Я слышала равномерный шелест воды отовсюду. Она текла сверху, просачиваясь сквозь щели, наполняя пещеру, в которой я неожиданно оказалась заперта. Абсолютная темнота подсказывала, что выхода отсюда больше нет.

Не то что бы я боялась темноты, но сейчас мне по-настоящему стало жутко. Все предыдущие неприятности, в которые я попадала, не шли ни в какое сравнение с тем, что случилось сейчас. Живот скрутило, и тогда я впервые испытала, что такое паника. Где же мой ангел-хранитель? Почему он не пришел ко мне на этот раз? Или я исчерпала лимит его терпения?

Я была уверена, что готова к любым неожиданностям – в конце концов, я уже не первый год занимаюсь рискованным спортом. Сначала были мотоциклы, прыжки со скал… все шло по увеличению, мне не хватало в жизни адреналина. Быть может, это потому, что мое сердце было никем не занято? Я компенсировала недостаток внимания увлечением спортом. Дальше был альпинизм, прыжки с парашютом, дельтапланы, охота на опасных животных… с фотоаппаратом, дайвинг. Теперь я увлеклась кэвингом – исследованием пещер. Это не имело прямого отношения к спелеологии, но фотографии и записи хорошо покупались журналами и научными сообществами – кроме удовольствия и адреналина, можно было еще и неплохо заработать.

Началось все с журнала, которому требовались фотографии акул в естественной среде. Мне настолько понравилось под водой, что погружения на глубину стали моей одержимостью. Все закончилось увлечением подводными пещерами – только тут можно было увидеть то, чего не увидишь ни в одной телепередаче. Только тут можно было получить такую дозу адреналина, что потом хватало почти на год воспоминаний.

И вот теперь я здесь, замурованная в непроглядной тьме. Мои ноги по щиколодку в ледяной воде, которая прибывает, потому что наверху, на поверхности идет тропический ливень. Если мне повезет, то я проживу еще несколько часов, а потом захлебнусь… если не умру раньше от переохлаждения…

Нужно найти гидрокостюм, осознала я и двинулась вперед на ощупь.

Под ногами попадались острые осколки скал, о которые я спотыкалась. Черт возьми, нужно всегда держать запасной фонарик при себе! Мою каску сбило, когда произошло обрушение, а в любимом фонаре, лежащем за моими плечами в рюкзаке, села батарея. Я собиралась заменить ее в ближайшее время, и сделала бы это, если бы не внезапное сообщение, что идет ураган. Конечно, где-то здесь, под обломками, еще осталось рабочее оборудование, которое мы в спешке покинули, когда уже начался дождь. Нужно лишь его отыскать…

Я споткнулась обо что-то мягкое и опустилась на колени, ощупывая это. Одежда… И потом я закричала. Мой крик, полный ужаса, эхом раздался в пустых стенах пещеры. Это было тело… Кто-то еще, кроме меня, не смог выбраться наружу и остался здесь. Только ему меньше повезло… Или больше? По крайней мере, я еще жива, но неизвестно, хорошо ли это… Быть может, лучше бы я умерла быстро и без мучений?

Я начала ощупывать тело, преодолевая панику и ужас, пытаясь определить, кто это… Возможно, один из рабочих? Я не хотела думать, что это кто-то из моих друзей…

Пульс не бился. Тело полностью находилось под ледяной водой, и без освещения я не могла понять, кто это. На теле под верхней рубашкой был надет гидрокостюм, значит, это кто-то из дайверов. Женщина. Волосы были длинные, и я ужасом поняла, что это Джессика. Она шла впереди меня, когда свод над нами начал рушиться. Я думала, что она успела выбраться, но оказалось – нет.

Сидя на коленях, я заплакала над телом подруги. Кто знает, может, и остальные ребята погибли? Я осталась в живых, одна… запертая и обреченная на медленную мучительную смерть… Если мне повезет, и вода прибудет быстро, я не буду страдать слишком долго…

Я услышала слабый всплеск воды, будто рыба вильнула хвостом. Наверное, показалось. Вокруг постоянно шумели и капали ручейки, приближая мою медленную смерть… пугая меня. Нужно торопиться. Воды уже было почти по колено. Я все еще плакала.

Надо снять с тела гидрокостюм, снова решила я. Если я найду баллон, то смогу попытаться выбраться через подводную пещеру. Где-то наверняка есть выход в океан… Нужно бороться. Нельзя опускать руки.

Глотая слезы, я нащупала на поясе Джессики фонарь. Теперь у меня есть свет.

