Белла боролась с болью. Она не хотела, чтобы Эдвард видел ее агонию. Она была бы рада, если бы он вообще не присутствовал при ее перерождении, но знала, что бесполезно просить об этом. Поэтому старалась не кричать, чтобы уменьшить переживания своего вампира. Карлайл не кричал во время своего обращения. Розали говорила, что крики не уменьшают мучений. Так что Белла справится, и будет молча сносить боль ради того, чтобы облегчить любимому совесть.
Наступил момент, когда девушка заметила перемены в своем состоянии. Боль усилилась, но в то же самое время Белла стала различать звуки и прикосновения. Равномерное дыхание рядом с ее ухом… сильные объятия, руки, обвитые вокруг ее тела… два сердцебиения очень близко, и множество сердцебиений чуть дальше, снаружи… крики и разговоры, пение птиц… Как будто все это рядом с ней, хотя Белла чувствовала – расстояние не такое уж и маленькое. Должно быть, это уже ее новый вампирский слух.
Она распахнула глаза, когда ее собственное сердце вдруг стало ускоряться, словно стремилось разорвать грудную клетку и выскочить наружу. Белла горела.
Она увидела искаженным от боли зрением лицо Эдварда, с беспокойством смотрящего на нее, и почувствовала, что он сжимает ее ладонь. Белла немедленно ухватилась за его руку, и в тот же миг ее грудь выгнулась дугой, а сердце издало последние несколько бешеных ударов… после чего замолкло навсегда.
Остановившимся взглядом Белла смотрела перед собой, приходя к осознанию: ее боль прошла, теперь она бессмертна, наконец-то.
- Белла…? – взволнованный шепот Эдварда вернул ее в действительность. Она поняла, что он бережно усадил ее, не выпуская из кольца своих рук, и продолжает смотреть на нее. Она немного скосила глаза и, увидев лицо возлюбленного близко от себя, неуверенно улыбнулась.
Ответом ей стала широкая ослепительная улыбка Эдварда.
- Все закончилось… - прошептал он ободряюще, и Белла вдохнула воздух, чтобы ответить.
То, что произошло потом, было ей неподвластно.
Горло обожгло пламенем такой силы, что это было даже сильнее, чем во время перерождения. Рот наполнился слюной, а перед глазами вспыхнула красная пелена. Белла услышала звук рычания, ощутила движение, и руки вокруг нее разомкнулись, после чего спустя мгновение ее зубы вонзились во что-то мягкое и горячее. В горло попал восхитительный напиток, облегчающий боль, и Белла с благодарностью приняла его.
Только когда напиток закончился, и Белла увидела силуэт Эдварда, выпрыгивающего с чем-то на руках из окна, она догадалась, что произошло.
- Эдвард… - позвала она потрясенным шепотом, и через несколько секунд он вернулся с пустыми руками.
- Я здесь, - он немедленно обнял любимую, прижимая ее к себе, и зашептал: - Ты никого не убила, слышишь? – говорил он. – Они были все равно что мертвы. Раненые в смертельной агонии. Ты не убила их, а спасла от жестоких мучений.
Эдвард не стал уточнять, что перед тем, как вложить в руки Беллы жертву, Эдвард каждому из них сломал шею. Исходя из этого, вина за убийство лежала полностью на нем, а не на его Белле. Он защитил ее душу, и впредь тоже не позволит любимой убивать. Он уже давно был убийцей, еще несколько человек не имеют никакого значения для его души. Но вот душу Беллы он сбережет, даже если ему придется постоянно убивать ради этого невинных людей. Если уж он не смог предотвратить их перелет в это ужасное место, напоминающее ад, то он сделает все возможное, чтобы уберечь любимую от превращения в чудовище.
- Это были люди? – мрачно промолвила новорожденная, ощущая весь ужас от того, что убила человека.
- Мертвые, - повторил Эдвард. – Просто кровь еще не остыла.
- Это то, про что ты говорил мне? Что ты придумал способ, при котором мне не придется убивать?
- Да, - прошептал вампир и отстранился, чтобы заглянуть девушке в глаза. – И ты не будешь убивать, клянусь. Здесь всегда полно смертельно раненых.
И прежде, чем Белла смогла что-то возразить, он добавил:
- К тому же, через два дня мы планируем наступление. Если все получится, то тебе вообще больше не придется пробовать кровь людей.
