Сьюки видела уже десятый сон, когда на кофейном столике, рядом с ее временным лежбищем, зазвонил мобильный телефон. Девушка протянула руку и заспано посмотрела на светящееся табло,затем поднесла трубку к уху.
- Господи, Годрик! Где ты пропадал, я так соскучилась!
Годрик рассмеялся.
- Я знаю, детка, я и сам уже тоскую по твоей бесконечной болтовне рядом с собой, теперь мне даже приходится включать для фона телевизор, перед тем как ложусь спать.
- Ну тогда почему ты еще не здесь? -обиженно проговорила Сьюки.
- Ты же знаешь, завтра я уже буду рядом с тобой. Как ты себя ведешь? Надеюсь ты там сильно не задрачивашь Эрика?
При упоминание об Эрике, лицо Сьюки стало пунцовым, она нехотя сказала:
- Нет, Годрик, но… я хочу, чтобы ты быстрее был здесь… я не совсем комфортно чувствую себя в компании с ним.
- Между вами что-то случилось, детка?- с интересом спросил Годрик.
- Нет, Годрик, честно, нет. Но я, как и обещала, больше не провоцирую его,- обиженно сказала.
- Тааааак, чувствую, что кто-то больно получил по носу,- он рассмеялся, услышав глубокий вздох Сьюки.- Я ведь тебя предупреждал, детка, не беси его. Эрик не самый сдержанный вампир, тем более, когда дело касается женщин.
- Ты меня не предупреждал, что он НАСТОЛЬКО не сдержан!
Годрик рассмеялся.
- Ну знаешь ли, Сьюки, что мне надо было сказать тебе? Я ведь не знаю, какими способами ты его собиралась бесить,- внезапно он стал серьезным.- Стэн сказал мне, что ты заставила всех вампиров одевать при тебе рубашки… Детка, что за детский сад? С какого перепугу это тебя начало волновать? Из-за Эрика?
- Годрик, меня бесит, что он расхаживает в этом доме, как господин! Почему бы им не проявить уважение и не…
Вампир устало прервал ее:
- Детка, поверь мне, никто и не собирается проявлять к тебе неуважение. В любом случае, детка, завтра я уже буду с тобой, и ты сможешь наслаждаться лишь моим обществом.
Сьюки положила трубку и вздохнула, ей почему то не стало легче от разговора с Годриком, наоборот на нее нахлынула какая-то усталость. Она вспомнила, как держала на руках своих племяшек и внезапно слезы полились из ее глаз. Девушка с ужасом почувствовала, что не может их остановить, Сьюки просто сидела и рыдала в полнейшей темноте, поджав ноги к подбородку. Неожиданно в дверях возник высокий силуэт, еще не увидев его четких очертаний, девушка поняла, что это Эрик. Он встал, облокотившись об дверной косяк. Сьюки всхлипнула и махнула ему рукой, чтобы он уходил, но естественно, как всегда, вампир пренебрег ее просьбой. Он просто спросил, словно его это и вправду интересовало:
- Что-то случилось?
Сьюки отрицательно замотала головой, но Эрик все таки подошел и уселся на диван рядом с ней, девушка вся напряглась и испуганно отодвинулась от него подальше. Вампир посмотрел на нее и снова спросил:
- Сьюки, ты глухая? Почему ты сидишь здесь в кромешной темноте и плачешь?
Сьюки еле набралась сил и зло сказала:
- Я не плачу.
Ей показалось, что вампир в темноте улыбнулся.
- Ну да, малышка…- почувствовав, что она вся сжалась от его слов, он быстро исправился.- Сьюки, я вампир, я могу сосчитать каждую слезинку, которую ты от меня прячешь.
Девушка хмыкнула и внезапно ей так надоело постоянно бороться и спорить с Эриком, захотелось просто покоя. Сьюки грустно произнесла:
- Неужели мне постоянно надо будет убегать от тебя, Эрик? Неужели, ты никогда меня не отпустишь, даже зная, что я принадлежу другому?
Мужчина молчал, будто обдумывал то, что она сказала, а потом поднялся и встал перед ней. Сьюки не могла полностью видеть его в темноте, и это немного ее пугало.
- Ты думаешь, что все так просто, Сьюки?- с какой-то горечью сказал Эрик.- Ты думаешь, что я бы с радостью не расстался со своими воспоминаниями о тебе? Думаешь, мне так нравилось грезить о тебе наяву, вспоминать твои прикосновения к себе, вспоминать твое тело, наши ночи?
Сьюки всхлипнула.
