Лондон. 1800 год.

Эдвард, погруженный в свои воспоминания, медленно приблизился к дому и, поднявшись на крыльцо, остановился. Ночь подходила к своему логическому завершению, уступая власть рассвету, дребезжащему на горизонте. Перед его глазами мгновенно проносились последние отрывки его прошлой жизни, когда дверь, скрипнув, отворилась, и перед ним стоял тот самый вампир, Карлайл, которого он так легко оставил когда – то давно. За четыреста лет тот нисколько не изменился. Он смотрел на Эдварда, но не было в его глазах того привычного блеска и заинтересованности. Теперь Карлайл всем своим видом показывал, что прибыл непрошенный гость, видеть которого в этом доме не желают.
- Что ты здесь делаешь, Эдвард? – слегка холодным голосом спросил он.
- У меня тот же самый вопрос, Карлайл, – Эдвард нисколько не уступал ему в холодности. – Возможно, ты позволишь мне войти в дом, и мы поговорим?

Карлайл странно покосился на давнего знакомого и нехотя отступил от дверного проема, освобождая место. Эдвард зашел в дом и остановился, давая Карлайлу возможность провести его к месту беседы.
- Не поворачиваешься к врагу спиной, Эдвард? – ухмыльнулся Карлайл.
- К врагу? Я не считаю тебя врагом, а лишь помехой. Я посчитал, что просто выполняю элементарные правила приличия, Карлайл. Мне жаль, что ты посчитал мое действие, как враждебное, – ни один мускул на лице Эдварда не дрогнул.

Карлайл лишь молча пристально вглядывался, но не нашел, что сказать в ответ. Приглашающим жестом он повел рукой и двинулся по коридору, ведущему к приоткрытой двери, через которую падающим лучом вырывался сноп света. Эдвард последовал за ним и вскоре оказался в просторной комнате. Источником света служили несколько старых засаленных ламп, стоящих на письменном столе и темном отполированном комоде. Здесь витали запахи серы, железа, различных примесей и благовоний, точь-в-точь схожие с теми, что когда – то Эдвард обонял, живя у Карлайла.
- У тебя здесь лаборатория? – спросил он, удобно разместившегося на мягком стуле и развернувшегося к Эдварду лицом Карлайла.
- Да, но не отходи от темы. Я задал тебе вопрос и желаю услышать на него ответ. Почему ты здесь?

Здесь, в доме, запах девушки ощущался невообразимо сильно, словно им была пропитана каждая вещь. Слабое сердцебиение и глубокое дыхание раздавалось в комнате на втором этаже. Девушка была в доме, и она спала. Это успокоило Эдварда, и он решил тянуть время. Усевшись на свободный стул, он вскинул глаза на Карлайла.
- Знаешь ли ты, что произошло со мной за те века, что мы не виделись, Карлайл?
- До меня доходили слухи, что ты стал приспешником Волтури, но я не верил. Твой приход заставил эти слухи подтвердить, чему я несказанно огорчен, признаюсь. Более я ничего о тебе не знаю, но это и не значит, что я жажду узнать.
- Оставь свои колкие шутки при себе. Я думаю, тебе очень интересно узнать, что происходило со мной после того, как я покинул тебя. Ты все также отрицаешь свою сущность, Карлайл? Питаешься кровью животных? Как низко.
- Не осуждай меня, Эдвард, а я, в свою очередь, обойдусь без осуждений в твой адрес. Я по–прежнему жду ответа на свой вопрос.

Эдвард, улыбнувшись, молча смотрел на своего собеседника и всей кожей чувствовал, как атмосфера в комнате накалялась с каждым словом. Ситуация принимала не тот оборот, на который он рассчитывал, и он решил ослабить хватку.
- Ну что ты. Я вовсе не хотел тебя оскорбить, и мне очень жаль, если я обидел тебя. Прими мои извинения, – сказав это, Эдвард на секунду почувствовал жуткое сходство между ним и Аро. По спине пробежал холодок. – Просто выслушай меня внимательно и не перебивай. Пожалуйста, – выдержав паузу, сказал он тихо.

