Белла проснулась, когда уже светило солнце. Было жарко, но прохладные объятия любимого приносили облегчение. Белла поняла, что лежит на груди вампира, и они медленно покачиваются в гамаке туда-сюда.
- Доброе утро, - посмотрела она на Эдварда и вздрогнула, увидев напряженное выражение его лица. – Что случилось?
Эдвард неотрывно смотрел в сторону леса, его брови были сдвинуты, а челюсти плотно сжаты.
- Я рад, что ты проснулась, - без улыбки, взволнованно произнес он, - нам пора домой. Срочно.
Они начали поспешно собирать вещи, и Эдвард не расслаблялся ни на секунду, все чаще обеспокоено поглядывая на ту сторону реки и нетерпеливо на Беллу.
- Объясни, что случилось, - прошептала девушка, когда они плыли на другой берег, преодолевая сильное течение.
- Ночью, - ответил Эдвард, – я видел их корабли, снова. Пять спустились в полночь, и еще три утром.
- Ах… - все, что сказала Белла, и она была действительно испугана.
Они были в городе спустя полчаса. Белла слышала возбужденные голоса множества людей с площади, когда Эдвард скрытно запрыгнул в окно их комнаты, решив не входить через главные ворота.
- Пару минут, я сейчас вернусь, - произнес он низким шепотом. – Не вздумай выходить.
Эдвард вышел на маленькую городскую площадь, залитую жгучими солнечными лучами, чтобы объяснить все только что пришедшим людям. Они замолчали, когда увидели его, снова отбрасывающего бриллиантовые искры вокруг себя.
- Мы видели корабли! – крикнул крупный мужчина по имени Макс, узнав в Эдварде их вчерашнего незнакомца, который направил их в город. – Это те самые Хищники? Они придут за нами?
- Да, - согласился Эдвард, и обстоятельно рассказал всем, как себя вести. – Не думаю, что они нападут прямо сегодня на город, им это не интересно. Но они будут охотиться на вас, когда вы выйдете за пределы этих стен. Вы видели, какими способами они убивают. Будьте осторожны.
- Мы не выйдем. Мы окопаемся здесь, - заявил некрупный мужчина в очках.
- Вам придется, вы же будете охотиться ради пищи?
Все закивали, они сильно проголодались и устали, потому что двигались по джунглям больше суток.
- Все необходимое для охоты найдете в городе, вон в том здании, - говорил Эдвард, - Занимайте пустые комнаты и, если пойдете в лес, не забывайте о ловушках. Раненых… - сурово приказал вампир, - в каком бы они ни были состоянии, несите сюда. Всех. Это обязательное условие, если хотите жить.
- В одной из комнат кричит человек, - сказала одна из женщин, - я пыталась помочь ему, я врач. Но он даже не слышит меня.
- С ним все будет в порядке, - Эдвард прочитал в мыслях женщины и о других раненых, которых компания не смогла уберечь, пока они шли в город. Он перевел взгляд на импровизированные носилки, на которых лежали трое: двое мужчин и одна молодая девушка. Ранения мужчин были не слишком тяжелыми, но без нужных медикаментов даже их спасти было проблематично. А вот девушка истекала кровью, находясь уже в предсмертной агонии. Ее спасти уже не могло ничто, она умрет в течение часа или двух.
Эдвард поморщился, испытывая противоречивые чувства, но знал, что у него нет никакого выбора, поэтому сказал:
- Отнесите раненых в ту же комнату, где кричит мужчина.
А затем Эдвард поднял руку, чтобы они все замолчали и внимательно выслушали его.
- Должен… предупредить, - начал он, с трудом подбирая правильные слова, которые обязан произнести, - что выжить на этой планете не так-то просто. Я… буду защищать вас, как смогу, но вам не понравятся мои методы. Жертвы ради выживания… будут огромными, но те, кто выживет, вернутся на Землю. Я надеюсь. Может, если вы будете знать, что хоть кто-то спасется, вы простите мне остальное…
- Ты знаешь, как выбраться отсюда? – в глазах почти всех читалась надежда, но Эдварду было трудно смотреть на них всех, зная, что многих из них ему придется убить, будучи ничем не лучше тварей, населяющих планету.
- Мы будем захватывать корабль, - объявил Эдвард. – Хотя это не гарантия спасения. Но мы будем пытаться.
- Можешь рассчитывать на нас, - прогремел Макс и потряс кулаком, воодушевленный перспективой освобождения.
- Не спеши с выводами, - посоветовал Эдвард. – Ты еще можешь поменять свое мнение, когда узнаешь меня получше.
- Кто же ты? – теперь все глядели на вампира настороженно, особенно отмечая его необычный внешний вид, притягательный и одновременно пугающий.
