- Они вокруг города. Везде, - прошептал Арнольд, когда они присели, скрываясь за частоколом, - я чувствую их повсюду.
- Я чую их запах, - кивнул Эдвард, а Белла наморщилась.
- Это от них так ужасно воняет? – прошептала она, удерживая руку Эдварда в своей, в надежде, что он не оставит ее одну или возьмет с собой.
- Мы должны прорываться, - предложил Эдвард, с беспокойством глядя в наполненные паникой глаза Арнольда.
- Нет, - отрезал он, - нельзя.
- Почему? Мы же все равно собирались…
- Не сейчас. Они на каждой тропе, каждом дереве. Их десятки, может, сотни, я не знаю…
- Но нас тоже много, - возразил Эдвард. – Мы справимся.
Арни прервал его нетерпеливым жестом.
- Если бы была хоть одна лазейка, я бы ее почувствовал, - прорычал он напряженно, его глаза вращались, а зубы непроизвольно скалились, как будто опасность лишала его самообладания.
- Может, получится их отвлечь? – предложил Эдвард, и Арни кивнул:
- Можно попробовать.
- Я могу… - вставила Белла, и оба – Арнольд и Эдвард – крикнули:
- Нет!
- Это верная смерть, - объяснил Арни, когда девушка разочарованно надулась, и Эдвард до боли стиснул ее ладонь, изо всех сил стараясь сохранить невозмутимое выражение лица. На самом деле, он был в ярости, что его Белла упрямо хочет рисковать собой. А Белле не терпелось стать полезной.
- Люди ничем не помогут, - покачал головой Эдвард, представляя, как они посылают для отвлечения команду вооруженных мужчин в лес, и все они погибают уже спустя пять минут.
- Пошлем Мишеля, - решительно кивнул Арни. – Нужно избавиться от него.
- Ты прав, - с сожалением согласился Эдвард. – Он может стать врагом, если ты потеряешь контроль над ним. Я слышал его мысли: он ненавидит тебя и только ждет случая отомстить…
- А Кэррон?
- Кэррон склонен к подчинению, - подтвердил Эдвард. – Его всего лишь раздражает голод. Но он готов действовать сообща. Он был бы доволен долей, если бы не постоянная жажда, которую ты не даешь ему удовлетворить. Как только он насытится, сможет мыслить разумно.
- У тебя полезный талант, - с уважением произнес Арни.
- У тебя тоже, - улыбнулся Эдвард, и Арнольд улыбнулся ему в ответ.
- Когда вернемся, можешь остаться в нашей семье, я думаю. Ты бы отлично вписался, - предложил Эдвард.
- Сначала еще надо вернуться, - помрачнел новорожденный, и в этот момент внутри города прозвучал взрыв.



Хищники начали свое наступление, и на этот раз они не вошли внутрь, а забрасывали город гранатами. Наступил хаос.
- В укрытие! – приказал Арнольд людям, в то время как Мишеля отправил за частокол: - Вперед! Убей как можно больше! – и парень послушно пошел на верную гибель, рыча и сопротивляясь, но все же не в силах противостоять сильному таланту главнокомандующего.
Дымовая завеса укрыла город. Гранаты со свистом влетали на территорию, непрерывным потоком, превращая дома в руины и оставляя глубокие рвы в земле. Осколки летели во все стороны, не причиняя вреда вампирам, но могли убить людей, которых и так осталось слишком мало.
Арнольд бросился к оружейному складу, распределяя оружие между живыми, не пострадавшими во взрывах. Он дернул за собой Кэррона, и Эдвард прочитал в его мыслях, что есть уже два раненых человека. Это значит, новорожденному будет позволено утолить нестерпимую жажду, после чего он, возможно, станет более покладистым и начнет помогать добровольно, а не по принуждению.