- Ну тогда просто прекрати меня третировать, прекрати смотреть на меня так… Может быть тогда и тебе самому станет легче?- робко сказала она.
Эрик снова уселся рядом с нею.
- Разве можно приказать себе не смотреть на кого-то?
- Можно… Я так думаю…
Вампир в темноте рассмеялся.
- Нет, все таки осталось в тебе что-то неиспорченное, верящее в чудеса. Сьюки, я не могу с собой ничего сделать. Я мужчина, пусть формально являюсь вампиром, и я хочу тебя каждой клеточкой своего тела. Даже сейчас, сидя рядом с тобою на диване и даже не касаясь тебя, я болезненно ощущаю, что у меня встал. Поймешь ты или нет, но даже если мне выколят глаза, я все равно буду хотеть тебя и знать, насколько ты прекрасна… Для этого мне достаточно будет слышать твой голос, ощущать твой запах в воздухе или коснуться тебя, хотя бы пальцем,- при этом он действительно легко, невесомо коснулся ее щеки, Сьюки со стыдом почувствовала, как у нее мурашки поползли под кожей, а соски призывно затвердели, девушка сильнее прижала к себе ноги.
Эрик рассмеялся хрипло, но одновременно как-то невесело.
- Сьюки, ты можешь влезть хоть в рыцарские доспехи и завязаться узлом, я все равно слишком хорошо знаю, что будет скрываться под ними. Да и твой запах преследует меня…
Сьюки не могла понять, почему она сидит сейчас здесь в кромешной темноте и слушает Эрика, она робко сказала:
- Эрик, зачем ты мне это говоришь?
- Потому что не верю, что это конец… Что у нас никогда ничего больше не будет…
Девушка ошарашенно посмотрела на него, пытаясь в темноте рассмотреть его лицо, но не могла.
- Эрик, о чем ты говоришь? Ты же знаешь, что я с Годриком? Что у меня хоть раз в жизни все хорошо, и ты… ты это портишь… Господи, неужели все мужчины такие эгоисты? Чего ты хочешь от меня, Эрик?
- Чтобы ты осталась со мной!
Эти слова оглушили Сьюки, заставляя сердце на секунду остановиться. Господи, сколько бы она отдала за эти слова тогда, раньше, но сейчас…
- Эрик, ты сошел с ума!- девушка поднялась с дивана и шагнула в сторону, она чуть не упала, но ее удержали сильные руки Эрика, схватившие ее за талию.
Почувствовав его, когда-то такие родные ей, холодные руки на своей коже под тонкой тканью ночной рубашки, Сьюки сжалась. Эрик, почувствовав ее страх, крепко обнял девушку, одна его рука обнимала ее на уровне груди, вторая легла ладонью на ее плоский живот. Она почувствовала его холодные губы у себя на ухе, Эрик с каким-то отчаяньем сказал:
- Прошу тебя, останься со мною!
Сьюки находилась будто в трансе, когда вампир развернул ее к себе лицом и нежно поцеловал ее, проникая в ее рот своим проворным языком. Девушка тихонько застонала, чувствуя через ночнушку, как его рука легла на ее бедро и начало поглаживать его. Запах его одеколона дурманил ее воспоминаниями из их прошлого, заставляя отвечать на его поцелуй. Но внезапно пришедшая мысль резанула ее сознание: «Сьюки, очнись! Это неправильно! Это ведь Эрик… Не Годрик, а Эрик!”. Ей почему то нестерпимо захотелось крикнуть своему разуму: «Заткнись! Я знаю, но не могу и не хочу останавливаться сейчас!», но внезапно словно волшебная пелена спала. Сьюки с трудом оторвалась от вампира, и поставила между ними руки.
- Эрик, прошу тебя… остановись.
Он, не размыкая объятий, стоял в темноте, так близко от нее, но она не могла определить ни одной его эмоции. Вернее, могла, но лишь одну, его огромное желание, она чувствовала это по его упирающемуся ей в живот восставшему члену под тонкой тканью его брюк. Сьюки замотала головой, будто скидывая с себя наваждение, и тихо, но настойчиво попросила:
- Эрик, отпусти меня. Это все неправильно! Я с Годриком! Я его люблю! Понимаешь?
Эрик выпустил ее и медленно отошел к дверям.
- Ты уверена в том, что сейчас говоришь?
Сьюки повернулась к двери и, сжав волю в кулак, уверенно произнесла:
- Да, Эрик, я уверенно в этом, как никогда в своей жизни!
Эрик пару секунд смотрел на нее, будто пытался что-то разглядеть в ней, а потом исчез, так же внезапно, как и появился.