Белла смотрела на решительно сдвинутые брови вампира и видела, что он говорит ей правду. Она вспоминала их битву и свою решительную готовность стать вампиром, чтобы защитить любимого. Она хотела вернуться домой. Ради Эдварда и ради их будущего она пошла на этот шаг, поэтому сейчас она довольно быстро пришла к принятию ситуации такой, какова она есть. Образы чудовищ с зеленой кровью, безжалостно убивающих ради забавы, стреляющих в ее возлюбленного – все это успешно помогло Белле справиться с зарождающимся чувством вины.
Девушка подняла руку и нежно провела пальчиками по гладкой щеке Эдварда, ощущая, что его кожа кажется ей теперь бархатной и теплой.
- Ты настроен не дать мне убивать, да? – тихо уточнила она.
- Любой ценой, - поклялся Эдвард, и Белла вздохнула… а потом улыбнулась, зная, что если нужно будет защищать любимого, она вступит в бой, несмотря на его сопротивление. Эдвард может уберечь ее от убийства людей, и если это настолько важно для него, она не против. Но он не сможет воспрепятствовать ее желанию участвовать в битве наравне с другими. Она не будет отсиживаться в стороне, если может быть полезной. И она не чувствовала никаких угрызений совести по поводу убиения Хищников, потому что они казались ей исчадиями ада. Ее душа не может быть проклята, если она убьет парочку чудовищ, тем более, если этим она спасет жизни нескольких человек.
Эдвард нахмурился, глядя в сторону окна, а затем невесело произнес:
- Ты еще голодна?
- Не знаю… - растерянно произнесла Белла. Она не хотела говорить правду о том, что ее горло все еще горит, ведь она могла контролировать это. Боль была вполне терпимой.
Но Эдвард увидел ответ в ее глазах.
- Пойдем, - он поднялся и протянул руку, а когда Белла схватилась за нее, вытянул за собой в окно.
- Куда мы бежим? – удивилась Белла, спеша за своим вампиром в гущу леса. Белла была слегка ошеломлена скоростью, с которой она передвигалась, и запахами, буквально оглушившими ее в лесу. Она не могла разобрать ни одного, и это пугало ее. Она лишь надеялась, что ее вампир ориентируется здесь лучше, чем она.
- Мужчины ушли на охоту, - пояснил Эдвард. – Сейчас они уже направляются назад.
- Причем тут я? – спросила Белла, и тут же замолкла, почуяв аромат свежей крови. Ее пальцы грубо сжали руку Эдварда, и он кивнул, подтверждая ее чудовищную догадку.
- Хищники еще там, - Эдвард замедлился, но не остановился, - так что мне придется отвлечь их, пока ты утолишь жажду…
- Я не хочу, Эдвард… - Белла замерла на месте, хмуро глядя на Эдварда, который тоже смотрел на нее сурово. – То есть, я не уверена… я думаю, что мне достаточно… я вполне хорошо себя чувствую.
- Белла, незачем напрасно истязать себя. Тот человек все равно умрет.
- Но… - Белла не нашлась, что ответить, потому что лицо Эдварда вдруг исказила гримаса отчаяния. Она должна была быть сильной ради него. – Хорошо, поспешим, - кивнула она, преодолевая ужас и стыд.
Эдвард предпочел сделать вид, что не заметил ее колебания. Ему и без того было нелегко. Он поклялся вернуть Беллу домой, и он сделает это, заплатив любую цену. Даже цену превращения себя в безжалостного убийцу.
- Когда я уведу их, выходи, - строго приказал Эдвард и вознамерился оставить Беллу одну, чтобы отвлечь Хищников, приближающихся к добыче. Их было четверо, но Эдвард чуял присутствие еще как минимум пятерых впереди по тропе.
Компания охотящихся мужчин убежала прочь, когда на них напали, а один остался, чтобы прикрыть им спину. Он спрятался в корнях дерева и отстреливался, с трудом различая невидимые фигуры чудовищ. В тот момент, когда Эдвард и Белла подбежали к поляне, его сердце остановилось. Было всего лишь несколько минут, пока его кровь еще не остыла, в течение которых Белла сможет воспользоваться случаем. Нужно спешить.
- Эдвард! – воскликнула Белла в ужасе, когда увидела его спину. Она не могла отпустить его, чтобы он стал приманкой. Она вообще не могла отпустить его!
