Не волнуйся, не плачь, не труди
Сил иссякших, и сердца не мучай
Ты со мной, ты во мне, ты в груди,
Как опора, как друг и как случай
Борис Пастернак

Новость о скором приезде семьи, в которой четверо молодых парней, так будоражила девчонок, что все почему-то забывали, что в семье есть еще и две девушки. Сейчас, может быть, девушек уже больше. Но меня это абсолютно не волновало. Мне это было не интересно. Они уехали, оставив меня одну, и к чему это привело: я попала в аварию, стала цирковым уродцем, сбежала из дома и, наконец, превратилась в вампира. К тому же они меня и не узнают. В общем и целом, я не знала от какой новости стоит впадать в депрессию сначала.
А Лили же, разумеется, хотела увидеть эту загадочную новую семейку, поэтому в понедельник, когда они должны были впервые приехать в школу, мы, как и все остальные ученики, ждали их на парковке. Сидя на капоте нашей машины, я без особого интереса листала учебник биологии. Лил нетерпеливо выстукивала какой-то ритм, ежеминутно посматривая на часы. Когда послышался рев приближающейся машины, она, было встрепенулась, но на парковку заехал пикап моих родственников. Лили чертыхнулась, и с еще большим нетерпением стала посматривать на часы. Элиза не стала задерживаться и быстро прошла в школу, Эрик же, окинув всех насмешливым взглядом, направился прямиком к нам. Сказать, что это нас удивило - ничего не сказать. К тому же аромат, источаемый им, вызывал рвотные позывы. Радовало только то, что ему наш запах тоже не нравился.
- Теперь, когда Каллены вернулись в город, вы не единственные вампиры и решать вопрос с территорией вы будете сами, - Эрик всеми силами старался показать, что он сильный и крутой, но его желание защищать… нас, выдавало его с головой. Это было странно, если учесть, что еще пару дней назад, он хотел нашей смерти. Но это было приятно, как будто ты имеешь семью – кровную семью, которая может за тебя заступиться.
- Мы разберемся и без подсказок, - презрительно бросила Лили, демонстративно отвернувшись от парня.
- Спасибо, Эрик, мы справимся, - он кивнул, и отправился в школу.
- Ты могла бы быть более вежливой, Лили, он хотел нам помочь, - стукнув подругу учебником по голове, сокрушительно произнесла я.
- С чего бы это? Может быть, потому что он хотел разодрать собственную тетку в клочья и теперь его совесть замучила?! Мое отношение к нему не изменится с перепадами настроения и угрызениями совести, Белла. Доверие нужно заслужить, а он пока не встал на ту тропинку, что приведет его в нужное направление. И вообще, я всегда думала, что вампиры пунктуальные, где черти носят эту семью?! – стукнув Лил еще разок, чтобы она не смотрела на часы, я слезла с капота и, подняв свою сумку с земли, собралась идти в школу.
Но Каллены всегда нарушали мои планы – это судьба. Их было шестеро – они приехали на двух машинах. Имей мое сердце возможность стучать, сейчас оно бы выбивало ритм лопастей вертолета. Как бы я не убеждала себя, что мне все равно, что я их забыла – это не правда. Мои глаза следили за каждым их движением: блистательная Розали, окинула всех собравшихся учеников презрительным взглядом, как будто она выше их по статусы. Она и была выше – всегда. Добродушный Эммет - он широко улыбался, пленяя всех девчонок соблазнительными ямочками на щеках. Неугомонная Элис, казалось, хотела обняться и поздороваться со всеми и каждым. Джаспер, запомнившийся мне всегда таким отчужденным и спокойным, сейчас был радостнее, чем обычно. Должно быть энтузиазм Элис заразен. Был еще незнакомый мне блондин – он, казалось, был чем-то испуган и старался держаться ближе к Эммету. Наверное, совсем недавно перешел на вегетарианскую диету. И, наконец, Эдвард – я так желала и боялась увидеть его, узнать, что он нашел себе кого-нибудь, забыл меня. Сейчас вереница всех страхов, что мне так упорно удавалось засунуть поглубже под замок, вырвалась наружу.
Постаравшись придать своему лицу более отчужденное выражение, я толкнула Лили в бок, показывая, что пора идти в класс. Подхватив свои вещи, она кивнула, и мы быстро смылись с парковки. До обеда только и слышно было, как все обсуждали новичков. Это порядком надоедало. Так что я была безмерно благодарна мисс Котлинс давшей классу проверочную. Быстро справившись с заданием, мы с Лили впервые решили обсудить Калленов.