Пыль поднялась до высоты десяти метров, снижая видимость даже для вампира. Эдвард разрывался между желанием закрыть собой Беллу и помочь Арнольду, когда последний внезапно остановился, прикрыл глаза и рявкнул, перекрикивая грохот:
- Есть! – он указал на ворота, и Эдвард с Беллой бросились их открывать. Арни не требовалось говорить вслух, что он задумал. Благодаря дару Эдварда последний мог слышать его приказы даже мысленно. Не требовалось внушения, Эдвард доверился другому вампиру. Сейчас Арнольд видел, что тропа, ведущая от ворот на запад, свободна от чудовищ. Твари сконцентрировались на восточной стороне, куда глава города отправил Мишеля – там происходила битва.
- Нужно спешить! – Арни начал выводить вооруженных людей из укрытия, направляя к воротам. Их осталось всего семнадцать. – Пока они отвлеклись, но могут в любой момент вернуться и перекрыть нам дорогу! Бежим, пока опасность невелика!
Должно быть, экстремальные условия пробудили у Арни сразу несколько талантов, а не один. Его первый дар был врожденным, связанным с человеческой жизнью – уже тогда он имел сильную склонность к управлению. Второй же дар сформировался под воздействием жестоких обстоятельств. Он выжил на адской планете в течение года, научившись быть хитрее тварей, предугадывая их действия и видя все ловушки. Чувство опасности многократно обострилось, так как он вынужден был ежедневно бороться за свое выживание, и успешно. И теперь это умение трансформировалось в нем в поразительный талант – чувствовать врага и опасность, связанную с ним, даже на расстоянии. Неизвестно, будет ли этот дар работать на Земле в случае с людьми и другими вампирами, но против Хищников он действовал безотказно.
- Вперед! Быстрее! Быстрее! – подгонял Арнольд толпу, когда они выбежали за ворота и углубились в лес. Шум сражения остался далеко позади, на востоке.
Первым шел Арнольд, за ним Кэррон, как собачка на веревочке. Следом бежали перепуганные вооруженные люди. Замыкали шествие Эдвард и Белла.
Продвигались медленно, так как люди не могли перемещаться с такой же скоростью, что и вампиры.
Несколько раз Арни останавливался и, нахмурившись, оглядывался вокруг. Когда это случилось в третий раз, Эдвард не выдержал и нагнал его. В мыслях Арни было такое острое чувство опасности, что Эдвард не мог игнорировать это.
- Что случилось? – спросил он, напряженно вглядываясь в листву вокруг.
- Слишком тихо… - промолвил глава города. – Слишком просто…



Теперь и у Эдварда возникло чувство, что происходит что-то неладное. Они были окружены в городе плотным кольцом, но теперь на протяжении нескольких миль никто не напал на них. Это было странно. Неужели Хищники так легко допустили бы их к своим кораблям?
- Попробуй сконцентрироваться, - посоветовал Эдвард, и Арни закрыл глаза на минутку.
- Назад идти нельзя, меня словно толкает вперед – бежать, чтобы спастись. Позади худшая опасность. Быть может, они идут за нами по следу, а может, это и что-то другое, не знаю… Но впереди я тоже что-то ощущаю… Нам нужны корабли. Мы предполагаем, что сейчас они просто стоят и дожидаются нас? Я не знаю, что там, впереди… но там тоже что-то есть, хотя и не такое пугающее, как сзади…
- Наверняка корабли охраняют, - предположил Эдвард. – Но мы справимся, если их не очень много.
- Да-а… - неуверенно ответил Арнольд, - но все же… Если я думаю свернуть и пойти другим путем, например, через север, чувство опасности усиливается. Эта тропа… - он указал на запад, куда они направляются, - ощущается как туннель… как будто нет никакого другого пути, кроме этого. Тем более странно, что вот уже три мили никто не пытается на нас напасть…
- Нас ведут в ловушку, - мрачно нахмурился Эдвард, вспоминая, что также их вели в самом начале, как только они опустились на планету. – Надо проверить, - и с этими словами он сошел с тропы, направляясь в сторону огромного многовекового дерева, а затем за него.
