Неожиданно появившийся, словно из ниоткуда, вампир, мягко скользнул на середину комнаты и остановился перед Эдвардом, внимательно разглядывая то его, взволнованного и недовольного прибытием одного из Волтури, то Беллу, внезапно затихшую и медленно натягивающую на свои бледные руки перчатки, то на Карлайла, разозленного слежкой и выглядящего расстроенным от того, что непроизвольно подвел своих спутников. Джаспер заострил на последнем наибольшее внимание, настораживаясь и напрягаясь всем телом. Наступила тишина, словно даже жители города на мгновение затихли на улице в ожидании грозящей бури, способной разнести маленькую комнатку в таверне «Une petite maison» в клочья. Если бы не частое сердцебиение Беллы, ее хриплое дыхание, беспорядочное перебегание взгляда от одного вампира к другому, могло бы сложиться впечатление, что комнатка превратилась в дом восковых фигур, настолько неподвижны были присутствующие в ней.
- Зачем ты здесь, Джаспер? – прервал первым молчание Эдвард. – Аро приставил тебя следить за мной?
Настороженный взгляд Джаспера оторвался от Карлайла и, пробежав по Белле, остановился на лице Эдварда.
- Усмири свой пыл, Эдвард. Неужели одно мое появление может вывести тебя из спокойного состояния? Подумать только, ты словно вчера родился. Вечность оказывает на тебя плохое влияние. – Обычно сопровождающая столь колкие слова кривая ухмылка, однако, словно забыла показаться на лице Джаспера. На лице его не дрогнул ни один мускул, словно на нем была слившаяся с кожей маска. Лишь стальной блеск черных глаз придавал ему оттенок жизни.
- Тогда что тебе нужно здесь? – продолжил атаку Эдвард. – Как ты нашел нас?
Неподвижное лицо Джаспера чуть скривилось.
- Этот вампир так провонял тобой, – он указал головой в сторону Карлайла, возмущенного столь дерзкими словами, – что мне не составило труда проследить за его передвижением. Ведь ты прекрасно знаешь, что я слышу запахи лучше всех, ну… после тебя, конечно же, к сожалению.
- Что ты делал здесь, в Париже? Зачем ищешь встречи со мной? – Вопросы сыпались из Эдварда. Ему важно было узнать все о планах Джаспера, и он очень надеялся, что эти планы никак не пересекались с его собственными.
- Я выполнял миссию, данную мне Аро. – Джаспер замолк, размышляя о чем-то.
- Какую миссию? – насторожился Эдвард, раздраженный возникшим молчанием. Джаспер все также невозмутимо продолжил:
- Он пожелал, чтобы я встретил вас на пути к Вольтерре, удостоверился в том, что девушка с тобой и сопроводил вас до самого конца вашего путешествия.

Джаспер – один их вампиров клана Волтури, который никогда не отличался стремлением к тайнам. Всегда был прямолинеен и говорил лишь правду. Если же ее говорить не следовало, то он просто молчал. Порой Аро это чудовищно раздражало, но способности Джаспера с лихвой перекрывали этот недостаток. Вот и теперь он, не испытывая каких-либо затруднений, поведал присутствующим о своих планах. Эдвард понял, что тот не лжет, и абсолютно не ожидал услышать от него такого ответа.

- Что? Аро приказал меня встретить? Что за чушь ты несешь, Джаспер? – С каждой секундой Эдвард чувствовал наступающее напряжение, сопровождаемое растущей злостью. Его грудь гневно вздымалась. – Зачем понадобилось Аро присылать тебя? Я сам в состоянии справиться с миссией. Он мне не доверяет?
- Эдвард, к сожалению, могу лишь сказать, что для милорда очень важно, чтобы эта девушка как можно быстрее была доставлена в Вольтерру в полной сохранности. Моя миссия – проследить за тем, что ты полностью справляешься и следуешь всем указаниям, данным тебе изначально. – Джаспер отчеканил слово за словом без какой-либо интонации в голосе. Эдвард непонимающе смотрел на него.
- Джаспер, ответь мне, – медленно спросил он, переведя взгляд на взволнованную Беллу, – мисс Свон нужна Аро не для того, чтобы обратить ее в вампира?
При этих словах Белла вздрогнула, Карлайл чуть сместился в сторону Эдварда, и гримаса злобы и досады исказила черты его красивого лица, Джаспер даже не шелохнулся.
