Сухие ветки сосны, потрескивая, тлели за металлической решеткой древнего камина, выделяя в воздух терпкий запах смолы. Создавая мнимый очаг, отдавая ненужное тепло.
Зачем вампиру разжигать огонь в его присутствии?
Оттягивание времени? Возможно.
Эдварда душили вопросы. Увиденное в коридоре не давало покоя, взрывало разум.
Тот, кто сейчас так старательно раскидывал тлеющие ветки, вызывая искры пламени, мог дать ему ответы. Но не спешил. Давал Эдварду возможность освоиться.
А ему было не до этого.
Просторный кабинет вожака мятежников спутал его мысли окончательно. На прикаминной полке аккуратным рядочком стояли старые, пожелтевшие от времени фотографии девушки в старинных платьях. Рядом с ними в уже более современных рамочках фотографии ее же, сделанные издалека.
Эдвард взял одну из них в руки.
Эсми застали на прогулке. И фотография получилась смазанная, словно тот, кто снимал, боялся быть застигнутым. Делал все впопыхах.
А затем был Эдвард. Его снимки, начиная с детских лет, заканчивая нынешним временем.
Эти фото в очередной раз за последние сутки разносили в прах уверенность Эдварда.
Их мир, охраняемый и патрулируемый. Мир, в который не возможно пробраться, где каждый был проверен и надежен. Их крепость, за стенами которой они жили в безопасности.
И все это оказалось иллюзией. Мыльным пузырем, лопнувшим при малейшем воздействии извне.
Мятежники были среди них, жили, дышали одним с ними воздухом, когда они, царствующие и властвующие, даже не подозревали о подобном соседстве.
- Думаю, ты хочешь знать, что все это значит?.. – Аро, словно нарочно медля, нехотя отодвинул руки от пламени, словно то могло согреть его либо он в этом нуждался. Поднялся, и, бросив короткий выразительный взгляд в сторону фотографий, жестом пригласил Эдварда присесть.
Кожаное кресло с высокой удобной спинкой, так негармонирующее со всей этой стариной, было на удивление удобно. Хотя, находясь в напряжении, Эдвард не обратил бы внимания даже на жесткую скамью.
- Итак… - начал Аро. – Позволь представиться.
- Я знаю, кто ты! – нетерпеливо перебил Эдвард, отметая лишние и праздные разговоры о титулах. Он прекрасно знал, кто перед ним, и, судя по фотографиям, не он один.
На что король мятежников ответил скрытой усмешкой.
- Не думаю.
Секунду ожидая его реакции, изучал взглядом.
Эдвард же больше не спешил встревать и, подавляя вспыльчивость и нетерпение, приготовился все же выслушать.
- Я слушаю.
Губы Аро растянулись в усмешке. Все так же не спеша он сел за широкий стол и взял в руки стоящую на столешнице рамочку.
- Я вижу, ты также нетерпелив, как и твой отец.
- Мне об этом уже говорили.
- И воспитанием, похоже, не мать занималась!
Эдвард с силой сжал подлокотники кресла и с трудом заставил себя в нем остаться. Насмешливые интонации в тембре мятежника выводили его из себя. В данный момент, находясь так близко к врагу, бездействуя, и что еще хуже, слушая его, он наступал на горло всем своим принципам.
Ему было неуютно под этим пристальным взглядом. Следуя правилам, он не должен был оставаться в этом замке ни минуты, постараться любыми путями улизнуть и, вернувшись уже с отрядом, заковать непокорных в кандалы.
Однако любопытство, столь свойственный ему порок, заставляло плюнуть на законы.
Его вера в них немного пошатнулась, и он хотел знать правду. И вряд ли эту правду ему могли дать дома. И если ради того, чтобы докопаться до истины, ему придется терпеть насмешки дикаря, он выдержит.
Аро скептически смотрел, как хмурится его лицо. Понимал, как тому сложно, но не пытался смягчить разговор. Те обстоятельства, что привели Эдварда в замок, не предполагали к мягкости. И вся та ложь, паутиной окутывающая его разум в течение века, требовала искоренения.
- Мы можем обсудить мое воспитание позже, - сухо ответил Эдвард, изо всех сил сдерживая себя, сохраняя хладнокровие. – Я так понимаю, вы знали мою мать. И по каким-то причинам следите за ней. И не только.