Арни зашипел, и Эдвард прочел в его мыслях страх, но не остановился, желая убедиться в том, что они оба правы.
Совершенно неожиданно рука Беллы скользнула в его руку, и он раздраженно зарычал.
- Вернись немедленно! – процедил он, но девушка упрямо сжала губы.
- И не подумаю, - возразила она. – Мы, кажется, договорились…
- Это не сражение, - отрезал Эдвард.
- Не важно, - рассердилась Белла, - я с тобой!
Пока они спорили, не заметили, как листва на одном дереве немного зашевелилась, словно от ветра.
Зато запах гниющего болота был тем, что Хищники ничем не могли скрыть, даже если становились невидимыми для глаз.
Эдвард и Белла почувствовали, что их окружают, одновременно, когда вонь наполнила их легкие, приходя одновременно со всех сторон.
- Проклятье! – прошипел Эдвард, хватая Беллу за руку и запрыгивая на дерево, после чего на том месте, где они только что стояли, поднялся столб огня. Взрыв был такой мощи, что их обоих скинуло с ветки и отбросило далеко в сторону, и неожиданно они оказались прямо в гуще врага, между ними. Их было очень много, около двух десятков, и Эдвард был уверен, что к ним спешит подмога, потому что деревья вокруг снова и снова приходили в движение, и появлялись новые твари.
- Уходим! – услышал Эдвард приказ Арнольда с тропы, когда Хищники отовсюду начали стрелять, целясь в него и Беллу. Эдвард понимал мотивы Арни – воспользоваться потасовкой, чтобы под прикрытием уйти как можно дальше и увести людей.



Арнольд мог вступить в схватку и помочь им, но он говорил, что сделает ради выживания что угодно. На его месте Эдвард поступил бы также, уведя Беллу как можно дальше от сражения, поэтому ни в чем не винил главу города, на попечении которого был один новорожденный и 17 почти беззащитных человек.
Эдвард не мог вступить в бой с таким количеством врага одновременно так, чтобы Белла осталась в безопасности, но скорость вампира помогала избежать прямого попадания.
Почти.
Белла отвлекала его, так как больше, чем убивать чудовищ, он хотел защитить девушку. Это выглядело, как нескончаемый акробатический трюк. Прослеживая траекторию десятков выстрелов, Эдвард и Белла совершали неожиданные прыжки с дерева на дерево, ища брешь в толпе нападающих, чтобы прорваться. Но концентрация тварей, казалось, росла, сжимая кольцо.
Белла ответственно подошла к защите Эдварда, всегда находясь за его спиной, как он и просил, но даже этого было недостаточно, чтобы помочь ему. Пару раз снаряды достигали цели, а единожды Эдвард прикрыл ее собой, приняв удар на себя. Белле это не нравилось. Он вел себя так, словно она все еще человек. Белле хотелось больше действия.
Она не чувствовала себя напуганной или слабой. Напротив, раны, которые она видела на любимом, привели ее в состояние такой сильной ярости, что перед глазами все стало казаться красным. Она непрерывно рычала и почти была неспособна соображать, ей просто хотелось добраться до Хищника и убить его. Их всех. Но Эдвард не позволял ей отойти от него ни на шаг, а она была не в том состоянии, чтобы спорить. Наверное, это было тем, что Эдвард имел в виду – она потеряла контроль над собой из-за ярости и стала бесполезна в сражении.
Но затем Хищники оказались настолько близко, что даже не стало просвета между их прозрачными телами. Их были… сотни? Белла не знала, но ей стало страшно, по-настоящему.
Грохот взрывов, шипение снарядов, бесконечные головокружительные прыжки, крики Эдварда, ее собственное рычание и странное урчание врага смешалось вокруг в невообразимый хаос. Белла увидела, как ее любимого отбрасывает в сторону прямым попаданием из нескольких стволов, как его колени подгибаются, как один из Хищников поднимает оружие, намереваясь выстрелить практически в упор по непокорному вампиру, и ее рассудок помутился. Он не может умереть, только не он, была ее единственная мысль, все остальное исчезло, оставляя девушку во власти хищного новорожденного инстинкта. Все человеческое умерло в ней в тот момент, когда она своими глазами увидела, как в сторону упавшего на колени Эдварда летят одновременно больше десятка снарядов – будто Хищники целились только в него, посчитав Беллу легкой добычей и оставив ее на потом.