- Я не человек, - просто сказал Эдвард, и толпа взволнованно загудела. – Я думаю, вам будет приятно знать, что я сильнее их и быстрее, и могу убить их, и что я бессмертен. И я на вашей стороне. В других обстоятельствах я полностью встал бы на вашу защиту, но к сожалению у меня нет выбора… Многие из вас умрут ради того, чтобы я мог спасти хоть кого-то, - он медленно оглядел потрясенную толпу, которая не могла произнести ни звука, обдумывая его слова, а затем мрачно добавил: - Добро пожаловать в ад…
Еще какое-то время продолжались разговоры, люди задавали вопросы, на которые Эдвард терпеливо отвечал. Он нервно посматривал на поднимающиеся солнца, желая поскорее вернуться к Белле. Когда все были удовлетворены его ответами, Эдвард помог перенести раненых в комнату Арнольда, думая о том, проживут ли они двое суток, чтобы затем стать первой пищей для новорожденного. С некоторой примесью отвращения, но хладнокровно обдумывал вампир планы на будущее, которое обещало быть очень мрачным и темным. Ему казалось, что его рассудок немного помутился от размышлений о вынужденных убийствах. Эдварду приходилось постоянно напоминать себе, что он делает это ради спасения его Беллы – и только это помогало примириться с неизбежным.
Ему даже не пришлось смотреть в глаза истекающей кровью раненой девушки или читать ее мысли, потому что она давно была без сознания. Он просто поднял ее на руки и выпрыгнул в окно, как только сзади за ним закрылась дверь, оставляя его в комнате одного.
Эдвард перемахнул через забор, и ему хватило пары секунд, чтобы уже вернуться обратно. Теперь его глаза были абсолютно алыми, он знал это. Но зато он больше не чувствовал ни капли голода, а значит, его Белла не умрет. Только это имело для него значение, способы достижения цели были вторичны.
Белла вздрогнула, когда любимый внезапно появился в проеме окна. Она давно ждала его, нервно вышагивая из угла в угол, но теперь, когда он пришел, она не на шутку испугалась, увидев выражение его лица.
Его скулы и кулаки были сурово сжаты, челюсти напряжены. Медленно, по-кошачьи грациозно Эдвард двинулся вперед, приближаясь к девушке, как хищник, преследующий добычу. Сердце Беллы внезапно заколотилось, когда она догадалась, что означает взгляд любимого, прикованный к ее шее. Сейчас. Это произойдет прямо сейчас, говорил его вид.лаки были сурово сжаты, в кроваво-красных глазах застыла решимость.
- Все в порядке, - хрипло промолвила она, напрасно стараясь унять свое сердцебиение и дыхание, потому что не хотела, чтобы Эдвард снова начал мучиться сомнениями. Ее страх был естественным, но он вовсе не означал, что она передумала. – Просто сделай это. Не переживай напрасно.
- Я переживаю не об этом, - несмотря на пугающий до дрожи взгляд, пальцы Эдварда очень нежно пробежались по плечам девушки, пока не коснулись ладошек и не переплелись с ее тоненькими пальчиками.
- О чем тогда? – Белла смотрела в глаза вампира, стараясь игнорировать свой ужас из-за того, что они теперь стали намного ярче, что означало лишь одно… но она никогда не скажет ему об этом вслух.
- О том, что не сделал этого вчера ночью, - в глазах Эдварда читалось противоречие, но оно не было обычным, к которому Белла привыкла. Теперь он не сомневался, что делает, а испытывал нетерпение, замешанное на страхе не успеть. – Я не ожидал, что они так быстро прилетят. Мне страшно, Белла, - он отпустил ее пальцы, обнимая любимую за плечи и прижимая к мраморной груди, защищая от всего мира. – Если они придут, пока ты превращаешься, смогу ли я защитить тебя…
Девушка обняла любимого за талию, и ее сердце почти успокоилось.
- Тогда не тяни, потому что меня тоже пугает это.
- Ложись, - тихо приказал Эдвард, размыкая объятия, и девушка послушно опустилась на постель из пальмовых листьев. Теперь в ее взгляде можно было увидеть то же выражение: нетерпение и страх. Но боялась она не Эдварда или боли. Она боялась, что он останется один, если она умрет. Белла не хотела этого.
- Я люблю тебя, - пробормотала девушка, обвивая шею вампира руками, когда он присел и наклонился над ней.
- Я сильнее, - криво улыбнулся Эдвард, глядя на нее, и Белла была удивлена отсутствием каких-либо сомнений на его лице. Похоже, он наконец сделал выбор и смог принять ее обращение с радостью. Пальца вампира очертили контур ее губ, туда же смотрели его глаза. – Поцелуй меня, - попросил он, - я хочу запомнить этот момент.



