Белла не находила себе места уже несколько часов. Слишком много часов. Арнольд и остальные вернулись к полудню с двумя ранеными на носилках. Эдварда с ними не было. Когда девушка осмелилась спуститься и спросить об этом, ее не удивило, что ее вампир решил поохотиться в одиночестве – она знала, что жажда мучает его.
От Беллы не укрылось то, какой подозрительный взгляд бросил на нее глава города, когда сообщил, что ее жених остался во враждебном лесу в одиночестве. Белла поняла, что он о чем-то догадывается, потому что другие парни вслух обсуждали произошедшее на тропе, особенно то, что их странный спутник, похоже, способен убить Хищника голыми руками. Белла почувствовала настоящее облегчение, поняв, что ее вампир по-прежнему неуязвим. Теперь оставалось только ждать.
Но прошел день и наступил вечер, а Эдвард все не объявлялся, и Белла снова начала волноваться. Кто знает, что еще могло произойти?
Наконец, она услышала открывающиеся ворота и возбужденные голоса мужчин и женщин, и поспешила вниз, где и увидела своего вампира. Не обращая внимания ни на кого, она бросилась ему в объятия.
- Все в порядке… - шептал он ей в ухо, но она не поверила, потому что он был чересчур напряжен и пытался отстранить ее от себя. С тревогой она вглядывалась в лицо любимого, не понимая, что с ним не так, пока не заметила, что его глаза даже чернее, чем были, когда он уходил.
- Ох… - выдохнула Белла пораженно.
- Нам надо поговорить, - кивнул Эдвард с мукой на лице.
Белла оставила Эдварда и отправилась в комнату, пока он рассказывал жителям города о своей охоте на дичь. Он принес много еды, все восхищались им.
Вампир пришел в их комнату спустя почти час и молча уселся в самый дальний угол. Игнорируя опасность, Белла приблизилась и опустилась перед любимым на колени, нежно поглаживая пальцами его лицо. Эдвард тяжело вздохнул, но не отодвинулся, лишь стиснул зубы.
- Что случилось? – прошептала Белла, сочувствуя возлюбленному всей душой.
- Белла, у нас проблемы, - пробормотал Эдвард печально и снова вздохнул. – Как ты, наверное, догадалась, здешняя фауна не подходит мне.
- Что же делать? – прошептала девушка со слезами на глазах, не желая, чтобы ее парень страдал, но в то же время понимая, как тяжело для Эдварда думать о том, что может случиться – о людях, которые могли пострадать по его вине из-за безвыходного положения.
- Сегодня ночью мы пойдем обратно. Я попытаюсь захватить корабль, - вздохнул вампир, ужасно переживая за жизнь невесты. – Я могу это сделать. Хотя убивать их не так просто, как я ожидал.
Только тут девушка обратила внимание на то, что Эдвард по пояс раздет, и связала вместе его слова и следы гари на его груди. Она пробежалась ладошками по коже, которая по-прежнему оставалась мраморной, твердой и гладкой. Страшные мысли, посетившие ее голову, она не решилась высказать вслух.
- Хорошо, - просто сказала она, понимая, что другого выхода все равно нет. – Но у меня просьба, - добавила она решительно.
- Какая? – настороженно спросил вампир.
- Обрати меня сейчас, и через три дня я смогу помочь тебе во всем!
Эдвард тяжело вздохнул и покачал головой в отчаянии.
- Белла, - прошептал он, когда девушка собралась спорить. Его пальцы напряженно прошлись по ее скуле. – Это невозможно… я не смогу остановиться… Не сейчас, когда я настолько голоден… Ты должна поверить мне! – взгляд вампира был настолько обжигающим и полным дикой жажды, что Белла поверила. Ей не судьба сейчас стать равной своему любимому и бороться с одинаковой силой.
Они подождали, пока город уснет. Эдвард проскользнул в помещение, оборудованное в этом городке под кухню, и набил пищей для Беллы небольшой рюкзак. Когда он вернулся, то обнаружил девушку заряжающей револьвер. Рядом на кровати лежал еще один.
- Белла… - выдохнул вампир, его голос задрожал.
- Даже не думай, что я буду прятаться, пока ты сражаешься за наше спасение, - отрезала девушка упрямым тоном.
- Нет, пожалуйста… - сломанным голосом выдавил Эдвард, но Белла так выразительно посмотрела на него, что он осекся. - Хотя бы обещай, что не будешь высовываться без крайней на то необходимости.