Карлайл кивнул головой и замер, готовый слушать.
Эдвард еще раз вдохнул манящий солнечный запах девушки, который словно придал его голосу твердости, и начал рассказ.
- После того, как я покинул тебя, я, как говорил тебе всегда прежде, искал сильную семью вампиров, способную принять меня. Такая семья нашлась, и ты оказался прав, когда сказал, что это – Волтури. Они приняли меня благодаря дару, который внезапно проявился, когда я разыскивал их. Ты знаешь, Карлайл, я могу найти практически любого, если очень сильно захочу, – Эдвард ухмыльнулся, заметив, как глаза Карлайла чуть округлились. – Вот уже почти четыреста лет я живу с ними. Впрочем, я не спорю, что Аро использует меня в своих целях, но это лишь делает меня незаменимым, и меня это больше, чем просто устраивает. В действительности этот клан представляет для меня большее значение, чем ты можешь подумать на первый момент. Он стал для меня семьей, которой у меня никогда не было, и которой не смог стать ты, Карлайл.

Эдвард затих на секунду, вновь погрузившись в воспоминания, но затем, очнувшись, продолжил рассказ.
- Силы мои значительно возросли, и двести лет назад я приобрел независимый статус члена Волтури. Став первым приближенным Аро, я получил огромные привилегии и большую часть времени не жил в крепости Вольтерры. Меня призывали лишь для выполнения сверхсложных задач, с которыми не справились бы более слабые вампиры. Как ни глупо это звучит, Аро берег меня. Но совсем недавно он дал мне задание, Карлайл, которое меня весьма удивило, потому что оно, на первый взгляд, кажется слишком легким. Он сказал, что я должен найти человеческую девушку и дал мне ее запах, – Эдвард легким движением вытянул из покровов плаща гребень для волос и показал его опешившему Карлайлу. Он уже услышал, как глубокое выровненное дыхание перешло на легкие разрозненные вдохи. Девушка проснулась.
– И сейчас она находится здесь, в этом доме, на втором этаже, и, судя по всему, уже проснулась и намерена спуститься вниз, чтобы пожелать доброго утра. Я намерен забрать ее с собой, хочешь ты того или нет, – закончил Эдвард.

Карлайл резко вскочил, и глухой рык вырвался из его груди.
- Ты считаешь, что вправе заявляться сюда и требовать все, что пожелаешь? Зачем она понадобилась Аро? Говори сейчас же! – его спокойное лицо исказилось от злости и волнения.
- Я не хочу драться с тобой, Карлайл. Я все–таки думаю, что мы придем к согласию, но даже если нет, я сомневаюсь, что в этой схватке ты одержишь победу, – Эдвард тоже вскочил со стула, инстинктивно приготовившись защищаться, но, все же надеясь, что дело не закончится боем. Голос его стал стальным от напряжения.
- Изабелла мне как дочь, и я не отдам тебе ее просто так, – голос Карлайла почти сошел на крик.

Эдвард услышал, как раздававшиеся шаги наверху стихли на секунду, а затем ускорились, и вот уже звонкие каблучки торопливо стучали по лестнице. Девушка услышала крики и поспешила узнать, что происходит.
- Пришло время мне лицом к лицу встретиться с этой девушкой, – тихо сказал Эдвард, неприятно осклабившись и повернувшись к двери.

В комнату, затаив дыхание, медленно вошла невысокая девушка с длинными, спутанными после сна, каштановыми волосами, отливающими темной медью. Зеленые глаза Эдварда бессовестно уставились в зарево темно-карих, с золотыми крапинками, глаз. Расширенные зрачки девушки метались, осматривая незнакомца. Она не боялась, а скорее была смущена его дерзким поведением. Ее лицо показалось Эдварду слишком бледным для человека. Его посетило чувство, что девушка не здорова. Бледность тонкого лица была слишком болезненной, словно это хрупкое смертное существо никогда не видело солнца, не питалось его лучами. Под глазами залегли темные тени, почти как у вампира. Губы, почти такие же бледные, как и кожа, были чуть приоткрыты, выпуская пары теплого воздуха. Тело покрывало темно – синее льняное платье, плотно окутавшее хрупкий стан, волнами спадающее до пола. Руки, крепко сжатые в кулаки, были одеты в длинные, выше локтя перчатки. Это показалось Эдварду несколько странным. В целом, он не увидел в ней ничего примечательного, кроме запаха, водоворотом ворвавшегося в комнату с ее приходом, и огромных глаз, словно пронизывающих насквозь. Под их пристальным вниманием Эдвард почувствовал себя неуютно.

