Прошло уже больше года, как Сьюки вернулась в Бон Тэмпс к своей семье. Господи, только окунувшись в атмосферу захолустного городка, девушка поняла, как скучала по этому спокойствию. Она с радостью помогала Таре в заботе о детях и домашнем хозяйстве, но через пол года поняла, что не может просто сидеть дома, ничем не занимаясь. Сьюки внезапно поняла, что не хочет больше быть простой официанткой в Бон Тэмпс, ей нужно было как-то изменить свою жизнь. Девушка связалась с Наташей, с которой периодически встречалась, когда она с Биллом приезжали в дом Комптонов, который вампир отреставрировал заново. Точнее, его обустройством конечно же занималась Наташа, и она давала Биллу возможность с гордостью рассказывать об этом всем окружающим. Сьюки поражалась перемен в вампире, он стал более спокойным, но в тоже время каким-то… более живым, как бы это парадоксально не звучало.
Наташа помогла устроится девушке в крупное туристическое агентство в Новом Орлеане, которое предоставило Сьюки возможность обучения по ходу работы. Девушке очень нравилась ее новая работа, она была увлекательна и интересна. Сьюки начала читать книги об истории тех или иных областей земли, и с удивлением думала о том, как раньше ее могло это не интересовать. Вне работы она часто встречалась со своими друзьями, Хойт наконец то женился, Лафайетт, как всегда, не оставался без поклонников, ну а Сэм… Сэм Мерлотт все еще ходил бобылем, но девушка искренне надеялась, что вскоре и ее бывший босс найдет свою вторую половинку, хотя и видела, что он все еще бросает на нее взгляды, полные надежды. Поэтому, когда ей предложили отправиться в один из европейских филиалов на стажировку, Сьюки, не задумываясь, согласилась. Ей оставалось всего лишь выбрать место, куда именно она отправится, и она выбрала. Девушку почему-то тянуло именно туда, и она даже могла догадаться почему.
Перед отлетом Сьюки решила утрясти все дела, котоые боялась ворошить до этого. Сперва она позвонила Хэдли, девушки проговорили несколько часов, Сьюки поняла, что зря сердилась на свою кузину, та даже не могла понять, из-за чего тогда так поспешно уехала ее сестра. Хэдли вернулась к мужу и ребенку, окончила курсы секретарей и работала сейчас в какой-то небольшой конторе в родном городке. Девушки тепло распрощались, кузина пожелала ей удачного пути. Затем Сьюки позвонила Джону, хотя она, живя у Годрика, уже сообщала мужчине о том, что жива, но ей хотелось убедиться, что с ним все в порядке. Джон добродушно сказал, что с ним все в порядке, и через месяц он жениться на своей бывшей однокласснице. Сьюки искренне пожелала им счастья и, попрощавшись, повесила трубку.
Девушка посмотрела на телефон в своей руке и задумалась, ей нестерпимо хотелось позвонить еще одному человеку из своего недавнего бурного прошлого, но она не решалась. Столько раз Сьюки уже набирала номер Эрика, но останавливалась, вдруг он уже и забыть забыл про нее и то, что она должна была дать ему ответ. Девушка скучала по нему, но лишь изредка признавалась себе в этом. Боль от утраты Годрика уже прошла, и Сьюки внезапно осознала, что соврала Эрику, когда сказала там, в камере, что ее сердце молчит. Прокручивая момент пожара в своей голове, с каждым разом девушка понимала, что не магия крови толкнула ее на этот безрассудный поступок, нет, это была совершенно другая магия. Магия, которая в разной степени поражает почти всех людей. Но сейчас… Сейчас было слишком поздно. Сьюки с горечью подумала, что не стоило столько ждать, надо было просто позвонить Эрику, когда впервые этого захотела, и лети эта гордость к чертовой матери. Но с другой стороны, и сам вампир не стремился узнать о ней, хотя бы напомнить о себе и о том, что он ее ждет. Но видимо, теперь у него появились новые приоритеты в его нежизни, да и времени у него явно на все не хватало, он стал королем сразу трех штатов, и это явно отнимало у него время.
Сьюки не решалась спросить напрямую у Наташи или Билла про Эрика, и они молчали, будто боясь причинить ей боль напоминанием о нем. Девушка несколько раз пыталась намеками узнать о тысячелетнем вампире, но ее знакомые делали вид, что не понимают ее. Однажды Сьюки все таки не выдержала и спросила Билла, на что тот резонно ответил: «Сьюки, я никогда не причислял себя к разряду сплетников, поэтому почему бы тебе не набрать номер Эрика и не спросить у него самого, как его чертовы дела!». Да уж, надо было все таки позвонить ему тогда, а не изображать из себя мисс Неприступность! Какая тут неприступность, когда Эрик такое творил с ее телом в прошло, что в пору было охарактеризовать себя совсем другими словами.