- Да, Эдвард, ты прав. Хоть я не понимаю, почему Аро не посвятил тебя в свои планы с самого начала, но, видимо, для этого была особая причина. Но и я не могу сказать больше, раз милорд не желает, чтобы ты знал о деталях. Как я вижу, ты великолепно справился с первой частью задания. Осталось сопроводить мисс Свон к милорду, и в этой кампании я окажу вам всесильную помощь. Только за это ты уже должен быть мне благодарен. Разве я не прав?

Подобного Эдвард стерпеть не мог. Он резким рывком приблизился к Джасперу, схватил за грудки и прижал к стене, приподняв над полом.
- Я не нуждаюсь в няньке, Джаспер, и мне не нужна твоя помощь, – прошипел он, сверкая глазами. – Убирайся прочь и скажи Аро, что я поступлю так, как сам считаю нужным, и не собираюсь придерживаться твоего мнения. А еще буду признателен, если ты передашь мои глубочайшие извинения за то, что, возможно, его задание я буду выполнить не в силах, потому как, к сожалению, оказался не посвящен в его величайшие планы. Лжи я не терплю, и он об этом прекрасно знает.
Казалось, Джаспер был ничуть не удивлен подобным поведением.
- Я предполагал, что ты так отреагируешь, и предупредил милорда о возможном стечении обстоятельств, но он поступил так, как сам считал важным. – Джаспер монотонно твердил свою, словно заученную наизусть, речь, успокаивающе действуя на всех присутствующих, на Эдварда в том числе.
- Так или иначе, я выполняю приказ милорда, твои же выполнять я вовсе не намерен, и вам придется мириться с моим присутствием, – закончил он.
Эдвард, сопротивляясь внезапно нахлынувшему спокойствию, с трудом опустил Джаспера и отступил.
- Уходи прочь, Джаспер, – прошептал он поникшим, почти умоляющим голосом.
Джаспер лишь отрицательно покачал головой. Эдвард болезненно скривился и закрыл глаза.
- В таком случае, расскажи мне об истинном плане Аро. Я хочу знать, и я имею право знать, Джаспер.
- Эдвард, прекрати. Ты прекрасно знаешь меня и тот факт, что я не расскажу ничего сверх того, что тебе следует знать. Хотя я и так уже поведал то, что говорить не следовало. Аро будет недоволен. – Джаспер огорченно потупился и склонил голову.
- Что Аро хотел сделать с Беллой? – почти рыкнул Эдвард, изливая волны злости и отчаянья. Джаспер это заметил и, обернувшись, сосредоточил заинтересованный взгляд на девушке.
- О, что я вижу, Эдвард. Эта девушка тебе не безразлична. Как интересно. – Он отвел взгляд и снова посмотрел на Эдварда. – Неужели она смогла растопить твое холодное сердце?
Джаспер неприятно осклабился и сделал шаг по направлению к Эдварду, чьи движения все еще были скованы способностью Джаспера. Он понимал, почему именно его Аро отправил на выполнение этой миссии, ведь Джаспер был единственным вампиром, кто мог остудить взрывной характер Эдварда и запереть его свободолюбие. Это было для него мучительно, всеми силами Эдвард пытался справиться с нахлынувшими волнами спокойствия и безразличия и прогнать этого вампира подальше от Беллы. Он виновато взглянул на нее и удивился той спокойной решительности, что насквозь пропитала лицо девушки.
- Джаспер, – раздался внезапно звонкий голос Беллы, от чего все присутствующие вздрогнули. Вампир медленно обернулся. Изабелла глубоко вздохнула, чтобы успокоить выпрыгивающее из груди сердце, а потом резко сняла перчатку с правой руки и, вытянув ее, ринулась к Джасперу. Лицо вампира потеряло свой первоначальное безразличное выражение, сменившись безотчетным страхом. Метнувшись от нее в сторону выхода, он с силой оттолкнул Эдварда, но, оказавшись на безопасном расстоянии, застыл, широко раскрыв глаза. Взяв эмоции под контроль, Джаспер глубоко вздохнул и замер.
- Убирайся, Джаспер. – Низкий хрипловатый голос Беллы резко пронизал воздух, заполняющий комнату. – Мы не желаем видеть тебя в качестве нашего сопровождающего, Эдвард не желает. Убирайся! – повторила она. Все ее существо источало леденящие волны злости, но ни капли страха. Эдвард почувствовал, как Джаспер отступает - его умиротворение вновь сменилось гневом и недовольством. Вампир медленно удалялся в глубь темного коридора.
