Белла спала, когда он вернулся домой. Ее лицо было чисто вымытым, с нежным румянцем, влажным, так как девушке было жарко. Волосы выглядели лучше, и Белла переоделась. А еще натаскала в их комнату милых и нужных вещиц – например, небольшой самодельный столик и ящик, предметы гигиены, тарелку с ложкой, вырезанные тоже из дерева.
Эдвард вздохнул, глядя на посуду, так как она Белле уже никогда не понадобится. На сегодняшний вечер вампир запланировал барбекю, а завтра она уже не будет человеком…
А потом Белла зашевелилась, и вампир внезапно почувствовал себя ужасно неуютно. Он знал, что не совершил ничего постыдного (пока что, по крайней мере), и смерть того человека все равно была неизбежной. Но не знал, как будет объяснять Белле свои красные глаза… как она воспримет перемену…
Поэтому вампир ушел из комнаты, чтобы подумать… прийти в согласие с самим собой… А заодно подготовить город к приходу новеньких, которые должны появиться этой ночью или же утром.
Эдвард колол дрова, когда услышал нежную поступь своей девушки. Он боялся поднять на нее глаза, чувствуя себя все более неловко перед ней. Его тело сковало от страха…
- Привет, - произнесла Белла мелодичным голосом, немного хриплым после дневного сна.
- Привет, - неуклюже улыбнулся Эдвард, едва позволив себе бросить взгляд в сторону любимой – его сжигал изнутри стыд. – Ты готова? – добавил он тихо, не зная, стоит ли ему начать оправдываться или позволить Белле сделать свои выводы. В результате он выбрал второе.
Медленно ладошка Беллы легла на его каменное предплечье, останавливая его работу – такая хрупкая, но имеющая так много власти над бессмертным…
- Готова, - ответила она твердо, и тогда Эдвард посмотрел на нее… позволяя ей самой решать, что думать о нем теперь. Она могла мужественно принять перемену в его облике, как она обычно поступала, удивляя его снова и снова… Или могла уничтожить его в один миг, возненавидев его сущность. Вне зависимости от того, какое решение она примет, Эдвард обратит ее не позже завтрашнего утра. Так надо, иначе Белла умрет.
Эдвард видел, как Белла поперхнулась. Ее зрачки немного расширились, а сердце сбилось с ритма. Дыхание ускорилось. Выражение ее лица было потрясенным… в течение целых одиннадцати секунд. Этот короткий промежуток времени показался Эдварду вечностью… его холодное сердце съежилось, на лицо легла маска, и он почти готов был услышать ужасные слова о том, что он монстр, как всегда и утверждал… Но неожиданно глаза Беллы наполнились состраданием, и ладошка скользнула по щеке вампира… утешая его. Эдвард едва сдержался, чтобы не закрыть глаза и не прижаться к ее руке в отчаянном порыве молить о прощении… но устоял.
Они все еще глядели друг на друга… но сердце девушки постепенно успокоилось, а глаза потухли, приобретя обычное выражение.
- И куда ты меня поведешь? – неожиданно она улыбнулась, обвивая его шею руками, как ни в чем не бывало. Секунду Эдвард пребывал в большем потрясении, чем его возлюбленная… а потом решил: если она собирается относиться к этому, как будто все в порядке, то он не будет забивать себе голову. Другого выхода все равно не существовало, если они оба хотят вернуться домой.
Домой… Эдвард хотел бы уберечь любимую от необходимости видеть его таким, но он поклялся вернуть ее домой, живой, и любой ценой. Даже ценой ее ненависти к нему… хотя не было похоже, что она способна его возненавидеть. Ценой ненависти к сущности, на которую он обречет ее? Но если он найдет способ защитить ее от необходимости убивать, то и это не будет проблемой.
Облегченно выдохнув, Эдвард улыбнулся почти нормально.
- Есть одно местечко… если ты не передумала, – он все же должен был убедиться, что не напугал ее.
- Я не передумала, - уверенно проговорила Белла и даже немного задрала подбородок, на что Эдвард не смог не усмехнуться. Его неуклюжий раздраженный котенок… который через три дня превратится в тигрицу.
- Тогда пойдем? – Эдвард спросил, потому что хотел еще раз услышать ответ «да». Не потому, что сомневался, а потому, что это доставляло ему удовольствие – слышать согласие от девушки, которая разделила с ним его существование, приняв его таким, каков он есть… даже если он оказался хуже, чем она думала о нем.
