Вторая ночь в доме Билла Комптона. Сьюки сегодня весь день бродила по дому, изображая жуткую заинтересованность интерьером, на самом же деле девушка пыталась собрать хоть какую-то информацию о том, что происходит из мыслей охранников и слуг. Все, что ей удалось узнать, не имело особой ценности, Эрик убил кого-то из бойцов Билла, ее любовник - кого-то из свиты Северянина. Девушка сумела дозвониться своей кузине, она не хотела вступать с ней в длинные дискуссии и просто сказала о том, что ей будет лучше собрать свои вещи и ехать назад к сыну, в городе будет небезопасно, тем более в клубе. С чувством выполненного долга, Сьюки решила перекусить и, взяв на кухне поднос с едой, направилась в свою комнату, ей не хотелось ужинать в окружение этих головорезов, думающих, что она шлюха.
Захлопнув дверь, Сьюки сидела на кровати, запихивая в рот кусочки сочного ростбифа, когда дверь отворилась, и в комнату вошел Билл. Девушка еще была обижена за его вчерашнюю резкость, поэтому коротко посмотрела на него и, отвернувшись, продолжила трапезничать, смотря в сторону. Билл обошел кровать и сел рядом с нею, его рука дотронулась до ее щеки:
- Сьюки, я хочу извиниться за вчерашнюю грубость, просто вся обстановка вокруг напряжена до предела…
Сьюки кивнула, но отодвинула лицо от его прикосновения, ее любовник внимательно на нее посмотрел.
- Сьюки, не веди себя словно обиженный ребенок. Сейчас не время для этих детских обид! Я понимаю, что вчера ничего толком тебе не объяснил…
- А теперь объяснишь? - прервала его девушка, посмотрев в глаза.
Билл удивленно смотрел на свою любовницу, будто увидел в ней какую-то новую, до этого не виденную им, черту.
- Ты можешь меня спросить, и я отвечу тебе.
Неожиданно Сьюки поняла, что смертельно устала от всей этой лжи, от всех этих мужских игр, что ей даже стало все равно, что с ней будет дальше. Если быть честной, девушка вообще сомневалась, что выберется из этой переделки живой. Вся ее жизнь превратилась в тупое ожидание чего-то страшного, и она решила, что лучше уже изначально знать свою участь. Да и слова Эрика о том, что она свободна, внесли в ее жизнь еще больший сумбур. Ей просто хотелось спросить у Билла, вдруг и он отпустит ее, и она сможет спокойно уехать. Но вместо этого, Сьюки посмотрела на мужчину и сказала:
- Билл, я хотела спросить… про Эрика, - она видела, как сжались зубы у ее любовника, при упоминании о его враге.
- Волнуешься за Эрика, Сьюки? - мужчина внимательно смотрел на нее.
- Ты забыл, что у нас с ним кровные узы? - быстро проговорила девушка. - Несколько ночей назад я чувствовала его боль, с ним что-то было не так. Я проснулась посреди ночи с этим чувством…
Вампир прервал ее:
- И что ты сделала, Сьюки? Когда почувствовала это? - пальцы Билла сжали ее подбородок, не сильно, но вполне ощутимо.
- Ничего, просто почувствовала, - попыталась оправдаться Сьюки, и поняла, как она попала, когда второй рукой Билл, не отпуская ее, взял с прикроватной тумбочки ее мобильник.
Мгновение, и он уже залез в список вызовов, номер Северянина Билл явно знал наизусть. Сьюки испуганно смотрела на вампира, когда тот одной рукой разломал ее телефон, вторая рука почти нежно погладила ее по щеке. У девушки мурашки пошли по коже, когда она представила, что на месте мобильника могла бы быть ее челюсть.
- Сьюки, Сьюки, ты позвонила ему? Не терпелось услышать голос своего бывшего любовника? - зло проговорил Билл.
- Билл, ты не понимаешь, я сама не знаю, почему позвонила ему, - девушка всхлипнула. - Ты же сам говорил, что кровные узы сильны…
Билл посмотрел на нее и покачал головой.
- Да, Сьюки, извини, но я не понимаю, как можно спать с одним мужчиной, а потом за его спиной звонить его врагу, - он встал с кровати и направился к двери. - Сейчас мне надо еще уладить некоторые дела, посему я откланиваюсь.