- Жаль, что так вышло, но помните, что Аро ждет вас, Эдвард. Если того потребуют обстоятельства, он найдет вас, даже если вы того не захотите, – донеслись до комнаты его последние слова. Шаги вампира постепенно стихли, но дух его присутствия сохранился, витая в воздухе немым жутким шепотом. Эдвард, поднявшись после падения, бессильно опустился на кровать и запустил руки в волосы.
- Кто он, Эдвард? – спросила Белла, все еще глядя на распахнутую дверь, ведущую в коридор. – Что было с нами? Я внезапно почувствовала такое… облегчение, словно все горести, беды и проблемы покинули меня в одночасье. Вот только это мне совсем не понравилось.
- Джаспер входит в круг ближайших подчиненных Аро Волтури. Он в клане намного дольше, чем я. Его прошлое покрыто мраком, и я о нем ничего не знаю, сам же Джаспер предпочитает держать все в тайне. Абсолютно все о нем, а быть может, даже больше, знает о нем лишь Аро. Джаспер обладает даром, позволяющим ему чувствовать и управлять эмоциями людей и вампиров. То, что произошло с вами – действие его способностей. Так или иначе, но он оказался посвященным в план Аро Волтури, а я нет. Он… - Внезапно глаза Эдварда расширились от удивления и шока. Воздух перестал поступать в его легкие. Он резко вскочил и взглянул на Беллу.
- Джаспер знал, что ты могла убить его прикосновением. Знал о твоих способностях.
Белла довольно кивнула.
- Это я и хотела проверить, Эдвард, – улыбнулась она. – Теперь мы, по крайней мере, осведомлены о том, что они знают о моих способностях, но тебе о них ничего не было сказано. Почему? Я не понимаю.
Эдвард встрепенулся и начал беспокойно ходить по комнате, вымеряя шагами каждый фут.
- Джаспер сказал, что в планы Аро не входит обращение Беллы в вампира. Однако, она обладает невероятными способностями, которые могут повергнуть даже подобного мне. Когда Аро давал указания перед началом поисков, то абсолютно ничего не упомянул о них. Почему же? Возможно, он не хотел, чтобы я догадался о его истинном плане. Что же ты можешь дать им, Белла? – Эдвард в порыве кинулся к девушке, схватив ее руки и прижав к груди. Его беспокойные глаза встретились с золотыми искрами, чудесно игравшими с глубоким карим цветом и темными ресницами.
- Я не знаю, Эдвард, - ее голос от волнения дрожал, - быть может, Карлайл знает. – Она посмотрела на вампира, все еще приходящего в себя после встречи с Джаспером. Его взгляд был пустым и ошарашенным. До невозможности глупое выражение лица Карлайла являло весьма немногочисленные эмоции. Эдвард обернулся к нему.
- Карлайл, от твоего ответа зависит жизнь Беллы. Подумай хорошо, прежде чем дать ответ. Что талант Беллы может дать клану? Какова их цель в отношении этой девушки? К чему может привести все это? – Эдвард хмурился, разглядывая нелепые телодвижения Карлайла, затрусившего ближе к окну. - Ну же, мы ждем ответа.
Карлайла остановился и смотрел в одну точку, невидимую никому, кроме него самого. Своим поведением он выдавал полную свою осведомленность.
- Есть кое-что, что может дать Первоматерия, воплощенная в Белле. – Он медленно обернулся к Эдварду и смотрел на него округлившимися от неверия и страха глазами. – Но я не мог даже представить, что это когда–нибудь всплывет среди вампиров, что это вообще может заинтересовать их. Неужели… Нет, это невозможно! – Карлайл схватился за голову и судорожно хватал ртом воздух.
- Не может быть, – пробормотал он и бросился прочь из комнаты. Эдвард уже был готов преследовать его, но Карлайл лишь проследовал в свою комнату и начал разбрасывать свои книги, столь чутко оберегаемые на протяжении всего путешествия, препараты, склянки, травы и снадобья. Все это действо сопровождалось его невнятным бормотанием, больше походившем на бред сумасшедшего, чем на ясную речь почти семисотлетнего вампира. Эдвард и Белла проследовали в его комнату. В ней на куче разбросанных вещей сидел Карлайл и держал в дрожащих руках старую рукопись, которую Эдвард заметил у него еще в портовом городке.
- Карлайл, - осторожно обратился он к нему, - что происходит? Ты очень напугал Беллу. Объясни, наконец, что они узнали?
Вместо вразумительного ответа Карлайл начал наизусть воспроизводить что-то на латыни.