- Пойдем, - Белла улыбнулась, и Эдвард покачал головой в неверии. Ему было тяжелее принять ее спокойствие, чем ей – его испорченную, темную сторону.
Медленно, все еще опасаясь, что она может теперь бояться его, Эдвард поднял руки и заключил лицо любимой в ладони. Шея Беллы была вспотевшей из-за тропической жары, и она вздохнула с таким облегчением, словно прикосновения холодных рук приносит ей настоящее наслаждение. Ее дыхание и сердечный ритм ускорились, и Эдвард пытался понять – от страха это или от возбуждения. Кровь прилила к лицу девушки, она прикрыла глаза и приоткрыла губы… и Эдвард убедился, что ничего не изменилось между ними… что она по-прежнему любит и желает его.
Вампир поцеловал девушку с особой осторожностью, трепетно лаская ее скулы, вкладывая в прикосновение губ всю нежность, которую мог выразить.
Белла низко, протяжно простонала… и ее колени подогнулись. Эдвард едва успел подхватить ее. Когда девушка открыла глаза, вампир смотрел на нее с улыбкой.
- Я думал, ты уже не теряешь сознание от моих поцелуев, - поднял он бровь, но было заметно, как сильно он доволен.
Белла фыркнула.
- Я тоже так думала. Но ты заставил меня ждать весь день твоего возвращения, и я хочу уже наконец отправиться в то самое место, которое ты выбрал. И мне все равно, где это будет, я хочу оказаться там… с тобой, наедине… как можно быстрее…
Такое очевидное проявление желания сорвало с уст вампира низкий шипящий звук. Белла отчетливо увидела, как его глаза немного потемнели, когда она произнесла все это. Девушка шагнула ближе, касаясь его тела своим, и нежно его поцеловала, пока он не опомнился. Руки Эдварда скользнули по талии девушки, заключая ее в плен.
- Ох… Белла… - прошептал вампир, закрывая глаза и отвечая на движения ее губ. – Пойдем… - с большой неохотой он прервал прекрасный момент, и когда девушка немного надула губы, нежно усмехнулся и поддразнил: – Терпение – не твой конек, да?
- Да, - согласилась она с возбужденным вздохом, и почувствовала, как пальцы Эдварда немного сжались на ее талии. Это подарило ей надежду, что он хочет ее так же сильно, как она его, и только восьмидесятилетний опыт самоконтроля позволяет ему вести себя сейчас, как ни в чем не бывало. Эта мысль заставила Беллу улыбнуться. Эдвард хочет ее.
Они были у реки спустя полчаса. Эдвард опустил Беллу на землю и показал вперед, где в туманной речной дымке виднелся освещенный клонящимся к закату солнцем остров. Второе солнце этой планеты уже зашло за горизонт.



- Постой здесь две минуты, - попросил вампир, обнимая девушку сзади, - и постарайся не влипнуть в неприятности.
В голосе вампира звучали озорные нотки, и Белла фыркнула. В следующую секунду он исчез, а затем Белла услышала на верхушке дерева хлопанье крыльев и отчаянный птичий крик… который тут же стих. Белла закусила губу, глядя на Эдварда с любопытством, когда он бесшумно и мягко приземлился рядом с ней, держа в руках птицу с зелеными перьями. Ее вампир принес ужин? Белла была восхищена тем, насколько это оказалось легко для него.
- Я решил, что пища должна быть свежая, - он смущенно пожал плечами, вешая птицу за ремень своих брюк. А Белла вдруг осознала, что это будет ее последний человеческий ужин.
- Спасибо, - искренне поблагодарила она, на самом деле, испытывая совсем другие желания, нежели еда. И мечтая поскорее избавиться от этой человеческой зависимости. Девушка пребывала в нетерпеливом ожидании от всего, что с ней сегодня произойдет. Ее самые смелые мечты станут явью. И сейчас она отбросила сопутствующие мысли о том, что их обоих ждет потом – снова война за свободу. Она подумает об этом завтра… а сегодня ничто не омрачит ее счастье.
Улыбаясь, она доверчиво вложила свою руку в руку вампира и потянула за собой в быстрые волны инопланетной реки… надеясь, что в них не скрывается очередных чудовищ… или что ее вампир сможет защитить ее от любых.