Белла молчала, и вдруг ее вампир нахмурился и посмотрел в окно.
- Вот черт! – раздраженно прошипел он. Эдвард сделал шаг и распахнул дверь на улицу, и Белла услышала несколько щелчков оружейных затворов. Она выскочила вслед и увидела толпу перед их домиком, впереди всех стоял Арнольд и смотрел прямо на вампира, направляя на него ружье.
- Куда собрались? – с вызовом спросил он.
- Не стоит делать этого, - угрожающим тоном процедил Эдвард, задвигая Беллу за свою спину и удерживая ее там. Девушка слышала, что с другой стороны домика, где располагалось окно, тоже толпятся люди.
- Я сразу подумал, что с тобой что-то не так, - заявил Арнольд, как ни в чем не бывало, и толпа поддержала его одобрительным бормотанием, - еще когда ты привел с собой семерых невредимых человек. Сегодняшняя охота была очень впечатляюща и дала мне новую пищу для размышлений. А после нашего возвращения последние мои сомнения отпали, когда твоя девчонка не испугалась, узнав, что ты остался в одиночестве в лесу.
- Напрасно ты думаешь, что я могу в одиночку перебить их всех, - пробормотал Эдвард, и по тону его голоса Белла могла бы сказать, что ее вампир в ярости. Она вцепилась в его руку, боясь за людей, так опрометчиво бросающих вызов разъяренному бессмертному.
- Откуда тебе знать, о чем я думаю! – крикнул Арнольд раздраженно. – Хотя ты прав!
- Совершенно не обязательно проверять, - прорычал Эдвард, отвечая на вопрос главаря, хотя тот ничего не высказал вслух, и Белла услышала низкое, угрожающее рычание, сотрясающее вампира, готового броситься в бой. Только девушка за его спиной мешала ему сделать это прямо сейчас.
- Чем больше ты говоришь это, тем сильнее мне хочется проверить, - бросил Арнольд и, резко прицелившись, нажал на курок. Эдвард вздрогнул и дернулся вперед, оглушительно рыча, но рука Беллы, вцепившаяся в него, остановила его.
- Боже… - выдохнула она, силясь заглянуть через плечо вампира и убедиться, что он в порядке, тогда как Арнольд указал пальцем на Эдварда:
- Я же говорил! Ни царапины, глядите! – с ликованием заявил он.
Толпа заголосила, потрясая оружием. Это было то, чего боялся Эдвард. Все они думали в одинаковом направлении – что он сможет защитить их всех. Но было и кое-что еще, что он смог расслышать сквозь собственный гнев и желание растерзать всю эту толпу, мешающую ему двигаться к цели. Вампир также мог извлечь выгоду из сложившейся ситуации, и тогда все стало бы гораздо проще для него. Только поэтому он не подхватил девушку на руки и не исчез, оставляя обескураженных людей гадать, куда он делся.
- Не стоило делать этого, - прошипел вампир, раздраженно качая головой.
- Я должен был убедиться, - не согласился Арнольд и поднял руку. Толпа замолкла, и главарь вновь заговорил. Теперь в его голосе была холодная угроза: - Ты хотел бросить тут нас всех на смерть и сбежать! – обвинил он. – Ты не попросил помощи, и это говорит мне о том, что ты МОЖЕШЬ захватить их корабль, даже в одиночку! Ты бы не втянул свою девчонку в такую опасную авантюру, если бы не был уверен в успехе! Отсюда предложение – почему бы тебе не забрать всех нас с собой? Или человеческие жизни тебя не волнуют?
Толпа снова загудела, но Белла могла бы сказать, что ее вампир колеблется с решением. Ей было жалко этих людей. Девушка хотела бы, чтобы и они тоже спаслись. Но ей не нравилась мысль, что Эдвард будет защищать их всех один, как какой-то супергерой. Он же сказал минуту назад, что не способен справиться в одиночку.
- Мне плевать, кто ты такой, – заявил Арнольд, угрожающе повышая голос и снова поднимая ружье. – Но если ты настолько крут, то должен вытащить отсюда всех! Не один ты хочешь выбраться с этой планеты, ясно? И знаешь, что я думаю? Я думаю, что возьму твою девчонку на прицел, и ты не сможешь отказаться от моего предложения! – некоторые выкрикнули слова одобрения, поддерживая это жестокое решение главы города.
- В этом нет необходимости, - процедил Эдвард, все же не позволяя Белле выйти из-за его спины. – Мне нравится твое предложение. Но у меня есть одно условие.