- Они довольно милые и они вегетарианцы, что не может не радовать. Но умопомрачительно симпатичных среди них нет, - с сожалением прошептала Лили. – Единственное, что меня радует в их приезде – это то, что чихуахуа ушли к себе в нору.
- Вообще-то оборотни ушли раньше, чем новость о приезде Калленов дошла до Форкса, - по прищуренному взгляду Лили, мне сразу же стало понятно, что я зря это ляпнула.
- Что ты хочешь этим сказать, защитница живой природы? – не окажись в классе так много свидетелей, я бы уже была прижата к стене.
- Я просто сходила в гости к своим родственникам, так сказать на чай, - отодвинувшись от подруги на другой конец парты, тихо призналась я.
- Я с тобой дома разберусь, Изабелла Эванс, - главное, чтобы я вообще дожила до того момента, как мы поедем домой. Ведь впереди был еще обед и пара занятий. И мне хотелось молиться всем богам, что были в длинной истории человечества, чтобы встреча с Калленами сегодня не произошла бы.
Наверное, я как-то не правильно молилась или просто Лили блокировала все мои просьбы, и они не доходили до адресатов. На обеде мы заняли свой обычный столик, Каллены еще не появлялись в столовой, так что на радостях я даже съела половину яблока. Но вторая половина встала костью в горле – они пришли. Благоухания Эрика уже давно заполнили все пространство комнаты, так что даже открытые окна не помогали выветрить запах псины. Мы с Лили уже начали привыкать к этому, а вот им это было в новинку. Сморщившись, Каллены прошли к свободному столику. Эдвард безразлично прошелся взглядом по ученикам и замер…. Еще бы ему не остолбенеть: совсем рядом с ним сидела совсем юная копия Беллы Свон. А рядом с ней сверлящий их гневным взглядом оборотень. Осталось только повернуть голову и заметить нас. Но Эдвард не смог оторвать взгляда от Элизы. Что-то неприятно кольнуло в груди, как будто сердце захотело сделать пару ударов, но не смогло.
- Система образования в Форксе совсем покачнулась, раз эту шавку приняла в школу, - Розали и ее колкие замечания. Черт, я, оказывается, так давно хотела их услышать.
- Мы не единственные вампиры, - первым нас заметил незнакомый мне юноша. После его слов все повернулись в нашу сторону – все кроме Эдварда. Лили с прищуром осмотрела каждого и усмехнувшись отсалютировала им бутылкой минералки. Больше всего на свете, мне хотелось уйти отсюда, уехать куда-нибудь подальше – на Северный Полюс, закопаться в снег и никогда не возвращаться в мир людей.

Встреча с Калленами была назначена на вечер в их доме. Как будто мы раньше не знали, что их восемь человек и нам с ними не тягаться. В назначенное время, мы вышли из дома и поехали в гости. С момента нашего переезда в Форкс, мне все время удавалось проходить мимо их дома. Я боялась, что если подойду к нему слишком близко, то не смогу справиться с воспоминаниями, что были связаны с этим местом. А сейчас я добровольно ехала в логово зла. Лили была немного нервозной, но она верила, что встреча пройдет удачно.
Подъездная дорожка к их дому – отступать уже поздно. На пороге нас ожидала Элис и пытающийся ее успокоить Джаспер. Все будет хорошо, Белла, они не знают, кто ты… они не знают.
- Мы так рады, что вы приехали! - Элис хотела подбежать к нам, но Джас схватил ее за талию. Лили посмотрела на меня с широкой улыбкой, забавно округлив глаза.
- А мы то как рады, что вы приехали, - стараясь, чтобы ее голос не звучал насмешливо произнесла Лил. – Хоть одни нормальные соседи.
Мне стало не хватать воздуха, когда мы зашли в дом. Казалось, я шагнула в прошлое: в ту его часть, когда мне было хорошо здесь. Джаспер удивленно на меня посмотрел, и я поспешила отойти от него подальше. Поздоровавшись со всеми, мы расселись на диванах в гостиной. Всеми силами стараясь ничего не чувствовать, чтобы Джаспер ничего не заподозрил, я позволила Лили вести беседу. Оказалось, незнакомого мне юношу зовут Том, он появился в семье совсем недавно: Карлайл спас его после страшной аварии. Я очень долго рассматривала Тома, так что у Элис появилось навязчивое желание свести нас вместе. Резко переведя взгляд на неугомонную вампиршу, я лукаво улыбнулась и покачала головой: Эли слегка смутилась, но желание никуда не исчезло.
