- Белла, как хорошо, что ты пришла! – Элис выскочила мне навстречу, не дождавшись, когда я толком припаркую машину. Стекла были опущены – стояла несусветная жара. Июль, шесть вечера, солнце клонилось к закату, но все еще обжигало кожу.
- Я бы не пропустила день рождения Розали! – улыбнулась я, доставая красивый подарочный пакетик, внутри которого в бархатной коробочке лежал кулон с гранатом: все мы знали, как сильно Роуз любит украшения.

На Элис по случаю праздника было яркое зеленое платье и крупные черные бусы, что очень шло ее темным большим глазам, черным коротким волосам, уложенным в креативную прическу, а также татуировке в форме дракона на правом плече и необычному характеру.

- А где Эдвард? – Элис, не скрывая своего разочарования, разглядывала пустой салон автомобиля. Уже более полугода я водила подруг за нос, под разными предлогами отказываясь знакомить их с вампиром. Отчасти потому, что он сам был смущен и не хотел знакомиться. Отчасти потому, что они станут задавать опасные вопросы, на которые Эдвард не найдет ответа. Хотя он хорошо изучил мой мир, все же оставались моменты, которые никто не мог предсказать.
- Он подъедет попозже, - щурясь от яркого солнца, улыбнулась я. Не объяснять же Элис и гостям, почему мой бойфренд блестит и отбрасывает радугу!
- Точно? – усомнилась подруга, обиженно глядя на меня. Долгое укрывание моего кавалера породило кучу слухов, а неуловимость сделала его сегодняшнее появление самым интригующим событием дня. Еще бы, я или вообще о нем не рассказывала, или говорила что-то уклончиво, а когда подруги наведывались ко мне домой, Эдвард чудесным образом оказывался в этот самый момент на работе. Они никак не могли застать его. Последнее время подруги даже стали шутить на тему того, что я его попросту придумала, а на самом деле до сих пор одна! И сейчас я видела в глазах Элис то самое сомнение – она думала, он не существует.
- Точно, - подтвердила я с усмешкой, понимая, что бессмысленно скрывать его и дальше. Да и Эдвард согласился, что прятаться – это странно в нашем мире, и решил сегодня пойти со мной. Остановило его только солнце.

Дом Розали – богатый и очень красивый трехэтажный особняк в окружении альпийского сада, с бассейном на внутренней территории.

Роуз была одета в короткое корсетное платье клубничного цвета, а высоко уложенная прическа с завитками на висках делала из нее невероятную красавицу. Мужчины так и вились вокруг нее толпами, а она, холодная и самоуверенная, давала им всем от ворот поворот.
- Мне всего двадцать, девочки, - кокетливо улыбалась она. – У меня еще есть время выбирать! И я еще не встретила того, кому готова доверить свое достоинство.

Благодаря красоте и обаянию, и немалым средствам отца Роуз сделала карьеру в нашей фирме за один год и сейчас была главным менеджером своего отдела. Мы с Элис, проработавшие несколько лет и не поднявшиеся ни на одну ступеньку, завидовали ее успеху, но не настолько, чтобы не быть друзьями.

- С днем рождения! – я протянула Роуз подарок, и она расплылась в довольной улыбке, увидев кулон.
- Белла, как ты угадала? – радовалась она, глядя в зеркало – гранат прекрасно подошел к цвету ее платья и богато смотрелся, лежа чуть выше пышной груди.
- Эдвард подсказал, - я с удовольствием вспомнила, как мы посетили вчера ювелирный, и как Эдвард собирался скупить весь магазин, соря деньгами. Я едва отговорила его, убеждая, что не люблю украшения.
- Кстати, где он, твой Эдвард? – изогнула бровь Розали.
- Приедет попозже, у него дела.
- Ах, ну да, - понимающе кивнула Роуз, даже не пряча усмешку, означающую, что она тоже больше не верит в его существование, как и Элис.

На секунду я подумала, что, возможно, все стоило оставить так, как есть. Чем меньше они будут знать, тем лучше. Но потом решила, что хотела бы, чтобы они знали. Иначе, когда он уйдет, с кем я смогу это обсудить? Наверняка мне понадобится утешение.