- Условие? – недоверчиво рассмеялся Арнольд и оглянулся на толпу. – Ты не в том положении, чтобы ставить условия! Я просто пристрелю ее, если ты сделаешь что-то не так, как договаривались, и дело с концом! Это поможет тебе сотрудничать.
Белла снова услышала, как Эдвард зарычал, но его перекрыл гомон толпы.
- Я не могу отойти от нее дальше полуметра, - продолжал Эдвард, стараясь заглушить свою ярость и действовать разумно. – Мои навыки бесполезны, пока мои руки связаны необходимостью защищать девушку. Если я буду уверен, что она в безопасности, я смогу сделать больше. Вы все поклянетесь защитить ее жизнь, любой ценой, пока я занят, иначе никакого соглашения не будет. И да, ты правильно понял, я слышу твои мысли, - обратился он прямо к Арнольду, а потом оглядел всю толпу, - и мысли каждого здесь, так что если я узнаю, что кто-то из вас задумал что-то против девушки, клянусь, он будет первым, кто пострадает от моей руки. Пойдем все вместе, но если Белла погибнет, умрут все, - последнее он прошипел с такой яростью, что даже Белла задрожала позади него. Она никогда не была свидетелем проявления его настоящей сущности, и сейчас убедилась, как легко Эдвард может внушать людям страх. Несмотря на то, что почти все были вооружены - услышав такую яростную угрозу из уст вампира, первые ряды попятились, наступая на задние.
- Кто же ты такой? – прищурился Арнольд, почувствовав и на себе чары бессмертного, но не отодвигаясь вместе со всеми.
- Лучше тебе не знать, - ответил Эдвард, качая головой.
Они выдвинулись, когда небо посветлело. Эдвард мог двигаться в полной темноте, а вот остальные – нет. Здесь были все до последнего, и даже женщины, вооружены. Всего около пятидесяти человек. Арнольд сказал – их будет пятьдесят пять, когда соберутся и те, кто охраняет периметр частокола. Хотя договорились лечь спать на несколько часов, вряд ли кто-то смог заснуть в эту ночь.
Эдвард вышел на порог перед самым рассветом, услышав приближение Арнольда. Тот принес интересную новость, указывая на западную часть горизонта, на котором двигались огни, и протянул Эдварду бинокль.
- Посмотри, - предложил он, и в его воспоминаниях Эдвард увидел такую же картину много раз. – Это их корабли. Много сегодня. Не по твою ли душу?
- Почему ты так думаешь? – удивился вампир, насчитав около возьми снижающихся точек, не говоря о том, сколько он уже пропустил.
- У них общее сознание, - пояснил Арнольд. – Если учится один, остальные знают об этом. Клянусь, после того, как сегодня ты, безоружный, убил одного их охотника, всем захотелось взглянуть на смельчака. Их будет много – больше, чем ты себе можешь представить. Я никогда не видел, чтобы прилетало больше трех кораблей. А сейчас насчитал пятнадцать.
- А сколько на каждом корабле?
- От трех до десяти Хищников, - со вздохом покачал головой Арнольд.
Сердце вампира смертельно сжалось от страха за любимую.
- Надеюсь, ты в самом деле пуленепробиваемый… - пробормотал глава города себе под нос, думая о битве, которая унесет множество жизней.
- Они могут убить меня, - признался Эдвард с сильной досадой, - если будут знать, как. Главное – защитите ЕЁ жизнь, пожалуйста.
- Клянусь, - пообещал Арнольд, - ты, главное, вытащи нас. Сколько сможешь.
- Сделаю все, что в моих силах, - заключили они договор, подтверждая его рукопожатием.
- О, я понял, почему ты не стал мазаться грязью, - весело подытожил глава города, заставив вампира улыбнуться. – Они тебя не видят, верно? Ты ледяной!
- А еще мое сердце не бьется, - подняв бровь, признался Эдвард, а затем помрачнел: - Но и у них обнаружилось несколько сюрпризов для меня.
- Кто бы сомневался, - засмеялся Арнольд, думая, что с этим странным парнем у них впервые есть шанс.
Сначала все шло неплохо. Они преодолели восемь километров, избежав всех ловушек благодаря отличному чутью вампира. Эдвард нес Беллу на спине почти всю дорогу, хотя она пыталась спорить и сопротивляться, желая быть в равном положении со всеми. Но Эдвард не слушал ее мольбы. Но затем он вдруг напрягся и стал втягивать носом воздух, пригнувшись к земле, и Белла поняла – битва началась.