Они целовались нежно и с огромным значением, и так восхитительно, что Белла забыла, как дышать. Она чувствовала такое огромное доверие к своему вампиру, что даже не испугалась, когда его губы медленно переместились в район шеи. Она лишь крепче стиснула свои руки, не желая отпускать любимого ни на миг.
- Я все время буду рядом, - пообещал он твердо, и в тот же миг девушка ощутила обжигающую боль.
Эдвард выполнил свое обещание, проводя рядом с ней каждую минуту агонии. Он держал любимую за руку, перебирая сведенные от боли пальчики; он обнимал ее, прижимая к себе. К его удивлению, Белла не кричала, как Арнольд, а лишь тихонько постанывала сквозь стиснутые зубы, и все ее тело было напряжено. Эдвард надеялся, это означает, что боль его любимой вполне терпима, хотя и не мог понять, почему так произошло. В конце концов, она же всегда была особенной…
Эдвард не вышел из комнаты, даже когда спустя двое суток услышал затихающие удары сердца Арнольда. Он лишь напряженно прислушивался к тому, что дальше произойдет, когда новый вампир появится на свет, давая свершиться неизбежному.
Он слышал мысленное безумие новорожденного, когда тот вскочил на ноги и, не осознавая самого себя, набросился на двоих раненых мужчин, выпив их до последней капли. Но этого ему было мало, и он чувствовал притягательный человеческий запах со всех сторон, поэтому вырвался из комнаты, практически снеся дверь с петель.
Было трудно усидеть на месте, зная, что будет дальше, но Эдвард ничего не мог поделать с этим. Даже если он принял бы решение остановить новорожденного вампира, то никогда бы не смог, так как тот был гораздо сильнее его. Эдвард даже не мог быть уверен, что после того, как Арнольд удовлетворит жажду, он будет способен разумно мыслить. Новорожденные зависят от инстинктов, в них остается мало человеческого, особенно в первые несколько месяцев. Так что Эдвард, даже желая блокировать мысли молодого вампира, не стал делать этого, настороженно следя за каждым его шагом, чтобы быть готовым к любому раскладу.
Он слышал потрясенные мысли людей, когда они увидели человека с алыми глазами, бросавшегося на них, чтобы убить. Он слышал их ужас от осознания, что среди них монстр в человеческом обличии. И видел их глазами, как они кинулись врассыпную, кто куда. Одни поспешно прятались в комнаты, вопя от страха. Другие помчались открывать ворота, посчитав, что снаружи теперь безопаснее, и устремились в объятия другого, куда более жестокого врага. Третьи вступили в бой, но пули не могли ранить вампира и тем более убить, они лишь провоцировали его нападать, защищаясь. Прежде, чем Арнольд опомнился, около десяти человек были растерзаны. И все это время Эдвард даже не пошевелился, предоставляя событиям идти своим чередом.
Эдвард удивился, когда прочел в мыслях Арнольда потрясение, а затем настоящую панику.
- Господи… - прошептал новорожденный хрипло, оглядывая валяющиеся вокруг него сломанные тела людей. Двое из десятерых кричали, умирая, остальные восемь были мертвы либо от его зубов, либо от рук, и он содрогнулся, вспоминая, как хрустели их кости под его пальцами. Арни опустил глаза на свои руки, опустошенный глубиной своего предательства против людей, которых он в течение года защищал. Не обращая внимания на крики перепуганных людей вокруг него, он бросился в комнату Эдварда, чтобы потребовать ответ за то, что произошло.
Мысли Арнольда были наполнены смятением и жаждой убийства, и Эдвард не мог сообразить, идет ли тот сюда, чтобы говорить или чтобы драться. Впервые за время перерождения Беллы Эдвард отпустил ее руку, чтобы занять оборонительную позицию перед тем, как Арнольд ворвался внутрь. Эдвард оглушительно предупреждающе рычал, и отдал бы жизнь, защищая Беллу.
Арнольд застыл на пороге, растерянно, а не злобно, глядя на Эдварда, и тот немного расслабился, не прочитав в мыслях того ничего опасного.





- Иди, посмотри, что я наделал! – вскричал Арни в ужасе от самого себя, словно искал помощи и понимания у вампира.
- Я видел, - спокойно сказал Эдвард, не сдвигаясь ни на дюйм и внимательно наблюдая за малейшими движениями Арнольда. Он знал, как быстро может поменяться настроение новорожденного.
