Это было словно какое-то наваждение, чувствовать руки Эрика на своем теле, касаться губами его холодных губ, пытаться вырваться из его объятьях, прекрасно понимая, что это невозможно. Сьюки было трудно дышать под натиском его губ, она чуть разомкнула свои уста и тут же к ней в рот ловко проник искусный язык вампира. Девушка попыталась вырваться, сохраняя остатки своей уже чуть дрогнувшей силы воли, но не смогла, вампир грубо схватил ее за бедра и поднял вверх. Сьюки почувствовала его возбужденный член между своих широко раскинутых ног, и протестующе покачала головой, она не могла даже точно сообразить, когда он успел стянуть ее трусы и свои брюки, но Эрик, одной рукой продолжая удерживать ее на весу и продолжая с какой-то животной страстью терзать ее рот, одним сильным толчком вошел в нее. Девушка уже забыла насколько хорошо был «оснащен» Эрик, она ахнула, чувствуя его мощный твердый член в себе. «Это неправильно!», все что успела она подумать, прежде чем Эрик стал двигаться в ней, неистово насаживая девушку на себя. Вампир оторвался от губ своей партнерши и намотал ее волосы на кулак, Сьюки на секунду поморщилась от боли, но Эрик чуть изменил темп, и теперь она, с каждым его движением в ней, оказывалась буквально впечатана в стену. Девушка начала двигаться вместе с мужчиной, она закрыла глаза и кусала свои губы каждый раз, когда его член с силой входил в ее влагалище. Неожиданно Эрик хрипло зарычал ей на ухо и потянул при этом за волосы:
- Открой глаза, Сьюки!
Девушка приоткрыла глаза и удивленно посмотрела на вампира своим чуть расфокусированным от страсти взглядом. Король Луизианы, продолжая вбивать в нее свой член, смотрел прямо ей в лицо, его глаза были черными, абсолютно бездонными, а клыки обнажились. Он севшим голосом сказал:
- Я хочу, чтобы ты знала, кто тебя сейчас имеет, малышка…- его рука, поддерживая ее за бедра, при этом довольно ощутимо ущипнула Сьюки.
Сьюки кивнула, прикусывая губу до крови, во время очередного мощного движения внутри нее. Эрик двигался в ней все быстрее, глядя при этом ей в лицо, будто боясь, что если закроет глаза, она просто испариться, словно мираж, и Сьюки чувствовала, что через мгновение и он, и она сама кончат. Мужчина кончил с ней одновременно, вампир зарычал ей на ухо что-то на незнакомом языке, и, мощно войдя в нее в последний раз, излился в нее своим холодным семенем. Король Луизианы отпустил ее волосы, и уперся лбом в холодную стену за спиной Сьюки. Девушка зарылась носом в его волосы и закрыла глаза, крепко обняв Эрика при этом. Даже не смотря на то, что она была в полубессознательном состояние, Сьюки была удивлена, увидев, что наконец посмотревший на нее Эрик продолжал находиться в своем вампирском облике. Мужчина посмотрел на нее, словно пытаясь что-то сказать, и девушке почему-то было страшно услышать его слова. Она запустила пальцы в его длинные спутанные волосы и притянула его к себе, пытаясь поцелуем заглушить все то, что между ними было сейчас не досказано, но вампир вырвался и с каким-то остервенением прорычал:
- Ты хоть, бл@ть, представляешь, что ты со мной сделала?!
Эрик остановился и смотрел на Сьюки с каким-то таким выражением лица, что той стало не по себе. Внезапно он оторвал ее от стены и, пройдя с ней на руках несколько шагов, опустил на кровать. Сам вампир навалился на нее и начал покрывать тело Сьюки поцелуями, его губы то кружили вокруг ее затвердевших сосков, то оказывались внизу ее живота, казалось, не было места на теле девушки, где они не побывали бы. Сьюки вся горела под этими обжигающими льдом ласками, она в нетерпении притянула Эрика к себе. Мужчина посмотрел на нее и вошел в нее, на этот раз нарочито медленно, будто пытая ее. Он прошептал ей на ухо:
- Малышка моя, сколько же я ждал этого момента.
