Эдвард вскочил, не отрывая взгляда от черного неба над головой. Белла вскочила за ним. Они оба наблюдали, как один за другим корабли покидают орбиту. Это выглядело как яркая вспышка, затем оставляющая за собой продолговатый белый след, теряющийся где-то в атмосфере планеты, почти на горизонте.
Это не было похоже на предыдущие приземления, когда корабли снижались плавно вниз. Но, тем не менее, это была надежда, что Хищники отправились в путь – искать новые угодья для охоты.
Вампирам оставалось только надеяться, что эти угодья останутся на этой планете, просто поменяют сторону света.

- Нужно отправляться в путь, - решительно заявил Эдвард, беря Беллу за руку. - Уже около десятка кораблей улетело. Нельзя терять времени.
- Арнольд! – кричал он, когда они с Беллой, стремительно одевшись, побежали на восток. Они шли по следу Арни много миль и нашли его у излучины огромной реки – он выскочил навстречу.
- Корабли! – выпалила Белла, и Арни кивнул им обоим.
- Я видел.
Вампиры мчались на восток, преодолевая несколько тысяч миль в день. Эта планета была огромна – раза в три или в четыре больше Земли. И везде был одинаковый пейзаж – джунгли и только джунгли.
Ночами вампиры наблюдали за небосводом, и иногда по-прежнему видели движущиеся звезды. Это позволяло надеяться, что они бегут все еще в правильном направлении. Но неизвестно было, где конечный путь. Также неизвестно, приземлились ли где-то Хищники, или только лишь следуют мимо планеты, покидая ее орбиту и отправляясь глубоко в космос… оставляя вампиров заложниками этого места.
- Мы не можем нападать, - говорил Арнольд. – Это не сработает, как и прежде. Они снова взорвут свои корабли. Мы должны захватить посудину хитростью.
- Если они увидят нас, - согласился Эдвард, - то снова заминируют корабль. И мы останемся ни с чем.
- Может, нас устроить им ловушку? – предложила Белла. – Когда узнаем, где они обосновались, мы могли бы сделать подкоп…
- Так мы останемся незамеченными! – обрадовался Арни, улыбаясь Белле. – Ты очень умная девушка! – восхитился он.
- А что у них с обонянием? – спросил Эдвард. – Они могут почуять наш запах?
- Чего не знаю – того не знаю, - пожал плечами Арнольд, - людей они находили по тепловому излучению, как мне кажется.
- И все же, ради предосторожности, туннель придется рыть издалека – возможно, за несколько миль. Иначе они могут заметить нас.
- Сколько миль они охватывают для охоты? – уточнила Белла.
- Двадцать, - ответил Арни, - ну, может, тридцать. Не больше.
- Значит, придется рыть с такого расстояния.
- Это займет много дней, - Арнольд был разочарован, ему не терпелось достигнуть цели.
- Если будем работать все вместе, то втроем пророем его недели за две, - прикинул Эдвард.
- А может, положимся на эффект неожиданности? – глаза Арнольда горели дикой жаждой. Он был готов броситься на врага прямо сейчас. Ему надоело ждать.
Эдвард знал, что из-за голода вампиры теряют рассудок, и уже не могут трезво мыслить. Ему придется взять роль лидера на себя, если он хочет спасти их всех. Эдвард был единственным, кто не потерял бы контроль в любой ситуации. В случае схватки, измученные и ослабленные жаждой, Белла и Арнольд станут очень легкой добычей.
- Мы должны проникнуть на корабль абсолютно незамеченными, - медленно объяснил Эдвард, - и успеть разобраться с тем, как он взлетает, до того, как твари поймут, что мы внутри. Только так у нас останется шанс, что корабль не взорвут при попытке угона.
- Что им стоит взорвать его уже на орбите? – ужаснулась Белла.
- Что ж, придется рискнуть, - мрачно закончил Эдвард.
Они добрались до места спустя шесть дней.
Сначала они увидели, как две или три светящиеся точки опустились вниз. Но прежде, чем они успели порадоваться, корабли взмыли обратно в небо и ушли на орбиту.
- Так быстро? – разочарованно простонал Арни, они втроем наблюдали происходящее с высокого дерева на расстоянии в пятьдесят миль.
- И никаких парашютов, - заметил Эдвард.