- Карлайл, может ты все – таки представишь меня даме? Не хочется чувствовать себя невоспитанным, – обратился он к пышущему гневом вампиру.
Карлайл медленно пришел в себя и взял свои эмоции под контроль.
- Да, конечно, – невозмутимо продолжил он. – Изабелла, познакомься, это Эдвард Калл… Эдвард Волтури. Как ты, я думаю, уже поняла, он – вампир, как и я. Эдвард, перед тобой Изабелла Мария Свон, моя воспитанница.
- Рада встрече, – сказала она тихо низким, с примесью легкой хрипотцы, голосом.
- Приятно иметь возможность познакомиться с прекрасной дамой, – Эдвард включил свое обаяние, чтобы завоевать ее доверие, но этот прием не произвел должного впечатления.
- Что привело вас сюда, Эдвард Волтури? – продолжила она. – Вы с Карлайлом спорили. Я слышала.
- Ничего страшного, Белла, не волнуйся, Эдвард уже уходит, – Карлайл метнул в застывшего Эдварда испепеляющий взгляд.
- Вовсе я не ухожу, с чего ты это взял? Я пришел к Изабелле, и я буду находиться здесь до тех пор, пока она не согласится поехать со мной, – Эдвард широко улыбнулся и взглянул за девушку, чтобы увидеть ее реакцию на его слова. Он решил идти напролом. Девушка сдвинула брови и плотно сжала губы.
- Что значит, пока не соглашусь поехать с вами? Прошу вас объяснить мне все. Карлайл, вас же я попрошу помолчать сейчас, – обратилась она к открывшему рот наставнику. – Я слушаю вас, Эдвард.
Эдвард удовлетворенно улыбнулся.
- Изабелла, я рад, что вы готовы меня выслушать, этого я и добивался впрочем. Я, как вам уже известно, вампир и принадлежу к довольно сильному клану, почти сильнейшему в Европе. Мой покровитель, Аро Волтури, очень возжелал встретиться с вами и приказал мне доставить вас к нему. Я надеюсь, вы понимаете, что его желание равно приказу. Это значит, что не прийти нельзя.

Эдвард очень тщательно подбирал слова, но посчитал, что страх заставит девушку подчиниться. Сейчас, смотря на девушку, внезапно опустившую глаза и раздумывавшую о его словах, он ожидал многого: всплеска страха за свою жизнь, истерики, слез, но не тех слов, которые она сказала ему спустя полминуты своего сосредоточенного молчания.
- Расскажите мне подробнее об Аро.

Эдварду поначалу показалось, что он ослышался. Его посетило замешательство, но лишь на мгновение. Внешне его лицо даже не изменилось.
- Аро – глава нашего клана, сильный и мудрый, – сказал он ей.
- Насколько он... стар? – Продолжила задавать она странные вопросы, вводившие Эдварда в ступор.
- Хм… Признаюсь откровенно, я не могу сказать точно. Могу лишь утверждать, что его история жизни намного длиннее моей и вообще кого бы то ни было из нашего клана. Пожалуй, он один из самых старых вампиров, живущих ныне на этой планете.
- Я все поняла, мне нужно поговорить с Карлайлом. Вас я прошу удалиться на почтительное расстояние от нас и не проявлять чудеса необычайно хорошего слуха, – твердо сказала она.

Эдвард поначалу принял эту просьбу в штыки. Он не доверял Карлайлу и решил, что они могут сбежать, но в конце концов решил, что благосклонность девушки важнее, и в любом случае, даже если побег совершиться, он их найдет.
- Я принимаю вашу просьбу, – кивнул он после непродолжительных раздумий. Карлайл, стоящий в стороне и не принимающий участия в столь странной беседе, расслабился.
- Я жду вас в этой комнате через десять минут, чтобы сказать вам о своем решении, – все тем же твердым голосом говорила она, пронизывая Эдварда взглядом.
Изабелла освободила проход к двери, и Эдвард, кивнув, покинул комнату, а затем, быстро оставив дом за пределами досягаемости своего слуха, метнулся к небольшому лесу, полумесяцем окружавшего старый дом Карлайла.