- Ты говорил, но я не ожидал такого… я не хотел… - сбивчиво объяснял Арнольд, и Эдвард удивился его чувству вины, с удовлетворением отметив, что не ошибся в выборе партнера. Парень станет отличным другом и хорошим вампиром. – Что делать, я не знаю… Что мне теперь делать?!
- Ты же хотел стать таким, - напомнил Эдвард сурово, - хотел быть сильным и неуязвимым, чтобы убить тварей, охотящихся на нас. Хотел быть ЖИВЫМ. То, что ты сделал – плата за бессмертие.
Такие аргументы вмиг вернули Арнольду способность мыслить.
- О… - выдохнул он, осознав значение сказанного, и вспомнил разговор перед своим обращением, когда Эдвард рассказал ему обо всех последствиях этого выбора. После минутного обдумывания его голос прозвучал увереннее, без прежнего стыда и ужаса: - Так что же мне делать дальше? Они все разбежались…
- Ты глава города, - напомнил Эдвард. – Верни их, любым способом.
- Чтобы потом убить?
- Может, и для этого, - сквозь зубы процедил Эдвард, не собираясь лгать парню. – Но за пределами города их все равно ждет смерть. А здесь, если ты сможешь сдерживаться, они будут защищены.
- Я смогу… - кивнул Арнольд решительно, - я чувствую это…
- Потому что ты сыт, - пояснил Эдвард, - потом жажда вернется.
- Черт возьми! – прорычал Арнольд, вдруг чувствуя жгучую ненависть к себе. – Ты тоже убивал?
- Только животных, - ответил Эдвард и добавил прежде, чем парень начал надеяться: - Но здешние животные не подходят нам.
- Черт, это просто… - парень не нашел слов, и Эдвард подсказал ему:
- Ужасно? Чудовищно?
- Да… - выдохнул Арнольд, ощущая себя монстром. Его плечи поникли. Он любил людей и всегда был добрым малым, пока не попал на эту планету. Здешние условия заставили его стать жестким ради выживания, но он никогда не думал, что будет убивать людей, особенно женщин.
- Тебе придется смириться, - отрезал Эдвард, не позволяя себе жалеть парня. – Ты ведь хочешь отомстить тварям? Хочешь выжить и вернуться домой?
- Ты прав, - прорычал Арни, сжимая кулаки, и глаза его загорелись диким блеском, когда он вспомнил весь ужасный год, во время которого мучительно умирали его друзья от рук свирепых безжалостных Хищников. – Я хочу этого.
- Тогда иди и займись городом, - приказал Эдвард. – Ты сможешь это.
- Да, - кивнул Арнольд, все встало в его голове на свои места, он смог почувствовать силу духа, растущую в груди. – Да, я сделаю это, я смогу. Я буду защищать их от чудовищ, и постараюсь сдержаться, если снова почувствую подобное.
Арни посмотрел на Эдварда в замешательстве.
- Только как я их всех найду?
- По запаху, - кивнул Эдвард и прислушался к лесу. Его взгляд немного затуманился, пока он искал в окружающем хаосе тех людей, которые убежали. – Одни сбились в кучу и движутся на юг. Двое побежали на восток. И еще одна женщина спряталась в яме, недалеко от забора. Ты найдешь их, это легко.
- А если они не захотят вернуться? – спросил Арни, прекрасно понимая, в каком ужасе будут эти люди, едва увидев его перед собой.
- Сделай так, чтобы захотели. Ты же командовал тут всеми целый год! Объясни им, что тут гораздо безопаснее, несмотря ни на что.
- А что делать с теми, которые остались на площади?
Эдвард прислушался к агонии двоих мужчин – они превращались. В их крови был яд, потому что новорожденного отвлекли, и он не успел довести начатое до конца.
- Добей их, - предложил Эдвард жестоко и решительно, не видя иного выхода теперь.
- Нет! – глаза Арни расширились от ужаса. – Я не могу!
Эдвард принял решение мгновенно. В его голове выстроилось новое будущее. Он не планировал этого заранее, но раз уж так вышло, незачем лишать себя преимущества перед врагами.
- Тогда отнеси их и положи в одну из комнат, - поднял он глаза на Арнольда. – Через три дня они станут такими же, как мы.
Только сейчас глаза Арнольда переместились в сторону лежащей за спиной Эдварда девушки, и он сложил в уме все как дважды два.
- Она тоже станет вампиром! – выдохнул он.
- У меня не было другого выбора, - ответил Эдвард, - мы хотим вернуться домой. Не так ли?
- Конечно, - кивнул Арни и ушел, на этот раз аккуратно притворив за собой дверь.