Ее окружили люди, вооруженные до зубов и обмазанные глиной, как и она сама, плотным кольцом, после чего Эдвард, отчаянно поцеловав любимую в губы, скрылся в тумане впереди. Рядом с ней находились все женщины, которых мужчины решили защищать. Вытащив револьвер, Белла всматривалась в темноту, не собираясь беспомощно ждать смерти, а намереваясь поддержать остальных. К тому же, это помогало ей отвлечься от беспокойства за своего вампира.
Арнольд нагнал Эдварда на краю поляны: - Видишь их? – прошептал он, наблюдая за напряженным лицом парня, всматривающегося в листву. Уже почти рассвело, но под пологом леса все еще стояла тьма.
- Я чувствую их запах, - пояснил вампир, - но не могу увидеть их, пока они не зашевелятся.
- Я могу помочь, - улыбнулся Арнольд так, как будто не обрекает себя сейчас на возможную смерть. – Действуй! – и, нарушив тишину криком, бросился бежать вперед.
Охота на живца, подумал Эдвард, приседая для прыжка, потому что деревья вокруг моментально ожили. Он насчитал семь или восемь прозрачных силуэтов, сидящих в засаде в разных местах. Ему понадобилось около десяти минут, чтобы расправиться со всеми. Они беспорядочно палили по бегущему человеку, не смотря назад, и Эдварду ничего не стоило подкрасться, чтобы свернуть им шеи тихо и быстро. Это было почти так же легко, как если бы они были обычными людьми, правда, они были гораздо прочнее, и отрывать их головы занимало чуть больше времени.
Белла услышала крик, и затем десятеро мужчин бросились вперед на подмогу. Выстрелы разбавили глухую тишину. Сердце девушки билось в агонии около пятнадцати минут, пока это продолжалось, но затем все стихло, и вот ее уже обнимают родные руки, перемазанные чем-то отвратительно пахнущим и зеленым.
- Если ты будешь так беспокоиться, я не смогу драться, - прошептал вампир ей прямо в ухо. – Твое сердце грохочет на весь лес и звучит для меня сильнее выстрелов. Мне сразу хочется бежать назад…
- Прости… - пробормотала Белла, судорожно обнимая любимого и страшась отпускать его снова. Но вскоре ей пришлось, потому что это была только разминка. Настало время для настоящей битвы.
Теперь все не было просто.
- Будь осторожен, - предупредил Арнольд Эдварда, когда они продвинулись еще на пятьсот метров, и вампир снова почувствовал запах врага. – Теперь они поняли, как ты действуешь, и будут ждать удара сзади.
И он оказался прав. Война началась. Они прибывали, словно лавина, со всех сторон. Эдвард не мог быть одновременно во всех местах, и слышал, как гибнут люди. Ему было некогда думать об этом. Его сознание разделилось надвое: одна часть монотонно убивала чудовищ всеми доступными способами, другая постоянно присутствовала рядом с Беллой через мысли защищающих ее людей, контролируя степень опасности.

Белла оказалась в эпицентре битвы. Она никогда не знала, что такое война, и теперь находилась в этом ужасном месте. Вопли мужчин и женщин оглушали, залпы выстрелов раздавались непрекращающимся потоком. Мужчины, не разбираясь, палили по окружающим деревьям, едва увидев малейшее шевеление. Рычание раздавалось отовсюду, пугая до смерти. Женщины плакали и жались друг к другу, только две или три вместе с Беллой пытались бороться наравне с помощью небольших револьверов. Несмотря на попытки, группа людей редела. Белла видела, как погибли двое мужчин, когда рядом с ними взорвался голубой шар. Из-за дыма стало почти ничего не видно, едкий запах паленой плоти и сожженного пороха разъедал ноздри. От вида крови девушку мутило. Это было здесь, а впереди происходило основное сражение – туда ушли большинство мужчин, и там периодически в небо поднимался столб огня от очередного взрыва, и слышались ужасные крики. Белла боялась огня больше всего, она ведь знала, что только от него ее вампир может пострадать. Гарь, которую она увидела на его груди прошлой ночью, испугала ее сильнее всего остального – сильнее собственной смерти.
Группа продвигалась небольшими перебежками, прячась за деревьями. Каждый метр приходилось отвоевывать с большими потерями, но Белла могла бы сказать, что они уже близко к цели – впереди виднелся просвет, там могли находиться корабли.