- Verum, sine mendasio, certum et verissimum: quod est inferius, est sicut guod est superius, et quod est superius, est sicut quod est inferius, ad perpetranda miracula rei unius. Et sicut omnes res fuerunt ab uno, meditatione unius: sic omnes res natae fuerunt ab hac una re, adaptatione. Pater ejus est Sol, mater ejus Luna; portavit illud, ventus in ventre suo; nutrix ejus terra est. Pater omnis thelesmi totius mundi est hie. Virtus ejus Integra est, si versa fuerit in terrain. – Карлайл кинул на Эдварда взгляд, полный отчаянья.
- Знаешь ли ты, что это? – прошептал он и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Истинно – без всякой лжи, достоверно и в высшей степени истинно: то, что находится внизу, аналогично тому, что находится вверху, и то, что вверху, аналогично тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи. И подобно тому, как все вещи произошли от Единого через посредство Единого, так все вещи родились от этой единой сущности через приспособление. Солнце - её отец; Луна - её мать; Ветер носит её в своём чреве; Земля её кормилица. Вещь эта – отец всяческого совершенства во всей Вселенной. Сила её остаётся цельной, когда она превращается в землю. – Карлайл с невероятной скоростью, словно повторял эти слова на протяжении нескольких сотен лет, выдал их и вскочил. Тяжело дыша, он смотрел на ничего не понимающих Беллу и Эдварда. Постепенно он приходил в себя, удивленно оглядывая раскиданные вещи.
- Карлайл, - тихо прошептал Эдвард, – что это все значит? Что это за рукопись в твоих руках? Объясни все, наконец.
Карлайл, вконец успокоившись, присел на уголок кровати и начал разглядывать пожелтевшие от времени страницы рукописи. На ее главной странице тонким плавным почерком было выведено несколько слов на латыни. «Изумрудная скрижаль» - так гласил перевод. Спустя еще мгновение Карлайл начал рассказ.
- Когда-то давно на земле жил один человек. Имя ему – Гермес. По легендам жил он в четвертом тысячелетии до нашей эры и прожил около трехсот лет. Был избран первым Верховным жрецом в истории Египта. Фактически подчинил себе всю законодательную власть и вел контроль исполнительной власти древнего Египта, сформировал устойчивый государственный механизм, проработавший не одно тысячелетие. Но самое важное сотворил он для алхимии. Был обожествлен при жизни как воплощение бога Тота. Назван греками Трисмегистом – «трижды великим» – как царь земной, философ-законодатель и Великий жрец. По другой версии – как познавший рай, ад и человеческую суть. Легенды приписывают Гермесу способность материализовывать любые вещи, способность управлять любым человеком и массами. После себя он оставил множество работ, но лишь три из них сохранились до наших дней. Одна из них и есть «Изумрудная скрижаль». Именно из нее вы только что услышали строки, произнесенные мною. Это Работа, содержащая в себе способ изготовления Философского камня. Он первый, кому удалось его создать. – Карлайл оторвался от рукописи и взглянул на Беллу.
- Философского камня? Камня, который дарует бессмертие и может превращать что угодно в золото? – усмехнулся Эдвард. – Каким образом тут замешана Белла, Карлайл? Что за шутки!
Карлайл гневно взглянул на Эдварда.
- Замолчи, незнающий, ты не ведаешь, что говоришь. Бессмертие и горы золота – лишь немногое, что может дать камень, однако, я все еще не понимаю, зачем он понадобился вампирам, которые не испытывают недостатка ни в золоте, ни в годах, отпущенных им. А вот Белла… - С этими словами глаза Карлайла вновь обратились к Белле, но на этот раз они выражали необъятное горе. Эдвард заметил это.
- Карлайл, не мучай нас, умоляю. – Теперь голос его источал страх. Белла обеспокоено взглянула на Эдварда.
- Белла, - шептал Карлайл, внезапно поникнув, - прости, что не говорил об этом раньше. Я не знал, что так выйдет, не знал…
Эдвард больше не мог сдерживаться. Опасность, возможно грозящая Белле, сводила его с ума, заставляла чувствовать собственное бессилие, делала его жалким и ненужным.
- Черт возьми, Карлайл, говори сейчас же! - исступленно крикнул он.
Карлайл лишь кивнул, но все же продолжил.
