У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.
Анна Ахматова

Каллены так тщательно искали правду совершенно не в том направлении, что это невольно вызывало улыбку. Лили предпочла не вмешиваться во все это. Попросту говоря, она позволила мне самой расхлебывать ту кашу, что я заварила. Лука давно понял, что если я упрусь во что-то, то меня сложно будет повернуть в другую сторону, так что он встал на сторону Лили. В общем-то, мне и не нужна была их поддержка, просто было важно, чтобы они не думали обо мне и моем прошлом поблизости от Калленов. И они не думали, честно говоря, мне кажется, что они строили свадебные планы. По крайней мере, мне случайно удалось подсмотреть, как Лука с остервенением рвал рисунки возможных вариантов колец. В общем, январь, февраль и март пролетели в одно мгновение, а к правде никто не придвинулся даже на миллиметр.
В один из чудесных школьных дней, когда Лука и Лили отправились куда-нибудь отдохнуть вдвоем на недельку другую, я пыталась не отключиться на занятиях. Без веселой вечной трескотни Лили и тихих ухмылок Луки было ужасно скучно. Зайдя в столовую и, взяв для профилактики содовую, я присела за столик Калленов. Их хмурые лица уже начали меня доставать, поэтому я начала подумывать дать им еще одну подсказку, но видимо там свыше все-таки кто-то есть и этот кто-то точно не мой ангел-хранитель.
- Белла, пожалуйста, мы можем поговорить? – Элиза, которая не появлялась в школе уже пару дней, буквально залетела в столовую и подбежала к нашему столику.
- Да, - настороженно ответила я, и, подхватив сумку, вышла за племянницей из столовой. Разумеется, это привлекло внимание Калленов, и они поспешили выйти за нами. Элиза уже хотела сказать мне, что ее беспокоит, когда они нашли нас. Резко закрыв рот, она сверкнула в их сторону недобрым взглядом и беспомощно оглянулась на меня. Но мне не нужно было выслушивать Элизу, чтобы понять чего она хочет. Эрик и Джейк не появлялись дома уже несколько дней, и она хотела, чтобы я помогла ей их найти.
- Том, ты не мог бы отвести Элизу домой и, пожалуйста, останься следить за окрестностью, - вампир кивнул и, поймав мои ключи, открыл дверь машины для моей племянницы. Непонимающе взглянув на меня, Элиза все-таки села в машину. Протянув ей мою сумку, я ободряюще улыбнулась. Мы все внимательно следили за тем, как они выехали со стоянки.
- Почему она попросила твоей помощи? И что ей вообще нужно? – настороженно спросил Джаспер. Для военных очень важно знать все на два хода вперед, а сейчас суть происходящего ускользнула от всех кроме Эдварда и меня.
- Ее брат пропал, и она хотела попросить Беллу помочь найти его. Только вот почему она хотела получить твою помощь? – Эдвард сверлил меня своим тяжелым взглядом, наверняка мечтая прочитать мои мысли.
- Меньше знаешь, крепче спишь, - огрызнулась я, направляясь в лес.
- Чем больше знаешь, тем интереснее кошмары, - весело заметил Эммет. Каллены не отставали от меня.
- Мы не спим, Эммет, так что интересных снов не видим, - напасть на след оборотней было легко. Весь лес в окрестностях Форкса провонял ими. Прямиком направляясь в резервацию, я была сбита Эдвардом, когда уже собиралась ступить на территорию оборотней.
- Ты что сдурела? Мы не можем заходить на их территорию, - прижимая меня к земле, зло шипел он.
- В следующий раз спроси меня, как мне больше нравится, - столкнув его с себя, саркастично протянула я. Эммет притворно закашлялся, пытаясь скрыть смех. – Если вам нельзя – это не значит, что нельзя всем вампирам.
Продолжив свой путь к дому Джейка, я вскоре услышала их торопливые шаги следом. Дверь его дома была не закрыта, так что я спокойно зашла внутрь. Все здесь было перевернуто вверх дном, как будто кто-то искал здесь что-то или, может быть, Джейк перекинулся прямо в доме. На глаза попалась валяющаяся на полу фотография: Джейкоб держал на руках Элизу. Ее волосы были короче и более темными – она была так похожа на меня. Джейкоб сказал, что Виктория всегда возвращается, что же привело эту сука сюда опять?!
