Являюсь: бунт во всей красе,
Не пожалел я крупной брани -
И пали на колени все!
Николай Некрасов

Когда все, наконец, собрались и мы отъехали от дома, Белла приканчивала второго оленя и собиралась найти еще одного. Видимо ее действительно выбили из колеи все эти ситуации, что она так испугалась запаха человеческой крови. Или просто перепугалась, что может причинить вред Изабелле или вообще кому-нибудь из Торнов. Как же поразительно: что Белла стала вампиром, но при этом сохранила такие теплые и дружественные отношения со своими родственниками. Вообще-то это не очень хорошо, если судить со стороны сокрытия нашей тайны, но здорово для Беллы. А если рада она, то рады и мы. Взглянув в зеркало заднего вида на джип Эммета, едущий за нами, я вновь заглянула в будущее Беллы и… ничего не увидела.
- Тормози! – мой визг, наверное, услышали и в джипе, и вообще в окрестности трех миль. Протяжно заскрипели шины, стирающиеся об асфальт из-за резкого торможения. Машину Эммета вильнуло, но он смог вырулить так, что не ударился об нашу машинку. Все повыскакивали из автомобилей, окружив меня, а я не могла объяснить ничего толком.
- Успокойтесь, - Джас не просто попытался утихомирить всех своим даром, но еще и попросил об этом вслух. Замерев, как изваяния, вампиры перестали тормошить меня, но их взгляды, выворачивающие на изнанку мою душу, не сильно помогали настроиться на Беллу, чье будущее, то пропадало, то появлялось вновь. И я никак не могла понять, почему так происходит. В те моменты, когда я видела ее будущее – это были картинки быстро проносящейся местности. Белла почему-то получала удары ветками по телу. Картинки сменяли друг друга через определенные промежутки времени, но это никак не напоминало охоту за дичью.
- Ладно, две всезнайки объясните, что происходит? – Эммет не выдержал первым и нетерпеливо спросил, внимательно прислушиваясь ко всему, что происходит вокруг нас.
- Будущее Беллы – оно, то пропадает, то появляется вновь, - голос Эдварда звучал глухо, в нем не улавливалась ни одной эмоции кроме страха.
- Она отправилась на охоту. Что с ней могло случиться? – Лука разговаривал скорее сам с собой, чем с нами. Задумчиво кусая губы, он смотрел вдаль.
- Виктория могла с ней случиться, - Лили и Роуз выпалили одновременно, с одинаковым отвращением и негодованием в голосе.
- Нет, тогда это было бы прямой угрозой – я бы увидела, если бы она напала на нее, - картинка вновь мелькнула перед моими глазами: Белла с размаху врезалась в дерево, повалив его.
- А если угроза была не прямой? – осторожно спросил Том, неуверенно взглянув на меня. Все сразу же обернулись в его сторону, ожидая разъяснений. – Ведь вы раньше встречали Викторию, и она знает какой дар у каждого из вас. Она может использовать это в свою пользу. За столько лет скитаний и обдумываний своего плана отмщения, Виктория вполне могла найти вампира, который умеет блокировать все другие способности. Или, быть может, она нашла того, чей дар как-то влияет на Беллу, и приказала ему просто отвести Беллу куда-то. Тогда ты не увидишь Викторию.
- Но она увидит того, кто сопровождает Беллу, - задумчиво протянул Лука, все так же, смотря куда-то.
- А если его не будет рядом? Например, он будет далеко и Белла не будет его видеть? – к нам приближался автомобиль. Том поспешил воспользоваться своим даром, чтобы водитель забыл о нас и проехал дальше, а не стал бы останавливаться и узнавать все ли хорошо.
- Тогда это бы объясняло отрывочность будущего Беллы: она точно не знает куда направляется, а знает только то, когда врежется в очередное дерево, - нехотя призналась я. Как все же отвратительно иметь дар, который не может помочь в нужный момент.
- Поехали обратно, - Эдвард уверенно направился к своей машине, не в силах больше надеяться понять или увидеть что-то, что смогло бы объяснить, где сейчас Белла и что с ней. В машине Лили заиграл мобильник и насколько я помню по рингтону – это был телефон Беллы. Если бы Эдвард успел добежать первым, то дверь автомобиля оказалась бы вырванной, но Лили оказалась намного более юркой.
- Да. Что случилось? – очевидно, звонивший был знаком и с Лили, раз она начала разговор в такой манере.
- Где Белла? С ней все хорошо? – юношеский обеспокоенный голос на другом конце трубке, так же решил обойтись без приветствий.