Все происходило как в замедленной съемке. Картина сражения окрасилась для новорожденной в кровавый цвет, когда она бросила свое тело на врага, стоящего прямо перед Эдвардом и собирающегося выстрелить в упор. Белла выставила вперед руки в отчаянном желании оттолкнуть его, чтобы помешать, но что произошло дальше, она не очень поняла. Ее руки не почувствовали никакого сопротивления, погрузившись в мякоть вонючей плоти и пройдя сквозь нее. А затем, когда девушка развела руки в стороны, Хищника попросту разорвало на две части, окрашивая все вокруг в интенсивный зеленый цвет. В следующую секунду Белла схватила Эдварда за плечо и дернула в сторону, а на месте, где он только что был, один за другим раздались многочисленные взрывы. Она уже не видела их, потому что просто бросилась бежать, поддаваясь инстинкту. Она не видела, следует ли Эдвард за ней по доброй воле или она тащит его, воспользовавшись тем, что сильнее как новорожденная. Или он просто не в состоянии идти, так как слишком сильно ранен… Белла видела только прозрачную стену перед собой, в которую она врезалась с ужасным чавкающим звуком, выставив свободную руку вперед, силой прорубая дорогу к свободе. Она чувствовала боль, ее тело горело со всех сторон, и это было настолько сильно, что она больше уже не чувствовала ничего, кроме этого. Зрение и слух – все исчезло. Все, кроме обжигающей душераздирающей боли. Последнее, о чем Белла успела подумать вразумительно, это о том, что она не смогла спасти любимого и погибла сама, и что Чарли никогда больше не увидит дочь…
- Белла… - она увидела перекошенное волнением лицо Эдварда сверху над собой,



и не знала, сколько времени прошло, но ощущала себя… живой. По крайней мере, она могла думать. И она чувствовала такую кошмарную боль отовсюду, будто снова обращается.
- Больно… - проскулила она сквозь напряженные всхлипы, вырывающиеся из ее собственного горла.
- Все будет в порядке, - голос Эдварда и его лицо стали отчетливее. К ее немалому удивлению, он даже улыбнулся, правда, очень грустно, с мучением во взгляде.
- Что со мной, - ей захотелось сесть и, к ее изумлению, она смогла сделать это. Боль уходила… медленно… оставляя некоторые участки тела одно за другим.
- Ты пыталась пожертвовать собой, чтобы спасти меня, - мрачно проговорил Эдвард, и Белла, опустив взгляд, увидела вместо своей груди огромную рану, похожую на расколотый гранит, которая постепенно заживлялась прямо на глазах, причиняя чудовищную по силе боль. Точно такие же раны, похожие на выбоины в камне, были на ее ногах и руках, и наверняка на голове и лице, потому что и там она чувствовала жгучее полыхание пламени.
- Так больно… - простонала она, тем не менее, тверже, чем секунду назад. Эдвард приложил свою ладонь к закрывающемуся отверстию, отчего Белле стало чуточку легче, и она со вздохом положила свою ладонь сверху, прижимая крепче.
- Знаю… - прошептал Эдвард с мукой в голосе, судорожно и отчаянно прижимая девушку к себе. И добавил с чувством: - Не думал, что когда-нибудь смогу испытать настолько безумную радость, что ты бессмертна…
- А… ты…? – Белла с трудом подняла свою руку, чтобы коснуться гладкой груди Эдварда, на которой ранее она точно видела такие же, как у нее, раны.
- Все в порядке… - пробормотал он.
- Где они? – Белла пыталась посмотреть вокруг, но видела только лес.