- В алхимии процесс получения Философского камня называют Великим Деланием. Большинство глупцов – алхимиков выдумывают рецепты получения бессмертия, но они даже не подозревают, что на самом деле представляет собой этот процесс. Великое Делание осуществляется над Первичной Материей. Это трансмутация, превращение Первоматерии в Философский камень. Великое Делание может охватить абсолютно все, от тела до Души. При осуществлении этого процесса Первоматерия отделяется от предмета, в котором была воплощена. На первом этапе отделяется Сера – это Дух Беллы, на втором этапе будет отделена Ртуть – ее Душа, и в конце черед придет Соли – ее телу. Вот только отделение не значит обособленное существование Первоматерии от нашей Беллы. Она просто поглотит ее, а самое главное, поглотит ее душу. – С этими словами Карлайл закрыл лицо руками и сжался. - Прости меня, Белла. Я должен был рассказать об этом раньше, очень давно. Я даже подумать не мог, что когда-нибудь кто-то прознает об этом.
Эдвард не верил его словам. Его мозг просто отказывался воспринимать мысль, что Белла может погибнуть, отсеивала его, как ненужное и непонятное, пугающее и зловещее. Он крепко обхватил испуганную девушку за плечи, чтобы почувствовать ее присутствие, чтобы быть уверенным, что она здесь, с ним, и никуда не исчезнет.
- Ты лжешь, – срывающимся голосом произнес он. – Этого не может быть. Я не верю тебе, Карлайл. Скажи, что это все злая шутка. Скажи это! – Шепот перешел на крик. Белла притянула его руки к своим губам и нежно коснулась холодной кожи ладоней.
- Тише, Эдвард, – убаюкивала она его тихим шепотком. - Еще ничего страшного не произошло. Мы убежим, спрячемся, они не найдут нас никогда!
Эдвард выдернул ладони из ее рук и со злости и горя заметался по комнате. Ударив стену кулаком, отчего на ней проступила глубокая кривая трещина, он прижался к ней лбом и скривился от испытываемого чувства бессилия, но тут же резко развернулся и, приблизившись к Белле, крепко обнял ее.
- Мы не сможем убежать от них, Белла. У Аро есть Деметрий, еще один ищейка, пусть много худший, чем я, но нас найдет без проблем, они знают твой запах. Все дело лишь во времени. Нам придется постоянно скрываться, бежать от их преследования. – Эдвард еще крепче сжал Беллу в объятиях. – Еще не все кончено, не волнуйся, я никому не позволю причинить тебе боль, слышишь? Никому! Мы придумаем, как уберечь тебя. Меня найти он не сможет, я защищен щитом. Тебя же искать Деметрий будет только по запаху, ведь он не видел твоего лица. – Тут Эдвард напрягся. Мимолетное воспоминание пересеклось с его зарождающимся планом как нельзя кстати. - Нам нужно лишить тебя его…
Белла подняла глаза на Эдварда.
- Лишить меня запаха? – удивленно переспросила она. Карлайл, услышав его, тоже взглянул на Эдварда.
- Карлайл, я знаю, что ты можешь это сделать. Ты взял с собой все, что только может понадобиться. Я помню, как четыреста лет назад ты пытался всучить мне в руки склянку со странной бесцветной мазью, чтобы отучить от человеческой крови. Даже вампир не мог уловить запаха этого снадобья, что тогда меня очень сильно удивило. Она поможет! Главное, я должен уничтожить Деметрия. Когда он будет мертв, мы сможет спрятать тебя, Белла, сможем. – Огонек надежды зажегся в глазах Эдварда.
Карлайл напрягся.
- Приготовить это средство очень сложно, Эдвард. Мне нужно много времени, сделать ее не так просто, как ты думаешь.
- Карлайл, времени нет! - Эдвард гневно смотрел на вампира, не желая слушать возражения. Последний лишь со злостью вскочил, хватая сумку и направляясь к двери.
- Не считай, будто ты один желаешь спасибо Беллу, Эдвард, но знай, что даже вампиры не способны управлять временем. Я ухожу, нужно найти все составляющие. Скоро буду. – С этими словами он вышел за пределы комнаты, хлопнув дверью.
Эдвард обернулся к Белле и посмотрел в ее глаза. Это его успокоило. Проведя рукой по ее гладкой упругой коже лица, он прикоснулся своей щекой к мягким завиткам ее каштановых волос и обнял девушку. Белла прижалась к его холодной груди и судорожно вздохнула.
- Эдвард, что ты задумал? Ты уверен, что у нас все получится? – тихо спросила она.
- Тш-ш, Белла, все будет хорошо. Я обещаю, что с тобой ничего не случится.
- Я верю тебе, но лучше бы ты пообещал мне, что сохранишь свою жизнь, а не мою, – грустно произнесла Белла. Эдвард на секунду умолк, но все же ответил:
- Этого я не могу обещать, Белла, прости.
Девушка сильнее прижалась к вампиру, обхватив тонкими руками его талию, и горько всхлипнула.