время с его друзьями-индейцами у общего костра. Частенько занимались тем, чтобы пугать друг друга ночью – то одевались, словно привидение, в простыню, то подсовывали под подушку другого моток ниток, чтобы, потянув за веревочку поздней ночью, создать впечатление, будто кто-то ползет там. Это было весело!

Помню наш первый поцелуй – неловкий и наполненный смущением. Я просто позволила ему это, жалея, что мы не можем оставаться друзьями. Я не представляла себя идущей под руку с Джейком, которого считала просто другом или даже братом. Не представляла, как это может прозвучать: что мы пара. Я не испытывала к нему сердечных чувств, но среди других парней он нравился мне больше других, и я решила уступить.

Наша первая близость была по-детски неуклюжей. Мы оба краснели, и оба не знали, куда деть свои руки и ноги. Мы глупо улыбались и пытались подбодрить друг друга, но в конечном итоге этот опыт не принес нам обоим ничего, кроме разочарования. Джейкоб не был принцем моей мечты. Да и его пыл после неудачного «первого раза» как-то поутих. Вскоре Джейк нашел себе девушку из резервации, и мы снова легко перешли в статус друзей.

Это принесло мне огромное облегчение – словно груз свалился с плеч. Я по-прежнему приезжала к нему в гости и весело проводила время, но между нами больше не было напряжения, словно все наконец-то встало на свои места.

Мы веселились в гараже большой компанией, много смеялись, и ребята рассказывали удивительные истории племени квилетов, иногда пугающие до дрожи. Они смеялись над девчонками, когда их удавалось действительно напугать.

А еще мы часами спорили о существовании разных мифических существ. Квилеты уверяли, что оборотни и вампиры точно существуют, а я сказала, что не уверена насчет них, но зато верю в ангелов-хранителей.

Мы лазали в заброшенные дома, ища призраков или зомби. В отличие от других девчонок, которые визжали словно сумасшедшие, парням никогда не удавалось напугать меня. Я была смелой. Я не боялась зомби. Хотя острое ощущение страха пробегало и по моим венам, едва я входила в темный пустующий ночной дом… Любопытства, однако, было во мне гораздо больше. Наверное, я всегда была склонна к риску, просто не осознавала этого.

А однажды я притащила ребятам старые байки, и мы чинили их, а затем гоняли на них по Ла-Пуш. То ощущение первого в моей жизни адреналина я не забуду никогда! Вот тогда-то я и поняла, как это здорово – чувствовать себя сильной… могущественной… даже если это самообман, и даже если всего на несколько коротких минут…

Я всегда считала, что во мне больше от Чарли: рассудительного и немного угрюмого человека, любящего уединение и тишину. Но, как показало время, во мне было довольно много и от Рене: безрассудной и взбалмошной, склонной к приключениям дамы, молодой душой. Как видно, гены, доставшиеся мне от мамы, просто дремали, но, благодаря подходящему случаю, вырвались из плена, не давая мне заскучать.

Летом Джейк научил меня нырять со скал – индейцы часто развлекались подобным образом. С тех пор и начался мой постепенный подъем наверх – в мир спорта. Опасного спорта. Мне стало не хватать обычных походов по горам – я мечтала покорять вершины.

Конечно, моя неуклюжесть была причиной многих травм, но это нисколько не останавливало меня. С некоторых пор мне стало казаться, что я из невезучей превратилась в невероятно удачливую.

Началось это именно с приездом в Форкс. Помню, мама во Флориде называла меня «мисс Неудача» - я постоянно влипала в неприятности, ранила себя сама неловким движением, падала в неподходящих местах… А бывало и похуже: когда, например, я оказалась заперта в школьном кабинете на всю ночь, потому что все ушли, не заметив меня за задней партой, и мне пришлось ночевать прямо там, на полу. Мама чуть с ума не сошла, разыскивая меня всю ночь вместе с полицейскими, а лицо учителя с утра было таким, которое не забудешь никогда. Ввалившиеся следом за ним ученики еще долгое время посмеивались, заставляли меня неистово краснеть и, пряча глаза, желать оказаться где угодно, только не здесь. Или когда я ехала по адресу, но не находила его и умудрялась заблудиться в незнакомом месте города… а потом еще и обнаруживала, что потеряла кошелек и теперь даже не могу поймать такси… Хорошо еще, что я с таким везением до сих пор оставалась жива! Хотя чему удивляться, если со временем я стала замечать некоторые… чудеса, творящиеся вокруг меня. И тогда я поняла, что кто-то присматривает за мной.