Запах крови густо висел в воздухе, но чудовищность совершенного им убийства и сытость позволили Арнольду чувствовать себя почти нормальным. Он сожалел, что стал монстром, но не настолько, чтобы не понимать выгоду своего нового положения. Теперь он сможет убить всех этих тварей, которые в сто раз хуже его самого. Эдвард сказал, что питался кровью животных, и Арни тут же решил, что по возвращении на Землю сделает то же самое. А пока ему придется смириться с тем, что есть.
Он отнес двоих кричащих от боли мужчин в свободную комнату, поражаясь легкости, с которой он сделал это. Все вокруг казалось ему таким… ясным и отчетливым. Он ощущал свою силу и с удивлением подмечал скорость. Он чувствовал каждый оттенок запаха и слышал, о чем люди говорили между собой на другом конце города, прячась от него и боясь его. Это было удивительно. Он чувствовал себя высшим существом, способным на многое. И больше не ощущал себя беспомощным человеком. Он даже испытывал нетерпение и предвкушение от того, как скоро сможет сразиться с Хищниками, убивая их голыми руками, как это делал Эдвард. Это было бы замечательно.
- Не бойтесь! – крикнул он, проходя между домами. Он хотел, чтобы люди услышали раскаяние в его тоне и поверили ему. Он вспомнил свое ощущение власти, и не хотел потерять звание главы города из-за глупой ошибки. Он успешно умел повести за собой всю толпу к победе, и теперь это должно было стать даже легче, когда ему абсолютно некого и нечего бояться. Арни был самым лучшим полководцем здесь на протяжении года – дольше, чем все остальные. Именно поэтому он выжил в этой мясорубке – потому что умел правильно распределить роли и управлять городом.
- Я не причиню вам вреда! – крикнул он снова, желая увидеть лица, а не закрытые окна. – Простите меня!
Из одного дома раздался испуганный женский плач, и Арнольд рассердился на то, что его не слушают.
- Да что же такое! – зарычал он возмущенно. – Вы должны бороться за возможность вернуться домой, а не прятаться по углам! Как вы собираетесь выжить тут, если продолжите бояться?! Посмотрите на меня! Я буду защищать вас, клянусь!
Справа робко приоткрылась ставня, оттуда выглянула перепуганная женщина, не сводя с вампира обезумевших от страха глаз.
- Сейчас я уйду, чтобы вернуть остальных! - прокричал Арнольд. – Чтобы, когда я вернусь, все были снаружи и занимались обычными делами! – приказал он и ушел.
Новорожденный нашел девушку, прячущуюся в грязной яме, сразу же, как только вышел за ворота.
- Иди в город, - рассержено приказал он, когда она завизжала, в ужасе закрывая голову руками. Она поднялась, принужденно и скованно двигаясь в сторону вампира, глядя на него округлившимися глазами.
- Внутри безопаснее, поверь мне, - примирительно произнес Арнольд, указывая на открытые ворота. – Иди, - и девушка побежала внутрь.
Арни был удивлен, что ему было так легко уговорить ее, практически не прилагая к этому усилий. Он ожидал, что та будет дольше сопротивляться. Быть может, вернуть сбежавших будет не такой уж и сложной задачей.
Арнольд удивился, когда услышал на востоке стрельбу и крики. Его новый острый слух сразу же определил, что в трех милях от города происходит битва. А еще спустя минуту он был на месте, наблюдая бойню с дерева, на которое запрыгнул.
Хищников было пятеро и они не скрывались за невидимостью, потому что им противостояли всего два человека. Так как сбежавшие ушли в панике, из оружия у них был только единственный автомат. Оба мужчины скрывались за поваленным деревом. Один стрелял по приближающимся грозным фигурам и был ранен, возможно, смертельно – он был весь в крови. Второй жался около земли, закрывая голову руками.
Первым порывом Арнольда было броситься на врагов, проверив свои новые способности. Но в ту же секунду сработал внутренний голос, предупреждающий об опасности – Хищников было пятеро, а Арнольд один, и неизвестно, сколько мерзких тварей еще на подходе. Инстинкт выживания подсказал ему не вступать в бой.
Тогда он решил сделать единственное, что мог в подобной ситуации – спасти того человека, который еще мог выжить.
Спрыгнув с дерева вниз, он подхватил на руки невредимого парня и бросился бежать с ним через лес в сторону города. Хищники могли попытаться догнать его… но у них не было шанса, так как новорожденный двигался быстрее любого из них. Он будет в городе прежде, чем они опомнятся.
Парень в руках вампира вопил от ужаса и брыкался, но уже спустя минуту Арни выпустил его на волю посередине города.
- Заткнись, идиот! – заорал он, и парень ошеломленно замолчал, оглядываясь по сторонам в поисках укрытия. Бедный парень не понимал, что происходит, он был в ужасе и ждал смерти.