- Что, людей не будет? – Арнольд выглядел так, словно уже совершенно обезумел от голода и готов совершать глупости. Белла держалась куда лучше его, но измучена была также сильно. Только Эдвард оставался в здравом рассудке, хотя тоже испытывал сильную боль. Гораздо больше его волновала развивающаяся слабость в теле, а долго не охотиться было для него не впервой.
- Может, позже? – предположил он и сжал плечо друга до боли, чтобы тот пришел в себя. – Давай приступать.
Они работали по двое. Один всегда оставался на посту, зорко следя за обстановкой, чтобы предупредить остальных в случае опасности. Дни тянулись бесконечно, но вампиры не давали себе отдыха, прорубая туннель. Они не выносили из ямы лишнюю землю, как это сделали бы люди. Вместо этого они просто утрамбовывали почву по сторонам, расширяя лаз так, чтобы могли пролезть одновременно хотя бы двое. Туннель был похож на нору огромного зверя. Речь не шла об удобстве – скорее, о скорости.
Все время, пока копали, вампиры следили за кораблями, но никогда не было такого, чтобы хоть один, приземлившись, не улетел спустя минуту или две.
Людьми также не пахло. Ближе тридцати миль приблизиться вампиры не смели, боясь потерять свое преимущество, если их заметят. Приходилось надеяться на то, что они смогут каким-нибудь образом сделать подкоп точно – или хотя бы как можно ближе к стартовой площадке.
- Сукины дети! – ворчал Арнольд раздраженно, глядя в бинокль на восток. – Либо они подозревают, что мы живы, либо знают об этом! Иначе почему бы им так бояться сажать свои корабли?
- Согласен, - приходилось признавать Эдварду, и ему очень не нравилось такое положение вещей. Их преимущество могло оказаться бесполезным.
- Нам же не обязательно захватывать корабль изнутри, - предложила однажды Белла. – Мы можем прицепиться к обшивке, а проникнуть внутрь уже на орбите. Воздух нам не нужен, а на одном корабле Хищников нам на один зубок. Это будет проще простого.
- А твоя девчонка поразительно умна, - улыбнулся Эдварду Арнольд, и тот поцеловал невесту.
Они закончили туннель в рекордные сроки – через восемь дней. Все это время вампиры ориентировались по звуку двигателей, и могли в точности сказать, что сейчас находятся прямо под стартовой площадкой. Кораблей на ней, по всей видимости, в данный момент не было. Оставалось ждать, когда корабль приземлится, и попробовать запрыгнуть на него незамеченными в момент взлета. Темнота должна была помочь, а за дымом из сопел двигателей быстро мелькнувшие тела вампиров не привлекут внимание Хищников.
Корабли приземлялись всегда ночью, а сейчас стоял полдень, так что вампиры решили выбраться наружу, глотнуть чистого свежего воздуха и отметить окончание труда.
Они быстро двигались по узкому туннелю на выход, когда Арни зашипел, и Эдвард услышал его мысли.
Там что-то происходит, снаружи. Они там.
- Подожди, - прошептал он, дернув Эдварда за ногу, но тот уже и так остановился, с ужасом обернувшись к Арнольду.
Нельзя выходить. Нельзя оставаться здесь. Его мысли были наполнены паникой. Они обнаружили нас! Я чувствую их… повсюду.
- Что случилось? – заволновалась Белла, находящаяся позади всех, и Арнольд многозначительно переглянулся с Эдвардом.
Эдвард быстро оценил обстановку. Если Хищники нашли их туннель, то непременно ждут снаружи, на выходе, и во всеоружии. В то же время чувство опасности Арнольда подтверждало: если они попытаются скрыться другим путем, то опасность ничуть не уменьшается. Они потеряют шанс захватить корабль. Это будет новая битва, и вряд ли на сей раз выживет хоть один из них. В конце концов, как и боялся Эдвард, Хищники могут попросту взорвать всю планету.
Требовалось что-то иное, чтобы спастись на этот раз. Хитрость.
Возможно, если он вышел бы к Хищникам в одиночестве, они не заподозрили бы, что в туннеле остался кто-то еще… Так его Белла могла быть спасена…
- Я отвлеку их, а вы дождетесь темноты и попытаетесь захватить корабль, и потом подберете меня, - сказал Эдвард Арнольду, бросая испуганный взгляд в сторону Беллы – та с ужасом смотрела на любимого, распахнув рот.