- У вас интересный дар, Изабелла, - все находящиеся в комнате с удивлением посмотрели на говорящего. Эдвард кривовато улыбнулся. Мне существу, которому не нужно дышать стало просто катастрофически не хватать воздуха.
- Простите? – голос прозвучал на удивление спокойно, как будто мне было совершенно неважно, с какой семьей я нахожусь в одной комнате.
- Мне раньше встречались люди с таким даром как у вас. Вы – щит, закрывающий свой разум от других способностей вампиров. Странно, что вы не закрыли им подругу, - это был наезд? Или мысли Лили ему так не понравились?
- У каждого вампира свой дар, если он вообще есть, так что вряд ли вы встречали подобных мне, Эдвард, - холодно, безразлично, зло. Подобных мне на свете немного: только Элиза и Эрик. Но их сознания не закрыты, вернее, если Элиза захочет то сможет скрыть свои мысли, Эрик же должен уметь запутывать их. Но никто из них никогда не станет вампиром, уж я об этом позабочусь.
Больше за весь вечер Эдвард не проронил ни слова, зато Элис решила водворять свой безумный своднический план в жизни. Поняв, что Эли делает, Лили подавилась воздухом. А мне пришлось всеми правдами и неправдами избегать Элис, Тома и Джаспера. Зато я весело провела время, общаясь с Эмметом и Розали. С Эмметом мы сразу же нашли общий язык, а затем и с Розали. Когда она подошла ближе, чтобы вмешаться в наш с Эмметом спор, что лучше: подкладывать кнопки или жевательные резинки на стул преподавателя, я заглянула в ее глаза – самой большой мечтой Роуз было иметь детей. А еще она хотела извинить перед Беллой Свон. Все они хотели извиниться – это было одним из их общих желаний. На Эдварда я старалась не смотреть, чтобы не знать о чем он мечтает.
От Калленов мы уехали уже под утро, чтобы собраться к школе. Лили молчала всю дорогу до нашего дома, но как только порог был переступлен, ее прорвало.
- А они довольно милые, причем все… ну кроме Эдварда. Не понимаю, почему он вдруг заинтересовался твоим даром и как он вообще узнал, что у тебя есть дар. Про мой же он ничего не сказал. Если выкинуть его из списка, то все они мне понравились. Особенно Элис, надо же было надумать пытаться свести тебя с кем-то. Я до сих пор помню, как ты сковала меня и забросила на дно бассейна, когда я попыталась свести тебя с Михаилом, - разбрасывая вещи своего наряда по пути в гардеробную высказывалась Лил.
- Он был страшным, как ядерная война, Лили, - возмущенно швырнув в нее свои джинсы, воскликнула я.
- А Том тебе понравился? – бросив мне короткое платье, спросила она.
- Нет, Том не для меня, - одев платье, я стала искать подходящую обувь, стараясь не смотреть на Лили.
- За все время, что мы с тобой общаемся, я помню только двух парней, которых ты подпустила к себе. Уильяма Крита и, как не странно, Алека Волтури. Причем ваши отношения с Алеком больше напоминали соревнование: кто доведет другого первым. Почему бы тебе не попытаться с Томом?
- Еще был Лука, но ты с ним пока не знакома. Я не буду даже пытаться, Лили. А сейчас нам нужно найти наши школьные сумки – я не знаю, куда их швырнула, когда мы вчера вернулись домой.

Постепенно мне удалось привыкнуть к тому, что каждый день я видела Калленов. Иногда мы вместе отправлялись на охоту. Но все же солнечные дни, когда им нужно было прятаться, а нам нет – мне были необходимы. Слишком сложно было видеть их, улыбаться им и замечать с какой болью Эдвард смотрит на Элизу. С того момента, как они переехали, я стала следить за семьей своих родственников. И часто по ночам замечала, как Эдвард подходил к дому – он просто стоял, смотря на окна моей комнаты.
В этом городе наше с ним прошлое не давало нам жить спокойно. Оно непереносимым грузом давило на сердце и разум. И сил сбросить его не находилось. Не получалось отринуть прошлое и попытаться начать все с начала. Или, может быть, я просто слишком боялась, если забуду все это, то и Эдварда забуду.
