Хоть память и твердит, что между нас могила,
Хоть каждый день бреду томительно к другой,-
Не в силах верить я, чтоб ты меня забыла,
Когда ты здесь, передо мной.
Афанасий Фет

Выпавший в ноябре снег уже не таял на замерзшей земле. Сколько бы тебе ни было лет, ты все равно радуешься этому белому покрывалу, когда видишь его. И не важно, что всю ночь я проторчала у окна наблюдая как миллиметр за миллиметром снег прибывал. Сегодня я не собиралась идти в школу, мне нужно было кое-что кое-где забрать. С такой паранойей мне впору писать записки с припиской в конце: «После прочтения съесть». Бесшумно шагая, Лука зашел в мою комнату и встал рядом. Мы долго просто стояли, смотря на кружащие за окном снежинки.
- Падая на нас, они не тают, правда, это поразительно? – Лили тихо чертыхнулась в гардеробной, порвав какую-то вещь. Значит, скоро Элис и Розали ждет незабываемый поход по магазинам.
- Было бы просто изумительно, если бы они таяли, - разговор с Лукой порой может напоминать сплошную череду несвязанных друг с другом философских мыслей.
- Куда ты собралась? – он спросил иронично, как будто подумал, что я снова собралась хоронить саму себя.
- За подарками… и к Рождеству тоже, - Лили оказалась в моей комнате сразу же, как только прозвучало магическое слово «Подарки».
- И ты хочешь отправиться одна, без нас? – по ее прищуренному взгляду и разорванному дизайнерскому пиджаку в правой руке было понятно, что если я сейчас скажу одна, то начнется война.
- Пожалуй, за двумя подарками я поеду одна, а на выходных, мы поедем, куда ты захочешь и зачем ты хочешь, - поспешно начала я искать отступные ходы для жизни. Лили несколько минут сверлила меня настороженным взглядом, Лука опасливо переводил взгляд с меня на Лил и обратно, готовый в любую минут разнять нас, если что.
- Ну хорошо, но если на выходных ты умудришься куда-то смыться, то я тебе чем-нибудь к себе привяжу, - Лука фыркнул, и поспешил ретироваться вон из комнаты.
- Хэй, вроде бы как по истории я – старшая сестра! – возмущению моему не было предела. Под ее веселое ворчание об ужасном недосмотре в этой части истории нашей семьи, я вышла из дома. Взяв самую скромную машину, что была в нашем распоряжении, отправилась в Сиэтл.
День рождения Эрика и Элизы был двадцать девятого ноября – завтра. Мне хотелось сделать им подарок, но я не знала, что можно было бы им подарить. Если у тебя есть фантазия, деньги и интернет, то все вопросы в жизни решаемы. Правда, я поступила намного проще и сложнее одновременно: видя их в столовой каждый день, я присматривалась к их мечтам и желаниям. В преддверии своего праздника они были более воодушевленными и радостными, поэтому увидеть их заветные желания было не так уж и сложно. Эрик очень хотел мотоцикл, но его отец считал этот вид транспорта намного более опасным, чем то, что его сын превращается в огромного волка. Желание же Элизы немного выбило меня из колеи: она почему-то хотела поговорить со мной. Вряд ли это хотела получить девушка на свое семнадцатилетие, поэтому я решила, что будет лучше, если я подарю ей ювелирное украшение.
Мотоцикл я уже заказала и сегодня его должны были привести в салон. Очаровательно улыбаясь мужчинам, которые поднимали его на мой пикап, я с воодушевлением хлопала ресницами и внимательно слушала ту дребедень, что говорил мне механик. Может быть, я, конечно, и стала вампиром и знаю намного больше, чем любой среднестатистический профессор, в машинах я все равно не разбираюсь, поэтому и говорить что-либо про них мне бессмысленно. Будем надеяться Эрик шарит во всей этой белиберде. Расплатившись за один из подарков, я отправилась искать ювелирные магазины. Их в Сиэтле было достаточно, но вот ассортимент мне не нравился. В конце концов, я решилась на отчаянный поступок. Пока я набирала номер Элис, мне казалось, что мое сердце вот-вот должно было вырваться из груди от волнения.
- Да? - голос у Эли был неуверенным, как будто она совсем не ожидала, что кто-то ей позвонит.