И, когда он обернулся, Белла атаковала его губы своими губами, как будто это в последний раз.
На одну короткую секунду, поддавшись порыву, Эдвард привлек любимую к себе, отвечая на поцелуй. Но затем он разорвал объятия решительно и твердо, не желая, чтобы шанс был упущен. Лучше мертвый солдат, чем живой житель города, когда они вернутся обратно.
- Все будет хорошо, - пообещал он и исчез, бросаясь Хищникам наперерез, чтобы увести их в сторону.
Зная, что мертвец никуда не денется от них, и они всегда успеют вернуться за трофеем, твари последовали за Эдвардом в глубину леса.
Белла чувствовала себя… странно, когда смотрела на человека перед собой. Ее инстинкты кричали ей, что она должна немедленно наброситься на него, в то время как разум сопротивлялся. И даже осознание, что человек уже мертв, не помогало.
Но затем Белла подумала, что ее Эдвард сейчас ценой своей жизни дарит ей возможность не становиться убийцей, и это помогло ей решиться. В конце концов, альтернативы мертвецу все равно не было на этой планете.
Кровь была густой и невкусной, как полежавшая испорченная пища, но ее голод основательно утих. Закончив, девушка вырыла могилу, в которую уложила тело несчастного, подарившего жизнь другим, более удачливым, солдатам.
- Что ты делаешь? – проговорил бархатный голос за ее спиной, когда Белла укладывала сорванный цветочек на холмик свежей земли.
- Я не могла его так оставить… - пробормотала Белла, с облегчением вздыхая, когда не увидела на теле любимого никаких повреждений. – С тобой все в порядке?
- Да, - ответил Эдвард, привлекая девушку к себе и целуя ее в висок, и Белла заметила сильное напряжение парня. Да и вид его был очень хмурый.
- Что-то не так? – спросила она, и Эдвард поморщился. Как всегда, его Белла была чересчур внимательна.
- Я не уверен, - вздохнул вампир, увлекая любимую обратно в город.
- Скажи мне…
- Ну, они вели себя не как обычно. Мне это не нравится.
- Что они сделали?
- В том-то и дело, что ничего. Они не нападали на меня.
- Разве это не хорошо? – удивилась девушка, чувствуя еще большее облегчение, что в ее вампира никто не стрелял.
- Слишком осторожны. Как будто следили за мной, выжидали чего-то… А когда я бросился на них, совершенно открыто, они, не стреляя, отступили назад…
- Может, они теперь боятся тебя?
- Может, и так… - протянул Эдвард, не выглядя убежденным. – Но если они будут избегать сражения, то как мы победим? Мне кажется, это очень плохой знак. Слишком уж быстро учатся…
- Нас теперь будет много, - напомнила Белла, и Эдвард сжал ее руку, молчаливо напоминая, что по-прежнему не намерен допускать девушку к драке.
В городе шли активные приготовления к битве. Арнольд развил бурную деятельность, обучая жителей обращаться с оружием. Все по-прежнему беспрекословно подчинялись приказам главы города и выглядели так, словно готовы броситься под пули в любой момент, как только услышат приказ. Полезный талант, подумал Эдвард, глядя на Арнольда. И, судя по всему, Арни доставляло огромное удовольствие управлять людьми, а учитывая его дар, нападение должно получиться слаженным и единодушным. Идеальный полководец.
А больше всего Эдварду нравилось, что ему не пришлось вставать во главе всех этих людей, так как эту роль полностью и с радостью принял на себя новорожденный, справляясь весьма неплохо. Теперь Эдвард мог все свое время уделить Белле, не забивая себе голову ничем другим.
Они уединились в своей комнате, где, не обращая никакого внимания на то, что происходит снаружи, предались невыразимо прекрасным мгновениям любви.
- Белла… - теперь Эдвард был настойчив. Исчезла неуверенность, в глазах горело возбуждение, которое он больше даже не пытался скрывать, когда впился в губы Беллы страстным поцелуем, а затем опустил ее на пальмовые листья. Они не нуждались в постели, но так было привычнее. Вскоре на них не осталось и клочка одежды. За окном наступила ночь, а влюбленные все не могли насытиться, отчаянно нуждаясь друг в друге, как в глотке свежего воздуха, после всего, что пережили. И им было наплевать, что эта планета похожа на ад, а твари, желающие их смерти, на демонов; они не обращали внимания на возбужденные крики с площади, а затем на воцарившуюся вокруг тишину ночи. На время они уступили инстинктам, ища утешение в объятиях друг друга и возможность хотя бы ненадолго забыться.