Приближался Хэллоуин – день, когда я очнулась в своей новой ипостаси. Вся школа активно подготавливалась к празднику. Вампиры тоже решили принять в этом активное участие.
- Напомните мне, кто напросился на помощь в оформлении спортзала? – вырезая уже шестую летучую мышь из картона, я сломала ножницы и бросила их в груду сломанных Эмметом раньше.
- Эти двое нас избегают, - флегматично заметила Роуз, разорвав свою летучую мышь. Гостиная в доме Калленов напоминала свалку.
- Это же весело, что вы такие унылые, - Том был самым активным из нас, и у него уже было вырезано очень много фигурок мышей и ведьм.
- Раньше я думал, что Элис с ее идеями – это апокалипсис, но теперь знаю, что Элис и Лили – это ад на земле, - Эммет сделал из инструкции по сборке ступы самолетик и запустил его в полет. Джаспер, Эдвард и Эммет уже второй час пытались собрать игрушечную ступу, но у них все время оставались лишние детали.
- Белла, можно у тебя спросить? – обычно Джаспер редко обращался ко мне. Да и я старалась избегать его, боясь, что он поймет, что-нибудь.
- Я не знаю, как ее собирать, так что продолжайте мучиться сами, - фыркнула я, бросив ему вышвырнутую Эмметом очередную лишнюю деталь.
- Нет, я не об этом, - все Каллены, кроме радостно вырезающего Тома, замерли. Вопросительно посмотрев на Джаспера, я улыбнулась. – Вы ведь учитесь в школе дольше нас. Ты знаешь что-нибудь об Элизе и Эрике?
Как это мило: Эдварду не хватило храбрости спросить, и пришлось свалить всю грязную работу на Джаспера. Хмыкнув, я отдала Тому все фигурки, что мне нужно было вырезать. Все они жаждали услышать ответ.
- Эрик – оборотень, если вы не заметили…
- Такое сложно не заметить, - перебирал меня Розали.
- Что еще вы хотите знать? Они родные брат и сестра. Их родителей зовут Изабелла и Джастин, - Эдвард вздрогнул, когда я сказала про родителей. – Джастин местный шериф, Изабелла занимается дизайном садов, весьма вшивое занятие для такого города. Эрик – оборотень, как я уже сказала, а Элиза – пассивный носитель этой способности.
- Что значит пассивный носитель? – Джаспер и его вечная бдительность.
- Ее дети будут превращаться в волков, она не может. Если вас волнует, почему они не живут в резервации, то ответ весьма прост: они живут в доме Изабеллы.
- Откуда ты все знаешь? – за все время, что мы общались, Эдвард во второй раз подал голос, обычно он молчал. Всегда молчал.
- Когда мы сюда переехали волки не давали нам покоя. Циркулировали вокруг нашего дома, так что приходилось ездить на охоту в Сиэтл. Мне это надоело, и я пошла в гости к семье Элизы. Вот и познакомились. А почему вам интересно? – они спросили у меня, знаю ли я что-нибудь о девочке являющейся моей копией. Почему я не могу спросить, зачем им это.
- Просто стало интересно, почему волки учатся в нормальной школе, а не у себя в изоляторе, - Роуз сказала так уверенно, но мелькнувшее в ее мыслях желание помочь Эдварду, говорило правду намного громче, чем слова.
Больше мы не касались щекотливых тем, а просто занимались веселой дребеденью. Правда, Джаспер очень часто посматривал в мою сторону, чувствуя мою отрешенность. Когда Элис и Лили вернулись из Сиэтла с покупками, я сдала свою вахту по вырезанию Лил и смылась. Сломя голову убегая прочь, я думала о том, что сказала. Теперь они думают, что Элиза моя дочь. Что их уход был правильным, и без них моя жизнь была прекрасной. Но ведь это далеко не так и Элиза, лишь моя племянница.
Не отдавая отчета тому, куда меня несли ноги, я оказалась на кладбище. Это было еще одно место, куда я не заходила с момента переезда в Форкс. Сейчас рядом со мной не было Луки, и никто не смог удержать меня оттого, чтобы упасть на землю рядом с могилой отца. Прости, сегодня я не принесла тебе цветов. Я принесла лишь свои сомнения и боль.