- Знал – это слишком мало… - Аро сконцентрировал взгляд на лице Эдварда, и тихо добавил. – Эсми - моя дочь.
В кабинете повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием сухих веток в камине.
Присутствующие замерли. Один с трудом воспринимал, что ему сказали, второй – одержимо улавливал каждый проблеск эмоций на лице собеседника.
Первый шок отступил, и Эдвард недоверчиво покачал головой.
- Нет… - он нервно запустил руки в волосы и как-то истерично смял пышные кудри. И так же резко дернул руку обратно. Поморщившись, словно от неприятного запаха, Эдвард недоверчиво посмотрел на сидящего перед ним мужчину.
- Вы не можете быть моим… дедом!
Аро усмехнулся, скрестил руки на груди.
- Почему нет? – шок, нежелание внука принимать правду уже начало его забавлять.
- Это неправильно! – возмутился Эдвард. – Вы… мятежник, мой отец…
Аро резким жестом прервал его.
- Твой отец… - на скулах Аро заиграли желваки, рука сжалась в кулак. Но, быстро справившись со вспышкой гнева, спустя мгновение все так же спокойно смотрел на внука. – Про него мы поговорим позже, если захочешь. Я так понимаю, что тебе не рассказали о наличии деда?!
Эдвард кивнул. Нет, не рассказывали. Поначалу он интересовался, но мать как-то странно отводила глаза, отмалчивалась. Отец отнекивался. Потом его эта тема быстро перестала волновать. В жизни было много и других моментов, в которых он погрязал с головой.
Ему было не до потерянных родственников. И вот сейчас, когда одна из правд прошлого его семьи обнажилась перед ним, он не знал, как на нее реагировать. Как воспринимать. Его принципы, воспитание – все это запрещало даже близко находиться рядом с такими, как Аро. И что же получается?
- Моя мать была такой, как ты? – слова довались ему с трудом, в глубине души он не хотел знать ответ.
- Да!
- А отец?
- Тоже.
Эдвард на секунду зажмурился. Ему было плохо от услышанного. Пожалуй, даже хуже, чем от новости о найденном деде. Его мать всегда учила не врать. Их отношения, как он думал, основывались на доверии, честности друг перед другом.
Он привык доверять им. Не знал другого.
Как же так? Он верил им всем сердцем, а они…
Он догадывался, что это далеко не все, если вскрылось одно, то есть и другое. Как и понимал, что он не хочет этого знать. Во всяком случае, не сегодня. Потом. Он свыкнется, разочарование в душе хоть немного уляжется, и может быть тогда. Сейчас он был не готов услышать что-либо еще.
Не хотелось показывать свою слабость. Дед перед ним или нет, для Эдварда это ничего не меняло. Аро мятежник, главный среди них.
Эта мысль отрезвила, и, раскрывая глаза, Эдвард внешне уже был абсолютно спокоен.
- Значит, ты мой дед?!
Он произнес это медленно, словно смакуя на вкус новое слово.
Аро, улыбнувшись, коротко кивнул.
- И я не пленник?
- Нет.
- Хорошо... - Эдвард позволил себе на секунду расслабиться, и сесть в кресле более свободно. – Раз так, мне нужна твоя помощь.
И как бы не претила сама мысль, что нарушает правила, решил их обойти. Смогли же отец и мать врать ему, прикрываясь благими целями, так почему он не может? Если враг силен и может помочь, закон подождет.
Эдвард коротко пересказал Аро причину прибытия в Румынию и события, предшествующие его ранению.
Аро, задумчиво потирая подбородок, слушал и хмурился. Он слышал о находке на территории Брана, знал, чьих рук это дело. Как и знал, что та, что устроила всю ту бойню, сейчас должна крутиться где-то рядом.
У нее были свои планы на Эдварда, он в этом не сомневался. И он эти планы нарушил, вовремя вырвав внука из смертельных лап одержимой. И сейчас, пока они мирно беседовали с Эдвардом, он в душе удивлялся, что ее до сих пор нет.
Аро усилил охрану, хотя прекрасно понимал, что ее не сможет задержать даже тысячное войско.