- Здравствуй, Элис… - только и успела произнести я, как на другом конце трубки послышался напряженный вздох.
- Белла! Белла, это ты?! – слишком радостно прозвучал ее голос. Совсем не ту Беллу сейчас она хотела услышать.
- Тебе звонит Белла Эванс, - поспешно произнесла я. Как бы она не пыталась это скрыть, но разочарованный вздох все же был слышен. – Ты не могла бы мне помочь, Элис?
- Да, конечно, если это в моих силах, - послышались заученные фразы пустого болванчика, что лишь качает головой, но никогда не говорит ни слова.
- Я ищу подвеску в подарок одному человеку. Ты не могла бы мне сказать в каком магазине, я ее найду? – повисла долгая пауза, нарушаемая лишь слабым шумом школьной жизни.
- Лавка старьевщика в Маунт Бейкер. Мне пора идти, Белла, удачной покупки.
- Прости меня, Элис, - пробормотала я длинным гудкам.
Развернувшись в направление указанного мне района, я поехала на поиски. Автоматически посматривая по сторонам, я все слышала в сознании радостный голос Элис, когда она подумала, что ей звонит Белла Свон. Но ведь так и было. Все так сложно, а все мои попытки внести ясность только усложняют все еще больше. Засмотревшись, как маленькая девочка тащит упирающуюся собаку, я пропустила, когда зажегся зеленый свет и только гудок клаксона задней машины привел меня в чувство. Рождество прекрасный праздник, Элис, не правда ли?
Лавку старьевщика я нашла в скором времени. На мелодичный звон дверного колокольчика из подсобки вышел пожилой мужчина. Он приветливо улыбнулся мне, и я не смогла удержаться от ответной улыбки.
- Вы что-то искали, юная мисс? – старичок облокотился на витрину, лукаво посматривая на меня поверх очков-половинок.
- Да – подвеску.
- Ах, у меня есть парочка вещей, что вам понравятся, - задумчиво проведя по губам, воскликнул он. С удивительной юркостью, хозяин скрылся в подсобном помещении и зашумел коробками. Посмотрев в старинное зеркало, я улыбнулась своему отражению. Больше Элис не должна видеть моего будущего, теперь стоит думать о скорой встрече с оборотнями. Наконец, найдя то, что искал, мужчина радостно воскликнул и поспешил вернуться ко мне.
- Я думаю, вам понравится вот эта подвеска, - аккуратно достав из запыленной бархатной коробки небольшую овальную подвеску на длинной цепочке, он протянул ее мне. Лилии червонного золота переплетались вместе, образуя витиеватый красивый узор. Она раскрывалась, дарую возможность хранить внутри себя две фотографии или быть может локон ребенка.
- Она подойдет, - вернув украшение, согласилась я. Мужчина радостно улыбнулся, пытаясь стереть пыль с ее бархатной коробки.
- Подождите секунду, я думаю, вам понравится еще и вот это, - поняв, что такое количество пыли так просто не счистить, хозяин забросил свои попытки и поспешил показать мне еще более испачканную коробку. Это было широкое платиновое кольцо: на внешней его части в линию были установлены пять маленьких бриллиантов, на внутренней же части была надпись: «Je serai toujours près de toi».
Выкупив обе вещи, я обогатила мужчину на пару сотен тысяч и направилась домой. Даже мне понадобилось много времени на то, чтобы вернуть бархату его черный исконный цвет. Если коробочка обвязанная красными лентами выглядела симпатично, то вот мотоцикл смотрелся комично. Но я не собиралась ничего менять. Дождавшись, когда стрелки часов перевалят за третий час ночи, я направилась к дому своих родственников. Поставив мотоцикл под окнами Эрика, я забралась в его окно и положила ключи и открытку на тумбочку. Поднявшись в свою бывшую комнату к Элизе, я положила и ее подарок. Было так странно находиться здесь ночью, забравшись тайком, как будто ты преступник. Улыбнувшись своим мыслям, я развернулась, чтобы хоть выйти, как полагается, через дверь.
- Постой, - замерев на месте в неестественной позе, я все-таки поняла, что старею, не заметить, что Элиза не спит – это настоящий позор. Развернувшись к девушке, я неуверенно улыбнулась. Хотя лучше было бы не улыбаться, а то еще подумает, что ее съесть хотят. – Я хотела с тобой поговорить…
- Ты каждую ночь не спишь, надеясь, что я приду?! – усмехнувшись, спросила я.