- Что мне делать, папа, скажи. Скажи, почему так больно, когда украдкой смотрю на него. В чем я виновата? Перед кем мне каяться, чтобы получить прощение. А ведь я так хотела быть с ним, быть равной ему. Я столько лет путешествовала по миру, чтобы найти их. Да, я не признавалась в этом себе, но в каждом городе я искала их. А нашла здесь – какая насмешка судьбы. Он даже не знает, что я совсем рядом. Он смотрит на другую, думает о другой, может быть, даже считает, что я еще жива. Я схожу с ума, да?! Что же мне делать?

Если у тебя есть деньги, интернет, машина, фантазия, то любой вопрос может быть решен в считанные секунды. Правда, моя машина немного не подходила для того, что я задумала, поэтому пришлось позаимствовать джип Эммета. Не знаю, кому будет больнее оттого, что я задумала, но все должны знать правду, хотя бы ее часть, чтобы не строить ложных представлений.
Магазин ритуальных услуг Сиэтла радовал количеством услуг, что мог предоставить. Правда, все это излишнее разнообразие выбивало меня из колеи. Я чувствовала себя немного лишней, а крематорий вообще наводил ужас. Когда ко мне подошел служащий и спросил, каких размеров должен быть гроб, я долго смотрела на него пустым взглядом, а потом выпалила: «Чтобы я поместилась». Наверное, за всю историю его работы, я была первым посетителем, что так сказал. Но мужчина, оказался, не промах и предложил мне даже полежать в парочке. Улыбнувшись так, что все мои клыки были прекрасно заметны, я заплатила за свои покупки и отнесла их в машину. Пересчитывая купюры, мужчина тихо ворчал себе под нос: «Чертовы фрики».
Приехав домой, я поднялась в свою комнату. Как хорошо, что Лили сейчас либо в школе, либо у Калленов и не узнает, что я делаю. У меня был один чемодан, который я никогда не открывала, и обычно он хранился в депозитных ячейках банков. Но вернувшись в Форкс, я его забрала. Сегодня часть его содержимого должна будет исчезнуть. Щелкнув замками, с некоторым страхом открыла крышку.
После похорон отца, мы с Лукой забрались в дом, тогда я впервые увидела свою новую внешность, а еще чуть не разнесла все в своей комнате. Разгромив часть половиц пола, я увидела небольшую нишу, в которой лежали все подарки Калленов и наши фотографии. Когда Эдвард ушел: все эти вещи пропали – я думала, он их забрал, а оказывается, просто спрятал. Может быть, для того, чтобы иметь возможность вернуться.
Сейчас же они, некоторая одежда, мои любимые книги и пара снимков, лежали в гробу. Бросив напоследок газетную вырезку с аварией, я закрыла крышку. Место рядом с могилой отца, я выкупила у нотариуса еще ночью, заплатив намного больше, чем следует. Единственное, что мне мешало выполнить задуманное – это кладбищенский сторож. Обворожительно улыбнувшись старичку, который мечтал воссоединиться со своей умершей женой, я сломала ему шею и, позаимствовав лопаты, поехала к могиле отца.
- Ты разрешишь присоединиться? – подкравшийся незаметно Лука испугал меня, за что и получил по лбу черешком лопаты. – Знаешь, никогда не видел, чтобы вампир просто ломал шею человеку, а не пил его кровь.
- Я просто исполнила его мечту, - наблюдая за тем, как Лука рыл могилу, пробормотала я.
- И очевидно хочешь уничтожить чьи-то другие, - благодаря его скорости, яма рылась очень быстро.
- Давно пора было положить всему этому конец, - достав гроб из машины, я поставила его на землю рядом с ямой. Легко выпрыгнув из вырытой могилы, Лука обмотал веревки вокруг гроба, и мы опустили его.
- Ты уверена, что хочешь этого? – Лука протянул мне вторую лопату.
- Да, - бросив первый ком земли, уверенно произнесла я. Вдвоем мы зарыли могилу еще быстрее, чем выкопали. – Осталось только надгробие.
Простая плита такая же, как у моего отца. Лука вбил ее в землю. Довольно небрежно и неровно, как будто она стоит здесь уже давно, он оскоблил края, чтобы придать ей старый вид и, посмотрев на меня, стал выводить строки.

Изаббела Мари Свон
13.IX.1987-31.X.2006
Последний же враг истребится — смерть


Теперь все закончилось, если они еще винили себя, что оставили меня, то должны простить. Если думали, что жива – пусть знают правду. Теперь либо он отпустит прошлое, либо… я никогда не буду счастлива.