И то, что уже почти смеркалось, а ее еще не было, немного щекотало нервы. Иногда ожидание было похуже самой смерти.
- Мои люди не причастны к похищению, Эдвард. Мне жаль, я ничем не могу тебе помочь. Я не знаю, где твоя Адель.
Эдвард и не ожидал другого ответа. Надеялся, да. Что тот как король знает о каждом шаге своих подчиненных, знает, куда девчонка спрятала Адель.
Выхода не было. Как и выбора.
- Где мне ее найти?
Аро сочувствующе посмотрел на внука.
- Поверь, если бы я знал… Румыния огромна, подземные лабиринты бесконечны. На ее поиски можно потратить вечность. Я, конечно, помогу тебе, мои люди прочешут окрестности.
Вот только сам Аро мало верил в благополучный исход. Но тактично решил промолчать, не желая еще больше расстраивать внука.
Эдвард встал с кресла. Нетерпение не позволяло сидеть на одном месте, бездействие угнетало. Помощь Аро, конечно, могла бы оказаться бесценной в поисках Адель, и он был бы глупцом, если отказался принять ее. Вместе у патруля и мятежников было больше шансов. И это обнадеживало. Но в данный момент Эдвард спрашивал о другой девушке. Затаенное чувство недосказанности, интуиция упрямо возвращали мысль, что искать нужно странную незнакомку. Что все ниточки сводятся к ней.
- Спасибо, я благодарен тебе. Но сейчас я о другом. Я хочу найти ту, что меня подстрелила.
На лице Аро отразился мимолетный ужас. Даже в самых страшных мыслях он не предполагал, что Эдвард захочет вновь увидеть ее. Девица его чуть не убила, а он собрался к ней в гости? Аро был ошеломлен его желанием, но все же не спешил с отказом, выясняя мотивы.
- Зачем тебе это? – вкрадчивым тоном поинтересовался он, отмечая, как Эдвард отводит глаза от прямого взгляда.
- У меня к ней есть вопросы.
- Забудь о них, эта девочка не из тех, с кем можно мило побеседовать. Ответом на твой вопрос будет стрела в сердце, и никто не сможет ей помешать убить тебя. Так что выбрось из головы все эти глупости.
Эдвард упрямо вздернул подбородок. Тон Аро ему не понравился, хватало отца, чтобы выстраивать запреты. Новоиспеченный родственник, похоже, решил преуспеть в том же.
- Мне нужно с ней поговорить! – упрямо повторил Эдвард. – Я не собираюсь трепетать в паническом ужасе перед какой-то женщиной! С тобой или без тебя, я все равно найду ее. С тобой будет быстрее.
- Это неразумно! – всегда такой сдержанный, Аро готов был кричать от злости на глупость и безрассудство Эдварда. – Ты не понимаешь! Она не просто какая-то женщина, она даже не мятежница. Она одержимая. Понимаешь? Очень опасная одержимая. Она ненавидит тебя и, не задумываясь, пустит тебе пулю в сердце.
Эдвард снисходительно фыркнул.
- Это бред. У нее нет причин меня ненавидеть. Я даже ее не знаю!
- Это ты так думаешь! – уже более тихо, слегка успокаиваясь и понимая, что спор ни к чему не приведет, более миролюбиво ответил Аро. Своим упрямством Эдвард напоминал ему Эсми, и, насколько он помнил, если та что-то решала, отговорить ее он уже, увы, не мог.
Аро задумчиво потер переносицу. Не хотелось вскрывать болезненный гнойник и вывалить на Эдварда то, что знал. Но и отговорить хотел. Поэтому начал с полуправды.
- Эта девушка когда-то знала твоего отца, они что-то не поделили. Давно. До твоего рождения. И она зла на него.
Эдвард недоверчиво вскинул бровь. И все? Кто-то на кого-то зол? Как для него, приведенный довод был не поводом для мести и убийства.
Хотя в памяти тут же всплыли фотографии, расклеенные в пещере, проткнутое ножом собственное изображение. Воспоминание заставило поежиться, но упрямство не позволило спасовать.
Он не собирался ее бояться, какой бы одержимой она ни была и какие бы цели не преследовала.
И он уже собирался ответить, как внимание Аро привлек шум на улице.