А потом произошло нечто ужасное. Вдруг раздалась серия взрывов такой силы, что земля заходила ходуном. Все закричали и бросились врассыпную, когда взрывная волна настигла эту часть леса. Беллу отбросило от остальной группы в ствол дерева, удар оглушил ее. Вокруг падали горящие ветки. Чудо, что ни одна не попала в нее.
Первое, что Белла поняла, это то, что все выстрелы стихли. Это означало, что бой закончен? Или, что все люди погибли, и некому больше стрелять?
Нет, она слышала крики и плач со всех сторон, значит, кое-кто еще живы. Она почувствовала головокружение и судорожно вздохнула, осознав, что от удара несколько минут, должно быть, не могла дышать. От запаха крови ее снова затошнило.
А затем она увидела ИХ. Глаза девушки расширились, когда она поняла, насколько омерзительные чудовища перед ней. Их было четверо, перемазанных зеленоватой жидкостью огромных существ. Никогда Белла не видела ничего страшнее. Неспешно и уверенно, как будто опасности никакой им не угрожает, они шли на звук стонов и плача людей, и крики тут же сменялись предсмертными хрипами.

Дрожащей рукой Белла подняла револьвер, намереваясь защищаться. Плечи пронзила обжигающая боль, девушка едва могла пошевелиться. Ужас проник в сердце – если убийцы идут настолько свободно, ничего не боясь, значит, Эдварда больше нет? Рыдание вырвалось из горла девушки, она не смогла удержать его. И тут же четыре мерзкие головы повернулись к ней.
Эдвард разрывался между желанием защитить погибающих людей на передовой и потребностью не пропустить ни одного монстра назад – туда, где находилась его Белла. Несколько раз он едва не бросил битву, чтобы вернуться и занять оборону рядом с любимой, которую не хотел потерять. Но люди ответственно исполняли свой долг.
- Если это единственный способ спастись, - сказал ему Арнольд перед началом схватки, - они сделают все как надо! Выбраться и выжить хочет каждый, но если спасется хотя бы один, это будет победой. Мы все заодно, и если для тебя главное – девушка, то они смогут защитить ее, любой ценой. Давай, зададим тварям жару!
После этого началось побоище. Чудовища прибывали бесконечной рекой, но не действовали бездумно. Это был единый слаженный механизм, они будто читали мысли друг друга на расстоянии, изменяя тактику в соответствии с поведением противника. Они выстраивались сложной цепью так, чтобы каждый следующий видел предыдущего. Вампиру все труднее удавалось подкрасться незамеченным, и в конце концов он был вынужден вступить в открытый бой. Их клинки не в состоянии были ранить его кожу, но выстрелы в упор причиняли вред. Их невидимость лишала вампира последнего преимущества, так как в такой потасовке он не мог ориентироваться на запах – аромат разлитой повсюду человеческой был слишком одурманивающим, чтобы довериться обонянию. Помогало только то, что сами снаряды голубого цвета Эдвард видел и чаще успевал избежать попадания. Он пытался прикрываться их телами, но они, не раздумывая, стреляли по своим, лишь бы добраться до неуязвимого врага. Электрические снаряды проходили навылет, иногда существенно повреждая кожу вампира, но этого было мало, чтобы обезвредить его. Чего нельзя было сказать о его одежде, обугленной и свисающей тлеющими обрывками. Он мог утверждать, что Хищники в бешенстве, по их разъяренному рычанию и по тому, с каким усердием они бросали все силы именно на то, чтобы уничтожить ЕГО.
Деревья расступились, открывая взору вампира прекрасное зрелище – ровную шеренгу инопланетных кораблей. Ему не понадобятся все, но чтобы захватить хоть один, сначала нужно уничтожить всех чудовищ.
Он обернулся и обнаружил себя окруженным со всех сторон. Его скорость позволила бы избежать столкновения, даже если они начнут стрелять одновременно. Но они не собирались. Вместо этого они смотрели, медленно переводя взгляд с вампира на корабли и обратно. А затем один из них догадался, что привело людей сюда в полном составе. Эдварду не нужно было уметь читать мысли существ, чтобы понять, что сейчас будет.
- Нет! – прошипел он, когда один из Хищников направил ствол своего оружия на самый ближний корабль, и выпустил снаряд. Вампир не успел остановить это, да и что он мог сделать против десятка таких же отчаянных врагов, не останавливающихся ни перед чем ради того, чтобы победить? Он насчитал не менее пятнадцати выстрелов – ровно столько же, сколько и кораблей.