Спустя два дня отряд был полностью готов к сражению. Хищники не показывались, даря людям и вампирам так необходимое им преимущество. Конечно, охота была все еще сопряжена с риском, но животных, добытых в ту, первую вылазку, пока хватило, чтобы питаться людям.
Эдвард с Арнольдом с нетерпением ждали рождения новеньких вампиров. Их было двое. Кэррон, парень с черными короткими волосами и темной кожей, итальянец по происхождению, но канадец на самом деле, имел внушительную мускулатуру, потому что работал на лесозаготовках. Мишель был французом, худощавым и невысоким, и носил маленькие очки, которые теперь ему никогда больше не понадобятся. Обращение этих двоих не было запланированным, и оба вампира – Арнольд и Эдвард – переживали об их реакции. Примут ли они свою сущность с радостью, понимая, что это лучше, чем смерть? Смирятся ли с обжигающей жаждой? Станут ли неуправляемыми и опасными или, как Арнольд, сразу научатся контролировать себя? Будут ли они помощниками в борьбе против Хищников или возненавидят того, кто превратил их в чудовищ?
- Мы собираемся позволить им просто напасть на людей? – поинтересовался Эдвард с содроганием, когда весь город собрался на площади перед домиком, в котором кричали изменяющиеся. Их сердца уже ускорились, осталось всего несколько минут до завершения процесса.
- Не думай об этом, - посоветовал Арни. – Это мой город, мои люди и мои вампиры. Предоставь мне разрешить этот вопрос самому.
Эдварда вполне устраивало, что ему не приходится решать такие чудовищные вопросы, но это не облегчало муки совести.
- Ты, правда, так спокойно к этому относишься? – покачал он головой, глядя на совершенно уверенного в себе Арнольда, на лице которого не дрогнул ни один мускул, как будто он не обрекает сейчас нескольких жителей на смерть. – Ты можешь пожалеть потом, когда мы вернемся, и ты поймешь…
- Я не такой щепетильный, как ты, - усмехнулся Арни без смущения. – Год на этой веселой планетке кое-чему научил меня. Я сделаю ради выживания и возвращения что угодно, и вряд ли потом пожалею об этом. Я никогда особо не думал над своими поступками, и это не изменится. Нет, я не стремился быть жестоким, но я прекрасно осознаю, что сейчас это необходимо. Не забивай себе голову, Эдвард, - посоветовал он. – Ты слишком много думаешь, на мой взгляд.
Как раз в это мгновение стук одного из сердец прекратился, и они услышали раскатистое рычание новорожденного.
Эдвард автоматически задвинул Беллу за спину, но она все равно выглядывала через его плечо.
Люди завизжали, отступая назад в панике, когда новорожденный показался в дверях комнаты, а затем бросился на толпу.
- Стоять! – грубо крикнул Арнольд, и люди, уже готовые убежать, застыли на месте. Женщины рыдали, не в силах ослушаться приказа, мужчины подвывали от отчаяния. Но не только человеческие существа не могли сдвинуться с места. Новорожденный точно так же замер посреди площади, с яростью скаля зубы и захлебываясь диким рычанием. Он затравленным, безумным и пустым взглядом скользил по лицам людей, его мышцы сокращались, но ноги словно приросли к земле.
- Видишь? – торжествующе повернулся Арни к Эдварду. – Я могу заставить его, и он никого не тронет. Что скажешь? До сражения он же ведь не умрет от голода?
Эдвард колебался. Его потрясение было настолько огромным, что он потерял дар речи, не в силах оторвать глаз от рычащего новорожденного, подчинившегося гипнотическому воздействию. Эдвард хотел подойти к нему, но обнаружил, что точно так же не может сдвинуться с места. Изумленный, он не мог подобрать нужных слов.
Белла пришла ему на помощь, первая заговорив:
- Ну, пожалуй, пару часов он потерпит.
- Да, - согласился Эдвард с облегчением, он совершенно не ожидал такой вот развязки ситуации, приготовившись уже потерять несколько людей. Но Арнольд явно времени даром не терял, развивая и изучая свой дар последние дни. – Это… впечатляет.
