Эрик Нортманн абсолютно обнаженный стоял под горячими мощными струями душа, облокотившись руками об стену. Твою мать, ну почему он не переставая, думает об этой суке? Она полностью поглотила все его мысли, забрала всю его силу, всю его ненависть к врагу. Эрик уже не мечтал о смерти Билла Комптона, все ночи он проводил в мыслях о том, что будет, когда он вернет себе Сьюки. Вампир представлял, как его член грубо, с силой входит в нее, как она стонет под его натиском, и сам застонал от этой фантазии. Эрик почувствовал, как восстает его плоть, от одной только мысли об обнаженной Сьюки Стакхаус. Твою мать, даже трахая как и прежде баб по несколько раз за ночь, кончая с ними, он не чувствовал удовлетворения, но зато из-за одной мысли об узкой щелке этой девчонки у него поднимался в ту же секунду. Эрик застонал, ему было почти физически больно от этой неудовлетворенности, его рука легла на возбужденный член и начала двигаться по нему, боль понемногу уходила, уступая место совсем другим эмоциям. Перед глазами вампира стоял образ Сьюки, делающей ему минет. При воспоминаниях о том, что творил с его членом ее язык, Эрик почувствовал, как его плоть все больше напрягается, еще секунда, и он кончил. Мужчина стоял, прислонившись лбом к стене душевой, он с уверенностью прошептал:
- Твою мать, Сьюки, я затрахаю тебя до кровавых мозолей, когда я тебя найду!

***
Сьюки с тревогой смотрела на Билла, расхаживающего по комнате с мобильным, приложенным к уху. Он уже минут двадцать решал какие-то свои проблемы, изредка до Сьюки доносилось имя Эрика, и девушка сжималась. Ей было очень страшно, а вдруг Северянин нападет и убьет Билла, что он тогда сделает с ней? Если взять в расчет, что она от него сбежала (это раз), послала на хер при злейшем враге (это два), целовалась с этим врагом у него на глазах при всем честном народе (это три), потом переспала не единожды с этим самым врагом (это четыре)… В общем, Сьюки решила, что пальцев на руках не хватит, чтобы пересчитать все, на что мог злиться самолюбивый вампир. И вот внезапно ее охватил животный страх, что если именно сейчас она лишиться опеки Билла, ей просто напросто конец. Поэтому девушка вслушивалась в разговор, при этом смотря на Билла щенячьим взглядом. Ее любовник увидел этот взгляд и, прикрыв телефон рукою, чтобы его не слышал собеседник, прошептал:
- Сьюки, прекрати на меня так смотреть, у меня такое ощущение, что за мной с занесенным для удара колом стоит Баффи, - он успокаивающе улыбнулся, но девушке от этого спокойнее не стало.
Мужчина прекратил разговор и сел рядом с ней на кровать, он обнял ее за плечи и пригладил копну ее белокурых волос. Сьюки положила голову ему на плечо и спросила:
- Билл, а мы можем не идти туда? Просто отказаться и все, - даже не дожидаясь ответа, она горько хмыкнула. - Но ты уверен, что это безопасно?
Билл за подбородок повернул ее лицо к себе:
- Девочка моя, все, что связано с Эриком уже изначально не безопасно. Но не думаю, что на крупной встрече могут возникнуть какие-то трения, хотя… я ничего и не сбрасываю со счетов.
- Ты говорил мне про его… «развлечения»… если он меня захватит в плен… Что ты имел в виду?
Вампир нежно поцеловал ее в губы:
- Сьюки, для чего тебе это знать? Я не собираюсь отдавать тебя ему?
- А если он сам… заберет меня…
Билл нахмурился и посмотрел на нее:
- Хорошо, я расскажу тебе о его развлечениях. Не забывай, девочка, что он древний вампир, а в старые времена и люди были другие. И он был варваром, безжалостным, жестоким убийцей еще до того, как стал вампиром. Думаю, что это во многом повлияло на многие его поступки, после обретения бессмертия. Когда-то, дикие вампиры пытались завоевать нелегальный бизнес в этом городе, многие вампиры многое теряли от их набегов, но никто ничего не предпринимал. Как правило, все просто давали отпор зарвавшимся юнцам, и забывали о них. Все, кроме Эрика. Когда напали на его подпольное казино, его не было в городе. Но вот когда он приехал… - вампир покачал головою. - Он нашел место, где обитали эти вампиры и захватил их. Ни одного он не убил… сразу. Говаривали, что он держал их в подвале и медленно отрубал им конечности, одну за одной. Как известно, у нас вампиров, конечности отрастают, но это очень долгий и мучительный процесс. Это, что касается плененных мужчин, а вот насчет женщин… Ты правда хочешь это услышать?