Из дома Джейка его путь было выяснить очень легко: он кружил вокруг моего дома и дома Элизы, а затем резко рванул на север. Здесь к его запаху примешался еще один сладковатый аромат вампира. Мы проследили их путь до самого океана, причем мы сделали пару кругов вокруг одной и той же местности.
- Как-то уж очень вертляво бегал этот вампир, - заметил Эммет пока мы молчаливо всматривались в серые воды.
- Он убегал от разных оборотней, появляющихся на его пути, - пояснил Джаспер.
- Наплевать, как он бегал, меня больше волнует, почему на нас еще не напал ни один оборотень ведь мы на их территории? – очевидно не одной мне этот вопрос пришел на ум. Осматриваясь по сторонам, мы стали искать возможные следы битвы. Но что кроме гальки можно найти на песке, омываемом водой. Том позвонил Джасперу, сказав, что в доме Элизы творится настоящее светопреставление. Экстренно был созван совет старейшин – они обсуждали возможность обратиться к нам за помощью. Девушка сообщила, что уже попросила помощь у меня, при этом многие семьи были рады, что Элиза обратилась именно ко мне. Если бы я имела возможность краснеть, то давно была бы красной как помидор от тех взглядов, которыми меня сверлил все подслушивающие этот телефонный разговор.
Не думая, что что-то еще можно найти, мы отправились в обратный путь к дому Элизы. Джастин попросил прийти нас всех к ним домой. Я шла в самом конце, присматриваясь к деревьям, ведь следы битвы все равно должны быть. Шесть оборотней не могли исчезнуть бесследно. Запах чуть сладковатый сквозь дикий псиный аромат заставил меня застыть на месте. Я знала, что могло так пахнуть: человеческая кровь, так пахала когда-то моя кровь. Резко сорвавшись с места в направлении этого запаха, я оказалась в низине заваленной выкорчеванными деревьями.
- Что же битва была, - тихо заметила Розали. Мы нерешительно осматривались кругом, пытаясь найти хоть кого-то живого. В глаза бросилась какая-то человеческая конечность на верхушке сосны.
- Белла… - хриплый надорванный полустон откуда-то из-под множества поваленных деревьев. Теперь пришла моя очередь разбрасывать вековые деревья. Эта дрянь развлекалась, прибив моего племянника длинными ветками к земле. Его пытались защитить: останки его защитника, того паренька, что не умел вести переговоры валялись рядом, правда вот рука висела на дереве. Эрик смотрел на меня с надеждой, он так хотел жить и защитить сестру.
- Соберите… мальчика, - хрипло произнесла я. – Позвоните Карлайлу, пусть он приедет в их дом. Поищите… может быть здесь есть кто-нибудь еще.
Сломав ветки, я аккуратно подняла племянника на руки. Это путешествие до его дома было максимально коротким. Не став утруждать себя на открытие двери, я просто выбила ее ногой вместе с косяками. Все старейшины вскочили на ноги ожидая увидеть того, кто вломился в дом. Том старался закрыть их собой, только он мог предоставить защиту этим людям. Поняв кто перед ними, и кого я держу на руках, их мечты и желания исчезли. Я видела такое впервые, чтобы никто не мечтал о выздоровление. Хотя это же мужчины: Изабелла и Элиза пока еще не видели, кто пришел. Уложив, потерявшего сознание, Эрика на его кровать, я оглянулась на зашедшего следом Тома. Он не дышал, боясь, что столько крови сможет выбить его из колеи. Где-то снизу послышалось, как старейшина скупыми словами о долге пытался сказать Изабелле, что случилось. Мне очень хотелось спуститься и оторвать башку тому идиоту, что это говорит.
- Том, если тебе сложно, выйди на улицу. Двери теперь нет, так что не помешало бы, чтобы кто-то защищал вход в дом, - кивнув, он поспешно выпрыгнул в окно.
Ее быстрые шаги и частые спотыкания были намного громче, чем небесный гром. Элиза кричала внизу, чтобы ее пустили, но, по всей видимости, ее пока удавалось удержать. Изабелла споткнулась о порог, увидев лежащего на кровати сына. Успев подхватить ее, чтобы она не упала, я чувствовала каждый удар, что она мне наносила. Дикий визг шин на подъездной дорожке и Карлайл забегает в дом. Он торопливо здоровается со всеми и поднимается туда, где слышны причитания рыдающей матери. Подняв Изабеллу, я собираюсь вынести ее из комнаты, чтобы она не видела, что происходит.