- Я знаю, - самодовольно изрек Арнольд, улыбаясь и немного выпячивая грудную клетку. – И мне действительно нравится это!
Когда второй новорожденный застыл рядом с первым, Арни распустил толпу, чтобы новые вампиры не сходили с ума, смотря на людей. Он увлек их на частокол, чтобы дать глотнуть свежего воздуха и привести в чувство, а затем поговорить с ними и все объяснить. Выступление было запланировано немедленно, осталось лишь сделать так, чтобы эта информация уложилась в головах только что обращенных. А они не способны были трезво мыслить и прекратить рычать, находясь так близко от запаха крови.





Эдвард отвел Беллу в комнату, чтобы также поговорить.
Белла уже знала, о чем пойдет речь, поэтому сразу, как они вошли внутрь, скрестила руки на груди.
- Белла… - нахмурился Эдвард, увидев ее позу и упрямое выражение ее лица.
- Эдвард, - спокойно, но твердо ответила Белла в тон ему.
- Ты не станешь сражаться, - прорычал Эдвард, сердясь и сжимая кулаки.
- Я тоже хочу убить парочку чудовищ, - надула губы Белла. – Я хочу.
- Ты не будешь убивать!
- Они же не люди, - напомнила Белла.
- Неважно, кто, ты не будешь убивать.
Белла скептически подняла бровь.
- И кто же меня остановит?
Эдвард пораженно простонал, закатывая глаза и хватаясь за голову.
- Белла! – тон его стал побежденно-умоляющим.
- Эдвард! – упрямо повторила Белла, не собираясь сдаваться.
Рассердившись, Эдвард сел на пальмовые листья и отвернулся. У него был вид обиженного мальчика, которого жестоко обманули. В глазах застыла боль, и он ничем не мог скрыть ее. Он готов был остаться в этой комнате и никуда не выходить, раз уж не может уберечь свою девушку от беды, снова.
- Ну что ты, перестань… - прошептала Белла, присаживаясь рядом и кладя руку любимому на плечо. Эдвард не повернулся и ничего не сказал, даже когда она попыталась поймать его хмурый взгляд.
- Ну пожалуйста, не сердись, - попросила она с нежностью.
Эдвард вздохнул. Кроме этого, он больше ничего не сделал. На несколько минут повисла напряженная тишина.
- Это шантаж, - заявила Белла недовольно, и теперь она тоже была сердита.
Эдвард посмотрел на нее обиженно.
- Я поклялся, что уберегу тебя от ошибок. Чего стоят мои обещания, если я не могу их выполнить?
- Но это же мой выбор, - возразила Белла.
- Ты хочешь, чтобы я нарушил свои клятвы? – лицо Эдварда выглядело так, словно его смертельно оскорбили.
- Нет, я хочу помочь тебе. Особенно теперь, когда я это МОГУ.
- Белла, пожалуйста… - Эдвард вдруг резко рванул вперед, заключая лицо любимой в ладони. Он шепотом умолял ее уступить. – Прошу тебя, не вмешивайся. Я не хочу, чтобы ты убивала. Для меня важнее этого нет ничего на свете!
- Ты не заставишь меня уступить тебе, - проворчала Белла, глядя в горящие глаза любимого. – Твоя магия больше не действует на меня, - Белла не стала уточнять, что под его искренним умоляющим взглядом она почти сдалась.
Лицо Эдварда искривилось в муке, когда в его воображении возникла Белла, а перед ней монстр с отвратительным лицом и торчащими наружу клыками, на три головы выше ее. И не важно, что его возлюбленная теперь бессмертна и почти неуязвима, одной такой картины было достаточно, чтобы его сердце испуганно сжалось. Белла не солдат, и вампир не хотел, чтобы она становилась им. И он не мог себе представить, как переживет, если его любимую ранят, а он будет где-то на другой окраине битвы и ничем не сможет помочь ей.
- Будешь за моей спиной, - процедил он, – защищать от нападения сзади. Только так.
- Оу… - ошеломленно пролепетала Белла, пораженная тем, что Эдвард уступил ей в споре.
- Ты должна находиться всегда в пределах моей видимости, если не хочешь, чтобы я сошел с ума.