Я никогда по-настоящему не верила в Ангелов-Хранителей, но игнорировать то, что я невероятным образом спасалась из опасных для моей жизни ситуаций, было трудно.

Впервые это произошло на школьной стоянке. Я плохо помню из-за шока, что именно случилось, но хорошо помню жуткий гололед. Фургон Тайлера занесло на скользкой дороге, он закрутился, с каждой секундой приближаясь ко мне, стоящей прямо у него на пути. Оцепенев, я смотрела на свою смерть, не в силах отвернуться. Это был страшный момент, и я никогда бы не хотела его повторения. Все происходило очень быстро. Вот нос фургона ударяется о стоящую рядом со мной хонду… и мне кажется, что там тоже стоит человек, который может пострадать. Но в следующую секунду я понимаю, что рядом с "хондой" никого не было и нет, тут только я. Траектория движения фургона от удара о "хонду" резко меняется, словно он натолкнулся на непреодолимую преграду, хотя нос хонды почти не поврежден. С силой, почти равной приближению ко мне, фургон начинает крутиться в обратном направлении, где с грохотом ударяется о чей-то "понтиак", встает на бок, а затем с ужасным звуком разбивающегося стекла переворачивается на крышу. Я смотрю на это в ужасе, едва дыша… понимая, что только чудо спасло меня от смерти в этот раз…

Когда приехала полиция, то все в один голос уверяли, что я «родилась в рубашке». Траектория, по которой занесло фургон, была ничем не объяснимой. Я должна была умереть в тот день. Не иначе как сам Бог вмешался, чтобы отвести от меня беду, говорили все как один. Про себя я решила, что Бог – это перебор. Но он мог же послать ко мне своего Хранителя? Тем более мне казалось, что за секунду до столкновения фургона и "хонды" я видела между машинами силуэт.

Конечно, это была всего лишь шутка, ведь ангелов, скорее всего, не существует – тем более таких, которые так открыто вмешиваются в человеческую жизнь. Просто мне хотелось верить в это…

Весь класс навещал Тайлера в больнице целый месяц. У парня были серьезные травмы: множественные переломы, повреждение головы. Он не был пристегнут в машине – в этом была его ошибка.

После этого Тайлер начал активно ухаживать за мной, считая, видимо, что авария должна сблизить нас. Если бы не Майк – не знаю, чем бы это закончилось. Но в один момент, заметив, как сильно мне не нравится настойчивое и довольно-таки нахальное ухаживание Тайлера, Майк вдруг подошел, взял меня за руку и объявил нас парой. В тот момент я не думала о последствиях, я была благодарна, что друг избавил меня от приставучего парня.

А затем Джессика обиделась на меня. Смертельно. Мы перестали дружить.

Майк смотрел на меня ясными голубыми глазами, улыбаясь все уроки напролет. Строил планы о том, как «у нас все будет». Но я не чувствовала того же самого. Я была… смущена.

Но время шло, и совместные походы все больше сближали нас. Приближалось время весенних танцев, и я понимала, что Майк терпеливо ждет моего приглашения. Он не был плохим. Он же не виноват, что я не испытываю к нему того же, что он ко мне… и что я терпеть не могу танцы. Я поняла, что обижу его, если не пойду. В конце концов, он же оказал мне услугу, избавив от Тайлера, так почему мне не сделать в ответ приятное? И я согласилась пойти, чтобы не прослыть неблагодарной.

Помню день, когда мы с Анджелой поехали в Порт-Анджелес выбирать себе платья. Джессика, обиженная на меня, ехать отказалась. Она завела себе новую подружку – Лорен.