Остров был прекрасен. Если лес уже утопал в вечерней тени, то здесь все еще светило солнце, и Белла улыбнулась, подставляя закатным лучам свое лицо.
- Я буду скучать по этому… - пробормотал Эдвард, тут же оказываясь рядом и лаская пальцами румяную щеку. Они сидели на ткани парашюта, и песок под ними был удивительно мягкий, словно перина. Рядом тлели угли перегоревших поленьев, над которыми медленно готовились кусочки мяса, распространяя вокруг восхитительный аромат.
- А я – нет, - покачала головой девушка, не позволяя Эдварду начать сожалеть по поводу ее обращения, и опустилась на спину, мечтательно глядя в небосвод. – Дождаться не могу, когда стану равной тебе.
- Надеюсь, и потом твое мнение не изменится, - вздохнул вампир, и Белла, смеясь, толкнула его в плечи, опрокидывая на спину.
- Не порть момент, - проворчала она укоризненно.
- Прости, не буду, - Эдвард поднял руки в сдающемся жесте, и тоже улыбнулся.
Белла смотрела на него, видя, как его непринужденная улыбка сменяется напряжением, а в глазах поселяется частица страха. Они были на острове уже два часа, и за все это время не продвинулись дальше поцелуев. Эдвард оставался предельно осторожным и настаивал, чтобы Белла сначала поела, но девушка чувствовала совсем другой голод, и не хотела ждать. Ужин никуда не убежит…
- Эдвард… - сказала она, придвигаясь ближе, и тут же увидела, как страх заплясал в его глазах. С этим нужно было что-то делать. Она не хотела, чтобы Эдвард так волновался. Они оба должны были получать удовольствие от процесса, а не только она одна.
- Белла… - справившись с собою, поддразнил Эдвард, копируя ее тон и выражение ее лица, прекрасно понимая, о чем она собирается поговорить. Белла засмеялась.
- Я не боюсь, - сказала она, придвигаясь еще ближе. Наклонившись над вампиром, она провела ладонью по его красивой идеально гладкой груди. Ее сердце стучало ровно, это говорило о том, что она не лжет.
- Я знаю это, - проворчал Эдвард. – Я боюсь.
- Я знаю, - улыбнулась Белла, и потом закатила глаза.
- Что заставляет тебя верить, что я справлюсь? – Эдвард вздохнул, собственные страхи одолевали его, не зря ли он затеял все это? Стоило подождать, и Белла стала бы бессмертной, они могли без опасений заниматься любовью. Но ему вздумалось выполнить это обещание, раз другие он выполнить не может. Утром это казалось ему возможным… но сейчас, когда желаемое оказалось так доступно, его сковывал страх, что он не справится.
- Ты сильнее, чем думаешь, - убежденно проговорила Белла, пытаясь избавить его от напрасного волнения. – Самое худшее, что может произойти – ты укусишь меня. Но разве это не неизбежно в любом случае? Я не расстроюсь.
- Нет, - проворчал Эдвард, хмурясь, - самое худшее, что может произойти – я убью тебя.
- Кончай хандрить, - начала сердиться Белла. – Займись со мной любовью, - она оседлала Эдварда сверху, чтобы он перестал сбегать от нее. - Все будет хорошо.
Они непродолжительно целовались. Но Белла не чувствовала, что победила. И, хотя любимый отвечал на поцелуй, она прекрасно чувствовала, как цепенеет его тело под ней.
- Ты голодна, - пробормотал Эдвард, надеясь отвлечь ее внимание… еще хотя бы ненадолго.
- У нас есть минимум полчаса, - парировала Белла. – Я же не буду есть сырое.
Некоторое время они буравили друг друга глазами: Белла – выжидающе, Эдвард – ища сомнения.
- Позволь мне раздеть тебя, - вздохнул наконец вампир, кладя ладони на талию Беллы и немного приподнимая майку. Девушка немедленно покраснела, когда жар обрушился на ее тело, но послушно кивнула, поднимая руки вверх. Эдвард кривовато улыбнулся, вовсе и не собираясь сдаваться так быстро, как она подумала, и проворчал, рассеивая ее напрасные надежды:
- Я обещал сначала, что мы помоемся, забыла?
Белла издала стон поражения и разочарования, не понимая, как он может одновременно и бояться и играть с ней, но никак не переходить к большему? Сама она уже плавилась от желания и неустанного ожидания.
