Кто создан из глины, кто создан из плоти -
Тем гроб и нагробные плиты...
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Марина Цветаева

Раньше никогда не задумывалась, каким приятным может быть постоянство. Такое как в кабинете директора Хогвартса – он всегда забит мелкой дребеденью. И вот сегодня приехав впервые в школу Форкса, мне удалось убедиться в том, что постоянство бывает не только в сказках. Спустя столько лет здание школы не увеличилось ни на один этаж, ни на один кампус. Да что там говорить: рампа металлоискателя так и не появилось.
Припарковавшись на полупустой стоянке, мы, разумеется, произвели впечатление: и маркой машины, и нарядами, да и внешностью. Под завистливые заинтересованные взгляды учеников, прошли к зданию администрации. Тот же коридор, маленький кабинет с несколькими столами, море цветов в горшках расставленных причудливым образом на подоконниках. Дружелюбно улыбающаяся женщина протянула нам наши расписания и карту школу. Наверное, я схожу с ума, но она очень напоминала мне прошлого моего секретаря.
- Напомни мне, Лили, почему я согласилась на все это. Ты что тогда держала меня за ноги над костром или пыталась задушить? – группка мальчишек, которые, судя по всему, играли в местной команде по футболу, и считались элитой, похабно рассматривали нас, прикидывая в уме через сколько дней мы окажемся в их послужном списке.
- А вон тот светленький мальчик вполне ничего. Смотри, как он стреляет глазками в твою сторону, - Лили полностью проигнорировала мои жалобы, и сразу же начала строить планы и задумки с кем стоит пофлиртовать. – О чем он мечтает?
- В данный момент он очень хочет увидеть нас без нижнего белья и все в том же духе. Между прочим, мисс Эванс, кажется, вы хотели поучиться в школе, так что сейчас у нас урок английского.
Порой я чувствовала себя редкостным чудовищем, но такие крайности случались со мной только, когда я не разрешала Лили, сделать какую-нибудь очередную глупость. А потому как прошел урок английского, и как она пыталась совратить молодого учителя, мне очень захотелось посадить ее под домашний арест, ну или поставить в угол за плохое поведение. В общем, мне было стыдно за нас обоих, а это был только первый урок. Второй урок, не смотря на все мои мольбы, прошел еще хуже. Единственное, что Лили нравилось в алгебре – это цифры, из которых состоят цены ее любимых нарядов, машин, домов, украшений. Но вот преподавателю, по всей видимости, нравились не только цифры, но и все способы сделать с их помощью жизнь подростков сложнее. С улыбкой наблюдая нешуточную перепалку Лили и учительницы, по своей глупости вызвавшую строившую мальчишкам глазки девушку к доске, я прикидывала, когда мне стоит вмешаться и как сделать это так, чтобы все в школе не подумали, что я – заучка.
- Довольно, мисс Эванс, я не желаю больше с вами препираться. Я хотела бы поговорить с вашими родителями, - с силой треснув указкой по столу, преподавательница заставила нас всех вздрогнуть. Лили уже было открыла рот, чтобы рявкнуть что-нибудь резкое – вот он мой счастливый случай.
- Боюсь, мисс Котлинс, наши родители не смогут приехать, чтобы побеседовать с вами, - какой кошмар, дожить до шестидесяти лет, а до сих пор быть незамужней. – Они сейчас на Карибах, так что о поведении Лили можно поговорить только со мной.
Хихикающая Лили, множество заинтересованных взглядов ребят, взбешенное выражение лица мисс Котлинс – не знаю, почему мне удалось так ровно произнести все это. Но интонации моего голоса говорили в пользу того, что я не далеко ушла от своей милой сестрички. Концерт начался – я приняла условия игры.
- Белла, я с ума от тебя схожу, - повиснув на моей шее, Лили привлекала к нам еще больше внимания, пока мы неторопливо брели в сторону кабинета истории. – Жаль ты не видела своего выражения лица: даже я не могу говорить так самодовольно и выглядеть так нагло. Пожалуй, роль главной оторвы следует отдать тебе.
- Нет, милочка, у меня должна быть крупица разума, иначе нас выпрут из этой школы уже через неделю. Даже не понимаю, как с таким нравом как у нас, мы продержались в пансионате два года.
Единственные незанятые места в кабинет истории оказались на первой парте. Учитель был молодым и довольно симпатичным. Лили эффектно поправила прическу и, заняв свое место, стала пожирать мужчину глазами. Отчего первые десять минут лекции мы слушали невнятные заикания.