Солнце зайдет только через три часа, а до тех пор я расслабилась и наслаждалась праздником. Выпила мартини с соком, перекусила легким салатом из свежей зелени, посидела под навесом около бассейна… Поболтала с Джессикой Холдер и Дороти Грей, девушками из отдела Розали. Потанцевала с Джуни Ричардсом и Патриком Муром, друзьями Роуз. Пошепталась с Элис в «гримерке» - как эту комнату называла Роуз. Огромное зеркало и тонны косметики на любой вкус, тут Розали создавала себе образ.

Парни, не обремененные макияжем, купались в бассейне и брызгали на девушек водой, а я, чтобы избежать намокания, убежала прогуляться по саду.

Территория дома была на удивление небольшая, и одна часть почти примыкала к лесу. Среди ухоженной зелени и буйного цветения роз и лилий попадались деревянные беседки, в одну из них я и забрела, прячась от солнца. Посмотрела, прищурившись, на приближающийся закат, считая минуты – еще немного, и солнце скроется за деревьями. Максимум час – и Эдвард будет здесь.

Что-то ярко блеснуло на окраине леса, а затем, почти в ту же секунду, холодные руки обвились вокруг моей талии, и я взвизгнула от неожиданности.
- Это всего лишь я, - Эдвард прижал меня спиной к себе, пока я пыталась отдышаться и прийти в себя от испуга. Вывернулась в его руках, оказавшись лицом к нему, и отчитала:
- Ты напугал меня! А если бы тебя кто-то увидел? – Оглянулась вокруг, но никого не было, шумные разговоры и музыка доносились издалека. Беседка была скрыта от посторонних глаз кустами сирени.
- Я незаметный, - Эдвард рассмеялся, удерживая меня в объятиях, и я благодарно прижалась к холоду его тела, в такой жаре вампир был спасением.
- Солнце еще не село, - пожурила я, отодвигая его вглубь беседки, подальше от косых солнечных лучей, в свете которых обнаженная рука Эдварда поблескивала, слишком белоснежная для этого времени года.

Он был одет в светлые хлопчатобумажные брюки и белую футболку. Не слишком празднично, но костюм в такую погоду казался бы неуместным.

- К тому же, это не по-человечески, приходить вот так, не с парадного входа!
- А я и не человек, - заметил Эдвард с усмешкой, его пальцы коснулись моей оголенной спины, и я изогнулась, закатывая глаза от удовольствия. Это лучше, чем купание! – Классное платье.

Эдвард прижал меня к вырезным перилам беседки, его губы холодными вспышками касались моей шеи и ключиц, а пальцы забрались под ткань платья. Я сладко выдыхала каждый раз, когда холод пронизывал новое местечко. В этом даже не было чего-то чересчур сексуального, просто на такой жаре прикосновения прохладной кожи Эдварда были невероятно приятны.

- Вот она где! – воскликнула Элис ближе, чем я могла предположить, и мы с Эдвардом одновременно вздрогнули.
- Я пойду, - предложил он, но я поспешно схватила его за руку.
- Поздно, они тебя уже заметили. – И улыбнулась подбегающим девчонкам, которые замедлили шаги, глядя на стоявшего рядом со мной Эдварда.
- Белла?.. – спросила Роуз, приподнимая бровь. Ее лицо отразило страстное желание убедиться, что ей ничего не привиделось, и я правда стою тут не одна.

Эдвард повернулся, не убирая с моей талии руки, и с интересом разглядывал девушек, смущенный и напряженный. Потому ли это, что попался вот так, в саду, или просто ему было свойственно это в характере, но выглядел он немного робким, явно ожидая поддержки от меня.

- Розали, Элис, - представила я. – Это мой Эдвард.
- Привет, Эдвард, - медленно произнесла Розали, заворожено глядя на Эдварда. Выражение ее лица из любопытного превратилось в слегка шокированное.
- С днем рождения! – тихо сказал Эдвард. Она протянула руку, и только когда мой вампир пожал ее, до меня дошло, что я напрасно привела его сюда. Вопросы будут.

Розали, однако, ничего не сказала, но ее потрясенный вид и широко распахнутые глаза говорили о произведенном небывалом впечатлении. Нечасто Роуз обращала внимание на ребят, а тут – просто глаз не отрывала.