Тот как-то съежился, но быстро взял себя в руки и поспешно подошел к узкому окну. Торопливо отодвинул портьеру и облегченно вздохнул.
- Твой брат с отрядом пытаются пробиться в замок.
- Джаспер? – Эдвард мгновенно подлетел к окну, с радостью высматривая в уже сереющем пространстве силуэт брата.
- Нужно спуститься, пока моя охрана не перебила твою!
Аро поспешно отправился к выходу. Эдвард последовал за ним, попутно отмечая, с каким облегчением тот принимает нежданных гостей. И это было странно. Но он не стал заострять на этом внимание, это не было так существенно. Намного важнее было то, что его брат здесь, живой.

Они с Джаспером расположились в просторном гостином зале. Аро оставил их, приказав остальным мятежникам не беспокоить.
Дерек и вверенный ему патруль решили остаться на улице, дожидаясь там, не рискуя входить во вражескую обитель.

Эдвард, поддавшись порыву, обнял брата. Когда первые эмоции улеглись, он с тревогой посмотрел на Джаспера и задал так мучавший его вопрос.
- Как Элис? - Эдвард пытался не наседать с вопросами, видел, каким вымотанным и измученным выглядел брат. Последние сутки были ужасными, и их отпечаток отчетливо прослеживался на его лице. Но Элис была и его сестрой, и он хотел знать. Какой бы ужасной не оказалась правда.
- Элис отвезли в больницу в Бухарест. Я… я не знаю, что с ней. Боюсь звонить, а поехать с ней не мог. Пока не знал, где ты.
Плечи Джаспера как-то безвольно поникли, взгляд потух, радость встречи испарилась подобно легкому дыму.
Эдвард удивленно посмотрел на брата. Как он не замечал раньше? Чувства, лежащие сейчас на поверхности, были столь очевидны, что только глупец мог не заметить.
И это было плохо. Эдвард заранее знал, что отец не одобрит. Как и сама Элис, предпочитающая жизнь в одиночестве и не позволяющая себе с кем-либо сблизиться.
- Ты нашел меня, со мной все в порядке, можешь отправляться в Бухарест. Увози Элис в Лондон, дальше я сам продолжу поиски.
Джаспер отрицательно замотал головой.
- Я не могу. Я не оставлю тебя здесь одного. Это ужасная страна, ужасные дикари…
Эдвард видел, как брат борется сам с собой. Долг, любовь к брату обязывали его завершить начатое. Сердце же стремилось совсем в другое место.
И Эдвард не хотел, чтобы тот выбирал.
- Я больше не один. В поисках мне поможет Аро.
- Аро? – Джаспер, словно ужаленный, вскочил с места. – Ты с ума сошел! Как ты мог попросить помощи у врага?
- Обстоятельства изменились…
- Какие, к черту, обстоятельства?
- Он мой дед!
Джаспер закашлялся, и во все глаза уставился на брата.
- Дед? Сегодня не первое апреля, Эдвард.
Эдвард усмехнулся и покачал головой.
Джаспер секунду обдумывал его слова, затем почесал затылок и удивленно спросил:
- И кто согрешил?
- Эсми.
Они молчали. Джаспер был ошеломлен новостью так же, как и Эдвард. Не каждый день узнаешь о подобных родственниках. Не о тех, что можно гордиться и рассказывать. О своих Джаспер мало что знал. Возможно, где-то по бескрайним просторам земного шара бродит и его дед. В последнее время жизнь подкидывала им сюрпризы, один хуже другого. Кто знает, может, в ближайшем будущем и ему на голову свалится подобное счастье.

Они еще поговорили какое-то время. Поспорили о правильности поступков, и все же Джасперу пришлось смириться с решением Эдварда. Он забирал Элис и улетал в Лондон. Эдвард оставался и продолжал поиски Адель. Джаспер же в свою очередь пообещал, что как только Элис поправится, и если к тому времени поиски не закончатся, он обязательно вернется.
Эдвард с легкостью отпускал Джаспера. Находясь в этой стране, полной непредвиденных сюрпризов, он не мог даже предполагать, что их ждало. А так он мог быть уверен хотя бы в безопасности двоих родных сердцу людей.
Оставалось только найти Адель.

Погруженный в свои мысли, он не заметил, как утреннее солнце переместилось в зенит.