- Ушли… как только мы оказались на тропе, они перестали стрелять и исчезли… - пробормотал Эдвард и нервно рассмеялся. – После того, как ты протаранила собственным телом их ряды, а затем еще протащила меня милю прежде, чем упасть, я думаю, они не рискнули напасть на нас снова. Ты их хорошенько напугала и заставила призадуматься.
- Напугала? – удивилась Белла, делая последний вздох, и ее боль исчезла без следа. Эдвард аккуратно отнял руку, под которой была гладкая и абсолютно невредимая кожа девушки.
- Ну, больше всего ты напугала меня, конечно же, - проворчал он, безумным взглядом оглядывая все тело любимой, после чего выдохнул с облегчением. – Никогда не делай так больше, умоляю тебя.
- Я не могла смотреть, как ты умираешь… - Белла поморщилась; воспоминание Эдварда, с многочисленными ранениями, оседающего на колени, в секунде от смерти, будет теперь преследовать ее всю вечность. Она едва его не потеряла.
- Как будто мне на это смотреть нравится, - отчаянно простонал Эдвард, дав волю своим чувствам, когда убедился, что его девушка цела. Притянув ее голову к себе, он набросился на ее губы с неистовыми поцелуями, выражая всю силу своего страха потерять возлюбленную.
Арни двигался вперед со всей скоростью, на которую были способны люди. Теперь Кэррон замыкал шествие, причем абсолютно добровольно, как и говорил Эдвард. Он тоже хотел покинуть эту чертову планету, а кто он, теперь не имело никакого значения для него.
Они в состоянии позаботиться о себе сами, - внушал себе Арнольд, но не мог избавиться от чувства вины, что бросил друга и его девушку в беде, одних.
- Мы живы! – ответил на его мысли голос Эдварда издалека, стремительно приближаясь, и Арни с облегчением улыбнулся, останавливая отряд, чтобы извиниться перед Эдвардом.
- Не бери в голову, ты все правильно сделал, - ответил Эдвард, появляясь на тропе и ведя свою девушку за руку. Они оба были в копоти и зеленой слизи, Эдвард по пояс обнажен, а на Белле была импровизированная майка из пальмового листа. Долго размышлять не пришлось, чтобы понять, что это могло бы значить…
- Было тяжко? – посочувствовал глава города, когда ребята поравнялись с ним, и процессия снова двинулась в путь.
- Да, ничего хорошего… - подтвердил Эдвард, до боли сжимая руку Беллы, и она поняла его молчаливый намек: он ни за что не хочет повторения такого опыта.
- Прости… - попытался начать Арни.
- Это действительно туннель, - Эдвард проигнорировал извинения, важнее было сообщить информацию. – Их там сотни, за пределами тропы. Думаю, они и сейчас преследуют нас, оставаясь на безопасном расстоянии. Но, тем не менее, если мы попытаемся свернуть, бойня повторится. И я не уверен, что мы вчетвером в состоянии победить… Зрелище их войска просто завораживает! Сотни прозрачных тел, стоящих плечом к плечу, прорваться сквозь них – невозможно. Но, как только мы снова оказались на тропе, они оставили нас в покое… Они гонят нас вперед.
- Тогда расстрою тебя – пути назад тоже нет, - ответил Арни мрачно. – Туннель ведет прямо, и все, что мы можем сделать – это идти в их ловушку. Я так полагаю, если мы попытается остановиться, они тоже нападут на нас, прямо на тропе, чтобы поторопить?
- Скорее всего, ты прав, - и, не сдержавшись, Эдвард разочарованно зарычал.
Они были около взлетной площадки спустя пять часов непрерывного движения. Образовав полукруг, люди и вампиры залегли у кромки леса, рассматривая три мощных, цвета красного кирпича, корабля. Корабли были и сами похожи на живых существ – обшивку окаймляли странного вида переплетения неровных сморщенных труб и проводов непонятного назначения, и все в целом выглядело, как будто артерии и капилляры обвивают огромную бесформенную голову чудовища. Вся эта конструкция стояла на трех, кажущихся тонкими и неустойчивыми, ногах. Сопла двигателей были расположены внизу, для вертикального взлета, и по периметру, благодаря чему корабль мог передвигаться в любую сторону, не разворачивая корпуса.