От приступа ревности меня спасла Элис.
- Эдвард! – обрадовалась она совершенно искренне. – Белла нам столько рассказывала о тебе!
- Да, и что же она рассказывала? – Эдварду явно польстили слова Элис, а я готова была пристукнуть подругу за болтливость.
- О том, какой ты… - она тоже пожала его руку, и улыбка поблекла, когда она закончила растерянно: – Горячий…
- У Эдварда анемия, - нашлась я. – И нечего глазеть, - добавила, посмотрев на Роуз, которая все еще стояла с открытым ртом.
- Прости, - Розали смущенно отвернулась и, черт возьми, покраснела. Роуз покраснела? Я убью ее!
- Горячий? О… - пробормотал мой вампир.

Кажется, теперь покраснела я, потому что до Эдварда, очевидно, дошел смысл человеческого выражения. Его пальцы очень недвусмысленно сжались на моей талии. Могла предположить, что это сравнение ему очень, очень понравилось. Ох, меня ждет бурная ночь. Я искоса взглянула на него, он тоже, и выглядел чрезвычайно довольным.
- Да что же вы тут стоите, пойдемте в дом! – затараторила Элис и, пока Розали находится в благоговейном ступоре, подхватила Эдварда под локоть, утягивая от меня. – Там весело!

Он растерянно на меня оглянулся, и я опомнилась, когда он чуть не вышел из-под прикрытия беседки. И что ему стоило немного подождать?!
- Стойте! Солнце! – закричала я.

Эдвард замер, Элис споткнулась от неожиданности. А я, отобрав у нее Эдварда, толкнула его в тень и закрыла собой.
- Ему нельзя на солнце, у него… - судорожно придумывала нормальное объяснение, - опасное заболевание кожи.
- Да мы быстренько пробежим… - Элис недоуменно уставилась на кожу Эдварда, и я в очередной раз пожалела, что он пришел. Определенно, она отметила его сильную бледность.
- И мы еще не договорили, - отрезала я сурово, понимая, что теперь вопросов точно будет не избежать. Но что поделаешь.
- Ох, извините, что помешали, - саркастически скривилась Розали и развернулась уходить, забирая с собой Элис. Мне послышалось, или в ее голосе прозвучала зависть?
- Тебе идет кулон, - отозвался Эдвард, и Роуз, неприступная красавица, кокетливо взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. От ревности у меня случился спазм в желудке, мне хотелось стукнуть подругу, чтобы она поскорее ушла.
- Спасибо, - Роуз робко улыбнулась и снова покраснела. Мои руки сжались в кулаки. Беды не миновать. – Обычно я не танцую, но сегодня особенный день, - многообещающе добавила она и ушла, оставив меня кипеть от негодования.
- Танцы, - пробормотал Эдвард, когда я развернулась к нему, чтобы отчитать. – Не сказал бы, что умею.

Поначалу я обрадовалась, но потом перестала улыбаться. Этот день принадлежал Роуз, будет странно, если я буду держать Эдварда при себе, не давая ему повеселиться.
- Она же именинница, - сдала я позиции. – Придется танцевать. Нужно было что-то придумать, надеть перчатки, – добавила задумчиво, поглаживая ледяную кожу его руки и озадачиваясь вопросом, как в действительности объяснить, почему на такой жаре Эдвард никак не может нормально согреться.
- Лучше бы я посидел дома, - проворчал он. – Ты так трясешься над тем, что кто-то что-то во мне заметит, что я уже жалею, что пришел!
- Ты должен скрывать, кто ты! – возмутилась я, страшась, что правда может выплыть наружу. – Твой Джеймс говорил – нельзя иметь свидетелей! Хочешь подставить моих подруг под удар?!
- Нет. Но, Белла… - он брезгливо скривился и приподнял бровь. – Анемия? Заболевание кожи? Пф, это не смешно!
- Как еще объяснить?.. - виновато прошептала я.
- Можно было не объяснять, пусть сами голову ломают, - проворчал Эдвард, скорчив недовольную гримасу. – Я не хочу, чтобы меня считали больным, даже шуточно.
- Прости.

Эдвард нахмурился, глядя куда-то вдаль, но отвернулся, словно увиденное его не устроило.
- Вот в моем мире мне не пришлось бы притворяться, - пожаловался он с раздражением. – Мне надоело прятаться и врать. Мне не нравится, что мое существование здесь так… сложно.

Я расстроилась, услышав в его голосе боль. Он выглядел так, будто ему все совершенно осточертело. Надеялась, что он останется со мной, но мне не хотелось, чтобы это сопровождалось таким сильным нежеланием.