Анджела сразу заметила мое подавленное состояние и вежливо спросила, что со мной. Я объяснила, немного поколебавшись, что не знаю, отвечать ли мне Майку взаимностью, потому что не испытываю к нему трепетных чувств. Он был мне просто другом – и даже меньшим, чем Джейк. В присутствии Майка я была всегда немного напряжена. Хотя, может, это потому, что мне не хотелось обижать Джесс…

Анджела начала убеждать меня в том, что Майк - хороший парень и что я не должна терять свой шанс. Что я не виновата в том, что Майк выбрал меня, мне не стоит терзаться из-за Джессики, если у них не сладилось. Это же выбор Майка.

Я все еще сомневалась, но в тот день кое-что произошло, после чего мне стало легче решиться.

Мы с Анджелой покинули магазин и отправились в кафе. По дороге я решила заскочить в книжный, а подругу попросила пока занять место и заказать еду. Я обещала обернуться за двадцать минут. Она хотела пойти со мной, но я сказала, что мне нужно немного одиночества, чтобы подумать.

Выйдя из книжного, я не сразу поняла, что заблудилась. Я зашла в странный, темный район – должно быть, предпортовый. Здесь совсем не было людей, а тени, которые отбрасывала моя фигура на глухие заборы, были длинными и жутковатыми. Я спешила выйти отсюда, но каждый раз, когда сворачивала на другую улицу, оказывалось, что она еще грязнее и мрачнее предыдущей.

В конечном итоге я заметила, что за мной кто-то идет. Это были два молодых человека с натянутыми на лицо капюшонами – и явно навеселе. Они покачивались, будучи сильно пьяными.

Я пошла быстрее, надеясь, что они достаточно напились, чтобы не угнаться за мной, но они не отставали. Я уже хотела бросить им сумочку и бежать, как вдруг обнаружила впереди еще двоих. Меня загнали в ловушку.

- Куда же ты, сладенькая? – сказал один, заставив мое сердце сжаться от страха и отвращения.
- Не трогай меня! – крикнула я, когда он протянул ко мне свои грязные руки. Все четверо слащаво улыбались. Не оставалось сомнений в том, что они собираются сделать со мной.

Я сопротивлялась и даже пыталась закричать, когда мне зажали рот рукой и куда-то поволокли. Я мысленно прощалась с жизнью. Такого ужаса я никогда не испытывала раньше.

Но, едва меня затащили в тень, как что-то произошло. Рычание говорило о том, что здесь сидел какой-то зверь – наверное, бродячая собака. Быть может, не одна.

Крики, полные боли и страха, раздались вокруг. Держащие меня руки разжались. Распахнув глаза, я увидела в темноте рядом возню и в ужасе стала отползать, надеясь только на одно – что меня не заметят, или я окажусь невкусной, или животным хватит тех четверых… Я пыталась быть очень тихой, глотая слезы… пыталась не кричать… удаляясь все дальше от возни, в которой приглушенные стоны становились все тише, пока не затихли совсем.

А затем наступила тишина. Осторожно оглянувшись, я увидела выступающую из тени фигуру с натянутым на лицо капюшоном… его руки были сжаты в кулаки… Где-то рядом с ним все еще раздавалось утробное рычание, но собака не нападала на незнакомца. Должно быть, ей хватило тех других троих. Ужас, что один из несостоявшихся насильников жив и здоров и собирается снова заняться мной, заставил меня подскочить на ноги и что есть силы побежать.

Я неслась во весь дух, не оглядываясь назад, потому что боялась упасть. Я смотрела под ноги и умоляла свою неуклюжесть повременить.

Я хотела броситься в боковую узкую улочку, надеясь спрятаться там, но чья-то мелькнувшая фигура заставила меня передумать. Так я сворачивала много раз… и в конце концов выбралась на многолюдный проспект. Обернувшись, я убедилась, что того парня в капюшоне позади меня больше нет… и выдохнула с облегчением… мысленно поблагодарив своего ангела-хранителя, чудом спасшего меня и на этот раз.

