Эрик Нортманн с удовольствием принял приглашение своего давнего знакомого из Совета, который пригласил его в Далласс на празднование открытия очередного филиала его корпорации. По правде говоря, Эрика мало интересовал и этот его знакомец, и его новое детище, вампира интересовала только возможная встреча со Сьюки. Он прекрасно отдавал себе отчет, что не может просто заявиться на территорию Годрика без веской на то причины, ведь Король Техаса ясно дал понять, что не приглашает свое Дитя в гости. Но приглашение Майлза давало ему повод все таки ослушаться Годрика, ведь его Создатель прекрасно знал, что Эрик общается со многими вампирами Далласса.
Так как одному идти туда мужчине совсем не хотелось, он нашел себе спутницу, стараясь, чтобы ее внешность подходила под предпочтения Годрика. Он до последнего думал, что его Создатель забрал Сьюки только из любопытства, чтобы понять, что в ней такого. Эрик думал, что все будет, как и раньше, они с Годриком посмеются над сложившейся ситуацией и легко все уладят. Вампир уже предвкушал, что вернется в Новый Орлеан с девчонкой, это было бы приятным бонусом к его восхождению на престол. Эрик уже представлял глаза Сьюки, испуганные, заплаканные, когда она увидит его. Представлял, как привезет ее в свой особняк и отымеет во все дыры, чтобы ей впредь было не повадно убегать от него. Мысль о том, что скоро его руки будут касаться ее горячей, загорелой кожи, доводила его до исступления.
После разговора с Годриком по телефону, будущий Король Луизианы, натворил немало дел. В частности пострадал интерьер «Лунного затмения» и парочка, не успевших укрыться, вампиров. Пэм была в полушоковом состояние, наблюдая за деяниями своего начальника. В один из вечеров, она зашла к нему в кабинет, и подошла к сидящему за столом Эрику. Вампирша запустила свои длинные пальцы в его волосы и погладила, словно это он был Дитем, а она Создателем:
- Эрик, что ты делаешь? Разве она стоит того, чтобы постоянно ходить по острию ножа?- в ее голосе было столько сожаления и нежности к нему, что мужчина обнял ее за талию и положил голову ей на грудь.
- Стоит,- угрюмо и тоскливо прошептал он.
- Порой мне кажется, что ты лишился разума… Твои поступки в последнее время… неразумны. Если Совет узнал бы о твоем состоянии сейчас, то ты вряд ли даже мог бы претендовать на престол… Да и эта твоя поездка в Далласс… Мне страшно Эрик, действительно страшно за тебя,- Пэм погладила его по щеке, продолжая второй рукой так же крепко прижимать вампира к себе.
- Не волнуйся, Пэм, я контролирую себя…
Его помощница немного отодвинулась от него и заглянула в глаза.
- Эрик, ты же знаешь каким опасным может быть Годрик… Да, ты- его любимое Дитя, но что если…,-она замолкла, будто боясь договорить.
Эрик как-то грустно усмехнулся.
- Ну что же ты смолкла? Договаривай!
- Эрик, что если его приоритеты сейчас… кардинально изменились?- вампир непонимающе посмотрел на нее.- Вы же все от нее потеряли голову: ты, Билл… А ведь до ее появления вас вообще мало интересовал кто-то кроме ваших собственных персон. Что если Годрик…
Эрик рассмеялся.
- Годрик потеряет голову от Сьюки? Пэм, право, это смешно! Годрик один из самых жестоких и хладнокровных вампиров, из всех встреченных мною за всю мою нежизнь. Я, по сравнению с ним, просто мальчишка. Думаю, что за свои две тысячи лет он полностью растерял последние остатки каких-либо человеческих эмоций.
Пэм покачала головой и грустно произнесла:
- Ну а вдруг? Вдруг он увидел в ней тоже, что и ты? Что тогда, Эрик?
- Пэм, я не думаю, что Годрик ее хочет как женщину, он обычно выбирает себе совершенно других женщин…
Пэм горько усмехнулась и потрепала его волосы.
- И ты тоже обычно выбирал других женщин…
Именно после этого разговора, Эрика начали терзать небольшие сомнения насчет простоты задуманного. Он пригласил Сандру поехать с ним в Техас, зная, что женщина ничем не гнушается за деньги, и что ее не отпугнет идея поменяться партнерами на ночь. Тем более, Сандра позволяла творить с ней в постели все, что угодно, а это должно было понравится Годрику.
Но, когда он обернулся и натолкнулся на взгляд Сьюки, Эрик совершенно не был готов к тому, что он будет таким отчужденным и холодным. Она просто его разглядывала, как какую-то зверюшку в зоомагазине, во взгляде был интерес, но с таким же интересом она смотрела и на остальных людей в зале. Эрик поборол в себе желание тут же оказаться рядом с нею, почувствовать ее запах, он лениво двинулся к столу, чтобы приветствовать Годрика. Сперва тысячелетний вампир не почувствовал подвоха, но когда его Создатель поцеловал запястье Сьюки, Эрик все понял. У мужчины застучало в висках, ему казалось, что его зубы просто рассыпятся, с такой силой вампир сжал их, сдерживая себя, чтобы не взорваться и не наговорить какой-то херни.