Внезапно вампир остановился, он повернулся к ней и просто, без всякой злости сказал:
- Ты вправду думаешь, Сьюки, что мы, вампиры, чувствуем боль? Нет, девочка, мы можем чувствовать злость, ярость, похоть, голод и даже досаду, но… боль? Нам незнакомо это чувство. И поверь мне, Эрик один из последних вампиров, способный переживать за какого-то человека или чувствовать боль от его потери, и способный великодушно простить предавшую его женщину. А ты, Сьюки, как не крути, предпочла ему другого. Ведь все в наших кругах знали, что ты сперва была с ним. Поверь мне, девочка, Эрик Северянин никогда ничего не забывает! - после этой тирады, Билл горько усмехнулся. - Впрочем, как и любой оскорбленный и обманутый мужчина.
Сьюки вдруг стало страшно, она соскочила с кровати и подбежала к вампиру, схватив его за локоть, ей хотелось хоть как-то оправдаться перед Биллом за свой ночной звонок его врагу. Одно мгновение и девушка оказалась прижата за шею к стене, при всей своей силе и внутренней ярости, которая читалась во взгляде мужчины, он не причинил ей боли. Билл просто раздраженно сказал:
- Ради своей же безопасности, Сьюки, не приближайся сейчас ко мне. Иначе я могу не сдержаться и сверну тебе шею… несмотря на все радости, которые ты мне подарила за это время…
Вампир аккуратно разжал свои пальцы, освобождая Сьюки, и в последний раз заглянув в ее глаза, вышел из комнаты. Девушка так и осталась стоять, прислонившись к стене. «Господи! Да зачем я вообще затронула тему с Эриком? Если бы я знала, что его кровь подействует на меня так… разжижая мне мозг… я бы лучше умерла сразу там, на стоянке. И что, теперь образ Эрика будет меня преследовать до конца жизни?» с досадой подумала девушка, закрыв ладонями лицо. Ей надо было срочно что-то сделать, она скоро совсем рехнется в этом доме, забитом до отвала неприятными ей людьми и вампирами. Теперь Сьюки, из-за своей же глупости, была лишена последней связи с внешним миром, она не могла позвонить даже Таре или Джейсону.
Когда она проснулась той ночью от странного чувства, могло ли и вправду быть так, что она наивная ярость, злость и ненависть Эрика по отношению к ней неправильно истолковала, приняв ее за боль? Не было ли так, что она сама почувствовала именно свою боль, а не Эрика, из-за его желания причинить ей страдания? С ужасом, Сьюки поняла, что, скорее всего, все именно так и было. Неужели она и вправду думала, что Северянин просто ее отпустит? Почему то, все, что касалось ее первого мужчины, заставляло ее действовать неразумно, сбрасывая со счетов инстинкт самосохранения и все доводы разума. Девушка поняла, что бежать надо не только из этого дома, бежать надо вообще из этого города, да и желательно из Штата. Вопрос сейчас упирался в то, как это сделать и где взять деньги. Вспомнив выражение лица Билла при его рассказах о «развлечениях» Эрика, Сьюки поняла, Бог с ними с деньгами, работу она всегда найдет, лишь бы выбраться отсюда. Теперь еще и Билл злился на нее, впрочем, на его месте Сьюки тоже бы злилась. Нет, ну как можно быть такой идиоткой? После измены Эрика еще и умудриться за него волноваться и звонить ему за спиной у Билла, а потом еще спросить у своего любовника о самочувствии его врага. Сьюки зарылась головой в подушку и закричала:
- Дура! Дура! Дура!
Неожиданно девушка почувствовала холодную руку у себя на бедре, она оторвалась от подушки и оглянулась.
- Билл… - мужчина закрыл ей рот рукой, другой развязывая ее халат.
Вампир быстро стянул с девушки трусы, и лег на нее. При этом Билл не стал раздеваться, он просто расстегнул молнию на брюках и, вытащив свой член, без лишних прелюдий вошел в нее. Сьюки охнула от неприятного ощущение, как в ее неподготовленное лоно без предупреждение входит возбужденный член вампира. Вампир начал двигаться с силой сжимая рукой кожу на ее бедре, его толчки в ней были сильными и достаточно грубыми, но все-таки тело девушки затрепетало под этим сильным мужчиной, Сьюки чувствовала все нарастающее желание, она начала приподнимать свои бедра навстречу его беспощадным ударам. И хотя до этого мужчина делал все с непроницаемым выражением лица, он зарычал от этой инициативы своей любовницы. Они двигались в неповторимом ритме, все больше набирая темп. Сьюки уже чувствовала, что близка к финалу, когда Билл хрипло прорычал ей на ухо:
- Твою мать, Сьюки, что ты со всеми нами сделала?
Несколько сильнейших толчков, и они одновременно кончили. Билл лежал на кровати рядом с ней и смотрел в потолок.
- Знаешь, ведь я бы любой другой свернул шею без всяких раздумий, но тебе… Тебе почему-то не могу… - вампир повернулся к ней и провел пальцем по ее животу. - Пока не могу…