- Нет, мне редко удается уснуть в свой день рождения. А так как ты теперь живешь рядом, то я подумала, что на этот раз ты придешь сама, чтобы принести подарок, - она неуверенно взглянула на открытку и коробочку.
- Если он тебе не понравится, то я могу сделать то же, что и шестнадцать лет до этого, - желания Элизы метались как загнанные в сетку птички. Ее руки слегка дрожали, когда сев на кровати она потянулась к подарку. Должно быть, ей досталась не только моя внешность, но и везучесть: потянув за ленту, она обрезалась. Внутренне хмыкнув, я взяла салфетку и пластырь со стола и подошла к ней. Вытерев кровь, заклеила порез детским пластырем со смайликом. Открыв коробку, я достала подвеску и одела на нее. – Неплохо смотрится.
- Да, спасибо большое, - она смотрела на меня со страхом, и я поспешила убрать руки от ее шеи. – За все спасибо: за те деньги, что ты переводила на наши с Эриком счета на каждый наш день рождения, за то, что гасила все ссуды родителей, когда у нас не получалось.
- Ты об этом хотела поговорить, Элиза? – Эрик мог проснуться, почувствовав мой запах, так что не следовало мне здесь долго задерживаться.
- Не совсем…. Почему мы так похожи? – выпалила она, затаив дыхание.
- Не знаю. Мы же родственники, может быть поэтому. А может быть просто кто-то свыше захотел, чтобы хоть одна девчонка с такой внешностью стала счастливой, - хотя если кто-то там свыше?! Элиза долго смотрела на меня, а потом неуверенно протянула руку и провела по моему лицу.
- Почему ты теперь такая? – должно быть необычно, смотреть на девушку, чьей копией ты являешься, и понимать, что вы к черту абсолютно разные.
- А ты не знаешь истории своей семьи?! – тихо спросила я, вставая. Когда после похорон отца, мы пришли в этот дом, то нашил не только тайник Эдварда, но и тайник Чарли, как раз за зеркалом. Сняв этот предмет интерьера со стены, я слабо стукнула в стену и крышка тайника открылась. В нем - в море паутины и пыли хранилась плетеная коробка, хранящая в себе множество газетных вырезок и мою медицинскую карту. – Твоя мама родилась уже тогда, когда меня считали без вести пропавшей, поэтому ее и назвали Изабеллой. Здесь в красках описано, отчего я сбежала. А такой я стала чуть позже, когда очнулась вампиром. Каждый из нас, Элиза, однажды делает свой выбор и порой кажется, что он был не верен, и хочется вернуть все назад. Но нельзя, поэтому многие люди, так стремятся, чтобы их дети не совершали их ошибок. Ты похожа на меня, поэтому я очень хочу, чтобы ты не совершила мою ошибку…
- Хочешь, чтобы я не влюбилась в вампира? – посмотрев на поставленную мной коробку, спросила Элиза.
- Да. Выбери человека. Любовь к кому-то из мистических существ делает женщин нашего рода слишком уязвимыми, - слишком страдающими и совершенно не знающими как жить с этим чувством, пусть уже и в каменной груди.
- К счастью, этой твоей страсти я не унаследовала. Белла, я хотела отдать тебе вот это, - достав из ящика тумбочки конверт, она протянула его мне. – Я видела твою могилу на кладбище, должно быть теперь они считают, что ты умерла. Белла, если они не могут разглядеть за твоей новою внешностью тебя прежнюю, помоги им – подтолкни в нужном направлении. Я знала твою историю, Джейкоб часто рассказывал ее мне – это была моя любимая сказка. Мне хочется, чтобы у нее был счастливый конец, тетя.
Вряд ли Элиза не унаследовала моей страсти – раз она с Джейкобом. Забрав конверт, я поцеловала ее в лоб и выскочила из окна. Весело посмеиваясь, я вернулась домой. Лили встретила меня с широким оскалом, развалившись на моей кровати. Зажав нос, она с укоризной на меня посмотрела и, раздев за полсекунды, затащила под мощную струю холодной воды.