Сьюки была в шоке, но, молча, кивнула. Билл продолжил:
- Дикие вампиры, почти все, ходят парами, то есть у них своеобразные отношения, почти такие как у вас, когда вы женитесь. Так вот, женщин насиловали на глазах у их мужчин, ночь за ночью. И хотя бытует мнение, что вампиры любят секс в любой ипостаси, поверь мне, боль насилия мы чувствуем тоже. Так что, когда Совет узнал о «каре по Эрику Нортманну», даже они были в шоке. Нет, дело тут не в щепетильности Совета, а в том, что даже у нас существует свой догмат. И творить такое с себе подобными, у нас не приветствуется. Мы тогда были в очень плохих отношениях с Северянином, и судьи посчитали, что может начаться резня и среди организованных вампиров, и заставили Эрика подписать договор о перемирии. Честно говоря, Сьюки, я вздохнул с облегчением от заключения мира, особенно после того, что случилось с напавшими на его казино.
Сьюки в ужасе смотрела не Билла: «Нет, лучше уж покончить жизнь самоубийством, чем оказаться в руках этого чудовища!». Господи, какой же она была наивной, вся та нежность, с которой Эрик касался ее во время близости с ней, все те слова, что он шептал ей на ухо, объятия ее после страстного секса, все это улетучилось, испарилось как мираж. На место воспоминаний об этом, пришло осознание слов Билла. Боже, все, что угодно, но только не дастся Эрику в руки живой! От страха, что возможно это одна из последних ночей, когда она жива и не покалечена, Сьюки схватила Билла за руку.
- Не оставляй меня сегодня одну… - она с мольбой посмотрела на вампира.
Билл как-будто понял, что с ней, он осторожно раздел ее, будто родитель свое уставшее чадо, и раздевшись сам, начал нежно покрывать поцелуями ее тело. Билл медленно вошел в нее и невероятно аккуратно начал в ней двигаться, но, вопреки всему, Сьюки и не хотелось, чтобы движения ускорялись. Она за волосы притянула его к себе и поцеловала, потом она перекатилась так, что оказалась над ним. Девушка все еще целовала его, когда Билл с удивлением почувствовал ее горячие слезы на своем лице. Сьюки отпрянула от его губ и, оседлав его, начала медленно двигаться на нем. Вампир с удивлением смотрел, как по ее щекам безостановочно катятся слезы, девушка же тем временем все увеличивала темп, она закрыла глаза и приподняла вверх свои волосы. Билл застонал и обхватив ее упругие бедра руками, стал все сильнее насаживать ее на свой напряженный член. Через несколько мгновений они оба кончили, Сьюки упала на него, прижавшись к нему своим обнаженным телом.
Биллу почему-то казалось, что до этой ночи он не встречал такой красивой и удивительной женщины. В эту ночь он будто увидел другую Сьюки. Он не мог объяснить, что именно повлияло на него, ее страх за него или соленые слезы, обжигающие его кожу, но вампир внезапно понял, что скорее убьет ее сам, чем отдаст Эрику. Он погладил Сьюки по волосам и обещающе прошептал:
- Я тебе клянусь, ты ему не достанешься!
Сьюки слабо кивнула головой на его плече, что видимо, означало, что он услышан. Но сама девушка думала совершенно одругом, она знала, что это их последняя ночь с Биллом. Завтра они должны были ехать на очередную встречу вампиров в какой-то загородный клуб, и предчувствия говорили Сьюки, что завтра вся ее жизнь перевернется. Она инстинктивно чувствовала опасность этой поездки, но Билл был полон решимости, да и, по большому счету, это был ее единственный шанс покинуть этот дом.
Проснувшись утром, она услышала стук в дверь. Пришла Сара с завтраком, видимо об этом ночью дал указания ее хозяин. Сьюки поблагодарила эту робкую девушку и сказала:
- Мне жаль, что я сразу не поняла, что ты немая от рождения. Прошу тебя…
Слова застряли в горле, Сьюки в ужасе уставилась на служанку, когда ее мысли дошли до сознания телепатки. «О Боже, это Билл и Лорена отрезали Саре язык, когда им показалось, что она слишком много болтает!», от осознания этого, Сьюки молча села на постель, отослав слабым жестом руки ничего не понимающую служанку из комнаты. Только когда Сара покинула ее, девушку начало рвать прямо на пол.