- Ну, это ведь всего на один вечер, - подбодрила я его. – И, если тебе совсем неприятно, ты можешь отправиться домой. Возьми мою машину, я доберусь на такси.
- Да не хочу я домой! Думаешь, мне нравится постоянно сидеть в квартире, выбирать время, когда могу безопасно выйти на улицу, чтобы не сверкать и не пугать прохожих? – возмутился он, отворачиваясь спиной ко мне и устало опираясь на перила. – Я просто хочу быть собой, Белла! А здесь это невозможно!

Сочувствуя, я погладила его по руке.
- Недолго осталось, – прошептала печально. – Всего лишь три месяца. – Озвучила, и в горле комок встал.
- А ты пойдешь со мной? – задал он снова вопрос, на который у меня не было хорошего ответа.
- Нет, - признала я, опуская глаза, и Эдвард зарычал раздраженно. – Я не заставляю тебя оставаться! – Я не понимала, почему чувствую себя виноватой. Это его выбор, остаться здесь или уйти, я же не пытаюсь давить на него.
- Нет, – согласился он с тяжелым вздохом. – Но разве я смогу поступить иначе? – И раздраженно, но нежно обнял меня, притягивая к себе. И, несмотря на чувство вины, я не могла не порадоваться его решению.

Солнце вскоре село, и мы присоединились к веселящейся компании. Розали тут же образовалась рядом, и, кажется, ее корсет был затянут туже, чем до этого, почти выставляя грудь напоказ.
- Вина, виски? – она была чрезмерно учтивой, вызывая явные вспышки ревности у парней, так же, как и я, заметивших ее интерес к новому мужчине.
- Спасибо, но я это не пью, - отмахнулся Эдвард вежливо, наблюдая за Роуз с некоторой опаской. Мы сидели на длинном мягком диванчике на веранде, все были сыты, Эдвард – единственный, кто позже пришел.
- А что ты пьешь? У меня богатый выбор, - Роуз не унималась.

Эдвард опустил глаза на запястье моей подруги и поднял бровь, а я похолодела, молча сжимая его предплечье и вынужденно приходя на помощь, пока он чего-нибудь не сболтнул.
- Не нужно, Роуз, ему нельзя.
- Может, тогда воды?
- Нет, спасибо, - отказался Эдвард, наверняка представляя, что ему придется глотать ее. Как он однажды сказал: «Не представляю, как вы все это едите и пьете. Это же отвратительно!»
- Хорошо, сейчас принесу чистую тарелку, сможешь хотя бы поесть.
- Ему нельзя, у него… аллергия, - вырвалось у меня в попытке спасти положение.

Эдвард зашипел, и я вжала голову в плечи, прикусив язык. Я боялась смотреть на него, но чувствовала, как он яростно буравит меня глазами.
- Я просто сыт, Розали, - сказал он, наконец, спокойно. Ну, почти спокойно.

Ситуация накалялась. Желание Розали угодить моему парню раздражало меня и пугало его. Но что делать, если Роуз вдруг стала такой одержимой?

- Ну, от торта же ты не откажешься?

Эдвард с отчаянием посмотрел на огромный торт, украшенный глазурью и кремом. У него было такое лицо, как будто его сейчас стошнит. Я как-то не подумала заранее, что все будет настолько сложно. Думала, Эдвард затеряется в толпе гостей и никто не обратит внимания, что он не пьет и не ест. Не тут-то было.

А Розали тем временем уже с улыбкой вырезала кусочек торта и выложила его на тарелочку.
- Почему нет? – сникла она, когда заметила выражение лица Эдварда. – Он сделан на заказ. Очень вкусный. В тесте настоящий мед с пасеки моего деда.
- Мед? – переспросил Эдвард. – Пасека?
- Мед. Пчелы, - со знанием дела сказала я, сожалея, что Эдвард далеко не все знает – читая о нашем мире, он не интересовался насекомыми. Есть ли в его мире пчелы и мед? Даже если есть, вряд ли вампиров интересует это, ведь пчелы не могут производить кровь.
- Ах, пчелы, - Эдвард кивнул, изображая понимание. – Нет, спасибо, пчел я не ем.

Я бы рассмеялась в других обстоятельствах, но сейчас было не до смеха. Роуз, однако, сдержаться не смогла. Она прыснула, чуть не выронив тарелку.
- Белла, откуда ты его взяла? – хохотала она, и я тоже не выдержала, похихикивая. – Почему он не знает, кто такие пчелы?
- На Аляске нет пчел, - я перестала смеяться, когда увидела, что Эдвард зол, как черт. Конечно, кому будет приятно, когда его дураком выставляют. Но это ведь вышло случайно!