- Где ты была?! – ужаснулась Анжела, увидев меня в потрепанном состоянии.
- Даже и не спрашивай! – выдохнула я, плюхаясь за столик рядом с ней. Мои руки дрожали. Она протянула мне колу.
- Белла, - испуганно спросила она, - с тобой все в порядке?
- Да, я просто… испугалась, - я отхлебнула колы, а затем жадно выпила весь стакан. – Я заблудилась… и мне почудилось, что меня преследуют… Я так бежала!
- Фух! – посочувствовала Анжела. – Не стоило мне оставлять тебя одну.
- Наверное, ты права, - согласилась я.

После этого случая Майк записал нас обоих на курсы карате. Он сказал, что его девушка должна уметь защитить себя. Он утешал меня настолько искренне, что я сдалась. Я уступила его ухаживаниям.

С тех пор и началось мое спортивное восхождение. Я убедила Майка, что мне нужно больше, чем просто курсы карате. Я хотела стать сильной и выносливой, и больше не бояться, если на меня кто-то попытается напасть. Я тоже хотела уметь защитить себя. Хотела стать ловкой и не падать, когда бегу… или даже суметь перепрыгнуть высокий забор, спасаясь от преследователей.

Мы стали ходить в длительные походы вдвоем – я хотела быть в хорошей физической форме, чтобы быстро бегать и не уставать. Я планировала наши маршруты все дальше и дальше, просила Майка научить меня скалолазанию, и у меня это все лучше и лучше получалось. Сначала парень был не очень доволен той одержимости, с которой я его таскала по лесам, но потом втянулся и начал, как и я, получать от путешествий удовольствие.

Я видела, что отношения со мной заставляют Майка стремиться к большему. Можно сказать, что я хорошо влияла на него. К выпускному уже все знали, что мы пара, хотя меня к парню привязывало только общее увлечение спортом. Наша близость всегда была быстрой и какой-то скомканной… но меня это устраивало. Мое сердце было пусто, так почему бы не сделать парня счастливым?

Перед самым выпускным произошло еще одно событие, после чего я окончательно поверила в существование своего Ангела.

Я только что вернулась из школы и поспешила в свою комнату, чтобы переодеться. Папа на кухне бренчал посудой, и я торопилась, чтобы помочь ему накрыть на стол.

Когда я открыла дверь и включила свет, то в ужасе замерла. Напротив меня, небрежно прислонившись к оконной раме, стоял незнакомый мне мужчина и улыбался мне.

Его светлые волнистые волосы сзади были завязаны в хвост. Поза была расслабленной и даже немного пренебрежительной, словно это я ввалилась в его комнату, а не он ко мне. Его кожа была неестественно бледной, а глаза невероятно темными и со странным красноватым блеском. Если бы не страх, то он показался бы мне красивым, точно ангел. Если бы не страх, я бы сразу же нашла объяснение тому, почему его лицо кажется мне знакомым.

- Привет, я Джеймс, - сказал он удивительно музыкальным голосом, как ни в чем не бывало. – Ты еще лучше, чем я себе представлял, когда шел по твоему следу.

Дико заорав, я захлопнула дверь и бросилась вниз.
- ПАПА! – задыхаясь, я выскочила в кухню, в безмолвной панике показывая рукой наверх. Взгляд у меня, наверное, был абсолютно диким, потому что Чарли мгновенно переменился в лице и бросился к кобуре, выхватывая пистолет.
- Мужчина, - шептала я ему, наблюдая, как он крадется наверх. – Незнакомый. Оружия, вроде, нет.

Я замерла, пока папа медленно приближался… а затем мы оба услышали звук разбитого стекла. Папа бросился наверх, я – за ним.

Я застала Чарли глядящим из окна вниз. Рама болталась на одном гвозде, осколки стекла торчали, но крови на них не было. Чарли бросился вниз по ступенькам, а я выглянула, чтобы посмотреть, что заставило его лицо перекоситься.

Внизу валялись обрывки одежды и, кажется, клок светлых волнистых волос. Я услышала рычание из леса и вздрогнула, сразу же вспомнив тех бродячих собак, случайным образом спасших меня от насильников.