- Нет, ты не посмеешь, он мой сын – я его не оставлю! – она кричит так громко мне в самое ухо. Беспомощно взглянув на Карлайла, я просто переместилась вместе с ней в угол комнаты, чтобы не мешать врачу.
- Белла, ты хорошо справляешься с жаждой? – тихо, так чтобы услышала только я, спрашивает Карлайл.
- Его я не трону, - изнеможенная рыданиями и не желанием смиряться моя сестра остановившимся взглядом смотрит на умиротворенное лицо сына.
- Помоги мне, - усадив Изабеллу в кресло, я поспешно подхожу к Карлайлу. Он молниеносно выдергивает ветки, заставляя меня сжимать раны, чтобы остановить кровотечение. Это кропотливая работа: льется много крови и спирта, шелковая нить связывает края ран друг с другом. Мы внимательно прислушиваемся к сердцебиению Эрика. Том уже несколько раз бегал в больницу для того, чтобы своровать капельницы и донорскую кровь. Резиновое время опасливо тянется, как будто нагретое пламенем свечи. Сердце Эрика неожиданно замолкает, Изабелла вздрагивает, протягивая руку к сыну. Карлайл делает массаж сердца, принуждая его вновь начать хаотично биться. Когда все, что было можно, мы сделали. И осталось лишь ждать: справится ли загадочная сила оборотней со всем, что случилось, мне захотелось завыть от отчаяния. Мои руки и одежда были в крови собственного племянника. И ведь именно я была всему виной. Почему эта глупая рыжая стерва никак не может остановиться?
Карлайл просит Тома принести еще крови и капельниц. Пока есть время, мы успеваем смыть кровь со своих рук, собрать все перепачканные вещи и сжечь их. Мне приходится переодеться в одежду Элизы. Когда я захожу к Эрику, Карлайл уже успевает вымыть всю комнату. Но все равно пахнет спиртом и кровью. Изабеллу, наконец, удается увести в ее комнату, дав ей успокоительного.
- Он сможет выкарабкаться? – трогая горячий лоб Эрика, тихо спрашиваю я.
- Он сильный, но я не уверен…
Снизу слышится какой-то шум, и мы торопливо спускаемся. Джастин держит дочь мертвой хваткой, не позволяя ей никуда уйти от себя. В дом заходят Лили в разорванной одежде, а следом Лука помогая Джейкобу идти. Замечая Джейка, Элиза вновь пытается вырваться, но безрезультатно. Как только Джейкоб оказывается в кресле, Карлайл начинает обрабатывать его раны. Старейшины так и не начали о чем-либо мечтать, они угрюмо смотрят на то, как Карлайл суетится, помогая Джейку. Звук шин разрезает повисшую тишину – приехали все остальные Каллены. Они достают из джипа Эммета два мешка для трупов и аккуратно кладут останки на земле у дома. Значит, еще двое где-то бегают или уже нет.
- Что случилось, Джейк? – бессмысленно ждать, когда очнутся от своего литургического сна старейшины.
- Пару дней назад я вернулся домой, а в доме все перевернуто вверх дном и наша с Элизой фотка прибита ножом к стене. Я бегал кругами вокруг ее дома, искал следы чужого вампира, но ничего не было. А потом я встретил этого вампира – совсем еще ребенок, лет девять, он стоял неподалеку. Мы с Эриком побежали за ним, мы думали, что настигаем его, а он сученок привел нас в западню. Вампиров было всего пять, мы все разделились, преследуя каждый своего. Дин и Кирк вскоре справились со своими и побежали на помощь к Эрику, которого теснили два вампира. Я, Джей и Кристина следовали за предводителем этой шайки, но она смылась, оставив нас втроем разбираться в семью вампирами. А потом мы почувствовали, как Дина разорвали. Через пару минут умер Кирк. С Эриком она решила поиграть и пригвоздила его к земле. Джей увел за собой двух вампиров. Двоих мне с Кристиной удалось убить, но Крис разорвали, и шансов больше не было. Тогда и пришли Лука и Лили, честно говоря, я подумал, что это их подмога, а не наша. Но надо отдать должное твоей подружке, Беллс, она легко справилась с двумя вампирами, пока ее друг отбивал от меня одного кровососа. Джею не удалось убежать далеко, так что его тело и его вампиров мы нашли почти сразу же.