- Нет! – голос Беллы наполнился паникой. Было видно, что она собирается броситься вперед, чтобы удержать любимого рядом с собой.
- Я могу пойти, - добросердечно предложил Арнольд, чтобы не разрывать пару.
- Ты плохо контролируешь себя, - тихо и быстро ответил Эдвард тоном, не терпящим возражений. – От тебя не будет толку в бою.
Арнольд вынужден был признать, что Эдвард абсолютно прав. Только рискуя собственной жизнью и отвлекая тварей, он может подарить им шанс, в противном случае погибнут все.
- Даже не думай! – голос Беллы задрожал, она быстро поползла вперед. – Или я пойду с тобой, или мы оба останемся здесь!
- Помоги мне, - шепнул Эдвард Арнольду, и тот незаметно кивнул.
В момент, когда Белла оказалась между Арни и стенкой туннеля, новорожденный обхватил ее руками и прижал к земле.
- Иди! – бросил он Эдварду, а Белла издала отчаянный вопль и начала вырываться. Ее рычанием огласился весь туннель, и последнее, что запомнил Эдвард – это ее наполненные ужасом и болью глаза, такие, будто она видит его последний раз.
- Сбереги ее, - крикнул Эдвард, прежде чем уйти вперед, обрушая за собой туннель.
До выхода оставалось около двух миль. Эдвард обрушил около мили пути, после чего прорыл новый туннель поверх старого – чтобы это выглядело так, будто он работал только до этого места. Ведь если бы он был один, так и было бы.
Оставалось надеяться, что Хищники в самом деле обнаружили туннель только сейчас, и не знали, сколько в действительности выжило вампиров.
Эдвард отлично разыграл свою роль, выскочив из норы неожиданно и изобразив ужас и потрясение, когда оказался окруженным кольцом прозрачных тел. Стрекот и предупреждающее рычание раздалось со всех сторон, а затем в сторону вампира полетел снаряд. Он ударил под ноги вампира, а не в него, раскрошив в мелкий щебень огромный валун. Весьма впечатляющее оружие. А затем в руках у половины Хищников вспыхнул огонь из стволов коротких металлических огнеметов.
Они знали.
Знали, как убить вампира.
Не оставалось сомнений в том, что тело Мишеля дало им много ответов на вопросы.
Медленно, не сопротивляясь, Эдвард поднял руки над головой, признавая полное свое поражение.
Он подумал: если бы они хотели убить его, то сделали бы это сразу же. Но они не стреляли, а словно ждали чего-то. Быть может, они хотят от него чего-то другого, а не просто его смерти.
Один из Хищников, латы которого выглядели более мощными, чем у других, а дреды были в два раза толще, настороженно приблизился к вампиру. Его глаза жадно осматривали лицо сдавшегося врага, как будто он искал в нем что-то. Эдвард с ненавистью смотрел на него в ответ.



Кольцо сжалось, когда Хищник, очевидно, являющийся здесь генералом, подошел вплотную к Эдварду, все еще недоверчиво оглядывая его. Эдвард снова обратил внимание на его странную манеру – он поворачивал голову то вправо, то влево, словно не мог толком разглядеть вампира. Одна его рука прикасалась к шлему, и тот издавал короткие щелчки. Каждый раз Хищник с неудовольствием ворчал. Эдвард предположил, что в шлем встроено что-то вроде сенсора, и тварь пытается обнаружить, в каком диапазоне инфракрасного спектра вампира видно лучше всего. Эдвард надеялся, что ни в каком, судя по разочарованному ворчанию чудовища.
Хищник повернулся в сторону собратьев, когда закончил проверку, и несколько прозрачных силуэтов немедленно отправились в туннель. Эдвард надеялся, что и там они ничего не найдут.
Тем временем генерал поднял руку, украшенную латами из темного, почти черного металла, и выпустил из запястного щита два коротких блестящих лезвия, которые медленно, с обманчивой осторожностью направил в сторону Эдварда.
Эдвард не пошевелился, когда оба лезвия оказались с обеих сторон от его шеи, заключая лицо вампира в стальной капкан.