Вокруг стояла подозрительная, до дрожи пугающая тишина. Ни движения вокруг, только лес и пение птиц, свежий ветерок. Словно сама природа пыталась успокоить бдительность группы, но опасность чувствовали все, для этого не требовалось дара.
Корабли стояли совершенно незащищенные, с гостеприимно открытыми входными шлюзами, обманчиво безопасные, приглашаю кучку людей и вампиров воспользоваться случаем…
- Что думаешь? – спросил Эдвард, подползая к Арни и ища в его лице и мыслях ответы на вопросы.
- На первый взгляд, все спокойно… и это тем более странно.
- Ты что-то чувствуешь?
- Не могу точно сказать… Восток, север и юг куда больше пугают меня, - ответил он, прищуривая глаза и покачивая недоверчиво головой. – Там войско, и оно не позволит нам прорваться… За этой опасностью я не могу толком ощутить ту, которую вызывают во мне корабли. Ничего катастрофического… и именно поэтому это пугает меня.
- Но, я так полагаю, оставаться на месте мы тоже не можем, - вставила Белла и кивнула назад. – Они ведь придут за нами…
- А что, если это признание поражения? – предположил Кэррон, подползая с другой стороны.
- Что ты имеешь в виду? – удивился Арнольд, но Эдвард уже прочел мысли парня.
- Он имеет в виду, что они уступают нам свои посудины. Хотят избавиться, раз не могут победить. Отпускают с миром.
- О… - протянул Арни, и Эдвард увидел в его голове десятки подобных случаев. Хищники не просто убивали свои жертвы. Им доставляло удовольствие найти достойного противника и биться с ним на равных. Бывали случаи, когда побеждал человек… и тогда Хищник отпускал победителя, живым.
Эдвард признал, что таковая версия имеет право на существование, ведь в его первую схватку, когда Хищник не знал, с кем связался, то предпочел биться без оружия, когда увидел, что Эдвард не вооружен.
- Они позволяют захватить их корабли, признавая победу за нами! – выдохнул Эдвард потрясенно, и даже почувствовал толику уважения к тварям.
- Не узнаем, пока не проверим, - улыбнулся Арнольд и поднялся, призывая всех следовать за собой.
Команда разделилась. Раз Хищники оказались столь щедры, чтобы отдать в их распоряжение целых три корабля, то и захватить они решили все три.
Кэррон и Арнольд взяли с собой по семь вооруженных человек, а Эдвард с Беллой пошли вместе, и им было достаточно троих. Решили – кто первый разберется, как поднимать корабль в воздух, тот позовет остальных и покажет им.
Оба солнца висели высоко над горизонтом, практически расплавляя воздух на стартовой площадке, обугленной и покрытой коркой из-за многочисленных приземлений и взлетов кораблей. Запах гниющего болота и тухлого белка усиливался по мере приближения, но никто не пытался воспрепятствовать им, никто не стрелял по ним. Планета словно вымерла. А точнее, замерла в ожидании, что дальше произойдет…
Арни чувствовал это… все шло не так, как должно было. Слишком просто, слишком просто, стучал внутренний молоточек в его голове, когда он замер перед распахнутым шлюзом, ведущем внутрь. Люди позади него побрякивали оружием в нетерпении и страхе, но смотрели с огромной надеждой, доверяя своему правителю, и дело было не только во внушении. Они все хотели выбраться отсюда живыми. И цель была настолько близко…
Осторожный шаг, и нога Арни оказалась внутри, в то время как тело все еще оставалось снаружи…
Ничего не произошло.
Все выглядело таким легким…
Обманчиво легким…
Арни понял бы это даже без своего обострившегося дара.