- Х… хорошо! – Белла не стала спорить, но спустя секунду победно улыбнулась. Она выиграла! Ее вампир позволил ей сражаться! И возложил на нее ответственность защищать его!
Конечно, Белла понимала, чего добивается Эдвард. Он будет пытаться успевать везде и всюду, и вряд ли у нее будет шанс сразиться с Хищником самостоятельно – Эдвард просто не допустит этого, суетясь вокруг нее. Но все же она почувствовала некоторую гордость, что любимый доверил ей защищать его спину. Она была убеждена, что случай сделать это обязательно представится ей, рано или поздно.
- Эдвард! – внезапно в двери их комнаты шумно влетел Арнольд. Его лицо было перекошено от волнения, дыхание глубокое и быстрое. – У нас проблема, - прорычал он.
Эдвард и Белла последовали за ним на частокол, где тот присел в оборонительной позе и начал яростно рычать, оглядывая лес.
- Где они? – напряженный, как струна, Эдвард всматривался в густую листву. Беллу он вновь пытался спрятать за собой, но она не давала ему шанса.
- Они идут, - мрачно процедил Арни, сейчас как никогда ранее похожий на вампира, буквально обезумевшего от ярости, - их много, я чувствую это. Очень скоро они будут здесь.
- Я ничего не слышу, - пробормотал Эдвард, глубоко втягивая воздух без примеси болотной гнили. – Запаха тоже нет.
- Мне не нужен их запах, чтобы понять, что они затеяли, - руки Арнольда сжались в огромные кулаки, как и подобает устрашающему воину. – Я просто знаю это и все.
- Ты чувствуешь опасность, - Эдвард, прищурившись, уставился на Арнольда, пораженный еще одной догадкой о его талантах.
- Я просто знаю, что они идут. Они будут здесь спустя десять или пятнадцать минут – там, там и там, - он показал рукой направления. - В городе оставаться небезопасно. Они что-то затевают.
- Хотят напасть на город, не дожидаясь нашей вылазки, - предположил Эдвард. – Действуют на опережение.
- Нет, тут что-то другое. Они ведут себя странно… никогда не видел такого.
Эдвард шумно выдохнул.
- Два дня назад я встречался с ними, - процедил он, - и они не напали на меня, хотя я спровоцировал их...
- Я же говорю… все не так просто, как кажется на первый взгляд… Их интеллект гораздо выше человеческого. Они никогда не делают ничего непродуманного…
- Что же они затевают?
- Пока не знаю, - Арни вдруг резко оглянулся по сторонам. Потом его глаза закрылись, и он медленно повернулся вокруг себя, втягивая носом воздух. – Мы окружены, - прошипел он, и Эдвард зарычал, - они везде. Слишком поздно бежать… они повсюду.
Эдвард и Белла услышали звук рычания и визг нескольких женщин, и тут же бросились на площадь. Один из новорожденных, Мишель, воспользовавшись тем, что Арнольд отвлекся, вырвался из-под оков гипноза и напал на жителей. Они застали его припавшим к шее третьей жертвы, остальные разбежались. Кэррон, хоть и не напал ни на кого, с жадностью смотрел на удовлетворившего жажду собрата, после чего обратил полный ненависти взгляд на главу города.
- Успеешь, - проворчал Арни Кэррону, с неудовольствием глядя на Мишеля. Вероятно, не все одинаково попадали под его влияние, кто-то мог сопротивляться. Эдвард вспомнил, что и он устоял в тот первый раз, когда Арни созывал людей на площадь. Наверное, это зависело от личных качеств каждого человека либо вампира. Ведь и в жизни кто-то более подвержен гипнозу, кто-то менее.
- Безобразие, - пробормотал Арнольд, с досадой качая головой, и Мишель оглушительно зарычал.
- Почему ты не дашь ему тоже облегчить боль? – показал он на Кэррона, требуя справедливости. Его взгляд был не совсем осознанным, этот новорожденный был целиком под властью инстинкта.
Кэррон выглядел еще хуже, потому что его жажда, в отличие от Мишеля, не была удовлетворена.
- Потому что вы должны учиться сдерживать себя, - проворчал Арни, поднимая с земли трупы. – Я же могу!
- Ты не имеешь права заставлять нас, - с ненавистью смотрел вслед Арнольду Мишель, - мы сами по себе.