Генерал разглядывал вампира с любопытством, явственно горевшим в маленьких отвратительных глазах. Он нажал направо, намереваясь повернуть голову вампира, чтобы посмотреть сбоку, но ему удалось только заставить того чуть вздрогнуть, так как Эдвард воспротивился. Хоть генерал и посчитал врага своим пленником, Эдвард не собирался позволять унижать себя, разглядывая, словно он товар на витрине магазина.
Лезвия оказались прочными. Эдвард чувствовал, что его кожа слегка напряглась под сталью, но затем металл не выдержал и заскрипел. Хищник раздраженно зарычал и попытался силой сдвинуть лицо Эдварда в сторону – так, как он того хотел. Он получил рычание Эдварда в ответ, но не смог подчинить вампира своей воле. Лезвия погнулись.
Медленно убрав руку, Хищник опустил ее вниз, задевая погнутыми лезвиями кожу вампира на груди, отчего тот злобно зашипел, потому что они оставили там светлый след, причиняя небольшую, но неприятную боль. Они оба – вампир и Хищник – смотрели на моментально исчезнувшую царапину.
Хищник издал звук, весьма похожий на хихиканье, и Эдвард раздраженно сдвинул брови, непроизвольно поднимая верхнюю губу, готовый защищаться. Протянув теперь свою руку вперед, он схватился за один клинок и через секунду согнул его так, что тот стал совершенно неузнаваемым. На самом деле, Эдвард хотел растереть его в порошок, но это оказалось что-то новенькое для него – металл не поддавался.
Эта демонстрация силы, тем не менее, произвела на Хищника неизгладимое впечатление. Он вполне прочувствовал угрозу, которую Эдвард вкладывал в свой жест. Он немного присел, озлобленно стрекоча и указывая в сторону своих воинов. Вновь вспыхнули огнеметы, показывая Эдварду, что он все же пленник, и вампир поспешно убрал руки, поднимая их над головой. Его глаза слегка расширились.
Генерал снова издал звук, похожий на отвратительный смех, и наклонился немного вперед, после чего неясным, странным рокотом, но тем не менее отчетливо, произнес:
- Боишься?
Несмотря на то, что Эдвард с трудом разобрал слово, он пораженно выдохнул:
- Так ты можешь говорить!
Вместо ответа Хищник издал ликующий вопль, который подхватили остальные.



Для Эдварда было удивительным обнаружить, что интеллект тварей не ограничивается только охотой. По всей видимости, эта раса была развита не менее, а то и более, чем люди и даже вампиры. По крайней мере, до сих пор Хищники давали вампирам сто очков вперед. Лишь бессмертие являлось преимуществом вампиров на планете врага.
Хищники, посланные в туннель, вернулись ни с чем, и Эдвард с облегчением выдохнул. Он не хотел думать, в каком состоянии сейчас Белла и удерживает ли ее до сих пор Арнольд силой, просто надеялся, что она не наделает глупостей, бросившись его спасать. Ее безопасность – всегда была главной для него. Сейчас, благодаря его самопожертвованию, у них у всех появился шанс. А Хищники вроде не намерены были убивать его немедленно. Хотя думать, для каких целей он им может оказаться нужен, было крайне неприятно.
Под конвоем Эдварда препроводили на восток – именно к тому месту, к которому вампиры рыли туннель.
Стартовая площадка была пуста. И она была огромной, позволяющей вместить до сотни кораблей.
Немудрено, что тварям потребовался такой нехилый аэродром, ведь Эдвард видел вокруг себя не меньше трех сотен чудовищ. Должно быть, чтобы не терять свои корабли, Хищники высаживались, а корабли улетали.
Эдварда вывели к северной оконечности поля, после чего Хищники выстроились вокруг плотным строем, создав пространство, по форме напоминающее футбольное поле. Они переговаривались между собой на совершенно непонятном Эдварду языке – в нем не было ни одного членораздельного слова. Даже своим чутким слухом Эдвард не мог отличить один звук от другого, чтобы определить закономерность в их странной речи.
Пока Эдвард продолжал стоять под прицелом сотни существ, не понимая, что от него хотят, Хищники стали прибывать. Ряды увеличивались, и оказалось, что на планете их гораздо больше, чем Эдвард подумал вначале. Он насчитал шесть или семь сотен, и это был лишь приблизительный подсчет. Чудовища заняли все пространство стартовой площадки, и вполне возможно, что все окружающие периметр деревья.