Вспомнив о том, что творил могучий викинг с ней в постели, Сьюки охватила окончательная тоска. Господи, уже больше года, как у нее не было не то, чтобы отличного секса, а просто хотя бы какого секса. А ведь еще недавно, не было и ночи, чтобы она проводила одна в кровати. Твою мать, может все таки набрать этот долбанный номер и сказать: «Ты мне нужен!»? Разве это так уж сложно? Но пальцы, набрав знакомый номер, отказывались нажимать на кнопку вызова, Сьюки так и смотрела на цифры, высвечиваемые на экране. Наконец она отложила телефон в сторону, и взяв в руки кофер, огляделась. Дом ее бабули, такой родной, теперь не держал ее, наоборот ей было тесно здесь, хотелось увидеть другие страны, почувствовать наконец вкус независимости. А ведь из-за этого старого здания все когда-то началось… Сьюки хмыкнула и покачала головой, когда неожиданно позади себя услышала голос своего брата:
- Ты готова, сестренка?
Девушка еще раз огляделась по сторонам и кивнула, Джейсон подхватил ее багаж и отнес в свой пикап. Сьюки направилась за ним, на улице уже ждала Тара, рядом с ней бегали малыши. Подруги крепко обнялись, пока Сьюки прощалась с племянниками, Тара, вытирая слезы из уголков своих глаз, ворчливо произнесла:
- Сьюки, если кто обидит, скажи, что приедет злобная негритянка и нашлет на них порчу с помощью вуду!- Сьюки с Джейсоном рассмеялись, девушка еще раз обняла свою подругу и села в автомобиль.
И вот теперь девушка летела в незнакомую ей страну и думала о Эрике. Ну что же, она ведь сама сказала ему, что он не обязан ждать ее решения, значит он воспользовался этим и благополучно ее забыл. Господи, ну почему от мысли, что скорее всего никогда не увидит больше лица тысячелетнего вампира, у нее защемило сердце? Почему осознание того, что кто-то тебе по настоящему дорог приходит так поздно? Сьюки смотрела в иллюминатор и слезы катились по ее щекам. Возможно, Эрик обманул ее в очередной раз, но, черт его дери, ей было абсолютно плевать на это, лишь бы он сейчас был с ней рядом. Но его не было, и от осознание этого Сьюки поежилась.
И вот теперь, выйдя из в аэропорту и ища глазами встречающего ее человека, Сьюки проклинала себя. Твою мать, ну почему из всех городов мира, она выбрала именно Стокгольм?

***


Примерно через неделю, после своего приезда в Швецию, Сьюки с коллегами отправилась на какую-то импровизированную битву, которую воссоздавали местные энтузиасты. Девушка с интересом смотрела на этот турнир с трибуны, она ловила себя на мысли, что наверняка Эрик в таком одеяние, как у этих мужчин, выглядел бы намного выгоднее и мощнее. Она попивала пиво и с улыбкой смотрела, как мужчинам-зрителям предлагают примерить доспехи и побиться за право обладать своей женщиной. Многие из зрителей соглашались, переодевались и , когда возвращались на арену, ведущий объявлял имя женщины, за которую бился тот или иной участник. Это было интересное зрелище, и Сьюки с коллегами с радостью наблюдали за этим действом.
На древние развалины уже спустилась темнота, и теперь арена была освещена при помощи огромных факелов. Сьюки отхлебнула пиво и, обернувшись назад, разглядывала зрителей сидящих позади нее. Внезапно ведущий произнес что-то на шведском, и хотя Сьюки ничего не понимала на этом языке, надо было быть полной идиоткой, чтобы не узнать свое имя, произнесенное с ужасным акцентом, но все же… Девушка обернулась на арену, и тут ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди, на арене стоял… Эрик Нортман собственно персоной. Сказать, что он просто там стоял, значит ничего не сказать. С обнаженным могучим торсом, в какой-то невероятной кожаной повязке на бедрах, которая открывала его мускулистые длинные ноги и с мечом в руках, он возвышался над своими соперниками, освещаемый пламенем факелов. Люди на трибунах засвистели от восторга, так как подумали, что это часть шоу, а одетые в доспехи участники шоу расступились, показывая, что и без импровизированного боя признают его превосходство.
Сьюки, затаив дыхание, смотрела, как Эрик направляется к ней. Мгновение, и он оказался возле нее, люди еще больше засвистели, и вампир обернувшись к публике сказал что-то, по всей видимости на шведском, потому что толпа дружно что-то ему отвечала и засмеялась, когда Эрик одним движением закинул Сьюки к себе на плечо и пошагал прочь. Девушка не нашла ничего лучшего, чем просто спросить:
- Что ты им сказал?
Эрик по хозяйски хлопнул ее по ягодицам и ухмыльнулся:
- Я спросил, имею ли я право забрать завоеванный мною по праву трофей. И знаешь, Стакхаус, люди дружно отдали тебя мне в рабство! Так что, теперь не стони, я получил одобрение общественности.