Но настоящий фурор, мы, разумеется, произвели в столовой. Пусть есть нам совсем было не нужно, роли мы хотели играть до конца. Взяв минералку и яблоки, мы сели за столиком у окна, чтобы каждому человеку можно было заметить нас без труда. Столько разнообразных взглядов, мнений, желаний – настоящая буря эмоции заключенная в тесном пространстве. Откусив кусочек яблока, я медленно жевала, отчаянно пытаясь не кривиться от вкуса еды. Лили, подмигнув мне, облизала испачканные в яблочном соке пальцы – послышалось тихое трение ткани с разных сторон.
- Я же говорила тебе, будет весело, - нескончаемый заряд позитива и разврата, широко улыбался, наслаждаясь тем, что творит.
- Верно, но сегодня стоит сходить на охоту, - несмотря на то, что вчера мы охотились, мне было неприятно находиться вместе с таким большим количеством людей. Горло раздирало от жажды – все ароматы смешивались, образуя собой простой и манящий. Лили активно закивала, и, выбросив испорченную нами еду в урну, мы пошли на следующий по списку урок.
Биология, честно говоря, когда я зашла в кабинет то невольно задержала свой взгляд на том месте, где должен был сидеть Эдвард. Столько лет прошло, а я до сих пор помнила его улыбку. Жаль, он уже забыл меня. На удивление, этот урок прошел спокойно: учитель был скучным и, по всей видимости, его не интересовали девушки, раз он окинул нас безразличным взглядом и подписал формуляр.
- Можно мне разок сорваться с диеты и убить парочку местных зануд? – с большим интересом рассматривая капли дождя за окном, чем слайды со строением пресмыкающихся, уныло спросила Лили.
- Нет, в этом городе следует вести себя осторожно. Здесь водятся оборотни, а их жизненное кредо: «Убей вампира и станцую джигу на его прахе», - с преувеличенным усердием поправляя свой маникюр, тихо ответила я.
- Правда? – глаза загорелись азартом, вереница желаний и мечтаний пронеслась словно дым на ветру.
- Они жутко воняют, Лили, - я поспешила разбить ее мечты о сказочном сексе. Разочарованно отвернувшись к окну, она снова принялась рассматривать причудливый танец осеннего дождя.
Физкультура оказалась такой же унылой, как и биология, но только из-за того, что нам зачитывали правила безопасности и раздавали форму. В общем и целом, первый учебный день закончился, и мы были этому рады. Стоило гордиться собой за то, что мы столько времени провели в непосредственной близости от людей и никого не убили. Можно было гордиться собой, но только я не гордилась: волей или неволей, я становилась похожей на Калленов. Теперь я понимала, что это значит казаться для всех нормальным, ни в чем не выделяться. Сколько бы ты не играл роли, однажды ты сорвешься и покажешь миру свою истинную сущность.

К концу первой недели все более или менее привыкли к нашим выходкам и даже нашлись смельчаки, что решились познакомиться. Жизнь стала постепенно налаживаться, вернее она стала постепенно меркнуть, становясь обычной, как будто мы и в правду были двумя избалованными девчонками с богатенькими родителями. Это спокойствие притупляло бдительность и однажды, я за это поплатилась. Лили решила провести вечеринку и активно подготавливала к ней дом, поэтому на охоту я отправилась одна. Действительно, что страшного может произойти с вампиром в лесу родного города? Да ничего, его всего лишь могут разорвать в клочья оборотни – переростки.
Обычно мы не подходили близко к территории резервации, и сейчас я была от нее далеко, так я думала, пока не оказалась прижатой к земле огромным сероватым волком. Несколько первых минут, мы смотрели в глаза друг другу не зная, что следует делать дальше. Потом я очнулась и сбила волка с себя. Оказавшись в паре метров от животного, я услышала топот множества пар лап о землю – с такой оравой мне было не справиться. Волк скалился, чувствуя за собой превосходство.
- Вы что уже разорвали контракт с вегетарианцами или попросту ведете себя как дикие твари со всеми, кто переезжает в этот город? С жиру беситесь, шавки?! – о, не стоило так грубо высказываться, но умные мысли в голову всегда приходят позже, чем колкости слетают с языка. Волк поджался, готовясь прыгнуть на меня, но почему-то не сделал этого. Он лишь скалился и кусал воздух, показывая мне, тем самым, свои клыки. Я улыбнулась в ответ, не менее обворожительно, тихо зарычав. Еще трое волков, наконец, выбежали на поляну, следом за ними вышел юноша. Пятеро оборотней на двух вампиров – нечестный расклад.
