Сьюки проснулась и почувствовала, что ее кто обнимает. Она чувствовала запах исходивший от мужчины за своей спиной и поняла, что это Эрик. На глазах у Сьюки выступили слезы, девушка аккуратно высвободилась из его рук и поморщилась, ее сломанные ребра давали о себе знать противной ноющей болью. Она посмотрела назад и в тусклом свете одной единственной лампочки, горящей в противоположном углу помещения, рассматривала лицо спящего викинга. Обычно тщательно расчесанные волосы были спутаны и судя по темным пятнам на них, были обагрены кровью. Ее взгляд опустился ниже, и Сьюки закрыла от ужаса и сожаления рот рукою, чтобы не застонать, на шее Эрика зияла все еще не зажившая огромная рана, видимо от чего-то серебряного. Девушка, сама не отдавая себе отчета, протянула свою руку к лицу вампира и осторожно откинула прядь его волос назад. Господи, он пришел за ней! Невзирая ни на что, пришел… И попал в плен. Да, возможно, Эрик действовал не из-за нее, а лишь от того, что не выполнил своего обещания Годрику, но… Он был сейчас с ней, в этом жутком месте, пропахшем кровью и плесенью.
Внезапно дверь открылась и на пороге возник Люк и еще несколько вампиров, ее мучитель ухмыльнулся.
- Ну что, парочка уже вместе?- с этими словами он подошел к Сьюки и больно схватив ее за плечи, легко поднял на ноги.- Тебе придется посидеть в другом месте, пока мы поговорим с твоим любовничком.
Сьюки в ужасе замотала головой.
- Я не оставлю его…
Люк противно засмеялся.
- Тебе придется, сучка.
Сьюки потащили прочь из помещения, слезы лились по ее лицу, когда она, оглянувшись увидела, что на запястья и лодыжки измученного короля Луизианы накидывают серебряные цепи. Вампир уже открыл глаза и с ненавистью смотрел на парня, сквозь сжатые зубы он процедил:
- Когда-то ты сдохнешь… медленно и мучительно…
Негр рассмеялся.
- Только после тебя, Северянин… Только после тебя…
Последнее, что увидела Сьюки, прежде чем кованная дверь закрылась, это Люк, делающий на теле Эрика разрез и засыпающий в открытую рану какой-то порошок. Тысячелетний вампир наверняка испытывал адскую боль, но видя в дверях девушку, он держался из последних сил, чтобы не закричать. Его лицо, перекошенное от мучений, стояло перед глазами Сьюки, когда ее впихнули в какую-то небольшую комнату без окон.
Дверь закрылась, и девушка огляделась. По крайней мере здесь была хоть какая-то кровать и тусклый свет, почти равномерно освещающий комнату. Девушка тихонько села на край единственной мебели в комнате и обхватила себя руками. Она была в ужасе: «Господи, а что будет, если Эрика сейчас убьют? Все из-за меня… Я приношу всем только несчастья… Уже мертвы Пэм и Наташа… Господи, только не Эрик! Он, конечно, не ангел, а скорее еще та сволочь, но… Он просто не может умереть! Не должен!». Сьюки калачиком свернулась на кровати и ждала хоть каких-то событий.
Она не знала точно, сколько прошло времени, но дверь с шумом распахнулась, и два вампира втащили израненного Эрика. Они бросили его на кровать, Сьюки еле успела увернуться, и ушли. Девушка в ужасе смотрела на короля Луизианы. От его тонкого джемпера остались лишь лохмотья, повсюду зияли кровоточащие раны, но они мало волновали ее, только одна рана на животе казалась особенно опасной и беспокоила Сьюки. Девушка присмотрелась и с ужасом поняла, что внутри раны мелкие серебряные шарики. Сьюки в ужасе смотрела на Эрика, не соображая, чем может помочь ему сейчас.
И тут она поняла, надо было постараться убрать из раны эту гадость, девушка поморщилась, но, сев рядом с Эриком, погладила его по голове и прошептала ему на ухо:
- Эрик, я знаю, ты меня слышишь. И знаю, что тебе больно, но… Мне надо вытащить серебро из твоей раны,- она увидела, как чуть дернулись его веки.- Я не могу обещать, что справлюсь, но…
С этими словами, она осторожно прикоснулась кончиками пальцев к ране и поняла, что она слишком узкая, чтобы пробовать вытащить серебро рукой. Девушка тяжело вздохнула и прикоснулась губами к коже вампира, она пробовала потихоньку вылизать серебро, но у нее это плохо получалось, тогда ей пришлось отсасывать их из раны. Эрик хоть и не открывал глаз, но его руки крепко сжимали грубое одеяло, которым была застелена кровать. Сьюки посмотрела на его сосредоточенное лицо и ей стало его нестерпимо жалко, девушка развернула свою голову так, чтобы не видеть его страданий, и уперлась взглядом в… «Да уж, воистину эти вампиры уникальны! Будут в мучениях умирать, но потрахаться не откажутся!» с досадой подумала Сьюки, глядя на очертание его восставшего члена под тонкой тканью брюк. Девушка оторвалась от раны и внимательно ее осмотрела, похоже ни одного шарика больше не осталось. Теперь Сьюки была спокойна, она чуть отодвинулась от Эрика и свернулась калачиком спиной к нему. Девушка чувствовала терпкий вкус его крови у себя во рту, хотя она и отплевывала ее вместе с шариками, но что-то и проглотила. Ну что же, может ей станет легче от этих капель? Через какое-то время Сьюки заснула…
Проснулась она от того, что кто-то обнимал ее, прижавшись к ее спине своим крепким холодным телом. «Эрик!», как будто это само собой разумеющееся, подумала девушка, и, обхватив его холодные руки своими руками, снова погрузилась в сон.

***


Билл Комптон сидел в приемной Верховного судьи Совета, когда из дверей кабинета появился Годрик. Вампир поднялся, приветствуя короля Техаса почтительным кивком головы. Парень рассеянно кивнул ему в ответ, Билл тихо проговорил:
- Мне действительно жаль Сьюки, Годрик… И Эрика…
Годрик рассеянно кивнул, но тут резко повернулся к вампиру.
- Эрику?!- Билл шокировано понял, что король Техаса еще не знает о пропаже его Дитя.
- Я думал, что ты знал… Эрик пропал сегодня ночью, его машину нашли в районе портов, но самого Северянина в ней не было…
Биллу показалось, что Годрик пошатнулся, парень посмотрел на него таким взглядом, что вампиру стало страшно… Он часто видел в своей жизни этот взгляд. Это были глаза человека, бьющегося в агонии и чувствующего скорый приход неминуемой смерти. Билл отошел в сторону, когда Годрик направился к дверям, он чувствовал, что короля Техаса лучше сейчас не трогать. Но вампир все таки тихо спросил у Годрика, когда тот уже был в самых дверях:
- Я могу тебе чем-то помочь?
Древний вампир застыл в дверном проеме, а потом обернулся. Биллу Комптону никогда не было так страшно в его нежизни, как сейчас. Он смотрел в оскаленное хищное лицо Годрика, глаза парня горели дьявольским огнем, и Билл понял сейчас, почему именно все так страшились короля Техаса и не позволяли себе неуважения к нему. Вся звериная безжалостная сущность Годрика читалась на его лице в этот момент. Вампир с ужасающей усмешкой произнес:
- Вряд ли, Билл Комптон, но спасибо за предложение,- с этими словами парень вышел из приемной, оставив ошарашенного Билла смотреть на уже пустой дверной проем.