- Вампиров мы сожгли, а за детьми нужно поехать, - Лука, Джаспер, Эммет и Эдвард уехали.
- Все вампиры были детьми? – уже почти догадываясь, что услышу в ответ, я все же спросила.
- Да, - холодно ответила Лили. – Будет лучше, если все переберутся в наш дом, там больше места, и он скрыт от посторонних. Старейшины вышли из дома, молча, лишь задержались у останков их детей. Пока вампиры носились по дому, собирая все необходимое для переезда, мы с Карлайлом аккуратно вынесли кровать с Эриком. Розали вставила входную дверь на место, от взлома она не спасет, но хоть что-то будет закрывать дырку в стене. Когда все разместились в нашем доме, а Эрику была сменена капельница, мы спустились в гостиную на совет. Хотя сложно назвать советом молчаливое рассматривание картины над камином. Мужчины вернулись, привезя с собой останки еще двоих подростков.
- Даже самый опытный вампир не сможет удержать под контролем много детей-вампиров. Она хотела уничтожить защитников этой земли. Вряд ли в ближайшее время без бойцов она снова полезет на рожон. Так что единственное, что мы можем сделать в данной ситуации – это похоронить ребят и надеяться, что Эрик выкарабкается, - дипломатичный Лука начал и закончил наш совет одной фразой. Элис набрала номер похоронного бюро и заказала четыре гроба. Каждый старейшина в ту минуту пожелал гроб для себя. Наконец-то их желания вернулись. Поднявшись наверх на шум из комнаты, в которую положили Изабеллу, я замерла на пороге. Она испуганно распахнула дверь и, только увидев меня, немного расслабилась.
- Мне это не приснилось? – ее надорванный хриплый голос заставил меня поежиться.
- Нет, - скупые слава и никакой надежды, что все это закончится так просто.
- Господи, защити его…

Скорые похороны ребят-оборотней и постоянное патрулирование окрестных земель, совсем выбили нас всех из привычного графика жизни. Карлайл позвонил в школу, сообщив, что у нас всех ветрянка или что-то около. Эрик то приходил в себя, то терял сознание. Его раны иногда кровоточили, так что только несколько вампиров находились в доме, все остальные предпочитали улицу. Когда я буквально вытолкнула измученного Карлайла на охоту и осталась одна в доме, мне впервые стало страшно. Осознание того, что я все еще могу потерять Эрика, нахлынуло на меня в полной мере. Сев в кресло рядом с его кроватью, я застывшим взглядом посмотрела на него. Все же видимо не все раны может вылечить ген оборотня. Карлайл говорит, что возможно он проживет еще пару дней, но не больше. И в правду: мы влили в него столько чужой крови, что его собственной почти уже не осталось. Он даже перестал пахнуть псиной, теперь он был совсем простым человеком, пах как я когда-то.
- Неужели, ты совсем ничего не можешь сделать? – Изабелла теперь больше походила на тень, чем на ту приятную женщину, которой была.
- Я попытаюсь, но если не смогу… прости меня, - она кивнула, сжав мою руку.
- Попытайся, я большего не прошу, - оставив мать с сыном, я вылетела из дома, делая глубокие вздохи. То, что я хотела совершить настоящее безумие, которое точно подорвет мою силу воли. Но если это его спасет, то пусть так и будет. Набирая знакомый номер, я недолго слушала гудки в трубке.
- Алек, мне нужно, чтобы ты вместе с Калифом был в пустыне завтра вечером, - без приветствий и предисловий произнесла я.
- Хорошо, - быстро согласившись, он положил трубку.
Найдя Лили и Розали, я попросила их вернуться домой, сказав, что отправилась на охоту. Теперь я понимала Роуз как никогда лучше.
Я охотилась, пока меня не стало тошнить от крови, никогда не думала, что такое произойдет. На место встречи я, разумеется, пришла первой. Сидя на песке и наблюдая, как россыпь звезд появляется на небе, я, наконец, услышала их шаги. Калиф был изумительным вампиром – он мог добыть кровь вампира, настоящую кровь, а не яд. Она могла излечить любую болячку при этом, не сделав человека вампиром. Мало сумасшедших желали отдать свою кровь: чтобы извлечь ее нужно разогреть тело почти до горения и только тогда несколько миллилитров столь драгоценной жидкости будут добыты. Когда-то Алеку было приказано привести Калифа в Вольтеру, а я этого не захотела, так мы и познакомились. Правда, Калиф сам потом присоединился к Волтури, но исключительно на своих правах, с его даром он мог диктовать условия. Калиф очень уважал меня зато, что я так ни разу и не попробовала человеческой крови.