- Мы не знаем: ее будущее нестабильно. Что знаешь ты, Алек? – ох, так это Алек Волтури. Должно быть, у них с Беллой были действительно «теплые» отношения, если он так о ней заботиться.
- Аро и Джейн отстали от нас, когда мы возвращались в Вольтеру. Они притащили молодого парнишку для обращения, но я сомневаюсь, что это было главной целью путешествия. В моей комнате все перерыто и не хватает одной фотографии, где мы с ней вместе. Та идиотская фотка, которая так веселит вас с Беллой. Лили, а Виктория знала, как теперь выглядит Белла? – голос Алека чуть сорвался на последнем вопросе. Всем нам в голову пришла одна и та же мысль: теперь Виктория знает.
- Я буду держать тебя в курсе событий, - в действиях каждого из нас была некоторая заторможенность, поэтому Лил не сразу сообразила как отключить телефон.
- Я возвращаюсь к вам, - еще успели услышать мы, пока телефон работал.
- Она билась об деревья, - тихо сказала я. – Мы сможет отследить ее передвижение.
Значительно проще было бы побежать домой. Но бросать машины посреди дороги, к тому же столько машин, слишком подозрительно, поэтому мы теряли жалкие крупицы драгоценного времени, на то, чтобы доехать на автомобилях. Только Том забежал домой, чтобы рассказать Карлайлу и Эсми, что случилось, мы же побежали по еле заметному следу Беллы. В прекрасной способности Лили, делать нашу кожу не сверкающей, есть один жирный минус: вампирский запах становится слишком слабым, поэтому даже через пару часов его уже сложно выследить где-либо.
Запах Беллы резко оборвался на небольшой поляне недалеко от дома. Ее материальный путь прервался, зато я увидела очередную картинку будущего. Это была какая-то темная нора или пещера – Беллу заперли в ней.
- Если Аро причастен ко всему этому, я убью его, - Эдвард, разумеется, узнал обо всем первым. Но никто не возразил ему, каждый, наверное, думал так же.
***
Я всеми силами старалась хоть как-нибудь намекнуть Элис, что со мной происходит, но я могла предсказать только то, что врежусь в очередное дерево. Куда меня несли я не представляла. Отчасти такая форма перемещения могла бы быть удобной, если бы в один прекрасный момент, мне не закрыли глаза, и я лишилась тех крупиц информации, которые могла передать маленькому всевидящему эльфу. Определенная чувствительность вернулась ко мне, когда я оказалась в какой-то пещере и вход в нее закрывали огромным камнем. Должно быть, сегодня не мой день.
Оставшись одна, я получила прекрасный шанс попытаться двинуть хотя бы пальцем. Но скорее я начну притворять в жизнь чужие желания, чем пошевелю мизинцем. Единственное, что мне осталось делать - это выдумывать множество вариаций того, как я оторву голову сначала Виктории, потом Джейн и в самом конце Аро.
У меня на руке были часы, по их тиканью, я смогла определить, что в пещере провела около двух часов. Затем мои глаза вновь закрылись, и началось очередное выматывающее путешествие. Виктория и Колин бежали где-то чуть впереди. И очевидно этот рывок с места означал бегство: Вики нервничала и кричала на паренька, чтобы он аккуратнее меня нес. Значит нас преследуют – это хорошо. В смысле, это хорошо, если преследующие Каллены, и не очень хорошо, если преследующие кто-то из Волтури.
- Нужно покончить со всем этим прямо сейчас, - напряженность в голосе Виктории мне очень не нравилась. Умереть, не имея возможности видеть и двигаться – это последнее чего я хотела. По крайней мере, я думала, что, будучи вампиром, я не умру так глупо. Но должно быть сегодня не мой день.
- Аро хотел, чтобы ты доставила ее ему, - осторожно и совсем тихо напомнил Колин. Правильно, малыш, забалтывай ей зубы – я еще не готова умереть. По крайней мере, не сейчас, когда я только нашла Калленов.
- Меня не интересует, что хотел Аро. Он меня больше никогда не найдет, - вот так, Колин, твоя создательница только что сказала тебе, что жить ты будешь едва ли дольше меня. Ну же, малыш, поддайся тому бунтарскому желанию, что бьется как птичка о рамки, что ты ему задал.
Я слышала приближающиеся ко мне шаги. Легкая поступь, приятный чуть сладковатый аромат. Радует только то, что у Виктории мало времени и моя смерть будет быстрой. Теперь мы с ней были равными сказочными существами, но ее рука на моей шее все равно была холодной.
- Я так долго ждала этого момента, - ее дыхание опалило кожу моего лица. В мыслях взорвалось желание Колина: «Убей ее».