- У нас был заключен договор с семьей Калленов. Ты являешься ее частью? – парень усмехнулся, как будто он здесь главный и может диктовать условия. Все они буквально сочились желанием разорвать меня на куски. Пожалуй, в этом городе есть вполне достойные заменители Волтури.
- Как я посмотрю, Вы намерены на мирный разговор: пятеро на одного. Я не являюсь частью семьи Калленов, а у вас, по всей видимости, нет моральных принципов. Так что не будем медлить, - мой первый знакомый, яростно зарычав, двинулся вперед. Бегаю я быстро, но от пяти придурковатых оборотней мне не скрыться. Домой бежать бессмысленно: там вечеринка, еще подумают, что мы собрали себе ужин.
- Верно, не будем медлить, - этот тихий вкрадчивый голос я могла бы узнать из тысячи. Лука встал рядом со мной, громко и протяжно зарычав, он хотел битвы, он был к ней готов. Зато вот оборотни битвы не хотели – они медленно начали отступать. Юноша, видя странное поведение своих, начал пятиться. Как только деревья скрыли его из вида, раздался треск одежды. Бурый волк выскочил было вперед, но будто нарвавшись на невидимую преграду, заскулил и, поджав хвост, стал отступать.
- Не думала, что ты такой устрашающий, Лука, - как только волки убежали, я радостно повисла на шее старого друга.
- Наверное, я тебя разочарую, но не я был причиной их побега. Просто, когда я бежал к тебе видел еще одного коричневатого волка – он наблюдал за этой сворой. Очевидно, вожак велел отступить.
- В любом случае, я рада тебе видеть. Ты проездом или в гости? – почему-то очень хотелось, чтобы он пришел из своих пустынь специально, чтобы найти меня. Но его желанием было помочь друга, а не найти его.
- Вообще-то проездом, но я очень рад, что встретил тебя, птичка. Мы столько лет с тобой не виделись, что порой я думал, что это было каким-то наваждением. Что мне приснился странный сон о том, что я встретил девушку в пустыне и обратил ее, потому что мне так понравились ее глаза. Но на обратном пути, если ты примешь меня – я обязательно останусь погостить.
- Конечно, Лука. Куда ты направляешься? – неспешно шагая по бурелому леса, мы неторопливо приближались к границе Форкса.
- Один мой старый друг просил помочь ему. Он сейчас живет на Аляске. Белла, будь осторожна. Я не знаю, почему ты выбрала этот город, но, пожалуйста, прошу тебя, не совершай глупостей. И постарайся охотиться на ту живность, что обитает неподалеку от твоего дома. Эти волки они не перед чем не остановятся.
- Не совсем понимаю, Лука…
- Я объясню тебе все, когда вернусь. Будь осторожна, моя птичка, - обняв меня напоследок, он умчался прочь.
Его слова и странное поведение волком, тем более их количество, насторожили меня. Что-то странное все же твориться в Форксе и абсолютно неважно, в каком году ты переезжаешь сюда жить. Прежде чем зайти в дом, где уже вовсю громыхала музыка, и слышались пьяные вскрики, я долго отряхивалась и вынимала листочки и веточки из волос. Может быть, для людей все эти мои манипуляции и прошли превосходно, но вот Лили сразу же заметила мой помятый вид. Всего на какое-то мгновение ее лицо исказилось, став устрашающей маской чудовища, но она быстро взяла себя в руки, и хотела было подойти ко мне. Остановив ее жестом, я поднялась к себе. На свете есть множество вещей, которые можно разрушить безнаказанно, даже архитектурные памятники старины. Но если ты хоть чем-то испортишь вечеринку Лили, то все пиши пропало: пара месяцев вверх тормашками над пропастью или оторванные конечности тебе точно обеспечены. Один раз ее вечеринку нарушил кочевник: его не спасла даже смазливая внешность. Лили оторвала ему руки, обмотала цепями и привесила на вершине горы, положив ручки на самом верху. Говорят, он пару месяцев выбирался из этой щекотливой ситуации.