- Там собаки! – крикнула я отцу, указывая в лес, когда он выбежал на лужайку перед моим окном с револьвером наперевес.

Затем Чарли вызвал патруль, и мы сидели в ожидании на первом этаже. Чарли отпаивал меня горячим чаем и уверял, что с этих пор поставит на мое окно решетки. Он ругался, что я не заперла раму на щеколду, но кому бы пришло в голову лезть на второй этаж?

Когда приехали полицейские, мы все направились на задний двор. Могу поклясться, что у папы было такое же обескураженное выражение лица, как у меня: ни клочков одежды, ни пучка волос не было здесь. Будто все прибрали. Или нам померещилось… Чарли мог только пожать плечами. Мы оба были крайне удивлены.

А затем мы увидели невдалеке над лесом сиреневатый дым.

- Не иначе как твои друзья шалят, - рассердился Чарли, намекая на наши развлечения в резервации: мы частенько придумывали шутки, чтобы друг друга напугать. Этакий непредвиденный хэллоуин.
- В моей комнате был не индеец, - нахмурилась я, припоминая незнакомца и снова ловя себя на мысли, что он мне кого-то напоминает.
- Ну, может, подговорили кого из другой школы, - заметил Чарли недовольно. – Я же говорил тебе, Белла, такие игры до добра не доведут! – и он указал в сторону разбитого окна.

Но я-то знала, что индейцы тут не причем! Слишком уж странно для резервации выглядел незнакомец – Джейк никогда не стал бы так натурально пугать меня. Все, что было между нами – мелкие шалости. А уж прибрать за собой место преступления, унеся даже клочок волос… кто бы мог сделать такое?

В тот день у меня впервые возникло ощущение, что мой ангел может оказаться реальным… а не придуманным.

Но я быстро отогнала эту мысль, как несостоятельную и лишенную реализма. Кто бы это ни был, он не мог быть моим ангелом: ангелы не разбивают окон и не прибирают место, на котором – мне пришлось признать это – ранят человека, выдирая у него клочки волос.

Когда полицейские укатили, не обнаружив абсолютно никаких отпечатков и следов, и мне пришлось заночевать на диване внизу, я задумалась о происшедшем. И тогда я вспомнила, где уже видела подобное лицо.

В мой первый школьный день в Форксе на меня уже смотрели так, как незнакомец в моей комнате – таким пронизывающим взглядом черных глаз. Это был мальчик, которого я видела всего один раз. Сейчас я уже не могла припомнить, как его зовут, потому что с тех пор прошло почти полтора года. Но тогда, я помню, что была поражена тем, как быстро и люто он возненавидел меня… непонятно за что. Это была биология… кажется. И этот мальчик посещал школу вместе с братьями и сестрами… но я не помнила точно. Вроде впервые я увидела их в школьной столовой, и тогда парень мне даже понравился. Он был очень красивым – впрочем, вся его семья была так идеальна, словно они все только что сошли со страницы модного журнала. Кажется, Джессика что-то рассказывала мне о них… но сейчас я уже забыла все подробности. На следующий день они все уехали, оставив после себя горькое послевкусие – я так и не поняла, за что тот мальчик невзлюбил меня. Он пялился на меня целый урок, пугая черными глазами, а затем опрометью бросился вон из класса, так и оставив меня в недоумении.

Но прошло время, та семья больше не появлялась, и совершенно случайно я узнала, что они все переехали в другой город, покинув Форкс. Я так и не смогла узнать, чем не угодила странному красавчику с черными глазами, хотя это мучило меня довольно продолжительное время. Мне даже снились сны, в которых парень приходил ко мне, то пугая еще сильнее своей неразгаданной тайной, то, наоборот, глядя на меня с улыбкой и интересом, словно ожившая мечта. Постепенно образ в моем сознании потускнел и заменился более приятным: глаза уже были не черными, а тепло-золотистыми, на губах красавчика появлялась улыбка… Признаюсь, я часто мечтала о нем, как о том самом Ангеле, который вытаскивает меня из передгряг. В конце концов, этот образ прочно укрепился в голове, хотя со временем приобретал все новые и новые черты, обрастая образами любимых персонажей книг и кино. Изгиб губ, как у Орландо Блума из последнего просмотренного мной фильма… Волосы, как у Хитклифа из моей любимой книги… Память несовершенна, и постепенно я уже и забыла, с чего все началось. Жизнь шла своим чередом…

Когда я закончила школу, мы с Майком расстались. Я переехала в Сиэтл учиться в местный колледж, мне хотелось остаться жить недалеко от отца. Майк же поехал учиться в более престижное заведение в центре страны. Мы созванивались и обязательно встречались летом, но от прежних отношений не осталось ничего, кроме туризма.

