Эрик сидел на краю кровати и смотрел на лицо спящей Сьюки. Непослушный локон лежал на ее лице, и вампиру нестерпимо захотелось убрать его. Эрик протянул руку и замер, почувствовав теплое размеренное дыхание девушки на своей коже. Мужчина с горечью подумал: «Сьюки, твою мать, ну почему ты такая близкая сейчас и одновременно такая далекая? Я могу обнять тебя, поцеловать и даже заняться с тобой сексом, но ты все равно где-то не со мной». Эрик убрал прядь ее волос и заметил, что веки Сьюки чуть задрожали, одно мгновение, и она уже смотрела на него своими встревоженными карими глазами, словно загнанная охотниками лань.
- Что-то случилось?- прошептала она тихо и огляделась, будто ища причину своего внезапного пробуждения.
Эрик лишь покачал головой и отвернулся от нее, он почему-то пугался теперь смотреть ей в глаза, после их разговора прошлой ночью. Его страшило, что он фактически открылся ей, показал свою слабость, а она его отвергла. Хотя, возможно, если бы он запихнул свою гордость куда подальше и сказал ей все, что испытывает, когда Сьюки рядом, то может быть она простила его, перестала смотреть на него с такой укоризной в глазах. Ну а если бы нет? Разве мало и так Эрик унижался из-за человека? Разве он не делал все, чтобы вернуть ее себе, чтобы все было, как раньше? Черт, если бы она тогда не сбежала от них с Биллом… то все могло бы сложиться совсем иначе. И тут вампир усмехнулся: «Как иначе, мать твою?! Я бы заточил ее в своем особняке, насиловал бы ночами напролет и пытался бы силой добиться от нее каких-то чувств и эмоций! А что потом? Чего бы я добился, к чему бы мы пришли?».
Нет, Эрик определенно был согласен со словами Сьюки о том, что он сам во всем виноват, и что именно он виновник их разрыва… Но, твою мать, сколько его уже можно было наказывать?! Ведь он признал ошибку… и так хотел этого прощения. Он надеялся, что Сьюки поймет, что он единственный мужчина, который ей был нужен, но то, как она говорила о его Создателе, заставило его понять, что все не так просто. Возможно, она действительно любила Годрика. Эрику казалось смешным, рассуждать сейчас о любви. Думать так много о том, чего никогда не мог понять. Нет, в человеческой жизни у него была жена и даже шестеро детей, но любил ли он эту женщину? Тысячелетний вампир не мог вспомнить этого наверняка. Определенно его жена была хорошей женщиной, до ее брака с Эриком, она была вдовой его старшего брата. Мужчина закрыл глаза, пытаясь вспомнить лицо своей жены, но не смог. Он давно обращал внимание, что при попытке вспомнить какую-то женщину из своего прошлого, почему-то все образы теряют очертания. Все, кроме Сьюки Стакхаус. Вспоминая о девушке, он мог с уверенность перечислить все ее родинки, все до одной. Эрик открыл глаза, когда услышал робкий голос Сьюки:
- Эрик, с тобой все в порядке? Ты как-то странно выглядишь?- вампир силился понять, что ею двигало сейчас: простое любопытство или все таки переживания за него, но не смог точно определить.
- Просто пытался вспомнить свою жену,- честно признался Эрик, повернувшись к девушке.
Казалось, Сьюки заинтересовалась, она удивленно спросила:
- Ты был женат? Ты никогда не говорил об этом?- потом она вдруг обиженно отвернулась. - Ну конечно, я же у тебя была для другой цели, какие разговоры…
Эрик рассмеялся и покачал головой:
- Сьюки Стакхаус, ты - законченная язва! Тебе об этом кто-то говорил? Наверное, родись ты на тысячелетие раньше, ты была бы великолепна по части пыток… Ну там медленно вплетать кишки в волосы или еще какие приятности… Главное, чтобы растянуть «удовольствия»…- Сьюки смотрела в лицо смеющемуся вампир, и Эрику на мгновение показалось, что уголки ее губ дрогнули.- Сьюки, ответь честно, наверное ты бы с радостью выдернула бы мне гениталии, если б могла?
Сьюки прицокнула языком и покачала головой, положив руку на грудь.
- Нет, что ты, Эрик, как я могла бы лишить всех женщин мира такого удовольствия? Меня бы наверно линчевали твои поклонницы… Особенно из того отеля в Лас-Вегасе…- девушка улыбнулась, вспомнив свои мысли вслух и реакцию на них окружающих.- Администраторша наверное первая вонзила бы в меня вилы…
Сьюки захихикала, представив картину, как ее догоняет обслуживающий персонал гостиницы. Эрик смотрел на нее с улыбкой, и был в этот момент таким понятным ей, таким близким, что девушке захотелось запустить в его длинные волосы свои пальцы и взлохматить его, как делала раньше. Вампир смотрел на нее своими бездонными, казалось он понял, что что-то изменилось в настроение девушки. Эрик смотрел на ее руку, тянущуюся к его волосам, и молчал, будто боялся спугнуть свою удачу. Ему нестерпимо хотелось хотя бы этой небольшой ласки, почувствовать, что он все еще нужен Сьюки… И что у него еще есть хоть малейший шанс.
Но девушка одернула руку, когда дверь камеры с шумом распахнулась и в комнату вошел Люк и еще несколько вампиров. Сьюки испуганно смотрела на них, закутываясь в одеяло, а Эрик сел так, чтобы закрыть своей спиной от их взоров девушку. Люк стоял, широко раставив ноги и держа руки за своей спиной, парень рассмеялся, глядя, как рука Эрика легла на ногу Сьюки, как бы успокаивая ее.
- Смотрю, столь тесное соседство пошло вам на пользу… Даже слишком…- он плотоядно посмотрел на искуссанные опухшие губы девушки.- Но теперь, любовнички, вам придется разделиться.
Эрик оскалил клыки и начал вставать, пытаясь защитить Сьюки, но внезапно их мучитель несколько раз выстрелил в него из появившегося из-за спины пистолета. Вампир зарычал от нестернимой боли и упал на колени, Сьюки спрыгнула с кровати и в ужасе закричала:
- Что ты с ним сделал?!- она положила руку на плечо Эрика, пытаясь заглянуть ему в лицо, но вампир не поднимал головы, видимо боясь, что девушка увидит его слабость.- Эрик, посмотри на меня…
Но древний викинг не отвечал, зато Люк схватил девушку за локоть и потянул за собой. Его ногти больно вонзались в кожу Сьюки, девушка поморщилась, но попыталась вырваться.
- Я не оставлю его! Что ты с ним сделал?
Люк засмеялся.
- Сколько эмоций, сучка. Я смотрю ты не дура, и «папочку», и «сыночка» хочешь для себя приберечь!- Сьюки зло посмотрела на парня.- Да ничего с твоим драгоценным Северянином не случится, это всего лишь серебряная дробь. Да, мучительно, но быстро проходит… Но если ты сейчас не пошевелишься, то возможно с твоим любовничком случатся вещи, куда пострашнее этого.
Сьюки стало страшно, она прекрасно понимала, что Люк - маньяк и садист и может сотворить с Эриком все, что угодно. Она просто послушно кивнула и вышла из камеры вслед за своим мучителем.