- Мне нужно было пойти с тобой, - яростно кроша ни в чем не повинную булочку Лили уже в тысячный раз за последние дни мечтала разорвать волков, что на меня напали. Мне стоило больших усилий удержать ее дома, сразу же после того, как я рассказала ей, что со мной случилось на охоте. И теперь приходилось следить за каждым ее шагом, чтобы она не пошла на разборки.
- Все обошлось, Лили. И, пожалуйста, сделай более безобидное выражение лица, на нас уже начали коситься, - вообще-то, когда мы сидим в столовой, на нас всегда посматривают, но сегодня взглядом было гораздо больше. – Лили, даже не мечтай ускользнуть от меня, если понадобиться я привяжу тебя к себе цепью. Когда Лука вернется и расскажет нам все, тогда и будем думать, что делать с блохастыми.
- К нам приближается та девушка за которой ты следишь, - только и успела произнести Лил, как мы услышали невнятное покашливание.
- Извините. Учитель биологии просил передать это тебе, Белла, - протянув мне коричневую папку, девушка поспешила уйти прочь.
- Спасибо, Элиза, - сказала я пустому месту. Положив папку в сумку, я подняла голову и наткнулась на заинтересованный взгляд подругу. – Что? Дома посмотрим.
- Нет, мне просто интересно, почему ты следишь за этой девчушкой. Она же невзрачная.
- Спасибо, Лили, я всегда знала, что ты меня любишь, - саркастично заметила я, собирая разорванную на части еду на поднос. Быстро покидав свои крошки, Лили последовала за мной, сверля меня взглядом. Сейчас единственное, что она хотела - узнать правду, и это желание буквально раздирало ее на части. – Это девушка почти моя копия…
- Вы абсолютно разные, - фыркнула Лил.
- В мою бытность человеком, я была не такой как сейчас. Элиза почти моя копия за исключением цвета волос и глаз. Это не мудрено, если учесть, что она моя родственница, поэтому я за ней и слежу.
- Понятно. Давай не пойдем на философию? Устроим себе вечер просмотра сериалов?
Не успела я и слова сказать, как уже оказалась отконвоированной на парковку, где собралось довольно много народа. Представление показывали трое парней: один, мой старый знакомый, дрожал всем телом стараясь вырвать из рук двоих удерживающих его парней. Элиза всеми силами старалась его успокоить. Ну а зеваки, конечно же, хотели увидеть драку или еще что-нибудь. Интересно, что общего у Элизы, Эрика и волка – переростка?
- Я разорву эту тварюгу. Она что-нибудь тебе сделала? – яростно шипел не умеющий вести переговоры парнишка.
- Ничего она мне не сделала. Они милые и никому не причиняют вреда. Что вы вообще так на них взбеленились? Вы не имеете права трогать вегетарианцев, и то, что они еще не пришли и не убили вас по одному – это уже чудо, - Лили, наконец, поняв кто перед ней, рванулась было вперед, но схватив ее за талию, я оттащила ее к нашей машине. Разумеется, наше присутствие заметили волчата, как будто мы их вонь не приметили.
- Да отпусти ты меня! Я хочу поговорить с чихуахуа, - сдерживая рвущийся наружу хохот, я усадила Лили в машину и заняла водительское место. Проезжая мимо оборотней, я все же не сдержалась и расхохоталась. Обозвать столь гордящихся своим телом и размерами парней – чихуахуа - могла только Лили.
- И что твоя родственница делала с этими… существами? – раздраженно спросила Лил.
- Откуда столько пренебрежения?! У них хотя бы бьется сердце. Не знаю, но, по всей видимости, она и ее брат общаются с этим парнем. И они все прекрасно знают кто мы.

Последующие несколько недель прошли в крайней степени взвинченности. Чихуахуа бегали в непосредственной близости от нашего дома. Сказать, что это нервировало нас, значит, ничего не сказать. Даже мое терпение и не желание вступать в конфликт начинало иссекать. О разнообразных желаниях Лили, лучше умолчать. Охотиться приходилось в лесах Сиэтла и поодиночке, оставлять свой дом без присмотра не хотелось никому из нас.
Когда пришла очередь, Лили ехать на охоту, я помахала ей ручкой с порога и, выждав достаточное количество времени, отправилась в гости. Честно говоря, я меньше всего хотела совершить то, что задумала, но другого выхода урегулировать этот конфликт я не знала. Вернее знала, но вдвоем пятерых, а точнее шестерых – был еще загадочный вожак стаи, нам не одолеть. На секунду замерев перед дверью своего прошлого дома, я сделала глубокий вздох, который делать не следовало – тут так смердело, что даже глаза защипало, и постучала. Мне открыла Изабелла – моя младшая сестра.