Девушка смутилась, когда вампир медленно снял с нее майку. Впервые она была перед ним обнажена. Его взгляд, внезапно потемневший, вызывал в ней противоречивые чувства: страх, что она может не понравиться ему, и возбуждение от того, что она все ближе к цели.
Эдвард сел, обнимая девушку, и их обнаженные груди соприкоснулись. У обоих вырвался судорожный вздох. Вампир слышал, как неистово заструилась кровь под тонкой кожей, и поспешил подняться на ноги, ставя девушку перед собой. В его глазах была улыбка, но за ней тлела искра сильнейшего желания.
- Пойдем, - предложил он и повел ее к маленькой лагуне. Это было небольшое местечко под сенью нависающих деревьев, в котором течение слабо кружилось, но не сносило с ног, как в остальной части реки. Белла не понимала, каким образом образовалась эта тихая лагуна – весь остальной островок был идеально круглым.
- Я вырыл это, - похвастался Эдвард, заметив ее удивленный взгляд, и Белла захихикала.
- Ты все предусмотрел, не так ли?
- Было бы здорово, если бы все, - улыбнулся вампир и внезапно, наклонившись, скинул с себя брюки. Белла остолбенела, когда он ступил в воду, глядя на рельефные мышцы его спины… и ниже… и на его идеальные ноги. Она испуганно смотрела на него, когда он зашел по пояс и обернулся, протянув к ней руку.
- Ну, давай же, - позвал он, как ни в чем не бывало. – Или боишься?
Белла фыркнула, но все же чувствовала себя ужасно неуютно, снимая джинсы и трусики под откровенным взглядом Эдварда. Обняв себя за плечи и чувствуя неистовые удары собственного сердца, она ступила в воду, которая оказалась удивительно теплой. Солнце отлично нагрело стоячую воду.
- Здорово, - пробормотала она себе под нос, ощущая ногами идеально мягкий песок.
В руке Эдварда неизвестно откуда оказался туго перекрученный пучок травы, и Белла рассмеялась, когда он стал нежно растирать ею плечи девушки. Она расслабилась и позволила купать себя, действительно наслаждаясь этим мгновением. Иногда Эдвард говорил ласковые слова, и Белла чувствовала, как по всему телу разливается нега. Она перестала испытывать смущение из-за наготы, чувствуя себя удивительно естественно, будто слилась с природой. Она издавала тихие звуки удовольствия, когда Эдвард наклонил ее голову назад и медленно расчесывал волосы, позволяя воде смыть пыль и копоть. У них не было шампуня, но волосы от таких действий все же становились чище.
- Ну, вот… - пробормотал вампир, поднимая девушку на ноги и прижимаясь губами к ее лбу. Белла распахнула глаза и положила ладони Эдварду на плечи, нажимая на них.
- Теперь твоя очередь, - прошептала она, и вампир с улыбкой опустился на колени, наклоняя голову под воду. Белла нежно расчесывала пальцами его волосы, прядь за прядью, глядя, как вода смывает грязь, делая любимые кудри вновь мягкими и блестящими.
Руки Эдварда скользнули девушке на ягодицы, очень медленно он приблизился, неторопливо целуя живот любимой. Белла захихикала от щекотки, но тут же вздрогнула от невероятных ощущений. Ее тело снова наполнилось огнем. Дыхание сбилось.
Эдвард подхватил Беллу под колени, и она оказалась сидящей на нем, очень близко, в полной мере ощущая силу его желания. Ее лицо стало наверняка пунцовым, но Эдвард не смотрел на него. Возможно, он пытался контролировать себя, его дыхание участилось, а плечи напряглись. Медленно, будто его любимая сделана из драгоценного стекла, руки Эдварда поднялись, и ладони накрыли оба полушария ее грудей.
- Ах… - Белла закрыла глаза от пронзительно-сладких ощущений, ее сердце понеслось вскачь бешеным галопом, разнося удовольствие во все уголки тела.
- Ты прекрасна, - пробормотал Эдвард тихо, и Белла почувствовала его губы на груди. Это было настолько приятно, что девушка ошеломленно застонала, выгибаясь навстречу и пропуская пальцы через его волосы. Новое, непривычно сильное чувство вскружило ей голову, огненной волной прокатившись до самых тайных уголков. Слабость и дрожь победили тело.