Эдварду начало казаться, что он находится посреди цирковой арены, а вокруг занимают места зрители, чтобы увидеть представление. Еще больше он убедился в этом, когда на поле привели закованного в кандалы Хищника со сморщенным лицом. Этот тип отличался от остальных: он был на голову выше собратьев, и его лицо было более широким и приплюснутым. Лоб был странным образом деформирован и абсолютно лыс – дреды висели только на висках и затылке. В каком-то смысле он был даже уродливее других. Но в то же время он был мощнее. Он был практически в два раза выше Эдварда, и настолько же шире в плечах!
Эдвард опустил руки и прищурился, недоверчиво наблюдая, как с чудовища снимают кандалы. Тот возмущенно рычал и огрызался на своих собратьев, но не сопротивлялся, когда ему предложили латы и шлем – такие же, как у генерала, из темного металла, который Эдвард не смог уничтожить, а лишь погнуть его.



Похоже, вампиру предстоял поединок.
С одним Хищником? Или их будет много? Но Эдвард не видел на поле других претендентов, кроме одного. Неужели твари действительно считают, что один из них, даже если он выше и закован в приличную броню, способен победить бессмертного?
К Эдварду направился генерал. Подойдя вплотную, он поднял левую руку, нажимая на встроенном в левое запястье мини-компьютере несколько кнопок. Словно видение из сказки, перед Эдвардом вспыхнул трехмерный маленький голубой шар – виртуальная картинка планеты Земля. Эдвард задохнулся, невольно подаваясь вперед, и поднял на Хищника потрясенные глаза.
Тот сразу же указал на уже закованного в латы собрата, и жест его ясно означал: Эдвард должен сразиться ради свободы.
Эдвард не мог поверить в это.
Надежда загорелась в его груди.
Если он убьет противника, его отпустят домой.
Но затем он ощутил недоверие, памятуя о начиненных взрывчаткой кораблях. Кто даст гарантию, что все это не обман?
И еще он думал о Белле и Арнольде. Относится ли освобождение только к нему одному, или они смогут улететь втроем? Что, если твари потребуют выиграть такие же сражения у остальных? Эдвард мог себе представить Арнольда, дерущегося с Хищником. Но только не его Беллу. Маленькая хрупкая фигурка против чудовища в два с половиной раза выше ее. Белла, теряющая контроль, ослабленная жаждой, станет легкой мишенью.
Так что план не сработает. Эдварду оставалось только положиться на удачу и на то, что Арни доберется до корабля тем способом, который они запланировали вначале. Или, если Эдварду подарят корабль, то он сможет подобрать любимую и друга.
Медленно, будто нехотя, Хищник-гигант двинулся в сторону Эдварда.



Вампир заметил, что первые ряды Хищников выставили перед собой прозрачные щиты, защищая собравшуюся толпу от случайных выстрелов сплошной непроницаемой стеной.
Непроизвольно Эдвард принял угрожающую стойку и оскалил клыки. Руки сжались в кулаки. Понимает ли Хищник-пленник, что послан на смерть? Возможно, да, потому что двигался он с явной неохотой.



Эдвард тоже не торопился нападать, разглядывая врага и ища его слабые стороны.
Все тело, руки, ноги и голову закрывал толстый слой черного металла, поднимаясь до уровня подбородка. Но голова чудовища свободно поворачивалась, и этого зазора в латах должно хватить, чтобы свернуть ему шею. Из щита на правом запястье торчал небольшой, но очень толстый зазубренный клинок, похожий на огромный коготь – Эдвард сразу предположил, что, в отличие от крохотных лезвий, ему не удастся с такой же легкостью погнуть этот меч. По крайней мере, вряд ли у него будет на это время.
В левой руке у твари, прикрепленный к доспехам, красовался огнемет в рабочем состоянии. А на левом плече была закреплена пушка, двигающаяся в ту же сторону, куда смотрела тварь.
Эдвард вынужден был признать, что Хищники отлично подготовились к бою, усовершенствовав оружие до такой степени, чтобы почти сравнять шансы на победу. Их просчет был только в том, что они выбрали поединок один на один. Несмотря на все их ухищрения, Эдвард все еще обладал бессмертием, скоростью и силой.
Из шлема Хищника вырвался красный луч, заскользивший по груди вампира, как прицел.