- Что-нибудь случилось, Белла? – обеспокоенно спросил Алек.
- Калиф, мне нужна кровь, - с мольбой посмотрев на мужчину, выпалила я свою просьбу.
- Белла, это действительно больно. Я верю, что ты самая сильная, не нужно мне это доказывать таким образом, - мы всегда соревновались с Калифом, кто сильнее, разумеется, сейчас он подумал, что я хочу победить в этом споре.
- Мой племянник умирает, и я, действительно, не должна ничего тебе доказывать, - Калиф кивнул и, поискав в кармане, достал небольшую пробирку.
- Так обрати его, если он умирает, - непонимающе воскликнул Алек, наконец, поняв, чем закончится эта встреча.
- Я не могу и не хочу для него такой участи. Просто держи меня, Алек. Калиф, ты ведь сможешь сбежать отсюда, как только это сделаешь? – смотря, как очищается от жара пробирка, спросила я.
- Да, я убегу достаточно быстро и, наверное, в ближайшие годы ты вряд ли захочешь меня после этого видеть.
Алек крепко обнял меня, и я протянула руку Калифу. Его горячая ладонь легла на мое предплечье. Сначала я просто чувствовала тепло, затем – жар. Все силы уходили на то, чтобы не двигаться. Кожа начала трещать, резко запахло гарью. Я постепенно переставала чувствовать пальцы правой руки. Калиф аккуратно подставил пробирку под мою руку. Ярость начала затапливать рассудок, желая разорвать на куски того гада, что причиняет мне такую боль. Алые рубиновые капли начали течь в пробирку. Ровно семь густых капель моей крови, склеив края пробирки, Калиф закупорил ее и бросил Алеку, убегая прочь. Ярость душила меня, но вырвавшись из рук Алека, я лишь упала на землю, лелея свою пылающую руку.
- Она не разбилась – все нормально? – сквозь дикий рык боли, прокричала я.
- Да, все хорошо, - Алек так желал забрать мою боль, что это почти физически приносило успокоение. Плоть постепенно начала остывать, с дикой болью начала возвращаться чувствительность в кисть. Огромным усилием воли, я заставила себя встать и достать из кармана брюк плотную коробку. Алек положил в паралон пробирку и вернул коробочку мне.
- Догони Калифа, и возвращайтесь домой. Спасибо зато, что так быстро откликнулся, Алек, - поцеловав меня на прощание, он умчался прочь, мечтая однажды увидеть того, ради кого я так страдаю.
Зудящая боль в руке давила на сознание, выводя из себя, поэтому по дороге домой я старалась унять ее кровью животных. Заполняющая меня кровь помогала вылечить рану, срастить кожу, снова сделав ее гладкой. Но все же слабый след у кисти должен был остаться.
Я вернулась в дом, окутанный гнетущей тишиной, они все ждали близкой смерти. Все понимали, что скоро она придет. В комнате Эрика собралась вся его семья, Карлайл прощупывал пульс, подсчитывая последние минуты. Все оглянулись на меня, когда я зашла. Я чувствовала, как безумное мечтание зарождается в сердцах Элизы и Изабеллы. Лили с расширенными от ужаса глазами смотрела на след на моей руке.
- Что ты натворила, Белла?! Он ведь даже не твой сын, чтобы так за него страдать, - тихо зашипела она так, чтобы слышали только вампиры.
- Поздно пить боржоми, когда желудок испорчен, - усмехнулась я. Легко срезав склеенные края пробирки, я дала выпить Эрику свою кровь. Непонимающе все следили за тем, что я делаю. Прошла минут, еще одна: дыхание моего племянника стало выравниваться, сердце забилось ровнее. Удивленный вздох Элис, и Эрик распахнул глаза.
- Так это был не сон? – пробормотал он, смотря на меня.
- Лучше бы это был сон, малыш, - Изабелла уткнулась в плечо сына и все вампиры поспешили выйти из комнаты. Никто из них не спрашивал, что я сделала, только лишь Лили с размаху впечатала хрустальную вазу в стену.
- Слава Богу, что родных детей у тебя нет, Белла, иначе этот мир рухнул бы уже давно. Волтури никогда не делают услуг просто так, учти это, милая, когда Джейн придет за долгом.