Взрывы былы такимы сильнымы, что вампира накрыло огненное покрывало, поднимая в воздух. Вместе с Хищником, на которого он набросился, его откинуло взрывной волной вглубь леса. Если бы Эдвард находился ближе к кораблю, его могло бы разорвать на части. Но огонь не мог причинить ему вред, пока кожа цела. Хищник в его руках сгорел заживо.
А затем он услышал:
- Берегись!
Арнольд видел, как они заманили Эдварда в ловушку. Он пережил на этой планете двадцать семь сезонов – это больше года – и прекрасно знал тактику чудовищ. Хищники были чрезвычайно умны. Поняв, что противник является неуловимым и практически неуязвимым, они позволили ему приблизиться к заветной цели, путем самопожертвования надеясь подорвать вместе с кораблем. Никто не может выжить после взрыва такой мощи, хотя сила этого странного парня впечатляла. Он словно был одновременно во всех местах схватки сразу, мгновенно исчезая и появляясь за спиной нового врага. Арнольд был поражен увиденным – он и представить себе не мог, что такое возможно. Что кто-то один может превосходить армию самых совершенных хищников вселенной. Каково же было его удивление, когда в ком-то выброшенном из огня, покрытом гарью и обгорелыми остатками одежды, он узнал союзника.
- Берегись! – крикнул он, потому что остальные твари спешили воспользоваться временной растерянностью парня, приземлившегося наземь, вспоров почву; без видимых повреждений! Арнольд мог бы сказать, что и это тоже была ловушка, потому что Хищники будто ждали тут, вшестером, сконцентрировавшись в одном месте и не обращая больше внимания на умирающих людей. Подняв оружие, они одновременно выпустили все заряды в сторону парня, которого так отчаянно хотели уничтожить и никак не могли.
Арнольд зажмурился, услышав ужасный звук раскалывающегося камня и победный рев Хищников. «Они могут меня убить. Если будут знать, как», - всплыла фраза парня в его голове. Он видел несколько раз во время схватки, как в Эдварда попадали разряды, и мог бы поклясться, что они наносили ему раны. Но спустя несколько секунд парень появлялся в другом месте, живой и невредимый, без признаков даже каких-либо заживших шрамов. Этот парень чертовски живуч, понял Арнольд, хотя даже близко не догадался, кто же он такой. Теперь все было по-другому. Вероятно, Хищники нашли слабое место Неуязвимого, так как с ликующим ревом потрясли оружием и развернулись к поверженному спиной.
Поняв, что помощи ждать теперь неоткуда, Арнольд поднял пулемет и с воем устремился на противников, намереваясь добить последних. Может, у него еще есть шанс? Хищники повернулись на крик, и он успел расправиться, как минимум, с двумя, прежде чем его самого накрыла тьма.
Эдварда вернул к жизни запах. Он никогда бы не перепутал аромат крови его Беллы ни с каким другим. С ревом ярости он вскочил на ноги, дико озираясь вокруг, и бросился на зов крови.
Она лежала на корнях дерева и выглядела страшно напуганной. Запах крови ощущался, но Эдвард не видел повреждений – должно быть, она просто поцарапала спину, когда упала. Револьвер в ее руке, направленный на четверых чудовищ, дрожал; по щекам, размазывая копоть, текли слезы. Что она могла сделать одна против стольких безжалостных монстров?
Их осталось четверо, всего лишь, но пока Эдвард будет убивать одного, остальные могут причинить боль его Белле. Вампир слышал сердцебиение, как минимум, трех живых человек, но они навряд ли были в состоянии ему помочь. Все, что Эдвард мог сделать, это бросить себя между девушкой и вылетевшим голубым зарядом, направленным на нее, приняв удар.
Его отбросило назад, прямо на корни дерева, и он мгновенно переместился таким образом, чтобы девушку зажало между корнями. Эдварда не волновало горящее от боли плечо, куда попал энергетический шар. Главное – это бьющееся сердце любимой, которую он защищал ценой жизни.
- Боже мой… - прошептала Белла, одновременно от ужаса и облегчения, когда оказалась за его спиной, прижатой к земле и задыхающейся от удушающей пыли и дыма. Эдвард был жив, остальное не имело значения. Надежда вспыхнула в груди, но тут же погасла, когда она услышала его сдавленное шипение, и поняла, что он ранен. – Эдвард… - заплакала она.