Эдвард подхватил девушку под ягодицы, приподнимая и прижимая ближе к себе, не прекращая поцелуев. Ее стоны и звук стремительно колотящегося сердца были для него путеводной нитью к ее удовольствию. Вода отлично смывала запах, и Эдвард решил, что река как нельзя лучше подойдет для первого раза. Он переместился, не забывая контролировать свою силу, испытывая опьяняющее чувство предвкушения момента.
Она была сверху, и Эдвард слегка коснулся ее… интимно… Он прикрыл глаза, проверяя свои ощущения и едва дыша. Они были великолепны, и ему не хотелось останавливаться… но он должен был. Он обещал Белле волшебную ночь…
Белла глубоко задышала, почувствовав его… там. Она распахнула глаза… и тут же закрыла, cраженная ощущением удовольствия, разлившегося по телу… Ее пульс горячо и сильно забился там, где их тела соприкоснулись. Грудь непроизвольно изогнулась в объятиях вампира, она нетерпеливо ждала продолжения, затаив дыхание.
Эдвард подождал, пока Белла придет в себя. Он был удивлен собственным самоконтролем. Похоже, жажда не так сильно мучила его, как он боялся. Или вода так отлично помогала, приглушая аромат. Или, может, это потому, что он выпил крови того человека… но сейчас ему больше всего хотелось насладиться новым, неизведанным ощущением близости с любимой, чем ее восхитительно пахнущей кровью.
Нежно держа девушку в объятиях, он очень осторожно соприкасался с ее плотью, но не решался причинить ей боль. Ее трепещущее сердце говорило, что она напугана.
Эдвард медленно раскачивался, упиваясь шумным дыханием любимой. Похоже, его действия действительно приносили ей удовольствие, и он не хотел, чтобы это исчезло.
- Эдвард… - пробормотала Белла нетерпеливым шепотом, двигая бедра навстречу ему, и он зашипел, замирая и удерживая девушку на месте. Несколько минут прошло в напряженном молчании, пока вампир пытался вернуть себе самообладание. Белла ждала, когда его плечи расслабятся, а губы снова неуверенно коснутся ее груди.
- Пожалуйста… - выдохнула она снова.
- Я люблю тебя, - прошептал вампир, найдя мягкие и обжигающие губы любимой и неторопливо целуя их. – Люблю… очень сильно… - прошептал он снова, заключая лицо в ладони, напрягая бедра… и на этот раз он не остановился.
Тело девушки изогнулось навстречу от невероятных ощущений… а затем задрожало, когда пришла боль…
- А-ах… - всхлипнула Белла, ее глаза распахнулись, наполняясь слезами, а пальцы взволнованно впились в твердые плечи Эдварда, невольно отталкивая его, чтобы избежать боли. Но он не остановился, пока не заполнил ее тело целиком, и только затем замер, не дыша и крепко удерживая любимую за талию. Они оба несколько минут приходили в себя после испытанных ощущений. Оба тяжело дышали, но Белла – от боли, а Эдвард – от сдерживаемого желания продолжать. Испытанное удовольствия от нахождения внутри девушки превзошло любые его ожидания. Он сглатывал яд, но не мог не признать, что это не так уж сильно беспокоит его.
Белла чувствовала, как боль отступает, сменяясь небольшой пульсацией где-то внутри, и улыбнулась сквозь слезы, обнимая любимого за плечи и прижимаясь очень тесно к нему. И только тогда почувствовала, как сильно он напряжен. Ладони девушки скользнули по его шее вверх, достигая волос – этим жестом Белла хотела показать ему, что все в порядке.
- Сделаем перерыв, - предложил вампир охрипшим голосом, не желая причинять Белле еще больше боли. Тем более он сам не меньше нуждался в передышке, ведь запах крови, хоть и был приглушен водой, все же имел неодолимое влияние на него. Возможно, чуть позже он сможет контролировать себя лучше.
- Хорошо, - согласилась Белла и медленно начала подниматься, но Эдвард вдруг сдавленно зашипел, а его руки, опустившись девушке на бедра, удержали ее на месте. Его ощущения были настолько потрясающими, что он не смог справиться с собою. Низко зарычав, он опустил девушку назад, издав в конце бессильный стон.
Когда Белла увидела его темнеющий взгляд и услышала рычание, ощущение боли внутри нее сменилось пронзительным удовольствием. Словно разряд электричества прошел между сплетенными телами, или магниты повернулись нужными полюсами, намертво притягиваемые друг к другу. Невозможно оторваться.
