Эрик Нортманн стоял и гневно сжимал кулаки, он был невероятно зол. Зол на всех и вся, на Совет, на долбанного Билла Комптона, на Сьюки Сакхаус, но больше всего на себя. Пока они с Биллом, словно мальчишки катались по полу, Сьюки сбежала. Она не просто сбежала, а виртуозно испарилась, словно опытный фокусник. И вот теперь, Эрик вызван к верховному судье Совета и ему выговаривают, словно нашкодившему мальчишке. Хотя, с учетом того, что в этой заварушке погибло несколько вампиров, а некоторые получили серьезные увечья, тысячелетний вампир еще легко отделался. Все могло кончиться хуже, если бы он все-таки свернул шею этому гаденышу Комптону. Но увидев Сьюки, Эрик обезумел, ему уже плевать было на голову врага, ему уже не хотелось отвлекаться на какие-то убийства, ему просто хотелось утащить свой трофей поскорее в свой дом. В дом, в который он никогда никого не водил и никогда никого не приглашал. Ему хотелось, чтобы крики Сьюки потонули в толстых стенах пустого дома, хотелось попробовать ее в каждом закоулке старинного особняка. Твою мать, ведь изначально он и не собирался провоцировать Билла, просто хотел посмотреть в лицо своего врага. Но присутствие этой девчонки все испортило. И ведь Эрик уже был уверен в том, что заберет ее, несмотря ни на какие законы дурацкого вампирского кодекса.
Вампир со злостью вспомнил, как в загородный клуб ворвались представители Совета, и все подчинились их приказу сложить оружие. И тогда-то Эрик и увидел, что Сьюки нет. Сперва он подумал о причастности к этому Билла, но тот был так же ошарашен пропажей девушки, как и сам тысячелетний вампир. И Эрик понял, она перехитрила их, двух могущественных вампиров, пока они делили шкуру неубитого медведя, Сьюки спокойно сбежала. Эрик громко смеялся на глазах у ничего не понимающего Совета, Билла и остальных вампиров, его малышка оказалась не так глупа и не так пуглива, как ему думалось изначально. И тогда вампир, как никогда понял, что он просто обязан ее найти. Причем найти раньше Билла Комптона, которого, как он видел, тоже что-то зацепило в этой кареглазой девчонке. Хорошо еще, его враг не знал о способностях Сьюки, иначе его интерес к ней вырос бы в разы. Тысячелетний вампир знал, что возможность и время у него есть, следовательно, все осуществимо.
Из его размышлений его вывел спокойный голос:
- Эрик, ты меня понял? Все вампиры, участвовавшие в этом инциденте, месяц проведут здесь. Это касается и Билла Комптона тоже. У вас у всех не будет права хоть как-то связываться с внешним миром! Может быть, хоть это научит вас повиновению Совету и сосуществованию вместе в одном Штате.
Эрик кивнул: «Черт! Месяц. За этот месяц следы Сьюки могут затеряться и узнать потом ее местонахождение будет труднее, но… я все равно ее найду!». Внезапно в комнату вошел Билл, Эрик поморщился, увидев его. Судья огласил свое решение и его врагу, тот, сжав зубы, кивнул. Судья показал жестом, что они могут быть свободны. Вампиры молча покинули кабинет, Эрик ухмыльнулся:
- Ну что, Билли, не думал я, что вместо того, чтобы трахать малышку Стакхаус, мне придется дружески беседовать с тобой, - вампир с удовольствием наблюдал, как сжались кулаки его врага. - А ведь я бы забрал у тебя Сьюки.
- В этом я сомневаюсь, Эрик. Точнее, нет, ты и вправду бы забрал ее… мертвое тело, - сказал Билл и ухмыльнулся.
Эрик насмешливо посмотрел на своего врага:
- Билли, ты бы вправду это сделал? Мне казалось, что ты… больший пацифист.
- Не сомневайся, что я бы свернул ей шею.
Тысячелетний вампир рассмеялся:
- Ты и вправду настолько ненавидишь меня, что убил бы свою любимую игрушку, лишь бы она не досталась мне?
Неожиданно Билл с какой-то тоской посмотрел на своего врага:
- Неужели ты думаешь, Эрик, что мир крутится вокруг тебя? - мужчина сел в кресло, и устало посмотрел в лицо своему собеседнику. - Я бы свернул ей шею не из-за себя, и даже не из-за тебя, а ради нее самой, чтобы она не подвергалась пыткам в твоем плену.
Эрик рассмеялся:
- Ты шутишь сейчас?
- Нет, я абсолютно серьезен. Неужели ты за своими амбициями и планами мести, не увидел в ней то, что увидел я? - Билл усмехнулся. - Она заставила меня почувствовать себя лучшим, чем я есть. Заставила меня почувствовать себя живым…
- Ты спятил, Билл? Девчонка раздвинула ноги, и ты уже вообразил себя матерью Терезой…
- Думай, что хочешь, Эрик. Но самое смешное, что даже после того, как ты по-свински себя с ней поступил, она волновалась о тебе. Представляешь мою рожу, Эрик, когда она спросила, все ли с тобой в порядке? Когда я увидел, что она звонила тебе?
Тысячелетний вампир усмехнулся.
- Хватит этого бреда, мне это неинтересно. Мне жаль слышать такие речи от предводителя клана, это недостойно вампира.
Билл поднялся и, проходя мимо Эрика, насмешливо спросил:
- Ну, наверняка, о тебе искренне беспокоились многие люди в твоей нежизни? - вампир пошел к узкой лестнице.
- Зачем ты мне все это говоришь, Билли? Ты сейчас представляешь себя этаким пухленьким Купидоном? Хочешь отговорить меня причинить девчонке боль?
- О, нет, Эрик, во мне нет ни капли альтруизма. Мне надоели эти игры друг у друга за спиной, хочется открытой битвы. Да и к тому же, просто хочу потом увидеть твою рожу, когда ты ее окончательно потеряешь!
- Почему это я должен ее терять?
- Потому что, пока я сегодня не увидел твое лицо, я не был уверен в том, что хочу ее вернуть… Во мне на мгновение проснулось какое-то новое незнакомое мне чувство, захотелось ее отпустить, дать ей свободу. Но… сейчас я понял, что должен ее найти раньше тебя! Это будет лучшей местью, чем отобрать часть твоего бизнеса. В конце концов, деньги еще можно заработать, а вот такую, как Сьюки, думаю, тебе не встретить больше. Представляю твое бешенство, когда ты будешь каждую ночь знать, что она стонет от наслаждения подо мною.
И вот теперь, Эрик пожалел, что не свернул своему врагу шею при возможности. Он оскалил свои клыки, но при этом продолжал улыбаться.
- Боюсь, Билли, что стонать она будет подо мною, и наверняка не всегда от наслаждения! Если ты думаешь встать у меня поперек дороги…
- Эрик, мне плевать на твои угрозы, - рассмеялся Билл.
- А зря, откажись ты от нее, я мог бы забыть о том, что у меня есть доказательства твоей причастности к похищению моего человека, - с угрозой произнес Эрик.
Билл обернулся и посмотрел ему в лицо.
- Неужели ты, тысячелетний вампир и храбрый викинг, настолько не уверен в своих силах, что попытаешься устранить своего соперника путем мелкого шантажа?
Эрик с интересом спросил:
- Тогда что, Билли, заключим пари? - его враг, улыбаясь, кивнул.