Я сжала его руку, но он выдернул ее.
- Пойду, пообщаюсь с представителями мужской части вашего населения, - ядовито сказал он и вышел из-за стола, оставив меня и Роуз наедине. Парни громко смеялись в другой комнате, играя в покер или что-то такое.

- Ох, Белла! – Роуз мечтательно подняла глаза к небу и сложила руки на груди в умилительном жесте. – Он такой красавчик!

Я, нахмурившись, смотрела на нее.
- И чему ты радуешься? – не стала скрывать своего раздражения. – Ведь он – мой!
- Белла! – укоризненно произнесла Розали, присаживаясь рядом, ничуть не смущаясь того факта, что открыто заставляет меня ревновать. – Я не отбираю его у тебя, всего лишь немножко флиртую. И потом, когда он тебе надоест, может, он вспомнит и о моем существовании.

Я не стала ее разочаровывать, пусть помечтает. Хотя Розали, конечно, была красавицей, и я не могла не волноваться за то, что ее флирт может вполне увенчаться успехом. В конце концов, я же не единственная девушка на земле, а Эдвард в самом деле красивый парень и может выбрать, кого пожелает. Мы еще никогда не клялись друг другу в любви! Я понятия не имела, есть ли у него ко мне глубокие чувства, или он просто не встречал кого получше? Сейчас я вынужденно задумалась о том, достаточно ли сильно он привязан ко мне, или нет? Как сказал в свое время Лоран, вампиры привязываются по-другому. Но Эдвард так и не принял окончательного решения остаться со мной в моем мире, так что у меня были причины сомневаться.

И если я продолжу отказываться последовать за ним через дверь, а Розали согласится, может ли такое быть, что он полюбит ее и возьмет с собой? Эта ужасная мысль заставила меня нервничать. Я обдумывала это, пока Роуз открыто восхищалась моим парнем, уже выдумывая новые причины для встреч. Съездить вместе на Аляску, откуда он родом. Познакомить его с родителями. Пригласить на еще одну вечеринку. Я не мешала ей мечтать.

- Девочки! – Элис влетела с новостями, словно птица, принеся с собой порыв холодного ветра. Дни были жаркие, а вечера прохладные, таков уж климат Биллингса, расположенного в северной части Соединенных Штатов, почти на границе с Канадой. – Там ваш Эдвард Джоша уложил!
- Ваш? – скептически осведомилась я, обратив внимание только на эту часть предложения.
- Джоша? – удивилась Розали, вскакивая с места. – Как?!
- Армрестлинг. – Элис кокетливо покачала головой, глядя на меня. – Белла, ты не говорила, что Эдвард еще и спортсмен.
- О Боже… - Роуз ринулась в дом, откуда доносились радостные возгласы парней и одобрительный счет хором.
- Только бы никому руку не сломал! – опомнилась я, позабыв о своей ревности.
- А он может? – Элис бросилась вслед за мной.
- Может, - прошептала я в тихом ужасе.

Мы застали картину боя: Эдвард и Патрик состязались на руках, остальные вели счет. Эдвард улыбался, и, если бы не был таким поразительно бледным, то выглядел бы, как счастливый развлекающийся человек. В то время как Патрик пыхтел и потел, пытаясь сдвинуть его руку.

Я нахмурилась, и Эдвард, увидев меня, позволил Патрику немного взять верх, отчего парни вокруг возликовали. Я скептически подняла бровь, после чего мой вампир одним движением уложил руку Патрика на стол.

- Боже, он прелесть… - восхищенно выдохнула по уши влюбленная Розали, и я почти смирилась с потерей Эдварда, когда она направилась к нему, чтобы пригласить потанцевать. Заиграла красивая неспешная мелодия, и Эдвард, смущенно улыбаясь, кивнул Роуз, послушно следуя за ней на середину комнаты. Парни с завистью смотрели паре вслед.

Чтобы не наблюдать и не нервничать от ревности, я ушла в другую комнату. Пусть развлекаются.

Элис присоединилась ко мне спустя некоторое время. Я сидела в темноте, бессмысленно перелистывая журнальные страницы и стараясь не считать количество медленных танцев. Пятый. Сейчас шел пятый, а Эдвард так и не пришел, чтобы пригласить меня. Моя ревность из острой и поглощающей превратилась в глухую и ноющую.