В колледже удача мне сопутствовала, как и прежде. Я продолжала активно заниматься спортом, теперь записавшись на курсы настоящего альпинизма. Мы выезжали огромной компанией за пределы города, где увлеченно предавались скалолазанию. Я перепробовала все! Осенью и весной я покоряла местные холмы. Зимой сноуборд. Летом серфинг. Не скажу, что получалось все отлично и легко, но я развивалась. И я была смелой, не боялась трудностей и риска. Я даже получала от страха удовольствие. Адреналин стал моим наркотиком.

Конечно, были и переломы, и больницы… но это не останавливало меня. Мне требовалось все больше и больше. Мне было скучно оставаться простой студенткой. Я хотела покорять природу.

В колледже за мной тоже ухаживали мальчики. Один нравился мне больше других. Он был высокий и стройный, у него были светло-каштановые волосы с задорной непослушной челкой, свисающей почти до носа, и он всегда делал такое привлекательное движение головой, отбрасывая волосы со лба. И у него были карие глаза. Почти как образ из моего сна, хотя и не настолько красив…

Его звали Стэнли, и половина девочек в колледже сохла по нему. Не могу сказать, что я была в их числе, но он определенно мне нравился.

Он был на два курса старше и обратил на меня внимание только на вечеринке, посвященной окончанию учебного года. На мне были надеты джинсы и любимая синяя блузка в тот день. Конечно, вы скажете, почему не платье, Белла? Ведь это вечер танцев! Но я не любила танцевать. И мне было комфортно выглядеть так. Я пришла на вечер только ради двух своих подруг – соседок, с которыми жила в общежитии, - чтобы поддержать их.

- Привет, - сказал Стенли, присаживаясь за мой стол. – Первый курс?
- Да, - я улыбнулась, а мои соседки – Люси и Кэт – смотрели с явной завистью.

Вскоре Стэн уговорил меня потанцевать, а после и выпить коктейль. Я не была уверена, стоит ли радоваться, потому что с течением вечеринки Стэн вел себя все более развязно. Спустя час или два он уже полностью разочаровал меня, от симпатии не осталось и следа. Он оказался самоуверенным и недалеким, и явно считал себя настолько неотразимым, что все девушки должны сами прыгать к нему в объятия. К концу вечеринки его общество стало угнетать меня, но я не знала, как от него отвязаться. Люси и Кэт нашли себе кавалеров, оставив меня развлекаться самостоятельно.

Это произошло в темном лестничном пролете, в который Стенли заманил меня обманом. Едва мы оказались вдали от шумной толпы, как парень прижал меня к стене и попытался насильно поцеловать. Я сопротивлялась – из его рта несло алкоголем.

- Отпусти, отпусти! – злилась я, колотя по его плечам и отворачивая лицо, но этот придурок и не думал останавливаться. Он стал противно облизывать мне шею, и это было отвратительно.
- Я буду кричать! – предупредила я. – Отвали от меня немедленно!

Тихо хлопнула входная дверь.

- Я же тебе нравлюсь, - промурлыкал он, но в ту же секунду был оторван от меня и с грохотом прижат за лацканы модного пиджака к противоположной стене.
- Ты не слышал, что сказала дама? – ледяным голосом процедил незнакомец, лица которого мне было не видно из-за спины. На его голове красовался капюшон.

Лицо Стенли было настолько испуганным, что мне стало смешно. Он еще и трус!