Еще шаг, и он полностью внутри. Все напряженно замерли на несколько минут, прислушиваясь и присматриваясь. Ни движения – ни внутри корабля, ни снаружи, ни в лесу. Словно Хищники решили даже не приближаться больше, хотя могли бы понаблюдать за ними издалека…
- Ну, давай уже, - прошептал один из людей, боясь, как бы твари не передумали, пока Арнольд колеблется.
- Самый смелый? – брякнул Арни недовольно. – Иди первым!
Парень не сдрейфил. Раздраженно обойдя вампира, он двинулся внутрь, медленно и осторожно обследуя длинный ход.
Изнутри корабль еще сильнее напоминал живое существо. Ход был похож на внутренности чудовища, словно красная сморщенная глотка, окаймляющая весь периметр. Куда вел этот ход – неизвестно. Но выглядел он не очень приятно, и совершенно не внушал доверия. Все здесь было чуждым и непонятным.



Вызвавшийся парень, которого звали Уилли, осмелел спустя несколько минут, потому что корабль выглядел абсолютно пустым – ничего не происходило с ним. Ни одной ловушки, никаких нападений… Он скрылся в красной глотке, а спустя десять минут появился с другой стороны, обойдя весь корабль по внутреннему кругу.
- Это просто коридор, - сообщил он, - примерно посередине находится рубка. Никого нет. Все чисто.
Все с облегчением вздохнули и двинулись внутрь. Арнольд молча проводил взглядом вошедших и попросил одного остаться снаружи и ни в коем случае не покидать пост, чтобы предупредить, если начнется нападение из леса.
С чувством небольшого облегчения Арнольд ступил на вражескую территорию…
Эдвард и Белла решили действовать иначе. Они не желали рисковать людьми. Они оставили всех троих снаружи, решив для начала самостоятельно обследовать корабль. Один человек спустился по небольшому трапу и занял пост у ноги корабля, осматривая лес. Вторая, женщина, осталась прямо в дверях, чтобы прикрыть первого, если что, спрятавшись за переборкой. А третий, молодой паренек, встал внутри, лицом в сторону хода, противоположного тому, по которому двинулись вампиры.
Запах вони имел тут особенную концентрацию. Ясное дело, если Хищники жили здесь долгое время, то их омерзительный аромат впитался в сами стены, вызывая отвращение.
Красные, цвета утробы, стены коридора плавно изгибались внутрь, в сердцевину корабля, пока не вывели вампиров к рубке, не намного отличающейся от обшивки. Всю внутренность опоясывали сморщенные красноватые и коричневые шланги, похожие на кишки и артерии. И все это непонятное переплетение мерцало, словно пульс, и даже по этим жилам что-то двигалось, как кровь.
- Как будто нас сожрало что-то… - пробормотала Белла.
- Да, - согласился Эдвард. - Тяжело из хищника превратиться в добычу, верно?
Он разглядывал квадратную конструкцию посередине круглой рубки. Это был единственный предмет, имеющий форму, из всего, что они видели здесь. Именно от него во все стороны расходились трубки и провода, опоясывающие потом все стены, потолок и, вероятнее всего, тянущиеся дальше, по всему кораблю, до самых дальних уголков.
- Полагаю, это именно то, что мы искали, - озадаченно пробормотал Эдвард. Разобраться в том, как действует инопланетная штуковина, не представлялось никакой возможности. Совершенно чуждая техника, равномерно мерцающая в такт пульсу всего корабля – это все, что он видел. Ни кнопок, ни других рычагов управления заметно не было.
Эдвард присел, изучая в отдельности каждый провод, чтобы понять, куда в конечном счете он ведет – в этом и могла таиться разгадка. Проводки, уменьшаясь в размерах, сходились на маленькой металлической встроенной коробочке на верхней, немного скошенной части панели. И когда Эдвард слегка провел по крышке, она со щелчком открылась.
Рубка тотчас осветилась интенсивным красным светом, перестав пульсировать, и Эдвард с Беллой ногами могли почувствовать напряжение в полу, словно ток заструился там. Равномерный гул включающихся приборов наполнил пространство.