- Ах, вот ты где спряталась, - Элис бухнулась рядом со мной. – Белла, он такой красавчик!

Ну вот, еще одна моя подруга говорит об Эдварде мечтательно и восхищенно, я лишь вздохнула, закатывая глаза. Благо, что в темноте Элис не увидела.

- Розали учит его танцевать, он быстро схватывает, - сообщила Элис мне новости. – Он хотел поискать тебя, но Роуз его из рук не выпускает. Джош давно полез бы в драку, но армрестлинг неплохо убедил его не делать этого. – Элис захихикала. – Похоже на то, что теперь твоего Эдварда все наши парни боятся.
- Ну еще бы, - мрачно произнесла я, ничуть не сомневаясь в этом. Эдвард умел быть весьма устрашающим, если хотел этого. А сила всегда впечатляет других парней.
- Хотя, я все равно не понимаю, чего вы так от него тащитесь, - размышляла Элис. – Вид у него какой-то болезненный, а эти его руки, просто ужас. Как с ним спать? Окоченеешь враз.
- Ну, летом очень даже неплохо, - возразила я, немного расслабившись от того, что хотя бы Элис не сходит с ума по Эдварду как по мужчине. – Заменяет кондиционер.

Подруга захихикала.

- А еще этот его взгляд, знаешь… пренебрежительный, - задумчиво продолжала Элис. - Смотрит, как будто все вокруг него – третий сорт, и его смертельно все раздражает. Прямо дискриминация какая-то засела в его голове.
- Да, этого у него не отнять, - тут я согласилась.
- Фу, - сказала Элис, и обе помолчали. – Хотя я люблю мрачных парней, просто я люблю совсем мрачных. С пирсингом и татуировками, настоящих мачо. Ну, ты знаешь.
- Знаю, Элис.
- А Розали приглянулся твой… - голос Элис становился все более задумчивым, или она просто устала и хотела спать. – Ты бы пошла к нему, мне кажется, его терпение скоро закончится. Спаси его от липучки Роуз. – Элис зевнула.
- Думаешь, он этого хотел бы? – приободрилась я.
- Уверена, - Элис поудобнее устроилась на подушках. – Он сам мне это сказал. Просил передать, что пора бы домой.
- Спасибо, Элис, - подруге удалось вселить в меня уверенность, и я резво побежала спасать Эдварда от липучки Розали.

***


Вечеринка закончилась, вернулись родители Розали, и гости стали расходиться по домам. Оставались только я, Эдвард, Элис и еще парочка друзей семьи, мирно беседующих с хозяевами дома.

Мы с Эдвардом тоже решили, что уже поздно.

- Надеюсь, мы еще встретимся? – ослепительно улыбалась Розали моему парню, обнимающему меня за талию. В вечерней прохладе его прикосновения вызывали дрожь, но в данную минуту я ни капельки не жаловалась. Последняя часть праздника прошла прекрасно. С тех пор, как я оторвала Эдварда от Розали, он танцевал только со мной. Его попытки одарить других девушек вниманием я пресекала сразу, и вскоре они оставили его в покое к моему удовольствию.

Кроме Роуз, не прекращавшей показывать интерес и зависть.

- Не уверена, Эдвард скоро уезжает, - отрезала я, не дав Эдварду и слова сказать. Он сердито посмотрел на меня, но я не удостоила его злость вниманием, накидывая кофточку.
- Как уезжает, ты ничего подобного не говорила, Белла! – расстроилась Розали и посмотрела на моего вампира опечалено. – Неужели это правда, Эдвард? И куда ты направляешься? А когда вернешься? Зачем вообще уезжать, в нашем городе тебе не понравилось? – Она стрельнула на меня злыми глазами.
- Ну, может, я еще останусь, - пробормотал он, и я не понимала, дарит он этим надежду Роуз или мне.
- Твои рассказы о том, где ты жил, очень интересны, - Розали обнадежено улыбнулась. – Я бы хотела повторить это.
- Какие еще рассказы? – возмутилась и, честно говоря, испугалась я, гневно глядя на Эдварда. Он пожал плечами, а я обернулась к Роуз, ожидая объяснений. – Он ничего не может рассказать, разве ты не знаешь, что он попал в аварию год назад и потерял память?
- Ах, бедненький, - искренне посочувствовала Роуз, еще немного, и настоящие слезы польются.