- Придурок! – закричала на него я, застегивая верхнюю пуговицу блузки и ненавидя вечеринки еще сильнее, чем раньше. – Только попробуй еще ко мне подойти!
- Твои подруги искали тебя, - напряженно сказал незнакомец, удерживая трепыхающегося Стенли так легко, будто тот не был лучшим бейсболистом колледжа.
- Эм… - я опешила, потому что собиралась помочь парню, спасшему меня. Да и хотелось взглянуть на него поближе.
- Иди! – почти грубо бросил он. Я вздрогнула, и тут услышала голос Люси.
- Белла! – звала она.

Я стала пятиться к дверям.
- Только не поубивайте друг друга, - попросила я, теперь взволнованно. – И спасибо вам за помощь.

Я собиралась поблагодарить мальчика, который мне помог, чуть позже. Я запомнила его коричневого цвета толстовку лишь со спины, но я не отходила от двери ни на шаг, чтобы не пропустить возвращающихся парней.

Стенли вернулся один. Он был перепуган и бледен… но не избит. Увидев меня, он отшатнулся, как от прокаженной, и быстро ретировался. А я все ждала чудесного мальчика, который меня так неожиданно защитил…

Спустя минуту или две я заволновалась, что Стэнли мог что-то сделать с ним. Подруги что-то говорили, но я уже не слушала, бегом направляясь к двери.

Никого там не было. Лестница была абсолютно пуста. Следы борьбы или крови отсутствовали, и я выдохнула с огромным облегчением. Слава Богу, что мальчик не пострадал… Но как же жаль, что он ушел с вечеринки, не дав мне возможности взглянуть на него…

- Кто это был? – спрашивала я у всех и каждого. – Высокий парень, бежевая толстовка…

Но все лишь пожимали плечами. Им было все равно.

С тех пор Стенли в самом деле больше никогда ко мне не подходил. Не знаю, что сказал ему тот парень, но это здорово вправило ловеласу мозги.

Я так и не смогла найти мальчика, который меня спас. Откуда, я ведь не видела его лицо. Я всматривалась в каждого студента похожего роста и телосложения, я искала бежевую толстовку среди учеников… но ничего подобного ни разу не встречала. Спаситель предпочел остаться неизвестным. А жаль… было бы интересно пообщаться с ним…

В колледже за мной еще пытались ухаживать парни, некоторые даже признавались мне в любви, но я была слишком поглощена учебой, чтобы ответить взаимностью хоть кому-нибудь.

Я закончила с отличными отметками и сразу же устроилась работать. Сначала я подумывала переехать обратно к папе в Форкс, потому что он начал сильно болеть. Но оказалось, что он нашел общий язык со Сью, муж которой – Гарри – умер несколько лет назад. Я решила не мешать папе строить новые отношения и сняла квартиру в Сиэтле. Этот город стал моим домом.

Я узнала, что Майк увлекся фотографией и всерьез намеревается поехать на сафари. Я напросилась поехать вместе с ним. Мне не хватало в жизни приключений.

Мы стали одной командой. Майк организовал клуб в Нью-Йорке, посвященный туризму. Обучал молодых. Но раз или два в году мы ездили в совместные путешествия, часто сопряженные с большим риском. В частности, однажды мы поехали большой группой покорять вершины Анд. Все прошло почти благополучно, не считая того, что я сломала ногу. А все из-за того, что мне вздумалось прокатиться по заснеженному холму, и я подбила на это остальных. Холм выглядел таким гладким… белым… совершенно неопасным.... Все ребята, смеясь, проехали благополучно, и только я умудрилась встретить на своем пути уступ, о который случайно ударилась ступней. В результате – сложный перелом.

Это не остановило меня от путешествий, едва нога зажила, и я перестала хромать. Хотя какое-то время мне совершенно не везло! Вот, например, когда я собиралась поехать с туристической командой в джунгли Южной Америки для изучения водопадов, все места оказались выкуплены. Или, помню, я все мечтала прыгнуть с парашютом… Каждый раз, когда я находила на это время, то самолет оказывался неисправен, и мы не могли взлететь… то внезапно кончался бензин… то мистическим образом пропадали парашюты…

- Не шали, – в шутку приказывала я своему Ангелу-Хранителю, который явно не желал, чтобы я рисковала.

