Стэн с недоумением смотрел на Сьюки, которая сидела на диване в гостиной и пила из горла виски, при этом девушка, не останавливаясь, говорила. Великан уже не мог выдержать этой бессвязной речи и, встав, вырвал из цепких пальцев девушки бутылку. Сьюки протестующе заворчала, но Стэн видел по ее внешнему виду, что она уже засыпает. Вампир поставил виски подальше от девушки и направился к ней со словами:
- Сьюки, твою мать, нам всем жаль, что Годрик уже не с нами, но, бл@ть, хватит уже заливаться! Даже мне уже невыносимо на это смотреть! - Стэн одним рывком поднял ее с дивана и на руках отнес в спальню.
Пока он шел до второго этажа, Сьюки уже заснула. Вампир положил ее на кровать и направился к выходу, но в дверях обернулся и замер, глядя на спящую девушку. «Твою мать, в конце концов она была человеком Годрика», подумал Стэн, почесывая свой затылок огромной грубой рукой, и направился обратно к постели. Ворча себе проклятья под нос, вампир накрыл Сьюки краем одеяла и с чувством выполненного долга направился вниз. В гостиной настойчиво раздавался звонок телефона, Стэн снял трубку и услышал голос Энтони, владельца «Маджестика».
- Стэн, Сьюки у тебя?- заинтересованно проговорил Тони.
Стэн посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж, раздумывая, что именно ответить. Но в конце концов он не видел ничего предосудительного в том, чтобы сказать правду о местонахождение девчонки.
- Да, Тони, она здесь. Пришла с утра, как сказал Хосе, мальчишка, чистящий бассейн…
- Стэн, как ее состояние?
- К чему такая заинтересованность, Тони? - недоумевая спросил великан.
- Понимаю, что это прозвучит несколько странно, но…Тут Эрик, он несколько невменяем, поэтому я подумал, что, возможно, Сьюки могла бы приехать и успокоить его, пока он не натворил каких дел.
- Видишь ли, это вряд ли… Тут Сьюки более чем солидарна с Эриком, она спит мертвецки пьяным сном и вряд ли проснется даже к утру. До этого я несколько часов слушал ее причитания о ее загубленной жизни, проклятия в адрес Совета… и Эрика Нортмана. Ну и в свой адрес тоже. Я, конечно, не совсем понял при чем тут они с Эриком и смерть Годрика, но… Думаю, что даже, если бы она была трезва, вряд ли король Луизианы нашел бы сочувствующего человека в ее лице.
- Мда, а я так надеялся, что она образумит этого безумца. Он разкрушил мне половину номеров. Я понимаю, что они с Годриком были очень близки, но… Это просто невыносимо, даже мне, смотреть на такого Северянина…
- Ладно, Тони, я передам ей твою просьбу, хотя не уверен, что она ее выполнит.
Вампиры попрощались с друг другом, Стэн повесил трубку и задумался. Конечно, девчонка была не подарком и ее присутствие в доме частенько раздражало ее, но выставить Сьюки из дома он не мог, хотя бы из уважения к Годрику, да и к тому же, она, в принципе, была неплохой для человека и даже немного начала нравится Стэну. Ну что же, видимо придется еще какое то время вытирать ей сопли и выслушивать ее стенания… Или же… Надо всю ее нерастраченную энергию переключить на другого такого же «страдальца», например несчастного Северянина. Несчастного, потому что Стэну было глубоко не понятно, что толкало в объятья этой блондинистой пигалицы таких величественных вампиров, и как они могли находиться в обществе этой, не затыкавшейся ни на минуту, женщины.