Эрику казалось, что его разум кто-то вынул и куда-то закинул, он уже вообще плохо слышал, что ему говорит Король Техаса. Очнулся он только, когда Годрик произнес:
- Зачем мне эта фарфоровая кукла, когда я каждый вечер просыпаюсь и знаю, что со мною рядом необыкновенная женщина…
Тысячелетний вампир уже не помнил ощущений боли, слишком много времени прошло, с тех пор, как он был человеком, но наверное именно так чувствовали себя люди, когда в них со свистом вонзался клинок меча. Эрик просто стоял и смотрел, как пара удаляется. В его голове пульсировала только одна мысль: «Он ее не отдаст!». Сандра дотронулась до его плеча:
- Малыш, что-то случилось?- от ее елейного слащавого голоска вампиру стало тошно.
«Да у малыша, бл@ть, тут полная х@йня!», хотелось заорать Эрику, но он все таки из последних сил сдержал себя. От того, чтобы что-то не натворить в тот момент, его спас только Майлз, который позвал его на второй этаж, показать какой-то охреннительный раритетный кинжал, купленный им недавно на аукционе. Эрик был благодарен вампиру за это… ровно до того момента, как выйдя из коридора, его взгляд не уперся в оголенный зад Сьюки, болтающейся на плече у довольного Годрика. Его Создатель шлепнул Сьюки по ягодицам, но Эрику казалось, что это ему на голову опустилась тяжелая алебарда. «Бл@! Только не то, что я думаю! Этого я уже не выдержу!», мысленно просил Эрик, но его молитвы не были услышанны. Конечно, какие Боги будут прислушиваться к желаниям и просьбам вампира? Смех Сьюки гулом раздавался в голове мужчины, и тут она подняла на него свое раскрасневшееся лицо и помахала ему рукой. «Бл@ть, да она издевается!», подумал Эрик. Если бы это не был Годрик, то вампир, не задумываясь, разорвал бы обоих, но он не мог идти против Создателя, поэтому Эрик просто развернулся и направился к лестнице, сжимая свои кулаки так, что из его ладоней начала сочиться его древняя кровь.
Неожиданно у лестницы его поймал Майлз и его друзья, и мужчине пришлось остаться стоять с ними, делая вид, что его очень интересуют какие-то биржевые сводки. И тут Эрик почувствовал, что значит попасть в ад на земле. Он услышал сладострастный крик Сьюки, она произносила имя его Создателя, хрипя от страсти и наслаждения. Регулярность этих вскриков, давала реальную возможность понять, что способствует этим крикам. Естественно, так как у вампиров прекрасный слух, да и Сьюки орала так, что и люди без труда могли разобрать каждое слово, все принялись перешептываться. Майлз засмеялся:
- Да уж, наш Король знает толк в любовных утехах! Рассказывали мне, конечно, что эти двое друг от друга оторваться не могут…
И тут до Эрика донесся недовольный голос девушки: «Бл@ть, Годрик, да вы@би меня…», это стало последней каплей для вампира, он ломанулся вниз по лестнице, даже не думая о том, как это все выглядит со стороны. Мужчина забежал в ближайшую туалетную комнату, выпихнув оттуда ничего не понимающего вампира, и облокотился руками на раковину. Эрик посмотрел на себя в зеркало и ему стало тошно: посеревшее от злости лицо, черные глаза, оскаленные клыки. Мужчина понял, что весь путь до туалета , он проделал, уже будучи в вампирском образе, Эрик с яростью ударил по своему отражению кулаком, оставляя на зеркале огромную уродливую вмятину.
Мужчина по стене сполз на пол и обхватил свою голову руками, его преследовали крики Сьюки по другим мужчиной. «Твою мать, как же все легко было с Биллом! Я мог просто забрать ее и все, но тут… Тут я не могу ничего сделать!», лихорадочно думал Эрик, для него было в новинку это тупое состояние беспомощности. Он ненавидел себя сейчас: слабого, сидящего на полу в туалете, боящегося не совладать с собой и накинуться на своего Создателя…
Наконец, Эрик собрался с силами и, приведя себя в порядок, нашел Сандру. Он искренне надеялся, что Годрик и Сьюки уже покинули здание, но… Парочка не забыла вколотить в его гроб последний гвоздь. Фраза Сьюки про неодетые трусы, заставила вампира еще сильнее впиться ногтями в свои ладони, чтобы не свернуть шею этой течной суке, но… Как обычно в его долгой нежизни, последнее слово осталось за его Создателем.
- Не будем давать повод для неосуществимых эротических фантазий другим мужчинам в этом зале…
Именно тогда Эрик понял, что Годрик никогда не отдаст ему Сьюки. В плену у наваждения. Глава 11