- Вы – мои, - рявкнул Арнольд. – Я сделал вас такими, и я буду указывать вам, как себя вести. Хотите выжить, примете это, как должное.
После этих слов Мишель замолчал, а рычание Кэррона превратилось в скуление: он боролся с болью в горле, но ничего не мог поделать, она была слишком сильна. Арнольд пообещал, что они насытятся во время сражения, если будут биться наравне с остальными, но битва все никак не начиналась, а терпеть жажду было так трудно…
Белла с сочувствием смотрела на новорожденных ребят, понимая, что им нестерпимо больно. Она и сама чувствовала это ужасное постоянное жжение в горле, но в отличие от них, не теряла голову из-за жажды. Может, это было ее личным качеством, а может, это потому, что она выпила достаточно крови…
Эдвард подхватил оставшийся труп и последовал за Арнольдом к частоколу. Не только для того, чтобы помочь ему убрать территорию, но и потому, что в его голову пришла неожиданная идея.
- Ты можешь попросить Беллу избегать битвы? – поравнявшись с Арни, попросил он таким низким голосом, что никто бы не услышал, если бы не находился в непосредственной близости от них.
- Не хочешь, чтобы она сражалась? – понимающе скосил глаза Арнольд.
- Ни в коем случае.
- Но она могла бы нам помочь…
- Я жил до сих пор по другим законам, Арни, - быстро, скороговоркой объяснил Эдвард. – Для меня крайне важно, чтобы она не убивала. Я поклялся ей.
- И она с тобой не согласна? – усмехнулся Арнольд, когда они вскочили на частокол и сбросили трупы вниз – в кучу, в которой уже в беспорядке лежало с десяток других таких же тел, убитых ранее.
- Пожалуйста, - промолвил Эдвард, и они оба услышали сзади приближающиеся шаги Беллы.
- Ты не могла бы дать нам возможность поговорить? – попросил Арнольд, оборачиваясь и пристально глядя девушке в глаза. Он еще не все выяснил, прежде чем принять решение. Он очень во многом вошел в положение Эдварда, но ему не хотелось терять дополнительную силу только из-за прихоти друга.
Его голос прозвучал как приказ, но, к его удивлению, девушка легко вспорхнула наверх и взяла Эдварда за руку. Она улыбнулась Арнольду.
- Я что, помешаю? – спросила она.
«Хм…» - подумал Арни заинтересованно, и Эдвард шокировано уставился на него. Кажется, Арнольд решил выполнить его просьбу без дальнейшего обсуждения, вот только причина его согласия была иная. Он хотел кое-что проверить…
- Белла, - сказал глава города, оборачиваясь всем корпусом к ней, настроенный весьма серьезно. – Будешь охранять людей, но не будешь драться на передовой. Договорились?
Белла удивленно посмотрела на парня, а затем подозрительно на Эдварда, на лице которого застыла выжидающая осторожная маска. Затем она пожала руку Эдварда и примирительно улыбнулась Арни.
- Мы уже обо всем договорились с Эдвардом, - не без гордости произнесла она. – Я буду защищать его спину.
Брови Арни поднялись, и он озадаченно посмотрел на Эдварда. Тот нахмурился и стал тереть переносицу, чтобы скрыть свою досаду. Он не был уверен, но, похоже, дар Арнольда не действовал на Беллу вообще.
Он с надеждой поднял глаза на новорожденного друга, и тот откашлялся.
- А я думаю, от тебя будет больше пользы позади битвы, - настойчивым голосом повторил он, и Белла нахмурилась. Она снова взглянула на Эдварда, но тот упорно смотрел вдаль, словно предоставляя им самим разрешить этот спор.
- Я хочу быть с Эдвардом, - твердо сказала девушка и прижалась к плечу любимого.
Эдвард печально вздохнул, а Арнольд растерянно развел руками.
«Прости, я пытался…» - подумал он, и Эдвард едва заметно, благодарно кивнул.
И только тогда они увидели, что не одни.
На кромке леса, по ту сторону зловонной ямы, в которую они сваливали тела, виднелись силуэты шести Хищников. Они не пытались напасть, просто смотрели…
Неизвестно, видели ли они вампиров, ведь те были наполовину скрыты частоколом и застыли неподвижно. Неизвестно, что они вообще тут делали. Но, похоже, их заинтересовало скопление мертвых человеческих тел…