- Вы что-то хотели? – дружелюбная улыбка и глаза Рене смотрящие на меня.
- Я могу войти? – как будто это и не мой дом вовсе – я спрашиваю разрешение.
- Да, конечно. Вы к Эрику или Элизе?
- Да, к кому-нибудь из них, - здесь все было совсем по-другому: другая мебель, обои, запах, воспоминания.
- Дорогая, кто пришел? – из гостиной донесся приятный мужской голос, перекрикивающий шум телевизора.
- Это к ребятам, - крикнула Изабелла, а затем пройдя к лестнице. – Элиза, к тебе пришли, спускайся. Проходите в гостиную, она сейчас спуститься. Может быть, будете что-нибудь?
- Нет, спасибо, - идиллия любезности закончилась, как только я зашла в гостиную. Очевидно, только Изабелла не знала, как выглядят вампиры, так как ее муж знал. Это и не мудрено – он был индейцем.
- Тебе не следовало приходить сюда, отродье, - встав с дивана, он встал в оборонительную стойку, как будто хотел побороться со мной.
- Что же ты выгонишь меня из собственного дома? У меня на него такие же права как у Изабеллы, хотя у меня даже больше – я же Свон.
Быстрый топот по лестнице и звон стекла в кухне – немая картина застывшей семьи и только я свободно прошла к креслу и села. Они смотрели на меня с изумлением и страхом: Эрик дрожал, значит, вот из-за кого весь дом провонял псиной. Элиза недоверчиво хмурилась, проведя рукой по своему лицу.
- Что ты хочешь? – грозно рявкнул маленький Эрик.
- Разве так встречают единственную тетю, а где же объятия и поцелуи? – да, во мне погибает шикарная стерва.
- Наша тетя выглядела совсем не так, - очень осторожно пробормотала Элиза, скорее себе под нос, чем для всех остальных.
- Она была брюнеткой с карими глазами в остальном ты ее копия. Моя копия.
- Ты все еще не ответила, зачем пришла? – глава семьи, наконец, ожил, вспомнив, что он тут как вроде бы хозяин. – Хочешь забрать дом?
- Если бы я хотела дом, я бы не помогла вам в его оформлении, не гасила бы ваши суды и займы. Я просто хочу, чтобы волки вернулись на свою территорию – в Ла-Пуш. Мне неприятно, когда на моей земле бродят бездомные псы.
- Как будто это твоя земля! - молодое поколение оборотней, по всей видимости, совсем не учат манерам и правилам.
- Это земля принадлежит вампирам, Ла-Пуш – ваш. Я просто хочу, чтобы вы не нарушали условия тех договор, что сами и заключили. Всем будет намного лучше, если вы будете оберегать свою землю. А уж мы как-нибудь переживем без пляжа. Это самый гуманный способ решить конфликт, но есть и другой способ…
- Ты – Изабелла Свон, дочь Чарли Свона?! – моя сестричка ожила, подав голос.
- Верно. Надеюсь, мы поняли друг друга, Эрик, и ты передашь вожаку то, что я хочу. Не смею больше вас нервировать, - молниеносно выскользнув из дома, через минуту, я была уже на пороге своего.
Будем надеяться, что совет псов примет правильное решения. Хотя когда они принимали правильные решения? Джейк, да и вся стая, которую я знала, ненавидели Калленов и были готовы растерзать их, дай им шанс. Что должно измениться сейчас?

Но что-то изменилось, раз волки перестали патрулировать ночью земли Форкса и мы с Лили получили свободу в перемещениях. Элиза и начавший ходить в школу Эрик сторонились нас. В общем-то, это не расстраивало, но видеть гневное лицо собственного племянника, желающего разодрать меня на куски, было неприятно.
- Лили, Белла, знаете, что я слышала?! – Ванесса главная сплетница школы сидела впереди нас на биологии и, разумеется, на переменах она поворачивалась к нам, чтобы поделиться свежими слухами.
- Что, Ванесса? – заинтересованное лицо и живое нетерпение лучше всего получалось у Лили.
- К нам в город переезжает большая семья, говорят там четверо парней. Глава семьи будет работать в больнице. Так что, будьте уверены, в ближайшее время я стану миссис Каллен, - а вот из меня получаются отличные заставшие от шока статуи.
Все-таки мне противопоказано жить в Форксе!