Девушка снова приподнялась, но лишь затем, чтобы опуститься, чувствуя, как восхитительное, волшебное тепло распространяется внутри с большой скоростью, заменяя любые остальные ощущения. Ее ноги приятно онемели, и все закружилось перед глазами от нехватки воздуха или, наоборот, от переизбытка его.
- О… - ее голова запрокинулась назад, когда она сделала это снова. Кровь прилила к животу и сладко пульсировала там.
- Белла… - выдохнул Эдвард, и было заметно, что самообладание почти покинуло его, когда она застонала на очередном толчке.
- Никаких перерывов… - прошептала девушка, глубоко, шумно дыша, и ее грудь красиво вздымалась перед лицом вампира, - пожалуйста…
Эдвард видел, что остановиться сейчас было бы большой глупостью. Они оба были слишком возбуждены, чтобы ждать следующего раза. И похоже, его любимая больше не испытывала боли – только наслаждение.
Он снова приподнял ее и опустил, и снова… и снова… впитывая звук ее потрясающих стонов… будоражащих в нем самом какой-то древний, несдержанный инстинкт. Он слышал пульсацию ее крови повсюду; словно набат, она звенела в его ушах. Но сильнее всего это ощущалось там, где их тела естественным образом слились, принося новое, сильное, ни с чем другим несравнимое, острое удовольствие. Даже если бы он хотел остановиться, то сейчас бы, наверное, уже не смог.
- Белла… - шептал он потрясенно, совершенно поглощенный восхитительными ощущениями. Он чувствовал себя опьяненным, завороженно наблюдая, как движения девушки в его руках становятся неистовыми, бурными; как она выкрикивает его имя… Электричество заструилось в теле мощной волной, и вампир понял, что теряет контроль…
- Не останавливайся, - бормотала Белла, едва ли осознавая, что она что-то говорит. Она настолько погрузилась в новые ощущения, что даже не могла понять, сама ли она двигается, или Эдвард помогает ей, или они давно действуют в унисон. Не было похоже, что это важно, сознание девушки отключилось, поддавшись неконтролируемым, нарастающим эмоциям. Что-то горячее, пульсирующее и чрезвычайно сладкое концентрировалось внутри, росло, пока не взорвалось, словно ослепительный, прекрасный фейерверк апофеоза их любви.
Всхлипывая, девушка уронила голову на плечо возлюбленного, наслаждение пульсировало в каждой клеточке ее тела, рождая улыбку сквозь слезы радости. Но еще не все закончилось.
Белла услышала раскатистое рычание своего вампира, когда его ладони сжали ее бедра, продолжая движения. Это было безудержно и быстро, и даже пугающе, хотя Белла и верила, что Эдвард не сможет причинить ей вреда, даже потеряв контроль над собой. Пальцы Эдварда впились в кожу девушки с такой силой, что наверняка оставили синяки. Звук, вырывающийся из горла вампира, стал подобен яростному рычанию хищника, неожиданно сменяясь громким стоном. Руки взметнулись вверх, и через секунду девушка была мощно опрокинута назад, ее шея обнажена, и твердые губы Эдварда плотно, причиняя боль, прижались к ее сонной артерии.
Белла ахнула, ее сердце неистово заколотилось, пораженное осознанием, что сейчас последует за этим. С внезапным ужасом она ждала укуса… и отчетливо услышала, как за губами, словно металл ударяется о металл, клацнули зубы. Дыхание Эдварда было рваным, а движения стали резкими и неуправляемыми. Но в следующую секунду Эдвард передвинул лицо, прижимаясь к шее девушки лбом, и его пальцы расслабились.
- Белла… - пробормотал Эдвард, раскаиваясь, - прости…
Вампир был испуган тем, что только что чуть не произошло.
- Ничего же не случилось, - успокоила девушка, но ее голос немного дрогнул.
- Прости… - повторил он, разглаживая пальцами то место на ее шее, где отчетливо проступил синий след от его грубого прикосновения.
- Мы сделали это! – торжественно объявила Белла, меняя тему, не желая, чтобы Эдвард зацикливался на такой мелочи, как несостоявшийся укус, даже мгновение.