- Я ждала не меньше, - не ожидавшая подвоха, Виктория не успела среагировать, и оказалось прижатой к земле. Теперь уже она оказалась неподвижной. Сидя верхом на собственной убийце, я взглянула на Колина.
- Ты позволишь мне уйти? – со страхом спросил он. Ах, если бы наше сердце имело возможность биться. То сейчас сердце Колина стучало бы так же часто, как и Колибри делает взмахи своими маленькими крылышками.
- Куда ты пойдешь? – дикое, необузданное желание Виктории убить всех на свете передавалось и мне.
Это было так глупо: поймать меня после охоты, когда мои силы превосходят ее. Когда ярость, кипящая во мне столько лет, наконец, получила лазейку, чтобы выбраться наружу. Свернуть ей шею и оторвать голову оказалось так легко, что на мгновение мне стало страшно. Ведь еще минуту назад моя голова могла валяться в трех метрах от тела. Колин хотел убежать, не ответив мне, но должно быть, его воспитание не позволяло ему так сделать.
- Домой - к семье, - неуверенно протянул он, наблюдая за тем, как я пытаюсь выбить искру. У Луки получалось это на удивление быстро: он просто щелкал пальцами, и получалась искра. Мне до такого уровня мастерства еще далеко. Колин протянул мне зажигалку, и вместе мы подожгли останки Виктории.
- Ты теперь опасен для них, Колин, - печально произнесла я. Он понимал это и сам, но желание просто увидеть их было таким сильным, что ничто не смогло бы ему помешать: ни жажда, ни правила, ни вампиры.
- Я просто хочу их увидеть. Разве… разве это так несбыточно?! – с горечью воскликнул он.
- Не дыши рядом с ними, не показывайся им, не давай ложным надежд. Просто взгляни, и возвращайся назад, - он кивнул и убежал прочь. Возможно, он и не вернется, а пойдет своей дорогой, но не нарушит ни одного наказания, которого я дала.
Я вспомнила о том, что не спросила, где мы находимся через пятнадцать минут. Останки Виктории уже догорели, когда я решила двинуться на север. Возможно, я буду двигаться в совершенно противоположную сторону от дома, но в ближайшем же городе, точно смогу повернуть в нужную сторону. Я не успела отбежать даже на пару километров, как услышала быстрые приближающиеся шаги. Этот кто-то был вампиров, я прыгнула на дерево, заняв удобную позицию для нападения.
- Белла?! – меня окликнул такой знакомый, встревоженный юношеский голос. Спрыгнув, я направилась в сторону Алека. Он изучал пепелище, принюхиваясь ко всем запахам, что наполняли лес. Вряд ли он почувствовал что-то кроме отвратительного запаха гари. Так что его крик был скорее иступленной попыткой найти то, что он ищет живым, чем принять такую возможность, что пепел, что рассеивается ветром повсюду, мой.
- Алек, я здесь, - пожалуй, надо ввести вето на сбивание меня на землю. Но мне было слишком хорошо в его объятиях, чтобы сказать ему о своем недовольстве. Алек поднял меня на руки и понесся куда-то, так быстро, как только мог. Как только поблизости запахло человеческим жильем и кровью, способ передвижения стал чуть более скрытным. Мы зашли в какое-то придорожное кафе, где было достаточно людей, чтобы не опасаться неожиданного нападения вампиров.
- Что случилось? – Алек перестал дышать сразу же, как только мы зашли. Поэтому, когда к нам подошла странного вида официантка и спросила о заказе, он озлобленно на нее взглянул, и девушка поспешила скрыться.
- Я была на охоте, когда Виктория нашла меня. Она отыскала себе помощника: мальчик мог сжижать воздух. Его дар действует на материю, он поднял меня в воздух и они побежали. Точного направления и конечного пункта я не знала, поэтому просто терпела удары о деревья. Потом до Виктории дошло, что свой путь я все-таки вижу, значит, могу как-то подсказать Калленам, где меня искать. Мне закрыли глаза. Они остановились на два часа, не знаю зачем, но после этого наше путешествие, скорее напоминало бегство. Виктория захотела быстро со всем покончить и совершила небольшую оплошность: призналась, что Аро ее больше не найдет после моей смерти. Она дала шанс усомниться в ней, и им воспользовались. Колин – ее помощник помог мне – развевающийся на ветру пепел рыжей бестии ты видел сам. Что знаешь ты?
- Аро и Джейн отстали от нас, якобы для того, чтобы привести в Вольтеру человека для обращения. Они его, конечно, привели, но я засомневался в истинной цели их путешествия, поэтому заторопился домой. И не зря сомневался: в моей комнате все было перевернуто вверх дном – пропала одна наша фотография. Я позвонил тебе, но ответила Лили. Они не знали, что происходит с твоим будущим и тоже беспокоились. И я побежал обратно – искать тебя.