Но в тот момент, когда полетел снаряд, Эдварда уже не было на том месте. Очень быстро он оказался у твари за спиной, но тот был не менее быстр, развернувшись лицом к вампиру. Они оказались очень близко. Столб огня, полыхнувший в лицо Эдварда, заставил его отскочить назад. Это был инстинкт, и он ничего не мог поделать с ним, несмотря на то, что неповрежденной коже огонь ничем не грозил.
Глубокий рев издал Хищник, приседая, и это было похоже на воинственный клич. Он снова двинулся на врага.
Эдвард обратил внимание, что эта особь передвигается гораздо стремительнее остальных. Но затем он осознал, что это не Хищник быстр, а сам Эдвард медлителен из-за длительного голода. Он никак не мог оказаться за спиной у твари так, чтобы тот не успел развернуться к нему, прежде чем Эдвард мог бы запрыгнуть Хищнику на плечи.
Выстрелы были настолько частыми, что площадка скоро стала напоминать дымящийся адский котел.
Дым помог Эдварду стать еще более невидимым для врага. Он перекатился в одну из ям и замер там. Воспользовавшись растерянностью твари, потерявшей вампира из вида, он выпрыгнул как раз в момент, когда тот повернулся спиной, и ему удалось оказаться у противника на закорках. Хищник пораженно завизжал, силясь сбросить вампира и ударяя наотмашь клинком через свое плечо. Лезвие скрипело, но не ломалось, и оставляло на коже вампира небольшие, безвредные царапины.
Эдвард крепко вцепился в шлем твари, намереваясь оторвать его, но сталь неожиданно прочно сидела и была весьма толстой. Пока Эдвард возился с этим, Хищник упал на спину и принялся кататься, измазывая их обоих в грязи и пыли. Он отчаянно рычал, и отовсюду, со всех сторон, раздавался такой же рык.
Что-то твердое закатилось Эдварду под спину, а в следующую секунду с оглушительным грохотом оно взорвалось, подбрасывая его тело в воздух и отбрасывая еще и Хищника метров на пять.
Мучительная боль обжигала спину, когда вампир откатился в одну из ям. Отчаянно шипя, Эдвард сжал кулаки, превозмогая муку и надеясь, что раны заживут быстрее, чем враг опомнится. Столп огня, накрывший его, стал доказательство, что его расчеты не оправдались. Эдварду оставалось только вжаться в землю, чтобы огонь не добрался до поврежденной спины. Он закрыл глаза, а когда открыл, Хищник стоял над ним, снова приготовившись стрелять.



Ярость накрыла вампира с головой. Ему надоели эти игры в кошки-мышки. Инстинкт выживания, а также ненависть придали ему сил. Эдвард вскочил, не обращая внимания на летящий в его сторону снаряд.
Грудь прорезало острой болью, но он не остановился, подлетая к врагу мгновенно и решительно. Он не пытался напасть – вместо этого он уничтожил огнемет, пока тварь пыталась задеть его мечом и продолжала стрелять в упор. Когда Эдвард с шипением ушел в сторону, его грудь, живот и лицо были повреждены, но зато у врага больше не было оружия, способного поджечь его.
Они встали друг напротив друга, медля. Хищник бесполезно щелкал погнутым и вышедшим из строя огнеметом, разочарованно наблюдая, как вампир на его глазах стремительно исцеляется. Эдвард тоже не спешил нападать, ожидая, когда боль перестанет терзать, а силы вернутся.
- Знаешь, - сказал он врагу сквозь зубы, - мы могли бы помочь друг другу.
Хищник недоверчиво склонил голову набок, будто прислушиваясь, но затем пушка на его плече засветилась, заряжаясь внутренней энергией.
Эдвард присел перед прыжком, когда Хищник снова приготовился стрелять, но в этот момент раздался свист, и поле заполнили воины, направляя на Эдварда оружие и оттесняя его в сторону от врага. С раздражением вампир наблюдал, как искореженный огнемет на левом запястье Хищника заменяют новым.
Эдвард зарычал, прекрасно понимая, чего добиваются твари. Они желали сравнять шансы противников, чтобы победа Эдварда не была такой уж легкой.
Спустя пять минут схватка была возобновлена.