Белла видела, как Хищники включили маскировку, становясь невидимыми, но их силуэты неумолимо надвигались.
Эдвард шипел сквозь зубы и, по-видимому, не собирался оставлять ее одну, намереваясь защищать собственным телом.
А затем откуда-то слева застрочил пулемет, и у крайнего чудовища подкосились колени. Белла слышала его кошмарное, утробное, злобное рычание. Она видела, как один прозрачный силуэт метнулся на звук выстрелов и спустя две секунды оттуда раздался животный крик, полный боли. А также она видела, как оставшиеся двое поднимают оружие.
Их все еще было двое, и Эдвард не мог броситься на одного из них так, чтобы второй не попытался убить Беллу. Вампир рычал от бессилия и ярости, понимая, что у него практически нет ни шанса довести начатое до конца – и это тогда, когда победа уже так близка, что руку протянуть. Но он не мог подвергнуть Беллу даже малейшему риску.
Хищники подняли оружие, и вампир приготовился к боли. Сколько он сможет продержаться, пока выстрелы не выведут его из строя? Он не мог от этого умереть, но потом, когда его тело исцелится, и он придет в сознание, он может не увидеть любимую живой.
И вдруг Эдвард услышал позади себя щелчок, и маленькая ручка просунула рядом с его шеей револьвер. Она больше не дрожала. Ругательство, которое никогда раньше не срывалось с губ хрупкой девушки, совпало с несколькими точными выстрелами. Один из Хищников споткнулся, его голова окрасилась в зеленый цвет, и он медленно начал оседать, пока девушка все нажимала и нажимала на курок, издававший холостые щелчки. Только один из Хищников смог выпустить разряд. Но это было ничем и уже не могло остановить вампира, который бросился вперед, не обращая внимания на боль. Эдварду казалось, что он уже начал привыкать к ожогам, не способным его по-настоящему убить.
Белла чувствовала себя иначе. Что-то изменилось в ней в тот момент, когда она увидела, что ее любимому грозит опасность. Никогда раньше она не предполагала, что хоть что-то может ранить вампира. Он говорил, что бессмертен и неуязвим. И вот теперь она убедилась в обратном, и это многое поменяло в ней. Белла больше не боялась. Она больше не была беспомощной и напуганной, она чувствовала себя солдатом, когда стреляла в эту тварь, причинившую боль ее возлюбленному. Белла ощутила настоящую ярость и все не могла остановиться, нажимая на курок снова и снова, хотя патроны уже давно закончились. Ее охватило ликование, когда она поняла, что самостоятельно смогла убить одного из монстров. Она испытала невероятный подъем.
Белла видела, как ее вампир с рычанием метнулся на единственного оставшегося в живых врага. С возбуждением и восхищением, а не ужасом, она смотрела, как Эдвард схватил чудовище за горло. Лицо Эдварда стало маской ярости – лицо настоящего зверя, хищника, самого опасного во вселенной. Он это доказал. Его пальцы сжимались, из-под них сочилась зеленая жидкость, и только сейчас Белла поняла, что это кровь твари, и что Эдвард целиком вымазан в ней – так, будто он и правда убивал их голыми руками. Сейчас она наблюдала воочию, что он это может. Хищник рычал и визжал, а затем затих и безвольно повис, после чего вампир пренебрежительно отбросил тушу в сторону. Его дикий, полный жажды взгляд метнулся по сторонам, пока не наткнулся на Беллу. Эдвард выглядел обезумевшим зверем, но Белла не могла не любить его даже в таком обличии.
На груди вампира красовался быстро заживающий порез, как будто снаряд прочертил глубокую борозду в его коже. Он весь был покрыт сажей и зеленой кровью, даже волосы, но, тем не менее, казался Белле самым красивым существом, ее возлюбленным, и все, о чем она могла думать, это о том, как помочь ему. Ей казалось, что ему очень больно, ведь он был ранен, и наверное, неоднократно.
- Иди, я ее прикрою, - раздался голос из кустов, когда Белла отбросила револьвер и начала ползти к любимому. Белла увидела тяжело раненого Арнольда, прислонившегося к стволу поваленного дерева.
- Это был последний, - покачал головой Эдвард, и отголоски ярости еще бушевали в его тоне, хотя взгляд внезапно потух, а затем и вовсе потеплел, когда остановился на Белле. Протянув руку, вампир помог девушке подняться и судорожно обнял, с облегчением прижимая к себе и вдыхая запах ее волос. Жива, была его единственная мысль, в то время как Белла со внезапно прорвавшимися слезами искала на груди любимого рану… но уже не находила ее.