- Эти твои чаепития с этой семейкой меня раздражают, так что я ввожу мораторий на тебя до ближайших выходных, - отфыркиваясь, я закуталась в полотенце, и достала конверт из кармана пиджака.
- Учти, милочка, я ведь могу и Луке на тебя пожаловаться, - плюхнувшись на кровать, весело фыркнула я.
- Нет, ты не посмеешь, - притворно возмущенно воскликнула Лили. Она легла рядом со мной, смотря, как я достаю старые фотографии из конверта. Это были моментальные снимки, сделанные в кабинке фотографий в Сиэтле. Мы с Элис гримасничали – это было единственное, что мне понравилось в той поездке по магазинам.
- Вы были знакомы раньше? – с улыбкой спросила Лил. – Так вот значит, как получилось, что ты обозлила вампиршу, когда была человеком. Ты была знакома с Калленами, и они тебе защитили от ее ухажера. Фух, а то я уже начала думать, что в этом во всем чихуахуа замешаны.
- Когда Каллены уехали, оборотни защищали меня, пока я не сбежала из Форкса. Это слишком запутанная и не очень приятная для меня история, Лили. И, пожалуйста, не думай о ней, когда будешь рядом с Калленами – я не хочу, чтобы им стало что-то известно.
- Чужие тайны должны оставаться тайнами, даже если один напыщенный болван умеет читать мысли. Кстати я придумала, что куплю Луке на Рождество, - быстро перевела тему разговора Лили. Да, верно мне тоже нужно будет придумать, что подарить им всем на приближающийся праздник.

Процесс покупки подарком занял несколько выходных вместо одних. Поэтому мой мораторий на свободу был довольно длительным. Лили нашла последний подарок уже в канун Рождества. Было принято решение, что праздник мы будем встречать вместе с Калленами в их доме. Подъезжая к их дому, я отчаянно пыталась изгнать все чувства из своей души кроме радости. Никто ничего не должен заподозрить раньше времени. Эсми открыла нам дверь, и пока мы с ней мило беседовали, Лили успела положить все наши подарки под большую елку. Элис нетерпеливо ерзала на диване в предвкушении скорого раскрытия всех подарков. Наблюдая за ней меня, распирало от веселья, так что мои эмоции ни у кого не вызывали подозрения. Окинув всех настороженным взглядом, Лука принес из машины деревянный ящик, о содержимом которого не знала даже Лили. Вскрывая на кухне крышку, Лука звенел хрустальными бокалами из лучшего сервиза Эсми.
- Люди пьет в этот праздник шампанское, я подумал, что мы ничем не хуже их, поэтому мой старый друг преподнес мне очаровательный подарок, - двенадцать запыленных бутылок, аккуратно упакованных в соломенном содержимом. Двенадцать бутылок вина в виде этикеток с рисунками, чья это была кровь. Я примерно представляла, что это был за друг, что так любезно разлил кровь в бутылки из-под вина. К счастью, только животную кровь.
Под двенадцатый удар часов мы подняли наши бокалы и как только они были осушены, Элис сразу же начала разбирать подарки. Невозможно было не заразиться ее энтузиазмом, поэтому все мы с интересом стали рассматривать свои подарки. В основном это были красивые безделушки не несущие никакой смысловой нагрузки, подаренные просто для того, чтобы сделать приятно. Но как только стрелки стали приближаться к половине первого, я начала волноваться. Мое волнение прекрасно скрывалось за открытием очередной коробки и еще одним воодушевленным вздохом.
Скрип шин по снегу услышали все, так как никаких гостей больше не ожидали – это заставило всех напрячься. Стрелка часов встала ровно на половине первого и в дверь постучали. Что же полмиллиона были не просто выкинуты на ветер.
- Счастливого Рождества. Мне нужна Элис Каллен для нее посылка, - курьер улыбнулся Карлайлу открывшему дверь. Элис неуверенно подошла к двери, расписавшись в бланке, она получила завернутый в темно-зеленую оберточную бумагу подарок. Все с изумлением следили за тем, как Эли садится на диван, держа в вытянутых руках коробку, как будто та была ядовитой змеей.
- Элис, что там? – знающая все наперед, разумеется, Элис должна была знать, что внутри.
- Я не знаю. Я боюсь узнать, - она беспомощно взглянула на Джаспера. Волна спокойствия охватила нас всех.