Белла изумленно ахнула, а Эдвард торжествующе улыбнулся, видя, наконец-то, КНОПКИ перед собой, расположенные под крышкой.
- Есть! – с удовлетворением произнес он, и тут же в его голове сформировался план. Так как система жизнеобеспечения корабля этой расы была наружной, ему ничего не стоит проследить направление каждого провода, и очень скоро он будет знать, какая кнопка или их комбинация ведет к какому двигателю.
- Белла! – восторженно обнял Эдвард любимую, в самом деле веря в их спасение из этого ада. – Я смогу сделать это! – он медленно поцеловал Беллу, потеряв любую бдительность, наслаждаясь моментом. – Мы вернемся! – повторял он между поцелуями. – Вернемся домой!
И именно тогда, когда он позволил себе расслабиться и начать надеяться… когда поверил – действительно поверил в то, что Хищники оказались настолько благородны, чтобы просто отпустить их… - мысли, полные ужаса и непередаваемой паники, накрыли его голову с такой силой, что он чуть не задохнулся.
«Бегите!» - кричал голос Арнольда в его голове, и он увидел глазами парня, как шлюз, в который те только что зашли, с лязгом захлопнулся за их спиной.
«Ловец птиц», - было в мыслях одного из людей. В его памяти вспыхнул образ клетки, дверца которой захлопывается, когда птица оказывается внутри, соблазненная рассыпанным в клетке кормом.
Корабли – как приманка.
Ловушка для наивных жертв.
Эдвард видел глазами Арнольда, какой хаос происходит внутри того корабля. Внутренний пульс ускорился и стал ярким, слепя глаза, а звук равномерно тикающего часового механизма не оставлял сомнения в том, что произойдет через несколько секунд. Эдвард уже видел раньше такое, только в уменьшенном варианте – на приборе Хищника, прикрепленном к его запястью. Звук заведенного процесса самоуничтожения, повлекший за собой чудовищный взрыв. Страшно предположить, какой силы взрыв можно устроить из начиненного взрывчаткой огромного корабля. Да он снесет полпланеты! Поэтому Хищники и близко не подходят к стартовой площадке? Должно быть, они давно вне пределов радиуса взрыва, далеко отсюда, за много миль, чтобы спастись.
Еще секунду назад лицо Эдварда светилось практически неподдельным счастьем, а сейчас Белла наблюдала панику и ужас. Его глаза расширились, он побледнел и бросился к выходу, увлекая Беллу за собой.
- Бегите! – заорал он людям, оставшимся у двери.
Они успели увидеть, как фигуры двоих выскакивают наружу, после чего прямо перед носом Эдварда, бегущего чуть впереди, шлюз со скрежетом захлопнулся.
Та же ситуация повторилась, что и с кораблем Арнольда: стены замерцали, отсчитывая секунды до взрыва, отвратительный писк на высоких неприятных нотах резал слух.
Эдвард даже не остановился, с силой врезавшись плечом в шлюзовую дверь. Он рассчитывал пройти насквозь, но корабль оказался прочнее его обладателей. Немудрено, ведь он должен был выдерживать огромные космические перегрузки.
Рыча, Эдвард ударял плечом снова и снова, и Белла помогала ему, чем могла, отдирая трескающийся металл темного, почти черного цвета. Четыре секунды… пять… шесть… на седьмой они увидели свет солнца, и дальше дело пошло быстрее. Корабль завибрировал, когда они оба выскочили наружу и бросились бежать, а затем их ударило в спину взрывной волной.
Деревья пригнуло к земле, а затем пришла вспышка… последним налетел слой пыли, отбрасывая вампиров все дальше, на несколько миль, и в конечном итоге с невероятной силой швырнув о землю.
Обнимая любимую как можно крепче, Эдвард смотрел, как над лесом расцветает огромный белоснежный смертоносный ядерный гриб, олицетворяющий конец всем их надеждам… мечтам... снова…