Он ждал. Ничего не делая, ожидал возвращения Аро. Мятежный вожак, пообещав подумать над его просьбой, сославшись на важные дела, взял небольшую охрану и покинул замок.
И настоятельно попросил Эдварда не покидать пределов толстых стен.
Не то, что ему хотелось слушаться или подчинятся. Нет. В другой ситуации он бы был уже далеко.
Аро обладал информацией, намного большей, чем перепуганный Дерек, а Эдварду нужна была информация. Без нее он был слепым и беспомощным.
Время шло. Аро не появлялся. И когда уже терпение Эдварда окончательно иссякло, и он уже собирался покинуть пределы замка, самостоятельно отправляясь на поиски незнакомки, входная дверь распахнулась, пропуская вожака и высокого статного мужчину.
Эдвард с неприкрытым интересом разглядывал незнакомца. Длинные черные волосы, висящие беспорядочными прядями, красивое, но не молодое лицо, пожалуй такое, как у древних вампиров. Эдвард никогда не видел подобных, но слышал, что те внешне отличаются. Что тысячелетия накладывают свой отпечаток.
И не только его лицо, весь внешний облик кричал о том, что тот иной. Длинный старинный плащ, широкополая шляпа, рапира. Больше походил на героя романов Дюма, чем на вампира.
- Познакомься, Эдвард, это Владимир.
Эдвард неохотно сжал протянутую ему для приветствия руку, и сухо кивнул, отвечая на приветствие. Знакомство с еще одним мятежником не входило в его планы, и он уже начинал злиться на Аро. За то, что так зря и бесцельно потратил день.
Аро словно не замечал мрачного настроя внука.
- Я решил внять твоей просьбе, Эдвард. По горькому опыту знаю, каким может быть твое упрямство. Поэтому попросил своего старинного друга сопроводить тебя. Только ему я могу доверить твою безопасность.
Эдвард удивленно посмотрел на незнакомца. С одной стороны, он был удивлен, что Аро так легко стал на его сторону, с другой, он не понимал, зачем нужен был этот Владимир, кто он такой. А с третьей – необъяснимое волнение захватило всю его сущность. Нетерпение не желало выяснять, кто, что, где и как. Важно было одно, этот вампир приведет его куда нужно.

Они вышли из замка, когда начинало смеркаться. На небосвод медленно всплывал узкий полумесяц молодой луны. Спутник Эдварда был молчалив. Да и сам Эдвард не мог говорить. Ожидание встречи тревожно сдавливало грудь.
Он хотел увидеть ее. Хотел задать вопросы. Убедиться, что наваждение привиделось ему, что нет никакого желания.
Подгоняемый нетерпением, он не замечал проносящихся мимо километров. И поначалу опешил, когда Владимир резко остановился. И сначала не понял, почему тот отвел взгляд и стал усердно рассматривать что-то в глубине леса.
Посмотрел вперед и застыл, пораженный увиденным. Перед ними раскинулся водоем, небольшое озеро, подернутое легкой дымкой зарождающегося тумана.
Спиной к ним, в самом его центре, стояло что-то странное. Блестящее золотистое существо, фигурой внешне напоминающее человека, с женскими изящными формами. Эдвард отчетливо различал узкую талию и плавный изгиб бедер.
Существо стояло, подняв голову к небу, и отрешенно выводило пальцами круги на воде.
И вдруг резко, словно что-то надумав, развернулось к ним.
Из-за небольшой тучи выскочил диск луны, озаряя пространство между ними приглушенным светом, образуя небольшую лунную дорожку на воде. Как раз в том месте, где стояло существо. Позволяя полностью его увидеть. И оно определенно было женщиной, черные длинные волосы слегка прикрывали высокую полную грудь. Словно завороженный, он смотрел на нее, не рискуя опустить взгляд ниже. А она тем временем медленно, словно не замечая посторонних, выходила из воды.
Рядом тактично кашлянул Владимир.
Существо резко подняло голову, на мгновение он встретился с ее черными бездонными глазами. От ярости в ее взгляде по коже прошелся неприятный холодок страха. Зло зарычав, она резко дернулась и мгновенно нырнула в воду, оставляя позади себя лишь темные круги.