Рука Эдварда на моей талии предупреждающе сжалась, что говорило о том, чтобы я снова прекратила выставлять его идиотом.

- Ну, если ты уезжаешь, Эдвард, - продолжила Розали мечтательно, - может, у тебя есть брат или друг, как и ты, обаятельный и такой же… сильный? – Это была последняя попытка завоевать сердце Эдварда, холодное и неприступное, принадлежавшее мне. По крайней мере, я пока еще так думала.
- Какой еще брат, он же… - начала я, но на мой рот вдруг легла холодная ладонь, прерывая на полуслове.
- Вообще-то, есть, - загадочно и спокойно произнес Эдвард за моей спиной, удерживая меня от излишне резких телодвижений. Я возмущенно сопела, но ничего не могла поделать, безуспешно пытаясь вырваться.

Розали захихикала над моим беспомощным положением, глядя на Эдварда в новом приступе восхищения и веселья.
- Познакомишь меня с ним?
- Обязательно, - пообещал Эдвард, и я засопела еще более возмущенно, когда он добавил: - Я тебе позвоню.
- Отлично, - Роуз не понимала, что радоваться тут совершенно нечему. Хотя, с тем количеством мозгов, которое она сегодня продемонстрировала, я бы не удивилась, если бы она согласилась уйти с Эдвардом в его мир, не думая о последствиях.

Эдвард выпустил меня только около машины, невозмутимо обогнул ее и сел за руль. Роуз стояла на крыльце, восхищенно махая ему вслед, и он приветливо улыбнулся, прожигая ее взглядом.

- Ну, ты садишься? – повернулся он ко мне, и только тогда я, вне себя от негодования, залезла на пассажирское сидение.
- Что это значит? – потребовала я раздраженно, когда мы отъехали со стоянки.
- Что именно?

Делает вид, что не понимает. Замечательно.

- Что еще за рассказы? Что еще за брат? Что еще за обещание позвонить? Она тебе понравилась? Боже, зачем я только взяла тебя с собой! Почему ты танцевал с ней так долго? Зачем было устраивать состязания с парнями и показывать свою силу? А вдруг бы ты кому-то руку сломал?
- Вообще-то, это сразу много вопросов. На какой мне отвечать?

Я с трудом выдохнула, беря себя в руки. Начнем по порядку. С самого легкого.
- Армрестлинг. Это еще зачем? Захотел поиграть мускулами? А если кто-то из них заподозрил, кто ты есть?
- Просто развлекался, - ответил Эдвард. – Мне скучно, Белла! Здесь нет никого, с кем я мог бы нормально поговорить, кроме тебя. Даже с вампирами, живущими в вашем мире, у меня не оказалось ничего общего! Мне хочется почувствовать себя нормальным!

Хорошо, с этим разобрались. Я даже ощутила сочувствие к положению Эдварда. Действительно, его существование здесь выглядело незавидно.

- Что ты ей рассказал?
- Ничего, - ответил Эдвард, выруливая на городское шоссе, полное машин. – Всего лишь несколько небылиц о мире, которого не существует. Ничего особенного.
- А что это за обещание позвонить?

Эдвард лукаво улыбнулся.
- Ревнуешь? – посмотрел он искоса на меня, его глаза горели жаждой в свете приборной панели и уличных фонарей.
- Да! – признала я с разочарованием в голосе.
- Может, это заставит тебя передумать насчет меня, - обронил он загадочно. – И ты согласишься уйти со мной.
- Нет, - отрезала я шепотом, отворачиваясь и глядя в окно. Несмотря на боль и ревность, я не стану вампиром, как бы он ни просил. Мне было страшно даже представлять себе это, не говоря уже о том, чтобы всерьез задуматься.
- А как думаешь, Розали бы пошла? – спросил Эдвард тихим шепотом.
- А ты хотел бы? – в груди образовался жгучий узел, скребущий изнутри.
- Я подумал об Эммете или Джаспере, - признался Эдвард. – Твоя подруга проявила к моему виду интерес.
- Это пока она не знает, кто ты, - остудила я его мечты. – А если узнает, поступит, как я. – Хотелось бы мне верить в это.

- Значит, тебе самому Роуз не понравилась? – спросила я с надеждой, чувствуя, как камень, образовавшийся на сердце, исчезает.