***


Эрик Нортман проснулся от того, что на него кто-то смотрел. Он в мгновение ока оказался вне кровати и, оскалив клыки, посмотрел на человека, сидящего сейчас в кресле. Сьюки Стакхаус, а это была именно она, покачала головой, смотря на его изрядно помятое лицо. Эрик сел на постель и раздраженно сказал:
- Сьюки, твою мать, я ведь мог со сна тебя просто разорвать в клочья! Что ты тут делаешь?
Сьюки фыркнула.
- Смотрю, как ты методично разрушаешь свою охренительно гладкую нежизнь! - Вампир угрюмо посмотрел на нее.- На самом деле, я не особо рвалась приезжать сюда, но Тони и Стэн, словно дятлы, проклевали мне весь мозг насчет тебя. Бла-бла-бла, Эрик не в себе… И я решила приехать, в конце концов у нас общая беда…- на самом деле Сьюки прекрасно поняла желание Стэна перестать слушать ее стенания и найти ей хоть какое-то занятие на ближайшее время, желательно подальше от него.
Эрик грустно улыбнулся.
- Ты приехала ради меня, малышка?
- И да, Эрик, и нет… Я приехала, чтобы ты не натворил глупостей Эрик, но не собираюсь жалеть тебя, ложась с тобой в кровать. Сегодня у меня было много времени, чтобы все обдумать на трезвую голову, и… Я поняла, что раз уж Годрик пожертвовал своей долгой жизнью ради нас с тобой, мы просто не имеем права все пускать под откос, тогда его смерть была бы напрасной. Тони рассказал, что тебя пригласил Совет, но ты отказался в довольно резкой форме от этой встречи. Но, уверена, что Годрик заставил бы тебя встретиться с ними, поэтому и я говорю тебе сейчас - ты просто должен туда пойти!
Внезапно Эрик усмехнулся.
- Сьюки, у меня сейчас возникает ощущение, что мы с тобой уже много лет женаты… Ладно, раз уж ты пришла меня спасать от самого себя, то я пойду на эту долбанную встречу…- вампир поднялся с постели и оглядел комнату, выглядела она так, словно пережила небольшое землетрясение или ураган.
Девушка фыркнула, когда Эрик направился к выходу.
- Эрик, я бы на твоем месте привела бы себя в порядок, эти… зеленые трико тебе бесспорно идут, но… не настолько… Да и в душ тебе сходить не мешало бы, такое ощущение, что ночь ты провел на помойке, а не в пятизвездочном отеле,- она произнесла это таким тоном, что король Луизианы со злостью посмотрел на нее, наверняка мысли у него были не самые набожные, но Сьюки перестала бояться его, чему сама в крайней степени удивлялась.
Но внезапно Эрик ухмыльнулся и, подойдя к двери в ванную комнату, посмотрел на девушку, его бровь насмешливо поползла вверх, когда он широко распахнул дверь.
- Раз уж в тебе проснулся такой альтруизм, то может быть потрешь мне спинку?- вместо ответа в него полетела одна из декоративных подушек, лежащих на кресле за спиной Сьюки.

***


Сьюки сидела в ресторане отеля, ожидая момента возвращения со встречи Эрика, когда неожиданно увидела перед собой Наташу. Девушка радостно вскочила из-за стола и кинулась на шею вампирше. И хотя Сьюки знала, что Билл обратил свою подружку, она удивленно ощущала холодность ее кожи под одеждой.
- Господи, Наташа… Я так рада… Мне так жаль… Я правда не знаю, что и сказать тебе! Ты пострадала из-за меня! - с сожалением проговорила Сьюки, продолжая крепко обнимать Наташу.
- Сьюки, не надо ничего говорить. Во-первых. Прошлого уже не вернуть, во-вторых, я пострадала не из-за тебя, а из-за очередных мужских игр. Так что, хочу, чтобы ты поняла, я тебя ни в чем не виню и никогда даже мысли такой не допускала, что в моем обращение хотя бы косвенно виновата ты! И дава1й оставим эту тему, иначе я…- вампирша улыбнулась,- тебя укушу! Я и так уже прямо не могу налюбоваться на пульсирующую жилку на твоей шее…
Девушка рассмеялась и чуть отстранилась от Наташи. Оглядев ее с ног до головы, она восхищенно проговорила:
- Ну ты… изменилась… Я думала, что с твоей красотой не поспоришь, когда смотрела на тебя впервые, но… оказывается можно стать еще красивее…
Сьюки действительно так думала, глядя на красивую девушку, которая как-то незримо изменилась, в Наташе теперь было что-то такое роковое вперемешку с какой-то невообразимой нежностью, и это придавало ей какую-то почти совершенную уникальность. Сама вампирша улыбнулась Сьюки и уселась за ее столик.
- Да уж, то, что я изменилась неоспоримо,- с грустью сказала она.- Но что мы обо мне, когда у тебя случилось такое… Мне жаль Годрика, он был сильной личностью и справедливым правителем, но главное, как мне показалось, он на самом деле любил тебя… Насколько, конечно, мы, вампиры можем любить.
Сьюки грустно улыбнулась и вдруг ей так захотелось хоть с кем то поговорить по душам, ничего не тая и не скрывая. Слишком долго она хранила в себе свои сомнения и тревоги, и теперь девушка была рада этой встрече с Наташей, но она по прежнему боялась начать этот разговор, гадая, поймет ли ее эта красивая вампирша. Но ее собеседница сама, будто почувствовав ее сомнения, с участием спросила:
- Тебя что-то тревожит, Сьюки, помимо смерти Годрика?
Сьюки покачала головой и тихо сказала:
- Я не знаю, поймешь ли ты, но все дело в Эрике…- произнеся имя тысячелетнего вампира вслух, Сьюки уже не могла остановить поток слов, хлынувший из нее, Наташа внимательно, не перебивая, слушала ее сбивчивый рассказ.