- Выбирай, - зарычал Арнольд, глядя ему в испуганные глаза. - Или там, - он указал на лес, - неминуемая смерть, или здесь относительная безопасность!
- Но… ты…? – пролепетал несчастный, оглядываясь на людей, которые собирались вокруг, хотя и находились почти в таком же ужасе, как и он.
- Я никого не трону! – он обвел глазами остальных. – Пока что…
- Тогда останусь… - решил бедолага с огромным трудом, глядя в сторону леса с гораздо большим ужасом, чем на Арнольда, который пять минут назад спас его и выглядел сейчас почти нормальным.
- Правильный выбор, - похвалил Арнольд и развернулся, чтобы пойти и найти остальных.
Он догнал их в семи милях от города, и сразу почувствовал насыщенный запах крови. В воздухе витала паника, хотя Арни не ощущал, чтобы поблизости был хоть один Хищник.
Все стало ясно, когда глава города вышел из леса на поляну. Человек, шедший впереди процессии, попал в яму-ловушку, скрытую листьями. Он упал прямо на расположенные там колья, один из которых проткнул его плечо насквозь. Из ямы раздавались ужасные крики боли, даже не нужно было заглядывать туда, чтобы понять, как сильно бедняга мучается.
Но взгляды остальных семнадцати сбежавших человек были обращены наверх, где кричал еще один мужчина. Он отступил в сторону от тропы и попал в ловушку-петлю, которая, переломав ему обе ноги, дернула его вверх вместе с выпрямившимся деревом. Теперь несчастный висел вниз головой, вопя, чтобы его сняли. Двое парней лезли по стволу дерева, надеясь склонить его к земле, чтобы помочь попавшему в беду другу, хотя было ясно, что идти самостоятельно он все равно не сможет.
- Вы должны вернуться в город, если не хотите погибнуть вот так один за другим, - прокричал Арнольд, приближаясь к ним.
Началось столпотворение. Несколько человек бросились бежать, чтобы спрятаться от вампира, убившего на их глазах десятерых людей. Женщины сбились в кучу, а перед ними выстроилась шеренга вооруженных мужчин, начавших немедленно стрелять по Арнольду. Тот, нахмурившись, продолжал двигаться вперед, отмахиваясь от пуль, как от назойливых мух. Они не причиняли ему вреда и ощущались подобно щекотке, когда рикошетили от его мраморной кожи. Ему не нравилось, что его одежда превращается в решето, и он раздраженно зарычал:
- Прекратите это!
Выстрелы смолкли, и Арни сразу же заговорил, не теряя времени:
- Возвращайтесь в город. Все, кто пойдет дальше – умрет, - он показал на подвешенного за ноги человека и в сторону ямы, из которой все еще раздавались крики и стоны.
- Убирайся! – закричал на Арнольда мужчина по имени Макс, вероятно, принявший на себя роль лидера.
- Я хочу помочь вам.
- Нет, - не поверил тот, целясь Арнольду в голову, но пока не нажимая на курок. – Ты хочешь убить нас.
- Если бы хотел, вы бы уже были мертвы, - рассердился Арни и, не обращая внимания на наведенное в его сторону оружие, сделал огромный прыжок, приземляясь на дерево – там, где был конец веревки.
- Ловите его! – крикнул он, обрывая толстый канат, будто это тоненькая нить.
Парень со сломанными ногами полетел вниз и упал бы на свою голову, если бы руки двоих юношей не подхватили его.
- Мои ноги! – кричал он.
- Второй тоже нужен, - Арнольд указал на яму и кинул Максу освободившуюся веревку, чтобы тот вытащил и второго пострадавшего.
Казалось, поступок Арни возымел свое действие: люди перестали кричать и прятаться и начали выполнять указания. Скоро в яму по веревке уже спускался один из мужчин, и через двадцать минут общих усилий наверх подняли искореженное тело.



Парень был весь в крови и уже не кричал, находясь в беспамятстве.
- Он не жилец, - заметил Макс.
- Он спасет жизнь остальным, - многозначительно сказал Арнольд, и у Макса отвисла челюсть.
- Ты кто – вампир? – парень оказался догадливым, ведь он видел Арнольда «в действии». Сопоставить детали не составило труда.
- Ага, - кивнул Арнольд и нахмурился, когда все снова попятились. – Но я не собираюсь убивать вас.
- В городе ты убивал… - заметила одна из девушек глухим шепотом, ее губы отчаянно дрожали.
- Мне же надо чем-то питаться, – проворчал Арни, и лицо Макса озарило понимание.
