Сьюки чувствовала, что рука Эрика чуть двинулась и оказалась на ее груди, девушка проснулась уже пол часа назад, но с интересом наблюдала за хитрыми маневрами раненного викинга. Несколько минут назад его бедра прижались к ней чуть ближе, и теперь она чувствовала его возбужденный член в районе ягодиц. Потом его рука скользнула чуть ниже и легла на низ ее живота, а теперь и эта рука легла на ее грудь. Сьюки закатила глаза и ворчливо произнесла:
- Смотрю, кому-то заметно лучше!- с этими словами она попыталась откатиться от вампира, но его руки удержали ее.
- Я думал, ты еще спишь…
Сьюки фыркнула:
- Ну да, и именно поэтому решил домогаться меня во сне… Мда, узнаю Эрика Нортмана… Следовательно, жить будешь! А теперь, отпусти меня, пожалуйста!
- Не могу!- прошептал ей в ухо Эрик охрипшим голосом.
- Ты издеваешься, да?! Эрик Нортман, отпусти меня немедленно! У меня возможно сломаны ребра, порезы на плечах, я меньше всего сейчас думаю о сексе! Тем более, с тобой!
- Я, конечно же, совру, сказав, что сейчас думаю не о сексе, но… Ты должна выпить моей крови, малышка, тебе станет легче от этого…
- Эрик, пока я отсасывала…
- О, я что-то пропустил, пока был в полубессознательном состоянии?! Ты мне отсасывала, черт, это звучит так… возбуждающе…Неужели твой рот касался моего…- его голос звучал с такой иронией, что Сьюки стукнула его локтем, по видимости попав в одну из ран, так как он охнул.
- Эрик, каким ты был похотливым козлом, таким и остался! Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду твою рану! Но ты ведь все сводишь к одной теме!
- Да ладно, малышка, я же шучу… Но моей крови выпить тебе все равно придется, тех капель явно не хватило,- с этими словами он убрал одну руку и, судя по звуку, перегрыз свое запястье.
Потом он поднес ей свое запястье ко рту, Сьюки немного засомневалась, но ведь ее ребра действительно жутко болели, и девушка припала к ране на его руке. Она пила и чувствовала, как в районе ее ягодиц ерзают бедра вампира, при этом Эрик постанывал, будто от нереального наслаждения. Чувствуя, как его член, касается ее промежности, Сьюки не выдержала и, оторвавшись наконец от запястья, ехидно прошипела:
- Твою мать, Эрик, еще мгновение, и ты оттрахаешь меня через свои штаны и мои трусы!
Эрик обиженно застонал, севшим голосом он прошептал:
- Малышка, а давай как-то без трусов и штанов, а?
У Сьюки от возмущения пропали все слова, она уже не пила его кровь, а движения вампира сзади нее продолжались. Девушка внезапно обрела дар речи и возмущенно проговорила:
- Ты что, совсем ополоумел?! Я не собираюсь…
Эрик развернул ее к себе и заглянул ей в глаза своими совершенно безумными глазами. Он хрипло прошептал тоном, словно находился при смерти:
- Посмотри, что ты со мной делаешь, малышка,- его рука положила ее ладошку на свой твердый член, Сьюки ахнула, почувствовав его холодную плоть своей кожей, вампир застонал.- Помоги мне, Сьюки…
Девушка вообще потеряла способность думать, и с ужасом чувствовала, что пока она находит слова, Эрик начал двигать своей рукой поверх ее. Наконец девушка обрела дар речи, Сьюки гневно выпалила:
- Эрик, ты самый…- и тут она почувствовала под рукой содрогание, и вампир кончил ей на живот, изливая на нее свое холодное семя.
У Сьюки снова наступил стопор, она открывала и закрывала рот, а потом выдернула свою руку из ослабшей от полученного наслаждения руки Эрика.
- Ты… Ты - самый гнусный из встреченных мною мужчин! Эрик Нортман, ты просто извращенец!!!
Эрик улыбался и тихо сказал:
- Согласен на все… Но, твою мать, Сьюки, это того стоило…
Девушка недовольно повернулась на него, она взяла край одеяла и с недовольством брезгливо стала вытирать сперму со своего живота. Эрик открыл глаза и посмотрел на нее:
- Малышка, я так скучал по тебе…
Сьюки вскочила с кровати и отошла в сторону, она зло прошипела:
- Твою мать, Эрик, заткнись! Просто заткнись! Я не хочу ничего сейчас слышать!- она демонстративно закрыла уши руками и начала громко бубнить что-то себе под нос.
Эрик закинул руки себе за голову и с ленивой усмешкой смотрел за Сьюки. Девушка демонстративно отвернулась и продолжала что-то причитать.
- Малышка, ну не стоит то так реагировать! Ведь ты и раньше касалась моего…
- Эрик Нортманн, если ты сейчас не заткнешься, клянусь, я при первой же возможности собственноручно воткну кол в твое мерзкое подлое сердце… если оно у тебя конечно есть!
Вампир удивленно спросил:
- Не понимаю, что ты взъелась то?!
Сьюки оказалась возле кровати в одно мгновение и ударила его кулаком по плечу:
- Ах, он не понимает… Тебе по слогам произнести или по буквам, чтобы ты наконец таки понял?! Я теперь с Годриком! И ты не имеешь никакого права принуждать меня удовлетворять свою непомерную похоть какими бы то ни было средствами! Я тебе не какая-то портовая шлюха, чтобы использовать меня для разрядки…- еще раз ударив его кулаком по плечу, она отошла.- Не смей вообще ко мне больше подходить! Ты меня понял?!
Эрик лениво поднялся с постели и направился к ней:
- Ну, я возможно и послушаюсь твоего совета, но… Мы с тобой еще не закончили,- Сьюки с широко распахнутыми глазами наблюдала за вампиром, он усмехнулся, заметив, что ддевушка ищет пути к отступлению, но их у нее не было.- Я дал тебе свою кровь, но ведь и мне надо подлечиться… Поэтому сейчас ты дашь мне свою!

***


Наташа ехала в машине, с интересом рассматривая ночной город за окном. Все ей казалось сейчас совершенно другим, даже свет неоновых вывесок и темные силуэты домов вдалеке. Девушка повернулась к Биллу и тихо спросила:
- Билл, а что будет, если…- она замялась, словно сама боялась своего вопроса.- Ну, если я….
Вампир остановил машину у тротуара и посмотрел на Наташу, он дотронулся до ее щеки и тихо спросил:
- Что тебя беспокоит, любимая?
Девушка прижалась щекой к его руке и грустно прошептала:
- Я не хочу становиться злобной тварью, помешанной на сексе и крови… Понимаешь, я не считала тебя никогда плохим, но чувствовала, что ты опасен. Именно поэтому, я не хотела бы, чтобы что-то изнутри меня пугало окружающих. Я просто… Я не хочу никого убивать, понимаешь?
Билл с улыбкой посмотрел на Наташу:
- Милая, но сейчас все по другому, не так как раньше. Ты можешь вообще никого не убивать. Есть «Настоящая кровь», ну или клыкоманы, с радостью делящиеся с нами своей кровью.
- Билл, я все это понимаю, но просто хочу, чтобы ты мне кое-что пообещал…
- Что именно?
- Ты убьешь меня, Билл, как только почувствуешь, что я превращаюсь в такую вампиршу, как Лорена! Пообещай мне это, Билл, или убей меня прямо сейчас, пока во мне все еще живо что-то человеческое, хотя мое сердце уже и не бьется…