- Да… - ответил вампир немедленно, его плечи расслабились, и Белла услышала в его тоне улыбку. – Это было непередаваемо… прекрасно…
- Лучше, чем прекрасно… - Белла крепко обняла любимого за шею руками. – И я вовсе не против повторить это снова…
Это принесло вампиру облегчение, и он удовлетворенно рассмеялся.
- Это было именно так, как ты хотела? – спросил он. – Мне удалось сделать тебя счастливой?
- Это было во много раз лучше, чем я себе представляла, - поделилась девушка, нежно пропуская между пальцами пряди его волос, и Эдвард шумно выдохнул. – Ты сделал меня самой счастливой, Эдвард. Я люблю тебя.
- Я тоже люблю тебя, - прошептал вампир. – И твой живот урчит, - смеясь, добавил он.
- Каков предатель, - проворчала Белла своему животу. – Хотя теперь я и правда… хочу есть, - удивленно добавила она.
Они поднялись и вышли на берег. Не успела Белла опомниться, как вампир уже укутывал ее в большое покрывало, состоящее из куска парашюта. Он нахмуренно уставился вниз на ее бедра, заметив отпечатки своих пальцев. Его лицо выражало сильное потрясение.
- Это было немного больно, - Белла решила быть честной, надеясь, что его депрессия не продлится долго, - но сейчас я ничего не чувствую. Я привыкла к синякам, Эдвард. Не бери в голову. Завтра все равно от них не останется и следа.
- Тебе было больно? – выдохнул он так, словно наступил конец света.
Белла закатила глаза.
- Совсем чуть-чуть, и только в самом конце, - она укрылась и легкой походкой прошла вперед, мимо шокированного вампира. Слегка обернулась через плечо: – Ничего же не сломано, видишь? – широко улыбнулась и подмигнула она.
Она слышала, как ее любимый раздраженно прошипел ей вслед, но предпочла оставить это без внимания. В конце концов, своего она добилась и получила все, чего хотела. А завтра это уже не будет иметь никакого значения, так как она станет неуязвимой для его сильных рук и острых зубов.
Птица оказалась вкусной. Эдвард не позволил Белле обжигать себе пальцы и кормил ее сам, медленно отламывая по кусочку. По его лицу было видно, что процесс доставляет ему огромное удовольствие, и Белла не сопротивлялась, лишь улыбалась все время, пока жевала. Эдвард снова разжег костер и вскипятил воду в старой армейской каске, не допуская даже мысли, что его Белла будет пить неизвестную воду из реки.
Закат давно наступил, солнце утонуло в зеленовато-серых тучах, окрашивая остров мрачными готическими красками. Но для двух влюбленных, ставших сегодня еще на один шаг ближе друг к другу, этот вечер все равно казался романтическим.



Они сидели, глядя на темнеющий небосвод. Она в его объятиях, прижимающаяся к холодной мраморной груди. Его руки вокруг нее. Оба не посчитали нужным одеться, это только испортило бы восхитительный вечер, такой естественный и прекрасный, только для них двоих.
- О чем ты думаешь? – задал Эдвард извечно мучающий его вопрос.
- О том, чтобы этот вечер не кончался… - промолвила Белла, и Эдвард вздохнул, но девушка тут же продолжила: - О Чарли и Рене – как они там… Для них ведь мы с тобой пропали без вести? О твоей семье… Я хочу вернуться, Эдвард. Об этом я думаю.
Руки вампира крепче сжались вокруг нее.
- Мы обязательно вернемся, клянусь, - твердо заверил он.
- Теперь, когда я стану вампиром, это будет проще, ведь так? – спросила Белла, и вдруг отчетливо почувствовала, как тело Эдвард под ней напряглось.
- Пообещай мне кое-что, - осторожно попросил он, и Белла могла бы сказать, что он очень сильно обеспокоен.
- Что ты хочешь? – немного нахмурилась Белла – ей не нравилось, что Эдвард нашел еще какой-то повод поволноваться.
- Что бы ни случилось, ты останешься в стороне от схватки…
- Нет! – перебила Белла возмущенно и резко развернулась к нему.
- Да, Белла, - в его глазах застыла непреклонность и даже чуточку гнев. – Ты не будешь участвовать в сражении!
- Но я хочу помочь!