Дозвониться до кого-нибудь из Калленов оказалось очень сложно. Все они оставили телефоны дома, и я все время попадала на взволнованную Изабеллу, Элизу или Эрика. В конце концов, мы просто решили возвращаться домой, может быть, встретим их по дороге. Оказалось, что Виктория все же продвигалась в сторону Вольтеры, поэтому первым меня нашел именно Алек. После разговора в кафе, мы больше не обмолвились не словом, каждый обдумывал что-то свое. Как бы я не любила Алека, но Джейн, да и вообще весь клан Волтури, за исключением Калифа, заслуживал смерти. И если Алек не поможет избавить от них мир, я найду Колина. Иногда перевороты и бунты полезны.
- Белла! – мы были уже в окрестностях Сиэтла, когда я в очередной раз оказалась поваленной на землю Элис. Все-таки нужно ввести вето. Алек хмыкнул, увидев мою недовольную физиономию. Пока Элис помогала мне встать, Эдвард вырвался из рук Эммета и бросился в сторону Алека. Я оказалась проворнее и закрыла его собой. Разумеется, это бы закончилось тем, что мы все бы упали, а мне в горло впились бы зубы Эдварда, но Лука, наконец, показал всем свою силу. Он прожил всю свою жизнь в пустынях не просто так. Поначалу они были необходимы ему для того, чтобы привыкнуть к своей новой сущности и силе, а потом он просто привык и уже не желал покидать столь родной местности. Лука был песчаным человеком, в прямом смысле этого слова. Распавшись песком в одном месте, он собирался по крупицам в ту же секунду, уже в другом месте. Появившись передо мной, Лука отшвырнула Эдварда назад, где Джаспер и Эммет намертво схватили его.
- Раз все живы, то можно вернуться домой, - но к тому моменту как я это произнесла, вряд ли кто-нибудь из Калленов мог сдвинуться с места. Дар Алека, наконец, подействовал и все застыли ослепленными. – Отпусти их, Алек.
- Да, конечно, - поспешно закивал он, и сизый туман неторопливо стал растворяться.
- Лука, перенеси нас домой, - кивнув, он загадочно улыбнулся и, ухватив меня и Алека, стал появляться то тут, то там, пока мы все не стали держаться за руки. После каждого перемещения лица всех вампиров немного перекашивались от боли, но когда мы оказались посреди гостиной, и отошли подальше от Луки, стало значительно лучше.
- Нас двенадцать. В клан Волтури сейчас входит тридцать семь вампиров. Нужно найти еще кого-нибудь, кто захочет станцевать джигу на прахе старейшин Волтури, - Алек заговорил об этом первым, и все с ним согласились. Скоро царствующая семья сменится.

Подготовка и обдумывание переворота не заняло много времени. Карлайл позвонил Денали – нас стало восемнадцать. Лили обзвонила друзей – нас стало двадцать четыре. Вернулся Колин – больше некого было ждать. Всего одна ночь и небо над старинным итальянским городом затянулось темным дымом. Убивать застывших, не имеющих возможности сдвинуться с места, вампиров – слишком легко.
- Алек, мы можем ее отпустить, - желающих убить Джейн и без нас было много.
- Я знаю, Белла. Но она не заслуживает жизни – вот в чем проблема, - он старался убить в себе все чувства и желания. Все, что я так в нем любила.
- Это может сделать кто-то другой…
- Это только мое право, - Алек развернулся и уверенным шагом, отправился в комнату, где держали Джейн. Что-то мне подсказывало, что после того, как он сделает это, то уйдет из Вольтеры навсегда. Это было так больно смотреть на его удаляющуюся фигуру и чувствовать, как одно за одним умирают мечтания в его душе.
- Остались только старейшины, - Лука появился неожиданно, но я давно привыкла к такой манере его появлений.
- Делайте с ними, что хотите, - последняя мечта в сердце Алека угасла, и он зашел в комнату к сестре.
- Он справится, - тихо прошептал Лука.
- Но никогда не станет прежним, - с горечью прошептала я.
- Это только его право – убить ее. Ты должна его отпустить, наконец, и просто верить в него. Однажды он еще вернется сюда, и вы сможете погромить этот замок.
Верно, я должна его отпустить, дать ему шанс справиться со всем самому. Но так сложно отпустить из рук тот лучик, что озарял мою жизнь так долго. Но Лука прав: теперь, когда нет Волтури, все будет хорошо.
Теперь мечты заполнят этот замок и однажды мечты Алека вернуться и к нему.