Эдвард улыбнулся не без иронии.
- Прочитал: чтобы вызвать любовь девушки – человеческой девушки – нужно заставить ее ревновать, - поднял брови он и добавил самодовольно: - Оказывается, сработало.
- Ах, ты… - поперхнулась я, раздраженная до крайней степени. Скрестила руки на груди и надула губы.

Эдвард припарковал машину у нашего дома и повернулся ко мне с улыбкой. Протянул руку, чтобы заправить прядь моих волос за ухо. Задержал пальцы на моей щеке, поглаживая.

Я не поворачивалась. Хотела злиться, но от его прикосновений невольно оттаивала.

Эдвард подхватил меня за талию и пересадил на свои колени. Я ахнула, невольно размыкая скрещенные обиженно руки и опираясь на плечи Эдварда – на его широкие, сильные, крепкие плечи, которые мне невероятно нравились. Хотя, что в нем мне не нравилось?

Теперь мы были очень близко друг от друга, лицом к лицу, и я не могла отвернуться, игнорируя попытку Эдварда успокоить и соблазнить меня. В этой части улицы было совершенно темно, нас никто не мог увидеть, разве что посветил бы фонариком внутрь салона.

- Белла… - прошептал он, оставляя прохладные поцелуи на моем подбородке и шее, касаясь мочки уха, волос, скользя по ключице. – Я же тебе говорил, у вампиров все по-другому.
- Я не… понимаю… - мое дыхание сбилось, я откинулась на руль, сдаваясь и позволяя Эдварду ласкать себя. Вот уже и пальцы его оказались на талии, задрав тоненькое платье вверх, а затем спустили бретельки, обнажая грудь.
- Я объяснял тебе, - прерывисто шептал он, его губы смелее завоевывали все пространство обнаженной кожи моего податливого тела, а руки ласкали меня в маленьком пространстве автомобиля. – Вы можете испытывать чувства много раз за короткую жизнь. У нас же, если оно не возникло сразу, то ничего и не получится. А если уж возникло, то… возникло.
- Хочешь сказать, ты чувствуешь ко мне что-то? – вот так, избегая прямых разговоров о любви, мы иногда признавались друг другу… витиевато.
- Что-то определенно возникло, - согласился Эдвард, захватывая мои губы в плен; мои пальцы запутались в его мягких волосах. Эдвард застонал, и я поняла, что моя ревность была абсолютно беспочвенной. Вот же он – мой, по-прежнему мне принадлежащий.
- Значит, ты будешь скучать, когда уйдешь? – в машине становилось все жарче от наших взаимных телодвижений, когда мы льнули друг к другу, соскучившиеся за день любовники.
- Если уйду – буду, - треск ткани на моих бедрах убедил меня в серьезности намерений Эдварда, и я с готовностью помогла ему расстегнуть брюки, пока он и их не порвал в порыве страсти.
- Тогда не уходи, - ощущение его, холодного, внутри меня, всегда было чем-то вроде взрыва, особенно в жарком салоне автомобиля. Сладкое, щемящее чувство, распространяющееся от места нашего соединения, затрагивало не только само тело, но и самые тонкие струны чувств, эмоций и мечтаний моей души.
- Может, я и не уйду, - простонал он, аккуратно приподнимая меня и опуская, отчего я запрокинула голову, почти крича от удовольствия. – Только лучше бы ты сама пошла со мной. Согласилась бы…
- Мне… и здесь… нравится, - упрямо стояла я на своем, но больше не могла отвечать на его несвязное бормотание, погрузившись в блаженство целиком. Мы забыли, что находимся в машине, и нас в любой момент могут высветить фары проезжающего мимо автомобиля, или увидит случайный прохожий, прогуливающийся с фонарем. Мы наслаждались друг другом в маленьком тесном мире, принадлежавшем нам одним, и не обращали ни на что внимания.
- Ты должна пойти со мной… со мной, - бормотал Эдвард, убеждая меня, пока мы приближались к пику удовольствия. И повторял эти слова с рычанием, когда мы достигли общего экстаза.
- Нет, - пробормотала я, расслаблено откидываясь назад, пытаясь отдышаться.

Эдвард печально улыбнулся и покачал головой, удивляясь силе моего упрямства. Потянулся, ласково целуя, скользнул холодными губами по щеке. Запустил пальцы в мои волосы и медленно прошептал на ухо:
- Да… - не собираясь сдаваться.