- Ты и понятия не имеешь, что это такое! – возразил вампир, его глаза потемнели, когда он осознал, чем еще грозит обращение Беллы. Он обещал спасти ее, а не потерять! – Новорожденные теряют контроль над собой очень быстро и становятся легкой мишенью. Ты не сможешь помочь мне, Белла. Ты станешь обузой! Вместо того, чтобы бороться, я буду постоянно оглядываться на тебя, и от нас обоих станет мало толку! Кроме того, я не хочу, чтобы ты убивала! – выкрикнул он в конце.
Повисло молчание.
- Но я же… буду, - робко пролепетала Белла и залилась красным, представляя, что через три дня она убьет человека, и скорее всего, не одного.
- Нет, - ответил Эдвард твердо, и девушка непонимающе уставилась на него.
- Но ты же говорил – новорожденные не могут сдерживать себя…
- Я нашел способ обойтись без убийств, - поведал Эдвард, и взгляд Беллы стал еще более изумленным.
- Пожалуйста, Белла! – глаза Эдварда стали настолько умоляющими, что ее сердце дрогнуло.
- Нет, - поджала она губы, но уже без прежней уверенности, поэтому нахмурилась, не желая, чтобы он смог уговорить ее.
- Пожалуйста… - Эдвард преданно заглядывал в ее глаза, продолжая свое ослепляющее наступление. – Ты же видела, я могу справиться с ними один…
- Но Арнольд сказал, что тебя разорвало на кусочки… - Белла вздрогнула, вспомнив эти ужасные слова, и почувствовала слезы, наполняющие глаза.
- Но теперь я буду не один, со мной Арнольд – вместе мы справимся без тебя. Пожалуйста, Белла, умоляю…
Белла смотрела на своего вампира раздраженно. Он не хочет, чтобы она помогала ему, тогда как она считала, что станет во всем равной, и в этом смысле в том числе. Она нахмурилась и надула губы, не желая уступать… но и не пребывая в восторге от того, что из-за спора этот прекрасный вечер будет испорчен. Того гляди, Эдвард решит, что обращение ее в вампира – не обязательно. Это испугало ее. Она решила солгать, радуясь, что Эдвард не слышит ее мыслей.
- Ладно, я попробую, - проворчала она недовольно, зная, что все равно позже поступит по-своему.
Эдвард дернул бровью, сомневаясь… но затем с облегчением выдохнул.
- Спасибо, - прошептал он, обнимая любимую.
Белла чувствовала себя не очень хорошо из-за того, что вынуждена была обмануть своего вампира. Но спустя мгновение она забыла, о чем они говорили только что.
Губы Эдварда скользнули вдоль ее шеи, нежно лаская кожу, и вампир быстро уложил ее на спину. Девушка замерла, наполовину от острых ощущений внизу своего живота, наполовину от страха, что он собирается ее укусить. После того, как он сказал, что сделает это не позже завтрашнего утра, любое прикосновение к ее горлу вызывало неконтролируемый страх. Белла хотела стать вампиром сильнее всего на свете… но ее сердце считало иначе, предавая раз за разом. Эдвард засмеялся.
- Неужели ты считаешь, что я не предупрежу тебя? – прошелестел он прямо в ухо девушки, и Белла закатила глаза.
- Я не боюсь, - упрямо возразила она, мысленно приказывая своему сердцу заткнуться. Оно послушалось, и уже билось гораздо ровнее.
- Это нормально – бояться, - вампир опустил свой вес на девушку целиком, освобождая руки, и медленно поцеловал ее. Так как они оба были обнажены, то Белла сразу же почувствовала своим бедром его возбуждение, и электричество заструилось по ее телу, окутывая приятным теплом.
- Эдвард… - пробормотала она, беспорядочно перебирая пряди его волос, когда холодные губы скользнули вниз по ее подбородку и горлу, достигая ключиц.
- Что? – насмешливо уточнил он. Белла засмеялась, но осеклась и изогнула спину, когда губы опустились на грудь.
- Ох… - выдохнула она, закрывая глаза от подавляющего удовольствия, вновь чувствуя той же силы желание, что было и раньше. – Пожалуйста, не останавливайся…
- Не буду, - пообещал Эдвард, действуя предельно осторожно, памятуя о синяках, которые все не давали ему покоя. Он должен теперь сделать все идеально хорошо, чтобы оставить лучшее впечатление о себе в этот раз… чтобы у Беллы не было повода считать его грубым животным, не умеющим держать в узде собственную хищную натуру. Он хотел, чтобы эта ночь запомнилась им как лучшее, что было между ними…