В конечном итоге я добилась своего, и прыжок с парашютом состоялся.

Затем были дельтапланы… Да что уж там, моя жизнь шла по спирали вверх, но по-прежнему мне было мало того, что я делаю. Всегда чего-то недоставало…

Возможно, это была… любовь? Но никто никогда не интересовал меня настолько, чтобы захотелось создать с ним семью. Парни появлялись… и исчезали… и никто не оставался со мной надолго. Постепенно это перестало иметь для меня значение. Спорт и риск стали моей страстью.

Когда мне было двадцать шесть, умер Чарли. На похоронах присутствовал весь Форкс. Мама с Филом приехали отдать дань памяти и поддержать меня.

Я не стала продавать дом. Хотя я уже фактически была жительницей Сиэтла, мне был дорог дом моего детства. Я решила, что буду жить в нем изредка, когда буду навещать могилу отца.

Сью вернулась в резервацию, и я какое-то время провела там с ней, поддерживая ее после потери Чарли. Джейкоб тоже был с нами.

Джейк за это время вырос, возмужал. Он женился на местной девушке, и у них уже было двое замечательных черноголовых детишек – мальчик и девочка. Я была за парня искренне рада.

Когда я вернулась в Сиэтл после похорон, жизнь пошла своим чередом… Скучно и однообразно, за исключением выходных, которые я использовала с пользой: ища новые возможности для приключений.

Тогда-то я и познакомилась с Россом.

Местный журнал «World» объявил конкурс на лучший снимок акулы в естественной среде. В случае удачи обещали постоянную работу, и это был для меня шанс сменить скучную работу библиотекарши на что-то стоящее. Я позвонила Майку, предлагая поехать вместе, как всегда. Он был занят, но зато помог эту поездку мне организовать.

Помню свой восторг, когда мы плыли на яхте к берегам прекрасного Мако, вокруг которого в избытке водились акулы. Зато потом помню свой дикий страх, когда я надела гидрокостюм и взяла подводную камеру… намереваясь спуститься вниз.

Я все же сделала это: сначала в специальной клетке… а затем и просто так. Адреналин от погружения и плавания среди хищников был столь мощным, что я не могла остановиться… делая это снова и снова.

Я продлила отпуск. Все уехали, а я осталась с Россом.

Он был зачарован моей одержимостью, и оказалось, что у нас много общего с ним. И тогда Росс впервые показал мне подводные пещеры. Конечно, это была не такая величественная красота, как Эса Ала, но все же пещера острова Мако поразила меня. Также как и подводный мир прекрасного кораллового рифа.

Когда я уезжала домой, Росс сказал, что у меня большое будущее, как у дайвера. Что я обладаю нужной смелостью и силой воли и не склонна к панике, и предложил продолжить обучение.

Мы обменялись координатами и распланировали следующую нашу поездку еще тогда.

Отослать фотографии акул на конкурс я опоздала, но мои снимки с удовольствием приняли просто так… заплатив довольно приличные деньги за них. Я поняла, что на моих увлечениях я могу еще и заработать… и с тех пор всегда стала брать фото и видеокамеру с собой.

Весь год я занималась на курсах дайвинга и к следующей поездке уже имела сертификат.

Прежде, чем оказаться здесь, на Папуа Новая Гвинея в пещере Эса Ала, я прошла немало других, менее масштабных пещер – как горных, так и подводных. Я имела опыт погружения на большие глубины, плавания на дальние расстояния… Я стала профессионалом.

И, конечно, Майк участвовал во всех моих приключениях вместе со мной.

Когда Росс предложил нам поехать всем вместе на Папуа, мы восприняли идею на ура. Мы планировали эту поездку несколько месяцев!

Конечно, это не было научным исследованием. Мы были и оставались простыми туристами, просто хорошо обученными своему делу. Но, тем не менее, несколько научных журналов ждали результатов нашего путешествия.

И вот мы здесь, вчетвером, под сводами самой неисследованной пещеры планеты, исполняем свою мечту.