- Это подарок, Элис. Вдруг там что-то важное. Не бойся, - я мягко улыбнулась ей.
Глубоко вздохнув, Эли потянула за края серебристой ленты. Коробочка кольца была совсем небольшой, поэтому мне пришлось купить другую, чтобы положить туда еще и письмо. Большой слой оберточной бумаги шуршал, от волнения руки Элис заметно тряслись. Наконец, бархатная коробка оказалась в ее руках. Лука и Лили молчаливо отошли подальше. С изумлением взглянув на Джаспера, Элис получила отрицательный ответ и открыла коробку. Ее всхлип заставил всех заволноваться. Подчерк на конверте письма узнал каждый из семьи Калленов, и никто из них не шелохнулся, боясь взять его в руки. Видя агонию боли в их глазах, я взяла письмо и вскрыла его. Как иронично: я буду читать собственное послание. Сев на пол перед Элис, я протянула ей фотографию, что совсем недавно получила сама.
- «Без вас было больно и одиноко. Хотелось кричать и не получалось. Хотелось умереть, да я боялась нарушить данное кое-кому обещание. Сложно сказать была ли я счастлива без вас: порой мне казалось, что была, но я все равно искала вас, пусть даже и не признавалась в этом самой себе. Я смотрела на вас – я не держу на вас зла.
Розали.
Ты во многом была права. Однажды кому-нибудь из вас бы надоело быть острожным, и знаешь, я бы это приняла. С моим-то везеньем я была вашим искушением, что норовило нарушить душевный покой вашей семьи. И ведь я его нарушила. Ты приняла верное решение, Роуз. Правда, прости меня, мне не удалось исполнить твою мечту. Материнство – это то, что было нужно тебе, мне же всего лишь нужен был Эдвард. Но я тебя понимаю – я бы приняла тоже решение.
Джаспер.
Такое могло случиться с каждым. Это не твоя вина и я уверена никто их них тебя не проклинал. И я не проклинала – я волновалась за тебя, боялась, что ты замнешься в себе после этой случайности. Джас, ведь ничего не случилось – я просто порезалась – пустяк. И мне не нужны предлоги, Джаспер, они у меня есть.
Эдвард.
Ты чертов идиот! И да - тебе нужно было меня слушаться. Моя душа была отдана тебе давным-давно. Прошу тебя не ищи ни клинка, ни яда. Просто, обернись. Просто, наконец, заметь меня. Я люблю тебя.
Элис.
Ты кричала мне, что я не могла уйти, не могла умереть. Почему же я могла, столько раз могла отправиться на тот свет, по своей воле или по чужой, не важно, но я могла. Иногда я сама доходила до грани, чтобы в своем безумии услышать предостерегающий голос твоего непутевого братца. Но доконало меня не это. Правда, сейчас это не важно. Ты не видела меня, потому что я этого не хотела. Сначала было сложно заставить себя думать так, а потом… я действительно желала, чтобы ты не видела меня. Я больше всего боялась именно того, что ты узнаешь всю правду, и вы вернетесь. Я этого не хотела: мне не нужна была жалость, поэтому ты и не смогла меня спасти. Я так любила тебя и обманула самым жестоким образом. Мне нет прощения, верно?!»
Тишина, опустившаяся на комнату, как только я закончила читать была почти ощутимой. Вязкой как терновое варенье и каждое движение казалось слишком медленным и растянутым. Я положила письмо в конверт и отдала Джасперу. Он смотрел на бумагу в своих руках как на самую дорогую вещь на планете.
- Я всегда буду рядом с тобой, - Элис прочитала надпись на кольце, и хотела было передать его Эдварду.
- Кольцо для тебя, Элис, - тихо сказал Джаспер, перевернув конверт. Я написала на нем приписку, опасаясь, что Элис захочет отдать кольцо Эдварду. – «Прощения мне нет, но я всегда буду рядом с тобой, и, может быть, его заслужу. Смотри внимательнее по сторонам, мой маленький эльф».
- Нам нужно выяснить кто такая Изабелла Торн, - уверенным тоном заявил Эдвард, смотря, как Элис надевает кольцо, на указательный палец. Верно, Эдвард, выясни все про мою младшую сестру. И наконец, прими то, что я жива и где-то рядом. Я подожду…