- Возвращаемся, - объявил он остальным подавленно, указывая, что они должны обязательно взять с собой раненых, - у нас все равно нет выбора.
- И это правильно, - новорожденный вампир выпрямился и понюхал воздух – с юга отчетливо тянуло болотной гнилью, и запах приближался, что означало только одно… - Побыстрее, если хотите жить, ОНИ уже рядом.
Эдвард продолжал обнимать Беллу, надеясь, что это хоть немного облегчает ее боль. Стоны девушки усилились на третьи сутки, потому что яд достиг максимальной концентрации, проникнув уже в каждую молекулу тела и изменяя ее. Уже скоро, думал вампир, судорожно прислушиваясь к окружению, чтобы быть готовым, если Хищники решат напасть на город.
Эдвард слушал мысли людей, до сих пор прятавшихся в комнатах. Они испытывали ужас, вспоминая бойню, которую устроил Арнольд на площади. Те немногие, кто решились выйти из укрытия, находились в состоянии неконтролируемой паники, и Эдвард не мог понять, что заставило их продолжать делать свою работу, когда они так сильно напуганы. Было ли это потому, что у них не было выбора и нужно было как-то пытаться выжить?
Он услышал мысли возвращающихся людей и порадовался, что Арнольду удалось уговорить их. Почти все из них не хотели идти обратно, только некоторые в самом деле понимали, что в городе у них шанс выжить выше. Остальные просто следовали за толпой, подчиняясь обстоятельствам, несмотря на собственное нежелание делать это.
Эдвард почувствовал неладное лишь тогда, когда Арнольд собрал всех на главной площади, чтобы поговорить.
- Выходите! – властно приказал он закрытым ставням, и Эдвард с изумлением и ужасом почувствовал, что его тело неудержимо влечет наружу. Это было сродни гипнотическому воздействию, устоять перед которым невозможно. Люди, испытывая страх в крайней степени, покинули свои дома, чтобы предстать перед Арнольдом.
Эдвард ощутил жесткое противоречие – его тело боролось с самим собой, не желая покидать Беллу. Не без труда разум победил тело, и Эдвард остался в комнате, правда, ему все еще приходилось сопротивляться этому каждую минуту.
Он читал удивление в мыслях главы города: тот уже тоже начал замечать эту странность, что люди беспрекословно слушались его, несмотря на страх.
- Это мой город, - начал Арнольд торжественно. – Я построил его, и я управлял им. Я выжил в этом аду почти год! - он говорил медленно, даже театрально, чтобы дать толпе возможность хорошенько прочувствовать свою значительность. – Вы видели битву, которая произошла в месте, в которое вас сбросили на парашютах. И это произойдет еще раз, если мы не найдем способ победить тварей! Вы хотите умереть или хотите выжить? Хотите вернуться домой?
- Выжить, - ответ толпы был единогласным.
- Я стал таким, чтобы возвращение стало возможным!



Эдвард слушал, как Арнольд убеждает людей бороться, несмотря на страх и на жертвы, которые придется принести, и чувствовал, как уверенность вселяется в его сердце. Он больше не сомневался, что поступает правильно, но не мог различить, его ли это чувство или оно внушено Арнольдом. У парня был дар убеждения, это очевидно. Быть может, поэтому он и смог выжить на этой планете так долго? Он и будучи человеком показал недюжинные способности к выживанию и к управлению, а сейчас это превосходило простое умение властвовать.
- Нас станет больше, - рассказывал Арнольд потрясенной толпе, не скрывая правду, потому что это было бессмысленным, - но мы постараемся не убивать без необходимости. К сожалению, другой альтернативы нет, и кем-то придется пожертвовать ради выживания остальных.
- И как будут выбираться жертвы? – в панике закричали несколько человек.
- Для начала – раненые, - не без грусти ответил Арнольд. – Ну а потом – все равно, как, хоть жребием. В любом случае, мы не собираемся задерживаться здесь надолго! Через три дня, когда очнутся новые двое вампиров, мы начнем наступление на врага! Тянуть нельзя! Незачем дарить тварям время на подготовку!
Эдард был удивлен, что толпа в итоге полностью поддержала Арнольда. Они были испуганы и подавлены, но так же в них выросло сильное желание действовать сообща, даже такой чудовищной ценой, как вынужденная смерть некоторых из них. Каждый хотел выжить, каждый хотел вернуться. Способы достижения этой цели не были так уж важны для них, раз другого выхода не существовало. В мыслях каждого мужчины и каждой женщины Эдвард прочел надежду на спасение.