- Белла, что ты задумала? – jбратился к ней взволнованно Карлайл.
- Я должна поехать с ним, – тихо сказала она. – Возможно, это мой единственный шанс. Ты должен меня понять! Пожалуйста.
- Но…
- Не отговаривай меня, Карлайл. Я не смогу нормально жить, пока не узнаю, наконец, всю правду о себе. Ты уже столько лет мучаешь меня своими исследованиями, но никакой пользы нет, – ее лицо мучительно исказилось, а глаза заискрились от слез. – Возможно, Аро сможет дать мне ту ниточку, которая приведет меня к правде. Он мудр, много видел и много знает. Я должна использовать все шансы. Иначе нельзя.
Карлайл тяжело вздохнул и закрыл глаза.
- Ты хорошо подумала, прежде чем решить, Белла? Это может привести тебя к смерти или… Я подозреваю, что тебя хотят обратить в вампира.
Девушка бросила на него испуганный взгляд, вздрогнув, но быстро взяла себя в руки.
- Это… меня уже не пугает. Не пугает. Я все решила, – она бросила на Карлайла полный решимости взгляд.
- Хорошо, Белла. Но я не отпущу тебя одну. Ты мне как дочь, ведь ты знаешь. Я поеду с тобой. Это решено.
- Карлайл, ты уверен? Ведь тебе придется оставить лабораторию, забросить все исследования. Ты стольким пожертвуешь.
- Я пожертвую большим, если отпущу тебя одну, Белла.
Девушка одарила его теплым взглядом, и улыбнулась. Золотые искорки засверкали в глазах.
- Спасибо тебе. Я так благодарна тебе за все!

Эдвард, подперев спиной старый высокий вяз, окунулся в раздумья. Ему показалось очень странным поведение девушки. Оно в корне расходилось с тем, что ожидал он увидеть, и это его немного смутило, так как он привык к мысли о том, что хорошо разбирается в людских эмоциях. Теперь же эта девушка с легкостью обвела его вокруг пальца, не выдавая своим видом ни ужаса, ни страха. Что от нее ждать? Он не мог сказать, и это ему очень не нравилось.

Пришло время возвращаться, и он без малейших замедлений кинулся бежать обратно, взвивая желто – багровым вихрем опавшую листву. Подбежав к дому, он снизил скорость, взлетел на ступеньки крыльца, вошел, и легким шагом направился по коридору.

Изабелла и Карлайл находились все в той же комнате и молча ожидали появления Эдварда, так бесцеремонно побеспокоившего их покой. Девушка стояла, развернувшись лицом к двери, скрестив руки за спиной. Эдвард вошел и обратил все свое внимание к ней, готовый выслушать ее решение. Краем глаза он заметил, как Карлайл напрягся, стоя спиной к нему.
- Я приняла решение, – сказала она своим низким хрипловатым голосом. – Я поеду, но с некоторыми условиями.
- Все, что угодно! – воодушевленно ответил Эдвард. Он даже не надеялся, что девушка так легко согласится пойти с ним. Она опять удивила его.
А та, словно не заметив внезапной перемены в его голосе, продолжила.
- Карлайл будет сопровождать меня, и это не обсуждается, – она заметила, как Эдвард уже возмущенно открыл рот, чтобы выразить протест. – Он также сказал мне, что нам предстоит далекий путь в Италию. Мне нужен экипаж, запряженный одной лошадью.
- Неужели нельзя ехать верхом? – возразил Эдвард.
- Нет, – твердо отрезала девушка. – Только экипаж. Впрочем, у нас таковой имеется, лошадь тоже. Но, я думаю, мы сможем воспользоваться им только до побережья, а после того, как мы пересечем Ла-Манш, снова будет необходимо подыскать что-то подходящее.
- Не волнуйтесь, это условие будет выполнено, – склонил голову Эдвард в согласии.
- В таком случае, дайте мне полчаса. Я соберу вещи и спущусь. Карлайл все подготовит. Прошу меня извинить.
Изабелла, опустив глаза, быстро прошла мимо Эдварда к своей комнате, окутав его облаком сладко - солнечного запаха. Эдвард, спустя мгновение, обратился к вампиру.
- Что ты задумал, Карлайл? Зачем ты хочешь ее сопровождать?
- Это - мое решение, Эдвард. Она дорога мне, и ты даже не представляешь насколько, – Карлайл, наконец, повернулся к нему лицом, и голос его был тверд, как никогда.
- Ты хоть понимаешь, что тебя там ждет?

Карлайл лишь покорно кивнул, будто смирившись с неизбежным концом.

- Как глупо, – задумчиво проговорил Эдвард.
- Глупо не это, Эдвард. Глупо то, что ты наивно полагаешь, будто я так легко сдамся, просто так вверив ее в твои безжизненные руки. Но хватит об этом. Я должен подготовить экипаж.
Карлайл, не желая больше слушать Эдварда, бесшумно вылетел из комнаты.
- Как глупо, – повторил тот, смотря вслед убегающему вампиру.