Арнольд смотрел на парочку с большим удивлением. Не чувствуя боли, потому что он уже приготовился умирать, глава города, жителей которого теперь не существовало, покачал головой, глядя, как прямо на его глазах парень исцеляется… за считанные секунды.
- Могу поклясться, что видел, как тебя разорвало на кусочки, - пробормотал Арнольд, потрясенный до глубины души. Он заметил, как девушка вздрогнула, поднимая на парня глаза, словно ища в них ответы, а тот просто улыбнулся, как ни в чем не бывало.
- Они не знали, что этого недостаточно, - пробормотал он с непонятной Арнольду нежностью и поцеловал девушку в губы.
- Зато следующие узнают, - и когда Эдвард обернулся к нему, Арнольд указал дулом пулемета в небо.
Они все посмотрели вверх, на темнеющий вечерний небосвод, на котором один за другим… раскрывались парашюты. Их были десятки. Арнольд видел это далеко не впервые – сезоны повторялись вне зависимости от того, сколько выжило человек или Хищников в очередном противостоянии. Это как игра. Планета – игровое поле. И игрушки – люди.
Эдвард хищно втянул носом воздух, не веря глазам своим. Он думал, теперь все закончилось. А получается – это лишь начало нового витка? И ни одного корабля не осталось, чтобы попытаься улететь отсюда, как он того хотел…
- Дичь прибыла, - мрачно сообщил Арнольд, наблюдая за белыми точками в небе. – Охотники не заставят себя ждать…
- Они прибудут на кораблях… - покачал головой Эдвард и улыбнулся, глядя любимой в глаза и строя новый план…
- Ты обратишь меня? – пробормотала девушка взволнованным шепотом. Она больше не желала оставаться уязвимой, неважно, какова будет цена за это.
- У меня нет выбора, - улыбнулся ее любимый вампир, понимая, что его девушка гораздо сильнее духом, чем ему казалось вначале. Она спасла его. Она убила монстра, защищая его. И ни капельки не дрогнула. Она справится со всеми трудностями, которые предстоят. – Я сделаю, что угодно, чтобы вернуть тебя домой… живой.
- Жаль, что я не обладаю такими возможностями, как у тебя, парень, - проворчал Арнольд и восхищенно рассмеялся, не обращая внимания на собственную боль и клокочущую в горле кровь. – Вместе мы бы смогли больше.
- Я могу это устроить, - загадочно проговорил Эдвард, снова и снова целуя любимую, радуясь тому, что они живы… на этот раз.
Он помог Арнольду подняться и опереться на него, другой рукой поддерживая девушку, и они медленно побрели прочь, зная, что парашютисты обязательно найдут их город.
Они шли мимо пепелища, на котором тут и там лежали тела людей, с которыми еще недавно они вместе жили, ели, вели беседы… с которыми вместе боролись за свою свободу. Эдвард больше не слышал ниоткуда сердцебиения… в живых остались только трое. Зрелище смерти было впечатляющим… чудовищным…
Белла судорожно прижималась к руке любимого, с опаской и содроганием переступая через мертвецов. Ее душили слезы сочувствия к погибшим, а так же ненависти к тварям, не ценящим человеческую жизнь.
- Надеюсь, хоть теперь ты не будешь утверждать, что ты самый ужасный монстр? – пробормотала она с болью в голосе своему вампиру, оглядываясь вокруг.
Эдвард чувствовал, что он сильно изменился изнутри. Пройдя такое ужасное испытание, видя, как даже его хрупкая Белла вступила в борьбу за выживание, он не мог не думать о том, что их ждет дальше, к чему все это приведет. Прежние убеждение потускнели перед перспективой остаться на этой планете навсегда. То, что он раньше считал правильным и неправильным, потеряло свое значение, окрасилось новыми цветами. Он чувствовал себя иным. Хотел выжить. Единственное, что осталось для него неизменным – потребность, чтобы Белла жила, и уже неважно, какой ценой. Ничто не было хуже смерти, которую предложили им здесь.
- Нет, не буду, - согласился он и прижал девушку к себе, помогая ей идти.
- Кто же ты такой? – пробормотал Арнольд, и по его бледному лицу стало понятно, что жить ему осталось совсем недолго. Практически, Эдвард нес его, а не вел.
- Скоро узнаешь… - многозначительно пообещал вампир и ослепительно улыбнулся, обнажая ровные, белые зубы.