Эдвард видел некоторую неуверенность противника, когда они снова начали кружить друг против друга. Это дало вампиру время продолжить начатый разговор.
- Нам не обязательно драться друг с другом, - прошептал он, внимательно следя за огнеметом и выражением глаз Хищника, светящихся немалым интеллектом. – Мы можем драться против них, вместе. У тебя отличная броня. Они не смогут ранить тебя.
Хищник издал недоверчивый вопль, потрясая мечом, но Эдварду почудилось, будто жест относится больше не к нему, а к стене из прозрачных щитов, за которыми пряталось полчище из сотен врагов. Это показалось вампиру хорошим знаком.
- Я мог бы помочь тебе прорваться к кораблю, когда он прилетит, - тихо предложил он, не сводя с Хищника пристальных глаз. – Ты мог бы помочь мне улететь.
Эдвард решил, что нужно попробовать переманить врага на свою сторону. Он же тоже пленник, они могли стать союзниками в борьбе против гнусных тварей. К тому же, он точно знает, как летают корабли… Враг его врага вполне может стать другом.
Подтверждением этого была вновь склоненная на сторону голова врага, говорящая о сомнении. Но в следующую секунду, отвратительно застрекотав, Хищник выпустил по Эдварду снаряды из всех орудий.
Невредимый, Эдвард легко уклонился в сторону, и на этот раз избрал другую тактику, нежели нападение со спины.
Очевидно, что самым уязвимым местом в броне была шея, так что вампир спустя секунду оказался перед лицом монстра, одной рукой хватая его за горло - поверх брони, - а другой отводя в сторону огнемет. Он понял, что ему не дадут сломать оружие, поэтому предпочел иначе обезвредить его.
У Эдварда было буквально несколько секунд, чтобы победить, потому что любой выстрел в упор разорвет вампира на части.
Издав взбешенный рык, Хищник сделал мощный выпад правой, также хватая вампира за горло, только его пальцы ничего не могли сделать бессмертной коже, в отличие от пальцев Эдварда, сжимающихся неумолимо вокруг шеи и запястья, медленно проминающих броню.
- Я не хочу тебя убивать, - прошипел разъяренно Эдвард, когда Хищник завизжал от боли – его левое запястье было почти сломано, а из-под каркаса поврежденной брони показались первые капли зеленой крови. В момент, когда Хищник выпустил снаряд, Эдвард отпрыгнул в сторону, и тот не причинил ему никакого вреда.
Ноги Хищника подогнулись, и он повержено упал на колени, хватаясь за горло и сплевывая кровь.
Твари за щитами заурчали, ожидая, чтобы Эдвард закончил начатое, но он повернулся к Хищнику спиной и бросился на ближайший прозрачный щит.
Прежде, чем его окружили воины, угрожая огнеметами, он порушил семь или восемь щитов… не трогая, впрочем, врагов, чтобы не провоцировать нападение на себя.
Подняв вверх руки, сдаваясь перед огромным количеством направленного в его сторону оружия, Эдвард наблюдал, как поверженный, но не убитый им враг тяжело поднимается на ноги. Он рычал и тряс головой, когда его руки снова заковали в кандалы, туго стянув за спиной. Броня на его шее была погнута, но кровь перестала сочиться – Эдвард знал, что на самом деле не слишком повредил ему.
Все оружие у пленника отобрали.
Эдвард был так увлечен разглядыванием врага, что не заметил, как перед ним оказался генерал. С огромным достоинством, словно он Царь Вселенной, тот указал на Эдварда, и в его сторону протянули кандалы из черного металла, приличной толщины.
- Это что, шутка? – воскликнул Эдвард раздраженно, и генерал злобно заворчал, показывая жестами подчиниться.



Эдварду было почти смешно чувствовать металл на своих запястьях, но если Хищники так ощущают себя в большей безопасности, он подыграет им. Конечно, металл довольно прочный, но вампир понимал, что ему не потребуется и десяти секунд, чтобы разорвать его.
Хищника, с которым Эдвард дрался, уже уводили. Генерал многозначительно показал пальцем в его сторону, а затем указал на заходящие солнца.
- Завтра, - прострекотал он, давая понять Эдварду, что поединок будет продолжен на следующий светлый день.
Вампир не стал сообщать чудовищу, что на ночь у него запланировано кое-что другое, особенно, если он увидит приземляющиеся корабли…