И он начал двигаться в ней в каком-то медленном, замысловатом ритме, заставляя Сьюки саму подталкивать ему на встречу свои бедра. Девушка физически страдала от этой, почти невыносимой пытки, ей хотелось, чтобы он начал наконец двигаться в ней в полную силу, и она, облизав пересохшие губы, застонала:
- Эрик, прошу тебя…
Эрик будто ждал этой тихой просьбы, он закинул ее ноги себе на плечи и наконец то вошел в нее полностью. Сьюки громко стонала под натиском вампира и его умелых мощных движений, но Эрик не остановился и, после того, как Сьюки с силой вонзила ногти в его ягодицы и, выгибаясь ему на встречу, кончила. Мужчина менял позы, но его твердый возбужденный член продолжал входить в нее, доставляя Сьюки одновременно и муки, и неземное наслаждение. Наконец Эрик содрогнулся и кончил, заполняя ее своим семенем. Он лежал на ней, придавливая ее своим телом, и молчал. Сьюки тихонько провела рукой по его спине и со слабой улыбкой произнесла:
- Ну, неужели, я уже думала, что ты решил затереть меня до дыр…
Эрик хрипло рассмеялся ей в плечо, а потом скатился с нее:
- Нет, малышка, только до кровавых мозолей…- потом заглянул ей в лицо и провел указательным пальцем по ее носу.- Но я тебя пожалел…
Сьюки шутливо ткнула ему кулачком в грудь:
- Ничего себе пожалел, у меня наверное ноги теперь не сойдутся вместе никогда!
- Ох, малышка, будь моя воля, именно так и случилось бы…
Девушка внезапно погрустнела, она отвернулась от вампира, и он почувствовал, как напряглось ее тело. Он нежно коснулся губами уголка ее рта и прошептал:
- Что с тобой, Сьюки?
- Ничего, Эрик,-тихо прошептала девушка, не поворачивая к нему лица.
Эрик спросил, дотронувшись до ее волос:
- Ты плачешь, малышка? Почему?
- Я не плачу,- соврала Сьюки, и почувствовала, как холодные руки Эрика обнимают ее.
- Ты забыла, моя глупышка, что я - вампир, а у нас обостренное обоняние и слух, я даже могу сосчитать сколько слез ты от меня сейчас спрятала…- он уткнулся носом в ее затылок.- Так почему ты плачешь?
Сьюки молчала, она знала ответ на его вопрос, но не могла и боялась сказать его Эрику. И тогда внезапно вампир сам ответил за нее.
- Твою мать, Сьюки Стакхаус, если тебе придется выбирать, ты ведь выберешь Годрика?
Девушка вся сжалась в ответ на его вопрос, и этого хватило Эрику, чтобы он выпустил ее из объятий и лег, закинув свои руки себе за голову. Могучий викинг покачал головой.
- Я не понимаю тебя, малышка, просто не понимаю! Чего ты хочешь от меня?! Ты что не понимаешь, что ты и так вывернула меня наизнанку? Мне сейчас надо что сказать, сделать, чтобы ты изменила свое решение?
- Эрик, не надо,- всхлипнув сказала Сьюки.- Ты спрашиваешь меня, чем вы отличаетесь друг от друга? Он никогда не пытался властвовать надо мною, все наши решения мы принимали вместе. А тебе, Эрик, хочется все контролировать, принимать решения, не считаясь ни с кем, кроме себя.
- Ты правда так думаешь? Хорошо, интересно, что же еще ты думаешь обо мне, раз уж у нас такой откровенный разговор начался!
- Я думаю, что ты никогда не изменишься, Эрик! Что даже, если я останусь с тобою, однажды я приду неожиданно и застану тебя на очередной женщине, имени которой и лица, ты даже не будешь помнить. Но это не изменит того, что ты изменишь мне! Не важно по какой причине… Возможно из-за твоей натуры, возможно от собственного нежелания меняться, а возможно и от того, что я тебе банально надоем.
Эрик с силой схватил ее за плечо и развернул ее к себе:
- Ты правда так думаешь?
Сьюки горько рассмеялась.
- Эрик, я помню, как вы делили меня меня с Биллом, на глазах у толпы, словно тряпичную куклу. А сейчас пытаешься забрать меня у Годрика… тебе ведь неважно с кем соревноваться, главное, чтобы был азарт. А что будет с нами, Эрик, когда конкуренции больше не будет?! Когда мы останемся один на один в повседневной рутинной жизни?
Эрик молчал, а Сьюки села на кровати, накинув на себя грубое шерстяное одеяло, она грустно посмотрела на него и покачала головой.
- Я отдала бы многое, чтобы ты так смотрел на меня, как сегодня, тогда… в прошлой жизни Сьюки Стакхаус, но… Но после я узнала, что значит быть уверенной в завтрашнем дне и полностью доверять своему мужчине…
Вампир посмотрел на нее и с горькой улыбкой сказал:
- Что в тебе сейчас говорит, малышка? Обида? Чувство мести? Ведь это говоришь не ты…- он покачал головой.
- Да, Эрик, это говорю не я, но это говорит мой разум…
Эрик внезапно сел на кровати сзади нее и обхватил ее своими сильными руками.
- А что говорит твое сердце, Сьюки?- в его голосе чувствовался такой же надрыв, как тогда в доме у бабули, когда он застал плачущую Сьюки в темной гостиной.
- Оно молчит, Эрик, просто молчит.