Зубы дрожали от пронизывающего холода, когда я осветила фигуру, лежащую передо мной. Лицо Джессики было в крови, и вода передо мной окрашена в бордовый цвет. Я вздрогнула и сжала губы, чтобы снова не закричать. Одна, в этом жутком месте… Раньше эта пещера казалась мне величественной и прекрасной. Сейчас она стала напоминать мне мою собственную могилу, в которой я замурована… заживо…

Фонарь светил тускло – нам всем давно бы следовало выйти на поверхность, мы задержались внизу непростительно долго. Природа не терпит такого легкомысленного к ней отношения. Но нам было так интересно, что все мы оставались тут до последнего. До конца отпуска оставалось всего несколько дней, и никто не хотел терять возможность понырять. Мы все проигнорировали предостережение об урагане, и поплатились за это…

Я расстегивала пуговицы одной рукой, другой держа фонарь. Было неприятно снимать гидрокостюм с трупа, но у меня не было другого выхода, если я хотела выжить.

Снова всплеск воды справа от меня, и будто тихий судорожный вздох.

- Кто здесь? – надежда всколыхнулась в моей груди, но тут же сменилась страхом. Если кто-то еще замурован здесь, то будет еще сложнее выбраться. Я не хотела, чтобы мои друзья погибали.

Тишина была мне ответом, а фонарь осветил пустоту. Вода немного колыхалась, расходясь кругами, и я решила бы, что кто-то только что нырнул, если бы такое было возможно. Должно быть, мое воображение просто разыгралось. От паники могли начаться галлюцинации. Никого тут нет. Это просто капля воды упала сверху.

Я осветила всю пещеру, медленно обводя своды, надеясь обнаружить выход. Водой было наполнено все вокруг – она лилась даже с потолка! На правой части свода образовалась широкая трещина, которой раньше не было – того гляди рухнет на голову еще часть монолита, погребая меня под собой. Нужно выбираться отсюда.

Фонарь осветил баллон, погруженный под воду. Кто знает, может, у меня есть шанс выйти отсюда другим путем.

Основной выход был полностью завален – огромные куски неровных пород также были влажными, через них лились тонны воды, делая осыпавшийся склон похожим на речушку. Подводные пещеры соединены системой туннелей, и какое-то время это даст возможность воде куда-то уходить. Но когда уровень сровняется, эта пещера, как и другие, будет затоплена. Я прекрасно знала, что такое тропические ливни… И вся вода, которая сейчас льется с небес над островом, скоро будет здесь. Я попробовала ее на вкус – она была почти пресная. Нужно спешить.

Понадобилось время, чтобы переодеть гидрокостюм. Моя рубашка оказалась порвана, и на правом рукаве я увидела красные пятна. Сначала я подумала, что это кровь Джессики, но боль в правом плече переубедила меня. С удивлением я обнаружила длинный глубокий порез, из которого сочилась кровь. Оказывается, я поранилась, когда меня отбросило назад.

Плечо и часть руки неприятно защипало, когда я натянула латекс. Кровь не сможет остановиться во влажной среде. Ее количество не было большим, но это была еще одна причина умереть. Если кровотечение не остановится, я могу ослабеть от потери крови. Руку жгло морской солью, но вполне терпимо. Будем надеяться, что я смогу добраться до следующей пещеры как можно скорее, и там подсушить рану.

Я подцепила баллон, но он был наполовину придавлен обломком скалы.

- Черт те что, - простонала я с отчаянием, когда поняла, что мне ни за что не сдвинуть камень с места. Паника снова начала разрастаться внутри.
- Все будет хорошо, - произнес тихий голос из-за моей спины, когда я бросила попытки вытащить баллон и, заплакав, упала на колени. От неожиданности я взвизгнула, точно сумасшедшая. Фонарь отлетел далеко в сторону, ударился о камень и погас.
- Здорово, - с горечью выдавила я, решив, что у меня галлюцинации.
- Мы выберемся, - снова произнес голос, немного ближе, и был наполнен непонятным напряжением. Мое сердце билось где-то в горле от испуга.
- Кто это? – я наконец поняла, что я тут не одна, и что это не галлюцинации. Но я же видела до этого, что пещера была пуста! Голос принадлежал мужчине и был мне незнаком. – Вы рабочий?
- …да, - неуверенно ответил мужчина через несколько секунд, - я рабочий.

Я протянула руку, желая коснуться его, но в темноте не могла сделать и шага.

- Как вас зовут?
- Эдвард, - ответила пустота.
- Я вас не знаю… - я пыталась припомнить его лицо, но память была абсолютно пуста. Хэнк и Джастин привозили еду и оборудование вниз. Это были рабочие, которых я знала. Но имя Эдвард не было знакомым.
- Я… новенький, – ответила пустота.