Затем Эдвард услышал шаги по ступеням в его с Беллой комнату. Дверь открылась, и Арни распорядился внести двоих раненых и положить их у окна. Так и сделали, хотя несущие испуганно косились на Эдварда и стонущую Беллу. После того, как раненых положили, люди быстро ушли, оставив Арнольда и Эдварда наедине.
- Спасибо, - сказал Эдвард, чувствуя не поддающуюся простому описанию благодарность к новорожденному вампиру. Он сделал и сказал все настолько правильно, что Эдварду даже нечего было больше добавить. Практически, он полностью принял ответственность за то, что происходит, на себя – как и положено настоящему правителю. Избавил Эдварда от необходимости принимать трудные решения в одиночку, хотя он думал, что ему придется делать все это самому, как бы ни было велико его отвращение к себе.
- Я подумал, они тебе понадобятся, - просто сообщил Арнольд, не обращая внимания на испуганные свсхлипывания парня с переломанными ногами. Эдвард покосился на него, мысли того были заполнены ужасом и безнадежностью. Действительно ли надо было говорить о его смерти при нем?
Другой парень, с разорванным плечом, находился без сознания, и это было к лучшему.
Но Эдвард с трудом мог перестать думать о несчастном, которому придется погибнуть только потому, что он не может ходить.
- Я думаю… - начал Арни, нахмурившись, и Эдвард удивился течению его мыслей – парень оказался очень сообразительным, он буквально схватывал на лету все, что происходит. Не это ли тоже стало причиной его выживания на планете?
- Я думаю, что у меня дар, вроде твоего… только немного другой, - многозначительно закончил Арнольд. – Я не уверен, но… я замечаю, что люди подчиняются мне, даже если не хотят… Как будто я гипнотизирую их…
- Так и есть, - согласился Эдвард, который уже успел почувствовать на себе его воздействие. – Многие вампиры одаренные. То, что они умеют лучше всего, будучи людьми, усиливается в новой ипостаси. Недаром же ты управлял целым городом?
- Ох… - заулыбался Арнольд, когда его подозрения подтвердились. – Мне нравится.
- Какая у тебя была профессия на Земле?
- Я руководил молодой, но быстро растущей рекламной компанией, – улыбнулся Арни.
- Да, это дар, - кивнул Эдвард, - можешь быть уверен.
- Замечательно, - Арнольд потер руки. – Надеюсь, и на тварей это тоже влияет. Я смогу заставить их…
- Не слишком на это надейся, - помрачнел Эдвард, стирая улыбку с лица молодого вампира. – Мои способности оказались против них бессильны. Их мыслей я не слышу.
- О, - разочарованно скривился Арни, - жаль…
- Думаю, это потому, что их разум устроен по-другому. Наши виды слишком различны.
- Скорее всего, ты прав… - задумчиво протянул Арнольд и поднялся.
- Я умру? – зарыдал вдруг парень с переломанными ногами у окна, и Эдвард, поморщившись, отвернулся. К сожалению, от мыслей парня он спрятаться никуда не мог.
Арнольд нахмурился, ему не нравилось, что раненый будет ждать смерти еще целые сутки, и еще меньше нравилось, какую болезненную реакцию это вызывает у Эдварда. Он помнил, как отчаянно Эдвард пытался спасти всех людей, и видел, что вынужденные убийства совершенно не доставляют удовольствие другу-вампиру.
- Я тоже не буду убивать, когда мы вернемся, - пообещал он вслух.
- Я знаю, я понял это, - тихо ответил Эдвард.
- Может, унести его, чтобы ты не слушал? – предложил Арнольд сочувственно, глядя попеременно то на скулящего и плачущего парня, то на морщащегося Эдварда со сжатыми кулаками.
- Не поможет, я услышу его, даже будь он за три мили.
- Ох, мне очень жаль…
Арнольд внимательно оглядел раненого с головы до ног, отчего у бедняги дрожь прокатилась по всему телу. А затем главе города пришла в голову потрясающая мысль.
«Самое время проверить…» - подумал он, подходя к раненому парню ближе и чуть наклоняясь к нему, чтобы установить контакт глаз.
- Ты должен умереть ради спасения других, – промолвил он не очень громко, но настойчиво. – Лучше умереть в этой комнате и быстро, чем ждать, когда твари придут за тобой… Пожертвовав собой, ты спасешь остальных.
- Убей меня… - раненый перестал рыдать, в его глазах появился фанатичный блеск.
- Сработало, - удивленно пробормотал Арни и заметил, что Эдвард смотрит на парня, открыв рот.
- Это безумие, - пробормотал Эдвард, качая головой, пребывая в ужасе от положения, в котором оказался вместе с Беллой на этой планете.
- Настоящий ад, - согласился Арнольд с мрачным смешком.